«Вам помогут святые покровители брака и семьи Петр и Феврония»

- 1 -
Ольга Светлова Вам помогут святые покровители брака и семьи Петр и Феврония Вместо предисловия

Любовь долготерпит, милосердствует любовь, не ревнует любовь, не кичится, не надмевается, не поступает бесчинно, не ищет своего, не раздражается, не ведет счет злу, не радуется неправде, но сорадуется истине; все покрывает, всему верит, на все надеется, все переносит. Любовь никогда не кончается.

Апостол Павел (1Кор. 13, 3–8)

Пожалуй, нет на земле человека, который не мечтал бы о счастье. Правда, понятие это сложное, кого ни спроси о счастье – каждый вкладывает в него что-то свое. Но какие бы разнообразные и невероятные вещи ни подразумевались под этим словом, среди них обязательно присутствует любовь – взаимная, счастливая, одна и на всю жизнь.

Несмотря на любую пропаганду «свободных отношений», на то, что измены и разводы стали нормой жизни, крепкий брак и семейное счастье для большинства людей остается в списке самых важных жизненных ценностей.

И сегодня, как и тысячи лет назад, человека волнует то, как найти свою вторую половинку, как построить счастливый во всех отношениях брак, решить многочисленные и разнообразные семейные неурядицы, найти взаимопонимание с супругом и детьми, избежать развода…

За последние десятилетия на книжных прилавках появилось множество руководств, авторы которых берут на себя смелость ответить на все эти вопросы. Но нет ничего легче, чем давать советы, а попробуй-ка с помощью книжки не то что наладить семейную жизнь – хотя бы избежать одной небольшой ссоры, решить самое мелкое недоразумение… Не получается! Потому что каждый человек – индивидуален, к каждому свой подход нужен, а ведь в семье таких индивидуальностей минимум двое. И получается совсем как в пословице: чужую беду руками разведу, а к своей – ума не приложу.

Эта книга – не руководство по семейной жизни.

Эта книга – о тайне брака, освященного небесной любовью.

Эта книга – о необычной семье, которая стала образцом супружества для многих поколений русских людей – о святых Муромских князьях Петре и Февронии.

Молитва святым Петру и Февронии будет услышана

Петру и Февронии люди молятся в надежде, что святые своей молитвенной силой помогут им разрешить многие сложные, а подчас и трагические проблемы, неизбежно возникающие в любой семье. И святые супруги, пребывающие на небесах, непременно приходят на помощь. Как и при земной жизни, так и через сотни лет после своей блаженной кончины они заботятся о тех, кто обращается к ним за помощью.

Что нужно, чтобы ваша молитва Петру и Февронии была услышана? Только одно – вера. Хотя бы небольшая, такая, о которой говорил Христос: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему». Тогда каждое слово, обращенное к святым, будет услышано, и ни одно молитвенное воздыхание не пропадет втуне.

В помощь молящимся сложены молитвы святым Петру и Февронии, а также особые молитвенные службы – канон и акафист. Вы найдете их в Приложении. Их можно и нужно читать всегда, когда у вас будет нужда в помощи этих святых. Но помните, что в молитве важны не слова, а состояние сердца. Если вы попросите святых Петра и Февронию о чем-либо от всего сердца – будьте уверены, что помощь придет обязательно. Ведь этим святым дана особая благодать – чудотворная сила, которая возвращает в семью любовь и преданность.

Святым Петру и Февронии молятся:

● О ниспослании достойного жениха или невесты

● О счастье в браке

● Об умножении любви и искоренении ненависти между супругами

● Об устранении семейных неурядиц

● Об избавлении от алкоголизма и блудной страсти одного из супругов

● О помощи в воспитании детей

● За всех родных и близких

...

Брак не может быть «практичным» временным контрактом. Он нерасторжим в принципе, и это не потому, что попам захотелось помучить людей, а потому, что союз безоговорочного прощения и безграничного доверия заключается только навсегда. Потому, что вера и верность, достойные такого имени, конца не знают. Потому, что завет Божий есть завет вечный.

Сергей Аверинцев

...

Брак – чудо на земле. В мире, где все и всё идет вразброд, брак – место, где два человека, благодаря тому, что они друг друга полюбили, становятся едиными, место, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. И в этом самое большое чудо человеческих отношений: двое вдруг делаются одной личностью, два лица вдруг, потому что они полюбили и приняли друг друга до конца, совершенно, оказываются чем-то большим, чем двоица, чем просто два человека, – оказываются единством.

Митрополит Антоний Сурожский

Святые Петр и Феврония – покровители брака и семьи

Русская река Ока. Древний город Муром – жемчужина в драгоценном венце старинных русских городов. Свято-Троицкий женский монастырь. Места в монастырской гостинице нужно заказывать заранее: даже в самую жуткую непогоду келии здесь никогда не пустуют. Паломники в большинстве своем – молодые люди обоих полов. Кто-то едет сюда в одиночку, а кто-то – парой. Но у всех одна цель: поклониться чудотворным мощам святых супругов Петра и Февронии и попросить их всесильной помощи в устроении счастливого христианского брака.

...

Я живу сейчас в Москве, а выросла в деревне во Псковской области. С самого детства я хотела из деревни вырваться, училась изо всех сил, чтобы только в институт поступить и в городе остаться. Родные места я очень любила, но взросление мое пришлось как раз на то время, когда колхозы все развалились, люди перестали работать, начали спиваться – и мужчины, и женщины. И так целыми деревнями! Не обошла эта беда и нашу деревню. Я понимала: если останусь, меня та же участь ждет. Поступила в педагогический во Пскове, а после окончания института все-таки пришлось мне вернуться в свою деревню: в городе работы я не нашла. Устроилась учителем младших классов, вернее, класса: во всей школе детей было только тринадцать человек. Три года проработала, а потом и школу закрыли: старшеклассники ушли, а младших перевели в школу в соседней деревне. А мне тогда уже 25 лет было, вроде и замуж уже пора, а не за кого идти: молодые ребята, кто потолковее был, разъехались, а у остальных, кроме водки, никаких интересов в жизни не было. Как-то в июле, помню, возвращаюсь с огорода, сажусь усталая перед телевизором – а там рассказывают про святых Петра и Февронию, как раз в тот день был их праздник. И говорят, что этим святым молятся о том, чтобы удачно замуж выйти. И так это мне в душу запало, что в ближайшие выходные поехала я во Псков, а оттуда – в Москву, из Москвы – в Муром. Меня поразило множество людей, которые, как и я, приехали поклониться мощам святых. Я едва успела попасть в храм на службу, приложилась к раке с мощами, и сразу же в обратный путь, потому что денег на гостиницу у меня не было. Ехать автобусом до Москвы долго, несколько часов, переночевать хотела на вокзале, чтобы утром сесть на поезд до Пскова. На соседнем сиденье ехал молодой человек, москвич, он тоже на поклон к Петру и Февронии приезжал – вырвался в Муром в свой единственный выходной. Разговорились мы с ним, и я его спросила, какая нужда привела его к этим святым? И он мне вдруг отвечает, что хочет жениться, а в Москве хорошую девушку сложно найти… вот и попросил Петра и Февронию помочь ему в поиске супруги. А я говорю – представляешь, и я с той же просьбой. Посмеялись мы, стали друг друга расспрашивать – кто, откуда… И когда уже в Москву приехали, Саша (так звали моего спутника) вдруг мне сказал – давай поженимся! С тех пор мы и не расстаемся. А каждое лето обязательно ездим поклониться Петру и Февронии, которые стали нашими семейными ангелами-хранителями.

Екатерина, 30 лет, Москва

Восьмое июля, день памяти святых Петра и Февронии, лишь недавно стал официальным государственным праздником – Днем семьи, любви и верности. Но уже несколько столетий святую семью чтут как покровителей брака и семьи. И почитание это началось еще при жизни святых князей.

Святых молитвенников о семье на небесах много. Это и святые богоотцы Иоаким и Анна – родители Пресвятой Девы Марии, и мученики Гурий, Самон и Авив. Из русских святых чтут Кирилла и Марию Радонежских, родителей святого преподобного Сергия Радонежского. Покровителями брака считаются и Николай Чудотворец, и святой Серафим Саровский. Об удачном супружестве молятся и святому апостолу Симону Зилоту – ведь именно на его свадьбе в Кане Галилейской Господь претворил воду в вино.

И все же святые Петр и Феврония считаются особыми молитвенниками об устроении семьи – и это несмотря на то, что их собственную семью никак не назовешь идеальной. Все-то у них было не как у людей: Феврония Петра на себе женила чуть ли не насильно, и детей у них не было; умерли супруги хоть и в один день, но в монашеском чине, в разных монастырях. Да и праздник их памяти – 8 июля – приходится на Петров пост, так что и венчаться в этот день нельзя. Но не иссякает поток паломников, едущих в Муром к мощам святых князей, и тысячи верующих людей молятся Петру и Февронии – кто-то – о создании новой семьи, кто-то – о сохранении настоящей. И так продолжается уже не одну сотню лет.

В чем же загадка этих русских святых? Почему именно они стали молитвенниками и хранителями христианской семьи? Ответ кроется в самой тайне брака, который, как известно, совершается не на земле, а на Небесах, недаром в Церкви брак принадлежит к одному из главнейших Таинств.

Как не похожи были Петр и Феврония ни на одну супружескую чету, так и эта книга не похожа на другие книги о святых. Почитание любого святого обязательно подкреплено свидетельствами (как письменными, так и устными) об их чудесах; что касается Петра и Февронии, то свидетельств о чудесах, совершившихся по молитвам этих святых, известно немного. Но не потому ли, что сам брак этой святой четы был похож на чудо? И не потому ли, что любой брак – непостижимое чудо, которое можно только пережить, но не рассказать о нем?

Любовь начинается с чуда

Есть в Русской земле город, называемый Муромом. Правил в нем когда-то князь по имени Павел. Человек он был добрый, правил справедливо, следовал во всем Божьим заповедям. За то и назван он был благоверным, то есть верным благу – добру. «Дьявол же, искони ненавидящий род человеческий, – пишет Ермолай-Еразм в «Повести о Петре и Февронии», – сделал так, что злой на самом деле, а приходящим людям представлялось, будто крылатый змей стал летать к жене того князя на блуд. И, волшебством своим, перед ней он являлся таким, каким был это сам князь сидит со своей женой. Долго продолжалось такое наваждение. Жена же этого не скрывала и рассказала о всем, что с ней произошло, князю, мужу своему. А злой змей силой овладел ею».

Так необычно, можно сказать – волшебно, начинается повествование о любви Петра и Февронии. Недаром многие люди, даже очень верующие, воспринимали эту историю как сказку. Возможно, именно из-за такого сказочного начала житие святых супругов не вошло в Четьи-Минеи – сборник канонически признанных житий русских святых.

Вероятно, и стоило бы принять историю о крылатом змее за выдумку или, как некоторые ученые, решить, что предание о Петре и Февронии в памяти людской смешалось с другими диковинными историями.

Но как быть с рассказами очевидцев, причем наших современников, о том, как дьявол принимал на себя образ мужа или жениха и являлся женщинам? Посторонние же люди в это время видели летящего в небесах огненного змея, который падал во двор к женщине и рассыпался искрами. Свидетельств о таких необычных явлениях собрано множество.

...

Парней из нашей станицы часто отправляют в Чечню: граница же рядом. Вот забрали и Алексея – их пятеро братьев было, из них старший, Василий, уже отслужил, и тоже в Чечне. Была у Лешки невеста – Надя. Он в армию ушел, она его ждать осталась. Сначала и писал он ей, и звонил, а потом вдруг все прекратилось, и звонки, и письма. Месяц ничего не было слышно, а потом сообщили – пропал Алексей без вести. Проводили контртеррористическую операцию в горах, был большой бой, всех бандитов уничтожили, и несколько человек наших погибло. А Лешка как сквозь землю провалился – ни трупа, ни живого человека. Поплакали родители, но все-таки надеяться не перестали, что отыщется Алексей. Только одна Надя убивалась как о мертвом – сутки напролет плакала, остановиться не могла. Была девка – кровь с молоком, а стала как осина сухая… Уж и утешали ее, и мать Лешкина к ней все ходила – обнадеживала, что, может, вернется еще Лешка. Но все бесполезно – плачет и плачет девка, глаза уже все выплакала. А жила Надя одна: родители у нее умерли, сестра старшая замужем в другом городе. Из близкой родни в станице лишь тетка родная жила по соседству, да и та уже век доживала, Анной Петровной ее звали. Проходит где-то месяца три, дело уже к Новому году, и вдруг все замечают, что Надя-то плакать перестала. И не так, чтоб постепенно утешилась, а как-то сразу, будто бабка пошептала. Ходит веселая, приветливая, только глаза отводит, да все Лешкиной родни избегает, будто узнала что-то, а говорить не хочет. Тетка ее пытала-пытала, да так и не допыталась. Новый год Анна Петровна пошла праздновать к соседям. Возвращается под утро домой, видит – у племянницы свет горит. Дай зайду, думает, с Новым годом поздравлю. Подходит к дому, в окно заглядывает – а Надя там не одна, а с Алексеем! Сидят за накрытым столом, Новый год празднуют. Ахнула тетка, рванулась было к двери, да в этот момент свет в окне потух, старухе неудобно стало – наверное, молодые в постель отправились… Постояла на пороге, и поплелась восвояси. У калитки обернулась – посмотреть, может, свет зажгли? Окна Надиного дома были все так же темны, но в следующую секунду произошло нечто такое, отчего женщина чуть не потеряла дар речи. Из трубы дома прямо в небо метнулась молния. Зазмеилась в ночной вышине и сгинула. Ни жива ни мертва стояла Анна Петровна у калитки, и не знала, что подумать. А потом, уже дома, стала вспоминать, что похожая история в станице случилась после войны – к одной вдове стал по ночам приходить погибший под Берлином муж. И тоже прилетал и улетал в виде молнии – змеи огненной. Та вдова, как и Надя, убивалась по мужу больше всех родных, а потом вдруг плакать перестала. История та кончилась плохо – спустя полгода после того как впервые увидели в деревне огненного змея, вдова умерла от преждевременных родов. Акушерки в станице не было, принимала ребенка бабка-повитуха. Ребенок родился мертвым, но никто, кроме бабки, его не видел, а та закопала его где-то в лесу сразу после смерти матери. Поговаривали, что все тело младенца было покрыто змеиной чешуей… Следующим вечером, как только стемнело, Анна Петровна стала наблюдать за Надиным домом. Ровно в полночь небо над подворьем озарилось огненной дугой. Змеевидная молния зависла над крышей и исчезла в трубе…

Утром тетка отправилась к Наде и устроила племяннице, что называется, «допрос с пристрастием». Та призналась, что вот уже две недели к ней по ночам приходит Алексей, ест, пьет, ложится с ней спать, а утром Надя просыпается уже одна, так что и не знает, откуда он приходит и куда уходит. И просил ее Лешка никому об этом не рассказывать, потому что он дезертир – спрятался во время боя в пещере, а потом убежал. Поймают – отдадут под трибунал. Еще рассказала Надя, что, хоть поначалу и была ему рада безумно, теперь стала бояться: другим человеком Алексей с войны вернулся: раньше был веселым, добродушным, а теперь какой-то злой, и глаза ледяным огнем горят – как взглянет, так будто холодом изнутри обожжет.

Анна Петровна не стала скрывать от Нади, что дважды видела огненного змея над ее крышей. Племянница испугалась до смерти и попросила тетку заночевать у нее. Вечером тетка пришла к Наде и принесла ей поясок из церкви, с молитвой «Живые помощи», чтобы та надела на себя перед сном. Свет потушили, улеглись вдвоем на диване – поодиночке-то страшно. И вот в полночь слышит тетка, как в печи что-то стукнуло, а затем скрипнула дверь, будто кто-то вошел. Надя руку ее сжала – знак, значит, подает, что не спит, и тоже все слышала. В комнате темно, ничего почти не видно, и вот из дверного проема выступила какая-то черная фигура и направилась к дивану. (Надя с краю лежала.) Подходит, руку протягивает – и как дернется назад, будто током его ударило. Затем снова. С какой стороны ни подойдет – дотронуться до Нади не может. Так до утра вокруг дивана тот черный и ходил, а потом исчез. И больше уж к Наде никто по ночам не являлся.

Записано в Ростовской области

Змей – самый древний образ дьявола, ведь именно в таком виде он соблазнил прародительницу всех людей Еву. Есть в Библии и свидетельство о том, что падшие ангелы, иначе говоря, бесы вступали в связь с дочерьми человеческими, и от этих связей рождались необыкновенные люди – исполины. Они обладали нечеловеческой силой и творили на земле огромное зло. Именно появление исполинов привело к тому, что Бог предал землю потопу, который уничтожил почти все человечество.

И описанное в Библии, и свидетельства нашего времени доказывают, что все происшедшее с женой князя Павла было на самом деле. Отчего же случилась такая напасть с княгиней? Об этом житие умалчивает, но причина, конечно же, была. Святые отцы утверждали, что диавол может причинить вред человеку только в том случае, если сам человек каким-либо действием или словом впустит в себя зло.

...

Началось все с того, что мы с дочкой увлеклись оккультизмом. Я очень любила гадать, изучала всякие виды гадания – и обычные цыганские карты, и Таро, по руке, на кофе, на воске. Очень многое сбывалось, и я уже дошла до того, что без гадания не могла и дня прожить. Никакое дело я без гадания не делала, даже в магазин когда собираюсь, и то раскину по-быстрому картишки – что там меня ждет? И вот не поверите: если карты говорили, что будет мне обида от крестовой дамы, так и выходило – обязательно в очереди какая-нибудь брюнетка меня оскорбит. А дочка моя астрологией увлеклась. Сначала книжки покупала, а потом пошла учиться на астролога. Там она познакомилась с одной женщиной, которая нам показалась очень интересной и знающей. Звали ее Рахима. Хотя по виду она была русская, но утверждала, что по национальности ассирийка. А ассирийцы якобы единственные хранители тайных знаний по магии и астрологии. И очень мы с этой Рахимой сдружились. Она к нам в гости часто приходила – квартиру «чистила» при помощи древних ассирийских обрядов. А в то время дочери моей исполнилось уже 24 года, а ни жениха, ни просто молодого человека у нее не было. Очень она по этому поводу расстраивалась. Я тоже переживала, и все никак понять не могла, почему Иринке так не везет с женихами. Девушка она видная, образованная, работу хорошую нашла сразу после института, самостоятельная. Чего еще парням надо? А вот как-то не срасталось у нее. Ухаживать-то ухаживали многие, но серьезных намерений никто не выказывал. Не однажды я гадала Иринке на женихов, но гадание каждый раз получалось каким-то нелепым. То будто ей скорое вдовство выйдет, то измена – словно она уже замужем. Ничего понять мы не могли. И вот как-то сидит у нас Рахима в гостях, и я стала ей жаловаться, что к Иринке никто не сватается. «А чему вы удивляетесь? – вскинула брови ассирийка. – На ней же венец безбрачия!» Ох и перепугались мы тогда! Я давай Рахиму пытать, можно ли этот венец безбрачия с Иринки снять, и как это делается. «Можно-то можно, – ответила она. – Но в Уфе только один человек этим занимается, а к нему очередь на три года вперед». Я стала Рахиму молить, чтобы она по своим связям записала нас на сеанс к этому человеку, и как можно быстрее – годы-то идут! Рахима взялась помочь. Но не бесплатно. Чтобы «пролезть вне очереди» к этому магу, мне пришлось продать все ценные вещи и еще взять в долг у знакомых. И вот в назначенный день «сеанс» состоялся. Правда, самого мага мы не видели – Рахима отнесла ему фотографию Иринки, и он что-то над ней сделал. Фотографию эту он велел повесить над Иринкиной кроватью, что мы и сделали. Результат, по словам мага, будет незамедлительным. И результат действительно был. Но не такой, как нам хотелось. В первую же ночь Иринка почувствовала, что кто-то на ней лежит и давит своим весом. Сначала она подумала, что это сон. Проснулась, полежала немного, повернулась на другой бок и снова заснула. Все повторилось. На следующие ночи этот кто-то обнаглел настолько, что стал придавливать ее не только во сне, но и когда она бодрствовала. Затем это наваждение стало преследовать Иринку и днем – стоит ей прилечь, как этот невидимый кидается на нее и давит. Она уже и сидя пыталась спать, но он потом стал к ней на колени садиться. Мы практически перестали спать – она из-за страха перед невидимым «женихом», а я ее сторожила. При этом никого ни я, ни она не видели. Несколько раз я пыталась связаться с Рахимой, хотела попросить ее, чтобы она сказала магу отменить свое колдовство. Мне уже никаких денег было на это не жалко. Но та как сквозь землю провалилась… Зашла к нам как-то бабушка-соседка, и говорит: «Ой, нехорошо у вас в доме, кто-то тут есть». А эта бабушка верующая очень, молится все время и в церковь каждое воскресенье ходит. Посоветовала она пригласить священника и освятить квартиру. И вот в назначенный день пришел к нам батюшка. Молитвы почитал, крестики наклеил над дверьми. Стал обходить квартиру и кропить все комнаты святой водой. И когда проходил мимо Иринкиной кровати, над которой ее фотография висела, вдруг споткнулся, словно его кто-то толкнул. Чашу из рук не выронил, но воду почти всю расплескал. Я кинулась за тряпкой – подтереть, но батюшка меня остановил. Само должно высохнуть, сказал, святую воду не вытирают. А еще сказал, что в комнате этой бес живет, и что этого беса мы сами позвали. Тут я ему и призналась, как мы хотели с Иринки венец безбрачия снять. Он головой покачал, фотографию «заряженную» со стены снял и бросил ее на пол, прямо в разлитую святую воду. Что вы думаете? Фотография отскочила от этой воды, словно живая! Батюшка сказала, что снимок надо сжечь, а нам самим – прийти в церковь, покаяться и причаститься. Так мы и сделали. С того дня никто уже Иринку не тревожил. А еще батюшка Константин подарил Иринке иконку святых Петра и Февронии, которым молятся о хорошем замужестве, и велел читать перед этой иконой акафист. И действительно, не прошло и месяца, как Иринка встретила хорошего молодого человека, причем в церкви. Это было осенью, а зимой они обвенчались. Уже пять лет как поженились, живут дружно, по-христиански. Двое детишек у них, девочка и мальчик. Мальчика назвали Петром, а девочку – Ефросиньей, в честь святых князей Петра и Февронии.

Екатерина, 60 лет, Уфа

Основа любви – доверие

Была или нет видимая причина тому, что диавол получил власть над княгиней, мы не знаем. Да нам это и неважно – недаром автор повести о Петре и Февронии о том умалчивает. Но вот что интересно: почему житие этих святых начинается с истории совсем другой пары? Только ли для того, чтобы мы знали, сколь необычный повод послужил началом отношений Петра и Февронии? Конечно, нет. История князя Павла и его жены дана нам как образец супружеской жизни. Любое житие пишется с целью не только рассказать о святых, но и дать наставление тем, кто его будет читать. Вот и житие Петра и Февронии – задолго до появления в нем главных действующих лиц – учит, каковы должны быть отношения мужа и жены. Как видим, княгиня не утаила от мужа свою беду, а все ему открыла честно, ожидая от своего супруга любого решения. То, что кто-то другой ходит к жене, – позор и для жены, и для мужа. Тем более для князя! Последствия могли быть для княгини трагическими: Павел мог убить ее, объявив бесноватой, или сослать в монастырь… И княгиня, должно быть, была готова и к этому. И все же – открылась. Это пример не только безграничной любви, но и безграничного доверия. А многие ли из современных жен доверяют своим половинкам, посвящают их в свои проблемы? А хотят ли знать мужья о том, что творится в жизни жены? Увы, но чаще наблюдается другое – супруги стараются отделиться друг от друга, оставить другого наедине с его бедами, тревогами, проблемами. Неудивительно, что по прошествии нескольких лет когда-то любящие люди становятся друг другу чужими.

...

Ничто из забот жены не должно казаться слишком мелким, даже для гигантского интеллекта самого великого из мужей. С другой стороны, каждая мудрая и верная жена будет охотно интересоваться делами ее мужа. Она захочет узнать о каждом его новом проекте, плане, затруднении, сомнении. Она захочет узнать, какое из его начинаний преуспело, а какое нет, и быть в курсе всех его ежедневных дел. Пусть оба сердца разделяют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз забот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им следует вместе ходить в церковь, молиться рядом, вместе приносить к стопам Бога груз забот о своих детях и обо всем дорогом для них. Почему бы им не говорить друг с другом о своих искушениях, сомнениях, тайных желаниях и не помочь друг другу сочувствием, словами ободрения. Так они и будут жить одной жизнью, а не двумя. Каждый в своих планах и надеждах должен обязательно подумать и о другом. Друг от друга не должно быть никаких секретов. Друзья у них должны быть только общие. Таким образом, две жизни сольются в одну жизнь, и они разделят и мысли, и желания, и чувства, и радость, и горе, и удовольствие, и боль друг друга.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Итак, княгиня рассказала князю всю правду. Князь же, как известно нам со слов Ермолая-Еразма, стал думать, как поступить со змеем, но был в недоумении. И вот говорит жене: «Раздумываю, жена, но не могу придумать, чем одолеть этого злодея? Не знаю – как убить его? Когда станет он говорить с тобой, спроси, обольщая его, вот о чем: ведает ли этот злодей сам – от чего ему смерть должна приключиться? Если узнаешь об этом и нам поведаешь, то освободишься не только в этой жизни от злосмрадного дыхания и шипения его и всего этого бесстыдства, о чем даже говорить срамно, но и в будущей жизни нелицемерного судью, Христа, тем умилостивишь». Слова мужа своего жена накрепко запечатлела в сердце своем, и решила она: «Обязательно сделаю так».

И снова есть повод задуматься. Мы не видим ни гнева на жену, но и действия никакого мы тоже не видим. Как бы поступил любой другой мужчина на месте князя Павла? Наверняка бы попытался убить соперника. Но князь проявляет большую осторожность и рассудительность, которую можно принять даже за трусость. С одной стороны, он – правитель, а правители должны быть рассудительны. С другой же стороны, Павел предоставляет действовать жене – именно она должна выведать у змея, каким образом его можно победить. И как бы поступила любая другая жена на месте княгини? Слезы, истерики, обвинения – «ты меня не любишь»… Но княгиня не просто соглашается с мужем. Она принимает его слова в свое сердце и твердо решает сделать, как он велит. И это – еще один урок повести-жития. Доверие, послушание и согласие – основа супружеской любви и залог счастливой семейной жизни. Не потому ли большинство семейных пар так несчастливы, что послушание другому воспринимается как рабская зависимость? Не потому ли, что пары в своих отношениях руководствуются не законом любви, а избитыми «житейскими мудростями» вроде «послушай женщину (мужчину) и поступи по-своему»?

...

Первым требованием к жене является верность, верность в самом широком смысле. Сердце ее мужа должно ей доверяться без опаски. Абсолютное доверие – это основа верной любви. Тень сомнения разрушает гармонию семейной жизни. Верная жена своим характером и поведением доказывает, что она достойна доверия мужа. Он уверен в ее любви, он знает, что ее сердце неизменно предано ему. Он знает, что она искренне поддерживает его интересы. Очень важно, что муж может доверить своей верной жене ведение всех домашних дел, зная, что все будет в порядке. Мотовство и экстравагантность жен разрушили счастье многих семейных пар.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Многие боятся вступать в брак именно из-за боязни стать зависимым, несвободным, обязанным прислушиваться к мнению другого. Но истина заключается в том, что добровольное послушание – залог свободы. Рассуждая об этом, митрополит Антоний Сурожский писал:

...

«Закон послушания, это прислушивание, внимание к другому человеку является … законом всех человеческих отношений, и особенно брачных. Если два человека, вступившие в брак, через пристрастие, через ослепленность друг другом не превратят один другого в идол, закрывающий им Бога, если оба будут одновременно прислушиваться друг к другу и вслушиваться в Бога, становиться прозрачными Божиему воздействию, так чтобы свет Божий мог пролиться на возлюбленного, тогда осуществляется та же самая заповедь послушания. И здесь оказывается, что послушание и свобода не только совместимы, но что они так глубоко сплетены, что составляют одно…. Свобода, послушание, взаимная внимательность в конечном итоге восходят к своему первоисточнику – будь то в браке, будь то в монашестве. Это способность, но это тоже и подвиг, когда мы себе сами говорим: отойди от меня, сатана, сойди с пути! Я не хочу уже прислушиваться к себе, я хочу всецело вслушиваться в другого человека, всецело вслушиваться в Бога… Это состояние послушания по отношению к старцу, это состояние послушания по отношению к другому человеку; без этого другой человек никогда не почувствует, что он имеет объективное, реальное значение для вас».

Любовь без колебаний и сомнений

Княгиня решилась послушаться мужа, и вот однажды, когда пришел к ней этот злой змей, она, «крепко храня в сердце слова мужа, обращается к этому злодею с льстивыми речами, говоря о том и о другом, а под конец с почтением, восхваляя его, спрашивает: “Много всего ты знаешь, а знаешь ли про смерть свою – какой она будет и от чего?” Он же, злой обманщик, обманут был простительным обманом верной жены, ибо, пренебрегши тем, что тайну ей открывает, сказал: “Смерть мне суждена от Петрова плеча и от Агрикова меча”. Жена же, услыхав эти слова, накрепко запомнила их в сердце своем и, когда этот злодей ушел, поведала князю, мужу своему, о том, что сказал ей змей. Князь же, услыхав это, недоумевал – что значит: смерть от Петрова плеча и от Агрикова меча? А у князя был родной брат по имени Петр. Как-то Павел позвал его к себе и стал говорить ему о словах змея, которые тот сказал жене его. Князь же Петр, услыхав от брата своего, что змей назвал того, от чьей руки ему надлежит умереть, его именем, стал думать, без колебаний и сомнений, как убить змея».

Только сейчас автор жития знакомит нас со святым князем Петром. И каким же он предстает перед нами? Как показан этот человек? Первое, что бросается в глаза, – князь Павел посвятил своего брата в страшную семейную тайну. И не только страшную, но и позорную. В тайну, которая, будучи открыта, могла бы сделать Павла посмешищем для всех. А еще – причиной свержения князя. Ведь история русских князей не так уж богата примерами крепкой братской любви. Напротив, чаще случалось другое – когда брат восставал на брата, ради княжеского престола братья ссорились друг с другом, и даже воевали. Первые русские святые Борис и Глеб были убиты своим братом Святополком – и все из-за власти. И во времена, когда княжил Павел Муромский, таких примеров было более чем достаточно. Таким образом, если Павел открылся своему, это говорит о том, что Петр был таким человеком, который никогда, ни при каких обстоятельствах не восстал бы на брата.

Второе обстоятельство, характеризующее Петра – то, что он без колебаний и сомнений решил убить змея. А ведь дело это непростое. Речь шла не об обычном человеке, негодяе, соблазнившем жену князя. Петр решился вступить в поединок с самим диаволом, прекрасно понимая, что в этой битве он может сложить голову… И Петр готов был к этому, ради того, чтобы исполнить заповедь любви к брату. Именно с этого момента начинается рассказ о князе Петре как о святом. «Феофан Затворник, – замечает Антоний Сурожский, – указывает признаком того, что человек во Хpисте – гоpение и беспощадную решительность исполнять Его заповеди». Серафим Саровский говорил, что «разница между погибающим грешником и спасающимся праведником только в одном: в решимости, то есть в том, чтобы поставить перед собой задачу и решить не отступать от той правды, которую мы избрали. Как бы нас ни соблазняла жизнь, какие бы ни предлагала нам вызовы, мы в состоянии сказать “Нет!” тому, что недостойно и нас самих и Бога».

Лишь одно смущало Петра, сообщает нам автор «Повести…» – «не ведал он ничего об Агриковом мече. Было у Петра в обычае ходить в одиночестве по церквам. А за городом стояла в женском монастыре церковь Воздвижения честного и животворящего креста. Пришел он в нее один помолиться. И вот явился ему отрок, говоря: “Княже! Хочешь, я покажу тебе Агриков меч?” Он же, стремясь исполнить задуманное, ответил: “Да увижу, где он!” Отрок же сказал: “Иди вслед за мной”. И показал князю в алтарной стене меж плитами щель, а в ней лежит меч. Тогда благоверный князь Петр взял тот меч, пошел к брату и поведал ему о всем. И с того дня стал искать подходящего случая, чтобы убить змея».

По прочтении этого куска снова вспоминается слово преподобного Серафима Саровского, который говорил, что между погибающим грешником и спасающимся праведником только одна разница: решимость. Грешник, рассуждал Антоний Сурожский, часто «с эмоцией воспринимает и красоту, и добро, и истину, но он воспламенится на одно мгновение – и потухает, ибо то, что до него дошло, коснулось только его эмоций. Он понял, о чем речь идет, но это не подвигло его волю на то, чтобы стать против себя самого, решиться бороться и побеждать ради истины, ради красоты, ради собственного достоинства и, в конечном итоге, ради Бога, – побеждать все то, что недостойно ни Бога, ни его самого, ни человечества, ни отношения тех, кто его окружает любовью».

«Каждый день Петр ходил к брату своему и к снохе своей, чтобы отдать поклон им. Раз случилось ему прийти в покои к брату своему, и сразу же от него пошел он к снохе своей, в другие покои, и увидел, что брат его у нее сидит. И, пойдя от нее назад, встретил он одного из слуг брата своего и сказал ему: “Вышел я от брата моего к снохе моей, а брат мой остался в своих покоях, и я, нигде не задерживаясь, быстро пришел в покои к снохе моей и не понимаю и удивляюсь, каким образом брат мой очутился раньше меня в покоях снохи моей?” Тот же человек сказал ему: “Господин, никуда после твоего ухода не выходил твой брат из покоев своих!” Тогда Петр уразумел, что это козни лукавого змея. И пришел он к брату и сказал ему: “Когда это ты сюда пришел? Ведь я, когда от тебя из этих покоев ушел и, нигде не задерживаясь, пришел в покои к жене твоей, то увидел тебя сидящим с нею и сильно удивился, как ты пришел раньше меня. И вот снова сюда пришел, нигде не задерживаясь, ты же, не понимаю как, меня опередил и раньше меня здесь оказался?” Павел же ответил: “Никуда я, брат, из покоев этих, после того как ты ушел, не выходил и у жены своей не был”. Тогда князь Петр сказал: “Это, брат, козни лукавого змея – тобою мне является, чтобы я не решился убить его, думая, что это ты – мой брат. Сейчас, брат, отсюда никуда не выходи, я же пойду туда биться со змеем, надеюсь, что с Божьей помощью будет убит лукавый этот змей”».

Сочувствовал ли Петр брату, жалел ли он его и княгиню? – Безусловно. И мы сочувствуем и жалеем тех, кто нам близок, кто нам дорог. Но, как правило, дальше сожаления дело не идет – даже тогда, когда нам предоставляется случай действенно помочь чужому горю. Петр же случая такого не просто не упустил – он его искал. Искал каждый день, приходя к брату «отдать поклон» – и при этом имея с собой оружие, способное победить диавола. Именно так и проявляется любовь. Никакое сожаление, никакое хорошее отношение, никакое словесное соучастие не может называться любовью, если оно не подкреплено действием. Это еще один урок жития, и урок довольно жесткий, показывающий всем нам, что то, что мы принимаем обычно за любовь, ею не является. Ведь под любовью люди подразумевают самые разные вещи. «Мы это слово, – сетовал митрополит Антоний, – употребляем в очень различных обстоятельствах. Мы говорим, что любим Бога, что любим родителей, что любим жену, мужа, детей; но мы также говорим, что любим самые незначительные вещи. Мы это святое, изумительное слово принижаем, говоря: я люблю мороженое, я люблю прогулки, я люблю футбол, я люблю театр… И этим мы снижаем качество самого слова и сами оказываемся пленниками этой запутанности. Мы все думаем, будто знаем, что такое любовь, и умеем любить. На самом деле очень часто мы умеем только лакомиться человеческими отношениями. Мы думаем, что любим человека, потому что у нас к нему ласковое чувство, потому что нам с ним хорошо; но любовь – нечто гораздо большее, более требовательное и, порой, трагичное». Трагичное – когда ради любви к кому-то надо забыть не то что о собственной выгоде, но и порой о собственной жизни. «В любви есть три стороны, – продолжает Антоний Сурожский. – Во-первых, человек любящий дает, хочет давать. Но для того, чтобы давать, для того, чтобы давать совершенно, давать, не делая получающему больно, нужно уметь давать. Как часто бывает, что мы даем не по любви, настоящей, самоотверженной, щедрой любви, а потому, что, когда мы даем, в нас нарастает чувство своей значительности, своего величия. Нам кажется, что давать – это один из способов утвердить себя, показать себе самому и другим свою значительность. Но получать от человека на этих условиях – очень больно. Любовь только тогда может давать, когда она забывает о себе; когда человек дает, как один из немецких писателей сказал, как птица поет, от избытка своего: не потому, что требуется, вынуждается у него дар, а потому, что давать – это песнь души, это радость, в которой можно себя забыть для радости другого человека». Такая любовь, которая умеет давать, гораздо более редка, чем мы воображаем. Князь Петр был готов отдать свою жизнь за брата и его жену. И это кажется вполне естественным – для настоящего князя, настоящего мужчины, настоящего святого, в конце концов. Петр любил своего брата, но ведь и Павел любил Петра. И он тоже понимал, чем может обернуться это противостояние человека и диавола. Тем не менее, князь не только не остановил брата, но и не пошел вместе с ним… Снова трусость? Вряд ли. Снова – любовь, которая позволила любви другого действовать. Ведь отдавать в любви мало. В любви надо уметь получать; но получать, утверждает Антоний Сурожский, «порой гораздо труднее, чем давать. Мы все знаем, как мучительно бывает получить что-нибудь, испытать благодеяние от человека, которого мы или не любим, или не уважаем; это унизительно, оскорбительно. Мы это видим в детях: когда кто-нибудь, ими не любимый, кто-нибудь, в чью любовь они не верят, дает им подарок, им хочется растоптать подарок, потому что он оскорбляет самую глубину их души. И вот для того, чтобы уметь давать и уметь получать, нужно, чтобы любовь дающего была самозабвенной, а получающий любил дающего и верил безусловно в его любовь. Западный подвижник Венсан де Поль, посылая одну из своих монахинь помогать бедным, сказал: “Помни – тебе нужна будет вся любовь, на которую способно твое сердце, для того, чтобы люди могли тебе простить твои благодеяния…” Если бы мы чаще это помнили, мы меньше удивлялись бы, что окружающие без радости, иногда со сжимающимся сердцем обращаются к нам за помощью и ее от нас получают».

Князь Павел позволяет Петру идти в покои княгини бороться со змеем. И Петр, взяв меч, называемый Агриковым, «пришел в покои к снохе своей и увидел змея в образе брата своего, но, твердо уверившись в том, что не брат это его, а коварный змей, ударил его мечом. Змей же, обратившись в свое естественное обличье, затрепетал и умер, и обрызгал он блаженного князя Петра своей кровью. Петр же от зловредной той крови покрылся струпьями, и появились на теле его язвы, и охватила его тяжкая болезнь».

Повседневная жертва любви

Петр ради брата жертвовал собой – и то, что это на самом деле была жертва, подтверждает болезнь, постигшая Петра. Именно жертвенность, по слову митрополита Антония, третья важнейшая сторона любви, о которой мы часто забываем, а порой – и просто не хотим знать. К счастью, в обыденной нашей жизни не так много ситуаций, когда от нас требуется жертва, связанная с риском для жизни. Повседневная жертва любви, продолжает митрополит Антоний, «более строга, она относится к чему-то более внутреннему. Она заключается в том, что человек готов по любви к другому отойти в сторону. И это очень важно. Ведь порой бывает так между мужем и женой: они друг друга любят сильно, крепко, ласково, радостно. И один из них ревнует мужа или жену – не по отношению к кому-нибудь, который вот тут, теперь может поставить под вопрос их любовь, а по отношению к прошлому. Например, отстраняются друзья или подруги детства; отталкиваются куда-то в глубь воспоминаний переживания прошлого. Тому, кто так безумно, неумно любит, хотелось бы, чтобы жизнь началась только с момента их встречи. А все то, что предшествует этому, все богатство жизни, души, отношений кажется ему опасностью; это что-то, что живет в душе любимого человека помимо него. Это одна из самых опасных вещей. Потому что человек не может начать жить с какого-то, даже самого светлого дня встречи с любимым, дорогим человеком. Он должен жить с самого начала своей жизни. И любящий должен принять тайну прошлого как тайну и ее уберечь, ее сохранить, должен допустить, что в прошлом были такие отношения любимого человека с родителями, с друзьями, с подругами, такие события жизни, к которым он не будет причастен, иначе как оберегающей, ласковой, почтительной любовью. И здесь начинается область, которую можно назвать областью веры: веры не только в Бога, а взаимной веры одного человека в другого».

...

Святые Петр и Феврония своими молитвами ко Господу помогли мне выйти замуж… Произошло это чудесным образом в 2008 году. Тогда я со своим папой совершала паломничество в Дивеево, к мощам святого Серафима Саровского. На обратном пути автобус нашей паломнической группы остановился возле женского Свято-Троицкого монастыря в городе Муром. Нам много рассказывали о монастыре и о помощи святых, мощи которых в нем покоятся. Как святые Петр и Феврония помогают в создании семей, как по их молитвам устанавливается благополучие в семьях и как у просящих их о помощи рождаются детки. Также я впервые услышала о замечательном празднике – Дне любви, семьи и верности.

На тот момент я уже полтора года встречалась с молодым человеком, но жениться он пока не торопился, все говорил, давай немного подождем еще. А мне очень хотелось семью и детишек, в этом я видела смысл своей жизни. После услышанного рассказа о святых благоверных князьях я очень обрадовалась Промыслу Божиему, что у меня есть возможность помолиться покровителям семьи. Время было вечернее, и народу в монастыре было немного. Отстояв небольшую очередь, я приложилась к Святым Мощам Петра и Февронии и очень слезно просила их, чтобы они помогли мне устроить семейную жизнь. Затем мы немного погуляли по территории монастыря, который весь благоухал всевозможными цветами. Набрав водички и омывшись в источнике святых – пришло время отправляться в обратный путь. Моя душа пела от выпавшего мне счастья побывать в таких чудных местах!

По приезду домой я и мой друг были приглашены на свадьбу к моему школьному товарищу. Прошло около двух недель с того времени, как я побывала в милых сердцу Дивеево и Муроме. После свадьбы товарища мой друг утвердительно сказал: «Все, в следующем году и мы с тобой поженимся!». И действительно через год мы создали свою семью. Произошло это 29 августа 2009 года. А чуть раньше, восьмого июля, в светлый праздник Любви, семьи и верности я снова ездила к Мощам Святых Петра и Февронии, поблагодарить святых за столь скорую помощь, и испросить у них Небесного благословения на вступление в брак…

Это был замечательный, летний, теплый день. В город приехало множество паломников из разных городов России. Свято-Троицкий женский монастырь я увидела очень праздничным и торжественным: кругом благоухали раскошные поляны цветов, вокруг фонтана выстроились фигурки красивых животных, а самое главное – на территорию монастыря были вынесены две большие иконы святых (одна из них с частичкой Мощей), украшенных живыми цветами. Праздничное Богослужение проходило в только что отстроенном храме на территории монастыря, а в это время к Мощам Святых выстроилась длинная очередь, которую удалось отстоять только через 3,5 часа.

Когда я вышла от святых Петра и Февронии, весь Православный народ уже читал Символ Веры. Душа ликовала от того, что так много народу возносят эту молитву к Богу! Что все мы тут собрались, в этот замечательный праздник Семьи, любви и верности и мы все, как одна семья, возносим молитвы ко Господу и величаем наших русских святых! Вскоре из стен Троицкого монастыря двинулся большой Крестный ход через весь город в Спасо-Преображенский мужской монастырь с иконой святых. Придя в мужской монастырь, очень болели ноги, чувствовалась сильная усталость, но, несмотря на это, на Душе было очень радостно!

К сожалению, в славном городе Муром я пробыла всего один день, и настала пора возвращаться домой. Я счастлива, что Господь подарил мне, недостойной грешнице, такой день в моей жизни.

Скоро будет год, как существует наша семья. У меня замечательный муж и я очень счастлива, что моя семья находится под покровительством замечательных русских святых.

Величаю вас, святые Петр и Феврония! Слава вам – образцы христианского супружества!

Слава Богу за пример Благочестивой семьи Петра и Февронии всем нам!

р. Б. ФотинияГазета «Жизнь Православия», 2009 г.

Брак дает исцеление

Болезнь сразила Петра, и с каждым днем становилось ему все хуже и хуже. «И пытался он у многих врачей во владениях своих найти исцеление, но ни один не вылечил его. Прослышал Петр, что в Рязанской земле много врачей, и велел везти себя туда – из-за тяжкой болезни сам он сидеть на коне не мог. И когда привезли его в Рязанскую землю, то послал он всех приближенных своих искать врачей».

Разные ученые, исследовавшие текст жития, замечали, что всюду в тексте употребляется слово «исцеление» – не лечение, не врачевание. И это тоже неслучайно. Ведь слово исцеление не значит просто телесное выздоровление; «быть исцеленным, – пишет Антоний Сурожский, – это значит быть как бы вновь сотворенным, снова стать цельным, без изъяна, в полной гармонии между Богом и собой, гармонии между совестью, внутренней правдой – и жизнью». Каждый из нас в болезни мечтает об исцелении, но хотим ли мы, спрашивает митрополит Антоний, цельности всей нашей природы и ума, исцеленного от всякого помрачения, и сердца, очищенного от всякой нечистоты, и воли, направленной только на гармонию с волей Божией, и плоти, свободной от всех нечистых влечений, – хотим ли мы этого? Хотим ли так быть исцеленными, чтобы ничего в нас не осталось, что не было бы Божиим, и что не было бы достойно нашего человеческого величия и чести, достоинства? Честный ответ на эти вопросы – это одновременно и ответ на то, почему Бог порой исцеления не посылает. Как не послал Он исцеления и Петру, когда тот пытался лечиться у многих врачей.

«Мы должны, – советует митрополит Антоний, – ставить самим себе внимательные вопросы, и когда мы приходим к Богу, прося нас исцелить, мы должны раньше приготовить себя к исцелению. Потому что быть исцеленным не означает только стать целым, чтобы вернуться к такой жизни, какой мы жили прежде; это значит стать целым для того, чтобы начать новую жизнь, как если бы мы осознали, что мы умерли в исцеляющем действии Божием; что все, что было в нас ветхим человеком, тем телом тления, о котором говорит Павел апостол, – этот ветхий человек должен уйти, чтобы новый человек жил. Мы должны быть готовы стать этим новым человеком через смерть прошлого для того, чтобы начать жить заново: как Лазарь, который был вызван из гроба не просто обратно в прежнюю его жизнь, но чтобы, пережив что-то, что не поддается описанию никакими человеческими словами, войти в жизнь вновь, на новых основаниях. Способны ли мы принять исцеление? Готовы ли мы, согласны ли мы принять на себя ответственность новой цельности для того, чтобы войти снова, и снова в мир, в котором мы живем, с вестью о новизне, быть светом, быть солью, быть радостью, быть надеждой, быть любовью, быть отданностью и Богу и людям?»

Но обратимся к житию, тем более что именно сейчас, почти в середине повествования, пред нами предстает Феврония. Один из княжеских отроков, рассказывает Ермолай-Еразм, забрел в село, называемое Ласково. Пришел он к воротам одного дома и никого не увидел. И зашел в дом, но никто не вышел ему навстречу. Тогда вошел он в горницу и увидел удивительное зрелище: за ткацким станом сидела в одиночестве девушка и ткала холст, а перед нею скакал заяц. И сказала девушка: «Плохо, когда дом без ушей, а горница без очей!» Юноша же, не поняв этих слов, спросил девушку: «Где хозяин этого дома?» На это она ответила: «Отец и мать мои пошли взаймы плакать, брат же мой пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть». Юноша же не понимал слов девушки, дивился, видя и слыша подобные чудеса, и спросил у девушки: «Вошел я к тебе и увидел, что ты ткешь, а перед тобой заяц скачет, и услыхал я из уст твоих какие-то странные речи и не могу уразуметь, что ты говоришь. Сперва ты сказала: плохо, когда дом без ушей, а горница без очей. Про отца же и мать сказала, что они пошли взаймы плакать, про брата же сказала – “сквозь ноги смерти в глаза смотрит”. И ни единого слова твоего я не понял!»

Она же сказала ему: «И этого-то понять не можешь! Пришел ты в дом этот, и в горницу мою вошел, и застал меня в неприбранном виде. Если бы был в нашем доме пес, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это – уши дома. А если бы был в горнице моей ребенок, то, увидя, что идешь в горницу, сказал бы мне об этом: это – очи дома. А то, что я сказала тебе про отца и мать и про брата, что отец мой и мать пошли взаймы плакать – это пошли они на похороны и там оплакивают покойника. А когда за ними смерть придет, то другие их будут оплакивать: это – плач взаймы. Про брата же тебе так сказала потому, что отец мой и брат – древолазы, в лесу по деревьям мед собирают. И сегодня брат мой пошел бортничать, и когда он полезет вверх на дерево, то будет смотреть сквозь ноги на землю, чтобы не сорваться с высоты. Если кто сорвется, тот ведь с жизнью расстанется. Поэтому я и сказала, что он пошел сквозь ноги смерти в глаза глядеть».

Если с Петром автор жития знакомит нас очень быстро, в нескольких словах, то представлению Февронии посвящен подробный рассказ. Какой появляется она перед нами? Она – селянка, простолюдинка, дочь очень бедных людей, у которых даже собаки нет. Тем не менее, она не пугается княжеского слуги, не выказывает подобострастия. Она рассуждает, и при этом так мудрено, что княжеский отрок не понимает ее. Зачем нужно было Ермолаю-Еразму пересказывать этот диалог? Не для того ли, чтобы с самых первых слов о Февронии показать: она, как и Петр, уже обладает даром святости. Но если святость Петра проявляется в братской любви, то святость Февронии заключена в даре прозорливости. Она видит глубинную сущность вещей, и говорит именно о них.

На эти непонятные речи юноша ей ответил: «Вижу, девушка, что ты мудра. Назови мне имя свое». Она ответила: «Зовут меня Феврония». И тот юноша сказал ей: «Я слуга муромского князя Петра. Князь же мой тяжело болен, в язвах. Покрылся он струпьями от крови злого летучего змея, которого он убил своею рукою. В своем княжестве искал он исцеления у многих врачей, но никто не смог вылечить его. Поэтому повелел он сюда себя привезти, так как слыхал, что здесь много врачей. Но мы не знаем ни имен их, ни где они живут, поэтому и расспрашиваем о них». На это она ответила: «Если бы кто-нибудь потребовал твоего князя себе, тот мог бы вылечить его». Юноша же сказал: «Что это ты говоришь – кто может требовать моего князя себе! Если кто вылечит его, того князь богато наградит. Но назови мне имя врача того, кто он и где дом его». Она же ответила: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»

И снова княжеский отрок не понимает ее. Как можно требовать князя себе? Он же человек, а не вещь, его нельзя заполучить в собственность. Но Феврония и не говорит о собственности, она имеет в виду то, что князь исцелится лишь в том случае, если станет цельным – а это невозможно, пока он один. Мудрая дева знает: змеиная кровь лишь потому смогла причинить князю вред, что в нем самом была какая-то ущербность, неполнота. И эта неполнота – отсутствие рядом с ним человека, способного ее восполнить. Мы уже говорили о том, что Феврония обладает даром прозорливости, и, возможно, ей было открыто, что ей суждено стать женой Петра, потому что только она может его исцелить. Но этой возможности мало: князь сам должен хотеть исцелиться. А хотел ли этого Петр? Хотел ли он стать цельным, избавиться от своей ущербности? Вероятно, да, но изначально он желал, как и всякий больной человек, вернуть себе прежнюю силу и свободу действий. Он не воспринимал болезнь как духовный опыт, как указание на свою неполноту. Именно поэтому другие врачи не могли даже облегчить его страдания. «Мы часто хотели бы, – пишет Антоний Сурожский, – исключить болезнь из нашего опыта жизни не только потому, что болезнь утруждает жизнь, не только потому, что болезнь идет бок о бок с болью, но также или даже главным образом потому, что она напоминает нам о нашей хрупкости: она как бы говорит нам: “Не забывайся! Ты смертен, ты смертна; твое тело сейчас как бы обращается к тебе и говорит: у тебя нет власти вернуть меня к здоровью; ты ничего не можешь сделать: я могу как бы вымереть, угаснуть; я могу обветшать и зачахнуть – и это будет конец земной жизни…”» Не это ли главная причина, почему мы изо всех сил боремся за выздоровление, хотим вымолить себе здравие? Раньше чем идти к врачу, советует Антоний Суржский, и в течение всего времени, которое вы употребите, чтобы быть исцеленным естественным образом, ищите покаяния, ищите духовного очищения, потому что болезнь связана, с одной стороны, со всеобщей судьбой человека, с его ослаблением, с тем, что мы смертны и подвержены страданию и болезни; но также связана с тем состоянием души, которое в нас качествует.

Исцелиться – значит открыться Богу

Если человек в болезни страдает, тяготится ею, ропщет на судьбу свою, на близких, на Бога, то ясно, что для больного эта болезнь – наказание. Вот что пишет в своих воспоминаниях доктор медицинских наук, иеромонах Анатолий (Берестов):

...

«Я помню одну больную, которая страдала болезнью Реклингаузена – множественными доброкачественными опухолями по ходу нервных стволов (нейрофиброматоз Реклингаузена). Она впервые пришла в храм, уверенная в том, что там она непременно получит исцеление. Во время службы она сидела на теплой, даже горячей, отопительной батарее. У нее были единичные фибромы, не очень-то мешавшие ей жить, и она даже работала. Храм она посетила с целью магического получения исцеления, так как у нее не было большой веры и вера ее носила характер магии: раз Бог, то Он все может, и, посетив храм, она получит там исцеляющую силу. С таким же успехом она могла пойти и к колдуну, но считала, что в храме исцеляющая сила гораздо сильнее.

Но после посещения храма болезнь сразу же приобрела необычайно острое течение: у нее появились множественные нейрофибромы на всех участках тела и даже на голове и лице. Жизнь ее стала невыносимой. Она неоднократно звонила мне и горько сожалела, что пошла в храм. Ведь если бы не пошла в храм и не сидела бы на горячей батарее (от тепла опухоли действительно могут ускорять свой рост), болезнь так и протекала бы медленно, и она могла бы терпимо жить. А теперь жизнь для нее превратилась в ад! Сколько горя, отчаяния, сожаления, ропота она выливала мне по телефону и невозможно было никакими средствами утешить ее! “Почему же Бог такой злой и бесчеловечный, если он послал мне такие страдания, хотя я пришла к Нему в храм за исцелением. Он же вместо исцеления послал мне невыносимые страдания!” Бедная женщина! Она требовала от Бога исцеления вместо того, чтобы признать себя грешницей и покаяться в грехах».

Петр и Феврония – наши «семейные» святые. Не раз случалось в семье горе, и каждый раз все разрешалось благополучно благодаря этим святым. Начну с рассказа о моей маме. Это было, когда она начала «дружить» с моим папой – тогда не говорили «встречаться», а только – «дружить». Мама была «красавица, комсомолка, спортсменка» – активная, задорная и очень правильная. Участвовала в соревнованиях, ходила в походы, ездила на всякие молодежные фестивали. Ее даже пригласили на съезд партии – как представителя комсомольской организации. А папа мой в нее влюблен был, что называется, по уши. И очень старался как-то подтянуться к ней, чтобы быть достойным такой девушки. Но у него было «пятно» на биографии – его дедушка священником служил, а отец семинарию кончил. Папа этот факт всячески скрывал, даже фамилию хотел переменить, у нас же и фамилия-то церковная – Дьяконовы. Это, кстати, была мамина идея: не хотелось ей, будущему члену партии, в замужестве носить поповскую фамилию. И вот кто бы мог подумать, что эта красивая, активная, на вид такая здоровая девушка на самом деле тяжело больна… А случилось так, что мама во время лыжных соревнований вдруг почувствовала как бы укол в сердце и стала задыхаться. Отвезли на «скорой» в больницу, и там выяснилось, что у нее саркома сердца. И сейчас-то от этого недуга вылечиваются единицы, а в те времена такой диагноз был как приговор. Врачи говорили – осталось ей жить не больше месяца. Понятное дело, это был удар для всех – и для мамы, и для ее родителей и друзей. Но папа – тот вообще с ума сходил. Он ее любил так, что жизни без нее себе не представлял. Он бы с радостью отдал свое сердце, только бы она жила, да тогда не делали пересадок. И папа решил, что будет с мамой до самого конца, а когда она умрет – покончит с собой. Вот проходит неделя, вторая, маме все хуже и хуже, боли стали невыносимыми, ей начали колоть наркотики. Становилось ясно, что она доживает последние дни, и первоначальный прогноз врачей, что ей месяц остался, был слишком оптимистичным. И папа решил напоследок съездить в Муром, к родителям – попрощаться. Ничего им, конечно, не стал рассказывать, тем более о том, что с жизнью решил попрощаться. Но мать что-то почувствовала… Предложила ему сходить на могилу к деду – как раз к тому самому, священнику. А похоронен он был на старом монастырском кладбище. Когда обратно шли мимо монастыря, мать перекрестилась и сказала: «Святые Петр и Феврония, спасите моего сына!». И в этот миг, как папа рассказывал, словно мешок кирпичей у него с плеч упал. Стало как-то легко-легко… Уезжая из Мурома, он о самоубийстве уже не думал, а только твердил про себя слова, которые мать его, перекрестившись, говорила – «Святые Петр и Феврония, спасите мою невесту!». Что вы думаете? Приехав в больницу к маме, он узнает, что ей отменили наркотики – боль отступила! Ну, врачи решили сначала, что это улучшение перед смертью – такое бывает часто: больному становится вроде как совсем хорошо, а потом он умирает. Но мама жила и жила, и с каждым днем ей все лучше и лучше. Через неделю сделали анализы, и оказалось, она практически здорова! А весной, после Пасхи, родители мои поженились. И мама, не упрямясь, взяла поповскую фамилию и стала Дьяконова. Елена Петровская (Дьяконова), 48 лет, Подольск

Княжеский слуга быстро возвратился к князю своему и подробно рассказал ему о всем, что видел и что слышал. Благоверный же князь Петр повелел: «Везите меня туда, где эта девица». И привезли его в тот дом, где жила девушка. И послал он одного из слуг своих, чтобы тот спросил: «Скажи мне, девица, кто хочет меня вылечить? Пусть вылечит и получит богатую награду». Она же без обиняков ответила: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его». И вернулся человек тот и передал князю своему, что сказала ему девушка.

Исцелиться – значит стать способным открыться Богу так, чтобы Он мог сотворить Свое чудо исцеления. Именно об этом говорила Феврония. Но понял ли ее князь? Нет, ибо, как продолжает свое повествование автор жития, Петр с пренебрежением отнесся к словам ее и подумал: «Ну как это можно – князю дочь древолаза взять себе в жены!» И послал к ней, молвив: «Скажите ей – пусть лечит как умеет. Если вылечит, возьму ее себе в жены». Пришли к ней и передали эти слова. Она же, взяв небольшую плошку, зачерпнула ею хлебной закваски, дунула на нее и сказала: «Пусть истопят князю вашему баню, и пусть он помажет этим все тело свое, где есть струпья и язвы. А один струп пусть оставит непомазанным. И будет здоров!» И принесли князю эту мазь; и велел он истопить баню. Девушку же он захотел испытать в ответах – так ли она мудра, как он слыхал о речах ее от отрока своего. Послал он к ней с одним из своих слуг небольшой пучок льна, говоря так: «Эта девица хочет стать моей супругой ради мудрости своей. Если она так мудра, пусть из этого льна сделает мне сорочку, и одежду, и платок за то время, пока я в бане буду». Слуга принес Февронии пучок льна и, вручив его ей, передал княжеский наказ. Она же сказала слуге: «Влезь на нашу печь и, сняв с грядки поленце, принеси сюда». Он, послушав ее, принес поленце. Тогда она, отмерив пядью, сказала: «Отруби вот это от поленца». Он отрубил. Она говорит ему: «Возьми этот обрубок поленца, пойди и дай своему князю от меня и скажи ему: за то время, пока я очешу этот пучок льна, пусть князь твой смастерит из этого обрубка ткацкий стан и всю остальную снасть, на чем будет ткаться полотно для него». Слуга принес к своему князю обрубок поленца и передал слова девушки. Князь же говорит: «Пойди скажи девушке, что невозможно из такой маленькой чурочки за такое малое время смастерить то, чего она просит!» Слуга пришел и передал ей слова князя. Девушка же на это ответила: «А это разве возможно – взрослому мужчине из одного пучка льна, за то малое время, пока он будет в бане мыться, сделать сорочку, и платье, и платок?» Слуга ушел и передал эти слова князю. Князь же подивился ответу ее.

Как видим, князь Петр не просто не поверил в лечение девушки – он отнесся к ней высокомерно и с насмешкой. Скорее всего, он думал, что девица не в себе: в самом деле, как смеет дочь древолаза мечтать о том, чтобы стать княгиней? И Петр решает подшутить над Февронией – посылает ей пучок льна и велит исполнить невозможное. Но возникает вопрос – а почему же тогда князь решил испытать предложенное лечение? Да просто потому что не было у него другого выхода. Ведь всех врачей он уже объездил, и никто не смог ему помочь. Утопающий хватается за соломинку – вот и князь ухватился за это простое, казалось бы, лечение. Так необычно состоялось знакомство Петра и Февронии, которым суждено было стать образцом супружеской жизни для многих поколений русских людей.

Как найти свою вторую половинку?

Князь Петр, конечно же, думал о женитьбе. Но, скорее всего, присматривал он девушку своего круга, ровню – княжескую или боярскую дочь. Княжеский брак – брак по расчету, а любовь – тут уж как повезет. Но у Бога свой расчет и промысел. И князь встретил Февронию.

Хотя времена князей давно канули в лету, и сейчас многие молодые люди, задумываясь о женитьбе, основываются на расчете (даже если мечтают при этом о любви). Действительно: образ будущей жены или мужа всегда соответствует каким-то «стандартам» – социальным, эстетическим, эмоциональным. Не поэтому ли так трудно найти свою вторую половинку, что молодые люди ориентируются не на живого человека, а на тот стандартный образ, который они сами себе надумали? Так проходят годы, а с годами найти хорошего супруга все сложнее и сложнее. И не только потому, что хороших уже «разобрали». Сам человек костенеет, становится неготовым к семейной жизни.

...

«Или в юности женись, или юным постригись» – гласит пословица. Девушке особенно важно принять решение о выборе жизненного пути до того, как ей исполнится двадцать пять лет. После двадцати пяти уже не так просто выйти замуж или уйти в монастырь, потому что девушка начинает думать о том, что будет подчиняться чужой воле. Чем старше становится девушка, тем больше у нее появляется прихотей и капризов.

А кому она такая нужна? И если годы упущены, то она хочет выйти замуж уже не для того, чтобы создать семью, а главным образом, чтобы находиться под чьей-то защитой, опекой. Замечено, что если юноша или девушка постоянно откладывают свою женитьбу или замужество «на потом», то, после того как годы ушли, он или она ищут себе пару и не находят. В юности выбирали они сами, но вот годы ушли, и их теперь выбирают другие. Поэтому я и говорю, что в создании семьи иногда необходимо немножко сумасбродства. На некоторые несущественные мелочи надо закрыть глаза, потому что не бывает такого, чтобы все было так, как нам хочется. Как-то начался дождь, и по руслу горной реки побежала вода. На берегу стояли два человека, им надо было перейти на противоположную сторону. Один был очень умный, а другой дурачок. «Дождь кончится, – стал размышлять умный, – вода спадет, и после этого я смогу перейти на другой берег». А дурачок ждать не стал – сиганул в воду и вброд перешел через речку. Конечно, его одежда намочилась, но он смог попасть туда, куда хотел. А дождь, вместо того чтобы перестать, лил все сильнее и сильнее. Поток становился бурным и полноводным. И в конце концов умный так и остался стоять на своем берегу – потому что переходить через реку было уже опасно. Один юноша, решивший вступить на путь семейной жизни, спросил меня, как правильно ее начать. – Прежде всего нужно постараться найти хорошую девушку, которая придется ему по сердцу. Потому что сердце каждого располагается к людям по-своему. Кто-то испытывает приязнь к одному человеку, кто-то – к другому. Надо смотреть не на то, чтобы невеста была богата и красива, а прежде всего на то, чтобы она была проста и смиренна. То есть больше внимания надо обратить не на внешнюю, а на внутреннюю красоту будущей невесты. Если девушка – человек надежный, если она наделена мужеством – но не больше, чем оно необходимо женскому характеру, – это очень поможет будущему супругу во всех трудностях страх Божий, есть смирение, то они могут, взявшись за руки, перейти на противоположный берег злой реки этого мира.

Паисий Святогорец, «Семейная жизнь»

Часто люди проходят мимо своего счастья, потому что думают, что встреча с ним должна быть особенной, яркой, заметной. Но как видим из жития Петра и Февронии, путь к этой встрече может быть довольно извилистым. Жизнь никогда не соответствует выдуманному идеалу. Она порой кидает человека в бурные воды, чтобы вынести его к нужному берегу. «Не дай Бог молодому человеку, – писал Сергей Аверинцев, – настроиться на то, чтобы искать “девушку своей мечты”; весьма велика вероятность, что как раз та, которая вполне могла бы стать для него радостью и спасением, наименее похожа на этот призрак, а другая, напротив, ложно ориентирует его обманчивым сходством».

...

Верной жене не нужно быть ни мечтой поэта, ни красивой картинкой, ни эфемерным созданием, до которого страшно дотронуться, а нужно быть здоровой, сильной, практичной, трудолюбивой женщиной, способной выполнять семейные обязанности и отмеченной все-таки той красотой, которую дает душе высокая и благородная цель.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

...

Хочу рассказать, как я со своим супругом познакомилась. Я росла без отца, да и матери, можно сказать, не видела. Ей трудно было: на двух работах, уходила чуть свет, приходила поздно. Я была предоставлена сама себе, росла, как в поле трава. Ну, и выросла, знаете, как говорят – безбашенная. Дискотеки, вино, сигареты, мальчики… Ой, как мать со мной намучалась: и уговаривала, и угрожала, и даже била – все без толку. Я уходила из дому и «отрывалась» вовсю. Я смазливая была, так что вопрос – на что выпить и повеселиться – не стоял. Все оплачивали «поклонники» мои. Такой образ жизни привел к тому, что в 16 лет я «залетела». Виновника не нашли – я стояла насмерть, молчала: парень тот был уже взрослый совсем, да к тому же – женатый. Не хотела ему жизнь портить. Мать моя, конечно, подозревала, что я уже не девочка, но такого «сюрприза» не ждала. А мне – представляете – было хоть бы хны: я думала – ну и что, сделаю аборт, как многие, и дальше буду пить-гулять. Мне и врачи, и мать говорили – рожай, это же первая беременность, сделаешь аборт – никогда детей иметь не будешь. А я на своем настаивала: делайте как положено, в больнице, иначе я наглотаюсь чего-нибудь, вам же хуже будет. Ну, готовься, сказали – дали направления на анализы. Вот я иду домой после сдачи крови, а настроение у меня паршивое. Думаю, пива, что ли, выпить, или к подружке зайти? Но пива не хотелось, и к подружке я не пошла – постеснялась с утра беспокоить. А дорога из поликлиники как раз мимо церкви проходит. И что-то меня потянуло туда. Зашла я – а там полумрак, свечи горят, хор поет, и так хорошо-хорошо… Я встала в уголок и стояла, пока другие люди не начали выходить. Но когда я домой пришла, сказала матери, что аборт делать передумала – буду рожать. А она мне так странно ответила – Бог тебя за это наградит. Я тогда внимания не обратила на ее слова. Подошел срок, я родила сына, и по настоянию матери назвала его Петенькой. За эту свою беременность я переменилась. Вдруг моя жизнь предстала передо мной в другом свете. Друзья-подружки разгульные куда-то делись, никто ко мне не приходил, не навещал. Я одна осталась. И поняла, что так одна и буду всю жизнь: мне всего 17, а я уже с ребенком. Кому я нужна? Кто меня возьмет замуж с таким-то прошлым? Но как-то я думала об этом смиренно, без отчаяния. Понимала: сама натворила, сама и расхлебывать должна. И еще стала в церковь ходить. С батюшкой познакомилась, стала причащаться, исповедоваться. И он мне посоветовал молиться святым Петру и Февронии – эти святые, сказал он, помогают устроить личную жизнь. И я молилась, но не надеялась на замужество, а больше все прощения просила. И вот исполнилось моему Петеньке три года, и я его в день рождения в церковь повела. А посередине церкви лежит на аналое икона и перед ней маленький ящичек. И все к этому ящичку в очередь стоят, чтобы приложиться. Оказалось – привезли в наш храм частицу мощей святых Петра и Февронии. Я тоже приложилась, и Петеньку на ручках подняла, чтобы и он приложился. Выходим из церкви после службы, и тут Петя мой закапризничал – говорит, не хочу домой пешком идти, неси меня, мама! Устал, конечно… Но уже трехлетний, тяжеленький – как я его всю дорогу пронесу? И тут подходит ко мне молодой человек и говорит – девушка, давайте я вас домой довезу. Дорогой мы познакомились, я его пригласила зайти к нам на чай. А через месяц мы повенчались.

Светлана, 25 лет, Архангельск

Когда рождается любовь?

Встреча Петра и Февронии не началась с любви с первого взгляда – той, которая, по выражению Булгакова, выскакивает, как убийца из подворотни. Но любовь предшествовала встрече – она проявлялась и в любви Петра к своему брату, и в особом даре Февронии, даре видения, даре прозрения. Митрополит Антоний Сурожский считает, что дар любви – это именно дар прозорливости.

...

«Любовь начинается в тот момент, – говорит он, – когда я вижу перед собой человека и прозреваю его глубины, когда вдруг я вижу его сущность. Конечно, когда я говорю: “Я вижу”, я не хочу сказать “постигаю умом” или “вижу глазами”, но – “постигаю всем своим существом”. Если можно дать сравнение, то так же я постигаю красоту, например, красоту музыки, красоту природы, красоту произведения искусства, когда стою перед ним в изумлении, в безмолвии, только воспринимая то, что передо мной находится, не будучи в состоянии выразить это никаким словом, кроме как восклицанием: “Боже мой! До чего это прекрасно!..” Тайна любви к человеку начинается в тот момент, когда мы на него смотрим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было образом воспользоваться его дарами или его личностью, – только глядим и изумляемся той красоте, что нам открылась.

Когда я нахожусь лицом к лицу с человеком, которого вижу глазами любви, не глазами безразличия или ненависти, а именно любви, то я приобщаюсь этому человеку, у нас начинается нечто общее, общая жизнь. Восприятие человека происходит на глубине, которая за пределами слов, за пределами эмоций. Верующий сказал бы: когда я вижу человека в этом свете, в свете чистой любви, то я вижу в нем образ Божий, икону. Знаете, каждый из нас представляет собой икону, образ Божий, но мы не умеем этого помнить и не умеем соответственно относиться друг к другу. Если бы только мы могли вспомнить, что перед нами икона, святыня!.. Это совсем не значит, что такая икона во всех отношениях прекрасна. Мы все знаем, что порой случается с картиной великого мастера, или с иконой, или с любым произведением искусства, с любой формой красоты: любая красота может быть изуродована – небрежность, обстоятельства, злоба могут изуродовать самый прекрасный предмет. Но когда перед нами произведение великого мастера, картина, которая была отчасти изуродована, осквернена, мы можем в ней увидеть либо испорченность, либо сохранившуюся красоту. Если мы смотрим на эту картину, на любое произведение искусства глазами изумленной любви, то видим прекрасное, а об остальном можем горевать, плакать. И мы можем решить, порой, всю жизнь отдать на то, чтобы все поврежденное в этом образе, в этой картине, в этом произведении искусства – восстановить. Это дело любви: посмотреть на человека и одновременно и увидеть в нем его неотъемлемую красоту – и ужаснуться тому, что жизнь сделала из него, совершила над ним. Любовь – это именно и есть крайнее, предельное страдание, боль о том, что человек несовершенен, и одновременно ликование о том, что он так изумительно, неповторимо прекрасен. Вот если так посмотреть на человека хоть один раз, можно его полюбить, несмотря ни на что, вопреки всему, что бросается в глаза другим людям.

Как часто бывает, что любящему другого кто-нибудь скажет: “Что ты в нем нашел? Что ты в ней нашел?” – и человек дает совершенно бредовый ответ: “Да разве ты не видишь, до чего она прекрасна, до чего он красив?..” И оказывается: да, так оно и есть, этот человек прекрасен, потому что любящий видит красоту, а нелюбящий, или безразличный, или ненавидящий видит только раненность. Вот об этом очень важно не забывать. Чрезвычайно важно помнить, что любовь реалистична до конца, что она объемлет человека всецело и что она видит, она зряча, но вместо того, чтобы осуждать, вместо того, чтобы отрекаться от человека, она плачет над изуродованностью и готова жизнь положить на то, чтобы все болезненное, испорченное было исправлено и исцелено. Это – то, что называется целомудренным отношением к человеку, это – настоящее начало любви, первое серьезное видение».

Митрополит Антоний употребляет слово «целомудрие», которое мы большей частью мыслим в порядке телесных отношений. Но целомудрие вступает гораздо раньше, чем начнутся какие-нибудь телесные отношения между мужем и женой. Целомудрие заключается в том, чтобы, посмотрев на другого человека, увидеть в нем ту красоту, которую Бог в него вложил, увидеть образ Божий, увидеть такую красоту, которую нельзя замарать, увидеть человека в этой красоте и служить тому, чтобы эта красота все росла и ничем не была запятнана; целомудрие заключается в том, чтобы с мудростью хранить цельность своей души и души другого человека. И в этом смысле целомудрие лежит в основе брака, не только душевных отношений, но и телесного взаимного отношения, потому что оно исключает грубость, голод, жажду телесного общения и превращает самое телесное общение в благоговейное соединение двух людей, когда соединение тел является как бы завершением той любви, того единства, которое живет и горит в их сердцах и в жизни. Целомудрие не только совместимо с браком, целомудрие является основой брака, когда два человека могут друг на друга смотреть и видеть взаимную красоту как святыню, которая им доверена и которую они должны не только сохранить, но довести до полного совершенства.

О важности целомудрия говорил и другой подвижник, Паисий Святогорец:

...

«Если молодой человек всерьез смотрит на какую-то девушку как на свою будущую невесту, то я думаю, ему лучше сначала через кого-то из своих близких известить об этом родителей девушки. Затем ему лично надо побеседовать с родителями девушки и с ней самой о своем намерении. Впоследствии, когда они будут помолвлены и обручены – хорошо, чтобы время между обручением и свадьбой не было долгим – он должен смотреть на невесту как на свою сестру и относиться к ней с уважением. Если и жених и невеста с любочестием, изо всех сил, постараются до свадьбы сохранить свое девство, то в Таинстве Брака, когда священник возложит на них венцы, они обильно приимут Благодать Божию. Потому что, как говорит Святой Иоанн Златоуст, венцы Таинства Брака – это символы победы над наслаждением».

И снова возвращаемся к житию. По совету Февронии, князь Петр пошел в баню мыться и, как наказывала девушка, мазью помазал язвы и струпы свои. А один струп оставил непомазанным, как девушка велела. И когда вышел из бани, то уже не чувствовал никакой болезни. Наутро же глядит – все тело его здорово и чисто, только один струп остался, который он не помазал, как наказывала девушка. И дивился он столь быстрому исцелению. Но не захотел он взять ее в жены из-за происхождения ее, а послал ей дары. Она же не приняла. Князь Петр поехал в вотчину свою, город Муром, выздоровевшим. Лишь оставался на нем один струп, который был не помазан по повелению девушки. И от того струпа пошли новые струпья по всему телу с того дня, как поехал он в вотчину свою. И снова покрылся он весь струпьями и язвами, как и в первый раз.

Произошло то, что должно было произойти: князь не исцелился. Он получил облегчение, но не исцеление – потому что не желал его. Петр желал вернуть себе прежнюю силу и здоровье, но не стать цельным. И болезнь вернулась вновь. Пришлось вернуться князю на испытанное лечение к девушке. И когда пришел к дому ее, то со стыдом послал к ней, прося исцеления. Она же, нимало не гневаясь, сказала: «Если станет мне супругом, то исцелится». Он же твердое слово дал ей, что возьмет ее в жены. И она снова, как и прежде, то же самое лечение определила ему, о каком я уже писал раньше. Он же, быстро исцелившись, взял ее себе в жены. Таким-то вот образом стала Феврония княгиней. И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божии заповеди.

...

А это чудо произошло уже со мной, когда я замуж вышла и дочку родила. Как-то тогда в декрете долго сидеть было не принято, и я через три месяца после рождения ребенка уже пошла работать. С ребенком сидела свекровь, я молоко сцеживала и ей оставляла, да и работа у меня была рядом – один квартал пройти. На обед домой приду, сама поем и дочку покормлю, молочка свежего нацежу в бутылочку, и обратно на работу. Так месяц отработала, все вроде бы в порядке. А потом как начали меня мучить головные боли, да такие невыносимые, что хоть ложись и помирай. Работать не могу – я бухгалтер, мне надо головой соображать, а какое тут соображение, когда от боли в глазах темнеет. И больничный мне не дают – у вас, говорят, ни температуры, ни других признаков воспаления, и кровь по анализам хорошая. Таблетки выписали с димедролом – а мне их пить-то нельзя – грудью кормлю! Взяла отпуск за свой счет, но это же не лечение: голова как на работе болела, так и дома болит. Причем боли такие, что я спать не могла, все лежала и плакала. Отчаялась совсем. Вот лежу как-то ночью, слезы катятся, и вдруг мне вспомнилось, как по папиным молитвам мама в молодости от смертельной болезни излечилась. И я сама про себя стала молиться: «Святые Петр и Феврония, вы маму мою спасли от смерти, а у меня простая головная боль, пожалуйста, пошлите мне облегчение, ну что вам стоит!». И вот так вот это повторяла, и сама не заметила, как уснула. Проспала долго, чуть ли не полсуток. Свекровь моя, умница, будить не стала, сама с ребенком управилась, кашки ей жидкой сделала, в общем, без маминого молока обошлись. А днем я встала – голова ясная, боли никакой, и чувствую себя такой здоровой, такой отдохнувшей! С тех пор не раз я испытывала на себе силу святых Петра и Февронии, и в любой беде молюсь им. Знаю: они наши семейные молитвенники, и никогда нас не оставят. Дивен Бог во святых своих!

Елена Петровская (Дьяконова), 48 лет, Подольск

Что такое брак ...

Человек призван к тому, чтобы видеть и любить в любимой женщине (или соответственно в любимом мужчине) не только плотское начало, не только телесное явление, но и «душу» – своеобразие личности, особливость характера, сердечную глубину, для которых внешний состав человека служит лишь телесным выражением или живым органом.

Божественный замысел поэтому в том, чтобы брак приносил счастье, чтобы он делал жизнь и мужа, и жены более полной, чтобы ни один из них не проиграл, а оба выиграли. Если все же брак не становится счастьем и не делает жизнь богаче и полнее, то вина не в самих брачных узах; вина в людях, которые ими соединены. По вине тех, кто поженился, одного или обоих, жизнь в браке может стать несчастьем. Возможность в браке быть счастливыми очень велика, но нельзя забывать и о возможности его краха. Только правильная и мудрая жизнь в браке поможет достичь идеальных супружеских отношений.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Свадьба – первое испытание брака

Житие Петра и Февронии ничего не рассказывает нам о свадьбе святых супругов. Известно лишь, что в Муром они прибыли уже мужем и женой – значит, свадьба состоялась в том же селе Ласково, и была очень скромной и тихой. Нет ли здесь урока всем тем, кто мечтает о бурной, пышной свадьбе? Да, день свадьбы должен запомниться. Александра Федоровна Романова в своих дневниках писала, что день свадьбы нужно помнить всегда и выделять его особо среди других важных дат жизни. Это день, свет которого до конца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключения брака не бурная, а глубокая и спокойная. Такая, какой была радость на свадьбе в Кане Галилейской, где присутствовал сам Господь. И ведь та евангельская свадьба тоже не была пышной и богатой: гостям даже вина не хватило… Но тем не менее именно на эту бедную свадьбу пришел сам Бог.

К сожалению, тихая глубокая радость на большинстве свадеб подменяется бурным весельем, зачастую допускающим пошлость и распущенность. И это беда не собственно нашего времени; так было всегда. Еще в IV веке Иоанн Златоуст сетовал на то, что «совершающееся теперь на свадьбах бывает крайне безумно и безрассудно. Подлинно, если бы даже никакое наказание и никакое мучение не угрожало так бесчинствующим, то представь, какое мучение для новобрачных переносить столько срамных слов торжественно, в слух всех, от людей пьяных и расстроенных в уме. Бедные, получая милостыню, благословляют и молятся о подаянии множества благ; а те, после пьянства и обжорства, бросают на голову новобрачных всю грязь насмешек, соревнуя в этом друг с другом некоторым дьявольским соревнованием, и как будто собрались враги, так близкие к ним состязаются друг с другом, чтобы произносить о вступающих в брак слыханные или неслыханные колкости, подражая неприятелям; и это состязание их друг с другом заставляет жениха с невестою испытывать чрезвычайный стыд».

«В браке праздничная радость первого дня должна продлиться на всю жизнь; каждый день должен быть праздником, каждый день муж и жена должны быть новы и необыкновенны друг для друга. Единственный путь для этого – углубление духовной жизни каждого, работа над собой», – писал священник Александр Ельчанинов. Кто же пожелает всю жизнь испытывать не радость, а то постыдное веселье, которое царит на большинстве свадеб?

...

Впервые я узнала о святых Петре и Февронии на собственной свадьбе – нам с мужем подарили большой красивый образ этих святых. Тогда же и произошло чудо, о котором я хочу рассказать. Свадьба у нас была без венчания – знаете, у многих есть такой стереотип – венчаться надо, если все серьезно, а когда не уверен, что проживешь с этим человеком всю жизнь, то лучше не венчаться. Вот и мы так думали, хотя и считали себя верующими. После ЗАГСа гуляли в ресторане. Столы стояли буквой «П», внутри этой «буквы» было свободное место, а на нем – возвышение, как бы подиум. И вот все подарки сложили горкой на этот подиум. А икону поставили на самый верх, так что нам, сидящим во главе стола, образ святых Петра и Февронии был очень хорошо виден. Ну, вы знаете русское застолье – сначала все прилично, потом, как подопьют, начинаются всякие непотребства. Увы, и на нашей свадьбе без этого не обошлось. Один мужичок из дальней родни (уж не помню, чей) хорошенько «принял», и начал не то что буянить, а говорить про всех мерзости – да так громко, на весь зал. Ему говорят – угомонись, пойди, проветрись, а он только пуще раззадоривается. Прошелся по всей родне – ну все вспомнил, кто кому должен, кто кому какую гадость сделал. И главное, родственник-то – седьмая вода на киселе, никогда его не видели и не знали, откуда он это все взял про всех? Словом, стало так противно всем – и вроде бы вывести его надо, а формальных приличий он не нарушает – не дерется, не матерится. Мы с женихом сидим, головы в плечи втянули, ждем, когда он до нас дойдет и тоже что-нибудь ляпнет. И тут мой взгляд упал на подаренную икону. Я молиться: святые Петр и Феврония, не дайте испортить свадьбу до конца, сделайте что-нибудь с этим клеветником! И только я это про себя сказала, как «родственник» вдруг замолчал и потерял сознание. Его вынесли из-за стола, и больше мы в тот вечер его не видели – о нем позаботились без нас, вызвали врача, увезли в больницу. Потом выяснилось, что у него с головой не все в порядке, он неоднократно лежал в психиатрической больнице. Как он попал на свадьбу к нам – неизвестно. Но то, что замолчать его заставили святые Петр и Феврония, у меня в этом сомнений нет.

Юлия, 24 года, Петрозаводск

Разумеется, чтобы быть радостной, свадьба не обязательно должна быть бедной. Но она обязательно должна быть освящена Божьим благословением, которое подается в Таинстве Венчания. Как ни странно, но даже верующие молодые люди не стремятся обвенчаться. Многие испытывают перед венчанием почти суеверный ужас – мол, если обвенчаешься, развенчиваться уже нельзя. Это значит, что молодые, вступая в брак, не надеются на свои силы, не верят, что у них хватит терпения прожить всю жизнь с одним и тем же человеком. Но венчание именно потому и необходимо, что во время этого Таинства муж и жена получают особую благодать, освящающую их брак. Брак в Таинстве Венчания восполняется благодатью Божией на созидание семьи как домашней церкви. Прочный дом может быть воздвигнут только на фундаменте, а подлинная христианская семья основывается на Таинстве Венчания. В христианском браке Божия благодать становится тем фундаментом, на котором возводится здание счастливой жизни семьи.

Участие в Таинстве Венчания, как и во всех других Таинствах, должно быть осознанным и добровольным. Важнейшим побудительным мотивом к Венчанию должно быть стремление мужа и жены жить по-христиански, по-евангельски; на это и дается помощь Божия в Таинстве. Если такого стремления нет, а решили венчаться «по традиции», или потому что «красиво», или для того, чтобы «семья была крепче» и «как бы чего не вышло», чтобы муж не загулял, жена не разлюбила, или по подобным причинам – тогда венчаться не надо. Такое участие в Таинстве Венчания ни к чему хорошему не приведет, и может послужить даже в суд и в осуждение.

Венчаться или нет – каждая пара должна решить сама. Но перед тем, как принимать решение, нужно понять, в чем заключается это Таинство, и почему оно дает особую благодать новобрачным.

Таинство Венчания

...

Служба венчания начинается с молитвы о том, чтобы Господь дал жениху и невесте мирную жизнь, долгие годы жизни, целомудрие, друг ко другу любовь в союзе мира и неувядаемый венец славы вечной; молятся о том, чтобы благодать небесная сошла на них и превратила человеческие отношения в отношения – уже на земле – небесные. Один западный писатель говорит, что разница между верующим и человеком, не знающим Бога, такова, что можно было бы сказать: одни похожи на живых людей, а другие – на статуи, которые могут быть прекрасны, но которым не хватает жизни. Человек верующий – это человек, в которого вошла вечная божественная жизнь. И вот об этой жизни мы и молим Бога, чтобы Он ее дал венчающимся: «Сам, Владыко, теперь ниспосли руку Твою от святаго жилища Твоего, и сочетай (то есть соедини) раба Твоего сего и рабу Твою сию, соедини их в единомудрии, венчай их в плоть едину, даруй им плод чрева (то есть детей), благочадие.

Теперь мы подходим к самому венчанию. Венчание, так же как и обмен кольцами, не просто обряд. В древности каждый раз, когда бывал праздник – самый обыкновенный семейный, или городской, или государственный праздник – люди надевали венцы из цветов. Сейчас это практикуется и при венчании церковном, например, у греков, которые не носят, как мы, при венчании золоченые короны, а надевают венцы из живых цветов. Но кроме этого венцы имеют два других значения.

В Древней Руси в день своего венчания невеста и жених назывались князь и княгиня; почему? – Потому, что в древнем обществе, пока человек не был женат или замужем, он являлся членом своей семьи и был во всем подвластен старшему в семье: отцу ли, деду ли. Только когда человек женился, он делался хозяином своей жизни. Древнее государство состояло как бы из союза суверенных, то есть независимых друг от друга, семей. Они были свободны выбирать свою судьбу. Все вопросы решались в согласии, во взаимном понимании, но каждая семья имела свой голос и свои права. И вот в день, когда совершается венчание, устанавливается, с точки зрения государственной, в понимании древних, новая единица, суверенная, свободная, полноправная – происходит в полном смысле венчание на царство.

Крестный венец

...

Но есть еще и другое значение в этих венцах. Как бы люди друг друга ни любили, они живут в семье, полной проблем, задач, трудностей, иногда опасностей, иногда горя. И вот есть слово в Священном Писании: «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 24: 13). Жизнь требует терпения, стойкости; осуществление любви, осуществление единства, осуществление своего свободного царственного стояния в обществе – все это требует мужества, а порой и подвига. Мы молимся о том, чтобы пришло время, когда, выдержав испытание жизни во всей ее сложности, – а сложнее, чем осуществление совершенной любви, ничего нет, – жених и невеста венчались в вечности венцами мученичества. Мы понимаем мученичество как страдание, но слово мученичество (перевод греческого «мартирион») в первую очередь означает не страдание, но свидетельство. Мученик – это тот, кто свидетельствует перед всем миром о какой-то ценности, в данном случае – о любви, о правде, об истине, о красоте, и кто ни перед чем не останавливается для того, чтобы довести это свидетельство до тех, которым оно нужно. И, конечно, это значит, что истинный свидетель готов и жизнь свою положить для того, чтобы его свидетельство дошло, чтобы оно воссияло, прогремело или тихим образом обдало теплотой, лаской, радостью и надеждой всех окружающих. И мы призываем всех новобрачных, всякого жениха и всякую невесту верить в любовь, верить друг во друга с такой силой, с такой глубиной, чтобы свидетельствовать, чего бы это ни стоило, о любви, о единстве, о том, что все может победить истинная любовь.

Далее по ходу службы венчания жених и невеста, теперь уже увенчанные, слушают два чтения. Одно взято из Послания святого апостола Павла к Ефесянам, из последней главы. В церкви оно читается на старославянском, а мы приводим его на русском языке, потому что многие, посещающие церковь и присутствовавшие при венчании, слышали его на славянском языке, который, вероятно, им не всегда был понятен.

«…благодаря всегда за все Бога и Отца, во имя Господа нашего Иисуса Христа, повинуясь друг другу в страхе Божием. Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но, как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь; потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть (Быт. 2: 24). Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5: 20–33).

Это послание, с одной стороны, говорит об очень глубоких отношениях между Церковью и Христом. Христос пришел на землю спасти человечество; Бог стал человеком, и спасение это Он совершает ценою Своей жизни и Своей смерти. И это первое, о чем должны думать мужья, когда они вступают в брак: им вручается Богом хрупкое существо, которому они сказали: «Я тебя люблю»,  – и эта любовь должна быть такова, что муж готов всем пожертвовать, всей своей жизнью, из-за любви к жене и по любви к своим детям. Муж является главой семьи не потому, что он мужчина, а потому, что он является образом Христа, и жена его и дети могут видеть в нем этот образ, то есть образ любви безграничной, любви преданной, любви самоотверженной, любви, которая готова на все, чтобы спасти, защитить, напитать, утешить, обрадовать, воспитать свою семью. Это каждый человек должен помнить. Слишком легко мужчине думать, что потому только, что он мужчина, он имеет права на свою жену, над своей женой и над своими детьми. Это – неправда. Если он не образ Христа, то никто ему не обязан никаким уважением, никаким страхом, никаким послушанием.

А жена является иконой, образом Церкви. Церковь имеет как бы два лика. Она – невеста, радующаяся о том, что она возлюблена Богом, и возлюблена такой любовью, которая явлена во Христе. Но вместе с тем (и это образ, который дает апостол Павел в одном из своих посланий) она является невестой Агнца, то есть закланного Спасителя. Она – невеста, та, которая настолько – так глубоко, так совершенно – возлюбила своего жениха, что по незыблемой верности может все оставить, все забыть, от всего оторваться по любви к нему и последовать за ним, куда бы он ни пошел, если нужно – даже на страдания, если нужно – на крест.

Вы видите, что в этом послании говорится не о владычестве мужа и подчиненности жены, а о такой взаимной любви, которая является жертвенной, героической любовью мужа, и на которую жена может ответить такой же жертвенной любовью. Это мы должны всегда помнить, потому что слишком часто этот отрывок Священного Писания толкуют ложно: унижая жену и возвеличивая мужа, представляя его гордым властителем.

Господь освящает брак

За чтением из Апостола следует чтение из Евангелия от Иоанна, самое начало второй главы. Я его приведу по-русски:

...

«На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что́ Мне и Тебе, Же́но? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что́ скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе. Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его» (Ин. 2: 1–11).

Я хочу обратить ваше внимание вот на что. Христос пришел на бедную свадьбу. Люди собрались в маленькой деревне, на хуторе каком-то, пришли, изголодавшись по радости – не по выпивке, конечно, а по дружбе, по свету, по теплу, по ласке – и начался бедный деревенский пир. Через самое короткое время, вероятно, то немногое, что было приготовлено, было съедено, и то вино, которое было припасено, было выпито. И тогда Божия Матерь обращает внимание Своего Божественного Сына на то, что вино уже выпито. Что Она этим хотела сказать? Неужели Она говорит Своему Сыну: сделай, мол, что-нибудь, чтобы они еще могли бы пить и пить, и напиться так, чтобы свалиться под скамьи, – неужели этого Она хотела? Нет; Она, конечно, видела, что их сердца так истосковались по радости, по счастью, по тому чувству, которое дает забыть все тяготы мира, все, что давит, гнетет; сердца еще полны желания пребыть в царстве этой любви жениха и невесты, созерцать небесное видение ласки. И Христос обращается к Ней с вопросом, который смущает многих: «Что Мне и Тебе, Жено?» В некоторых переводах и в некоторых толкованиях Отцов: «Что между Мной и Тобой? Почему именно Ты ко Мне обращаешься с этим вопросом? Неужели потому, что Я – Твой Сын и Ты думаешь, что у Тебя есть надо Мной какая-то власть? В таком случае наши отношения только земные, плотские, в таком случае Мой час, час небесных чудес, еще не пришел…» Матерь Божия Ему не отвечает в том смысле, что: как же так, разве Я не Твоя Мать? И не отвечает также: «Разве Я не знаю, что Ты – Сын Божий?» Она только обращается к окружающим и их делает как бы соучастниками Своей веры; Она говорит слугам: «Что бы Он вам ни сказал – сделайте…» Этим Она говорит действием, а не словами Своему Сыну: «Я знаю, кто Ты, Я знаю, что Ты – Мой Сын по плоти и что Ты – Бог, сошедший в мир для спасения мира, и Я потому к Тебе обращаюсь не как к Сыну, а как к Богу Своему, Творцу, Промыслителю, Тому, Который может любить землю до смерти…» И тогда совершается чудо, потому что пришло в мир Царство Божие верой одного человека. Какой же это нам урок о том, что и мы можем – каждый из нас – верой как бы открыть дверь приходу Христа и создать ситуацию, которая даст возможность Богу чудодейственно изменить обстановку, полную тоски, неудовлетворенности, и сделать из нее обстановку ликующей, торжествующей радости!

Что дальше? – Все очень просто: да, слуги почерпали вино, да, они принесли его хозяину, распорядителю праздника; но с нами остается одно важное событие: то, что в этот момент вера одного человека сделала земную обстановку небесной. И еще другое: единственная заповедь, которую дала нам Матерь Божия: «что бы Он вам ни сказал – сделайте…» Когда радости вашей начнет приходить конец, когда вы уже почувствуете, что вы друг другу дали все, что вы только могли дать, что нового вы ничего не можете сказать, что вы можете только повторять: «Я тебя люблю», выразить это не можете по-новому, тогда прислушайтесь к тому, что Бог говорит в ваших сердцах, прислушайтесь глубоко к тому, что Он вам скажет, – и что бы Он вам ни сказал, то сделайте; и тогда вода обычной жизни – серость жизни, бесцветность ее – вдруг просияет. Мы все видели иногда землю, покрытую росой. К восходу солнца это поле – серое, даже зелень, покрытая этими каплями воды, как бы тускнеет; и вдруг поднялось солнце, и все засверкало, засияло цветами радуги. Так и жизнь, которая потускнела, может превратиться в торжество, стать прекрасной потому только, что мы дали Богу место в ней, она может засиять, как это поле, всеми цветами радуги и красоты.

Нам заповедана взаимная любовь

...

После чтения Евангелия, как и в литургии, начинается короткая ектенья, то есть короткий ряд молитв, в которых мы приносим Богу свои прошения о новобрачных. Это естественно вытекает из чтения Евангелия, потому что всякое чтение из Евангелия говорит о том, что нам заповедана взаимная любовь, а взаимная любовь всегда выражается для верующего в горячей, сердечной молитве о тех, кого он любит; и, с другой стороны, смысл молитвы заключается в том, чтобы сделать жизнь новобрачных достойной и всячески поддержать все благородное, что в них есть. И вот эта ектенья, в частности, заканчивается Молитвой Господней «Отче наш». «Отче наш» — это молитва Церкви, это единственная молитва, которую нам заповедал Господь, и она тем замечательна, что когда мы говорим «Отче наш», мы говорим не только о личном нашем Отце Небесном, и даже не об Отце Небесном, Который является Отцом всех нас, здесь собравшихся, но и об Отце Господа нашего Иисуса Христа. Этим мы включаемся в тайну Спасителя; как говорится в одном месте у апостола Павла, «жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге» (Кол. 3: 3); и вот эту молитву мы приносим как бы из глубин Христовой любви, из глубин таинства единства Спасителя Христа с Небесным Отцом. Подробнее говорить об этой молитве я сейчас не могу, но нам надо помнить, что это молитва, которая и Христа, и нас соединяет в одном прошении, в одном крике души, – с тем, чтобы все в нас было достойно христианского призвания.

Брак, как говорилось в самом начале, рассматривается как начало Царства Божия. И эта молитва является молитвой Царства Божия по преимуществу. Дальше она расцветает, – расцветает тем, что жених и невеста пьют из одной чаши. Это воспоминание о том времени, когда бракосочетание совершалось во время литургии, и эта чаша – то, что осталось от древнего обычая жениху и невесте причащаться вместе. С тех пор чин развился. Мы допускаем до венчания не только православных, но и верующих инославных, которые не могут вместе с православными причаститься от одной чаши, и поэтому эта чаша символизирует, как бы издали, приобщенность. А с другой стороны, вы, наверное, помните, как в древности говорили о том, что чаша, которая испивается, представляет собой человеческую судьбу. И вот «пить чашу до дна» — это значит разделить судьбу до самого дна, то есть до самой глубины приобщенности. И жених с невестой так именно приобщаются этой чаши, которая перед тем коротко благословляется священником. После чего священник их водит вокруг аналоя, на котором лежит Евангелие Христово. Три раза они обходят его вслед за священником. Число три в Ветхом Завете, как и в Новом, означает полноту времени. В постриге, как и в начале венчания, три раза ставится вопрос: «Хочешь ли ты?..» Первый раз ты можешь быть взят врасплох, второй раз ты можешь ответить полууверенно, а в третий раз ты должен поступить с совершенной уверенностью. Так и тут – жених и невеста три раза ведутся вокруг аналоя, на котором лежит Евангелие; а Евангелие – это, с одной стороны, слово Божие, то, что проповедано нам Христом, а с другой стороны, оно как бы икона, потому что Христос называется Божиим Словом: Он должен быть в центре того шествия, которое представляет собой человеческая жизнь.

Брак – начало Царствия Божия

...

Мы подходим сейчас к концу службы венчания. Под руководством священника, несущего крест и обещающего победу, жених и невеста обошли аналой, на котором лежит святое Евангелие, образуя этим троекратным обхождением весь жизненный путь, в центре которого будет Бог и Его учение. Когда они стали на свои места, с них с краткой молитвой снимаются венцы. Жениху предписывается ходить в мире и совершать в правде заповеди Божии, невесте – радоваться о своем муже и жить достойно заповедям Господним. И затем читаются две короткие молитвы:

«Боже, Боже наш, пришедый в Кану Галилейскую, и тамошний брак благословивый, благослови и рабы Твоя сия, Твоим промыслом ко общению брака сочетавшыяся; благослови их входы и исходы; умножи во благих живот их, восприими венцы их в царствии Твоем, нескверны, и непорочны, и ненаветны соблюдаяй, во веки веков».

И вторая:

«Отец, Сын, и Святый Дух, Всесвятая, и Единосущная, и Живоначальная Троица, Едино Божество и Царство, да благословит вас, и да подаст вам долгожитие, благочадие, преспеяние живота и веры, и да исполнит вас всех сущих на земли благих, да сподобит вас и обещанных благ восприятия, молитвами Святыя Богородицы, и всех святых, аминь».

Здесь снова нам раскрывается Святая Троица как Учредитель, Охранитель и как Образ совершенной взаимной любви, Троица Единосущная, Которая по любви и по природе Едина, Которая дает жизнь, Которая благословляет нас… И затем мы просим о таких простых вещах, как долгая жизнь, добрые дети, преуспеяние в жизни, умножение веры и всех сущих на земле благ.

Уже раньше в одной молитве мы просили о том, чтобы Господь дал венчающимся все, что земля может дать самого лучшего, с тем, чтобы они в первую очередь уделяли другим, с тем, чтобы получив от Бога, по Божией любви, по милосердию все, что земля может дать, – и они по милосердию, по любви, с лаской давали тем, кто пребывает в какой бы то ни было нужде, – и душевной, и телесной. Мы молились и о том, чтобы Господь благословил этот брак по молитвам родителей, потому что, как сказано, благословение родителей утверждает дома детей (Сир. 3: 9). Как это все прекрасно! Мы видим, что в тайне Святой Троицы соединяются и небо, и земля, что все самое прекрасное, о чем можно только мечтать, делается реальностью или, по крайней мере, возможностью, если только мы смело, порой героически, будем совершать свой земной путь.

В самом конце чина венчания мы приносим молитву Божией Матери, Деве Богородице, Которая так возлюбила мир, что Она Своего Сына свободно отпустила на жизнь ради человечества и на смерть крестную, мучительную ради спасения человечества. Она все может понять, Она в Своей чистоте и святости может понять и безбрачного, и женатого; Она в Своей чистоте может понять всю тайну человеческой природы с ее борением и, вместе, с неизмеримой красотой человеческой души и с неизмеримым достоинством человеческого тела. И поэтому мы заканчиваем службу молитвой Божией Матери:

«Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова Рождшую, сущую Богородицу Тя величаем».

И за этим священник произносит следующее благословение:

«Иже в Кане Галилейстей пришествием Своим честен брак показавый, Христос истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных апостол, святых боговенчанных царей, равноапостолов Константина и Елены; святого великомученика Прокопия, и всех святых, помилует и спасет нас, яко Благ и Человеколюбец».

И затем поется многолетие: Многая, многая лета жизни – подвижнической, чистой, достойной и Бога, и той взаимной любви, которая привела к браку жениха и невесту. На этом заканчивается служба венчания.

Из книги митрополита Антония Сурожского «Таинство любви»

По окончании Таинства священник дает молодым наставление. Как правило, это совершается у алтаря, не прилюдно, так что слышат его только новобрачные. Рассказывают, что отец Александр Мень давал молодым конверты с советами. Здесь были как общие рекомендации, так и отдельные пожелания каждому из супругов. Перечитывая эти, в общем-то нехитрые правила, понимаешь, что они вряд ли когда-нибудь утратят свою актуальность.

Правила для молодоженов

1. Не ворчите.

2. Не старайтесь обязательно переделать своего супруга(у).

3. Не ищите недостатков друг у друга.

4. Цените достоинства и говорите об этом.

5. Уделяйте внимание супругу(е).

6. Не допускайте грубости и брани.

7. Читайте специальную литературу о супружеских отношениях.

Вопросы для мужей

1. Ухаживаете за женой? Дарите ли цветы, помните ли о годовщинах?

2. Не критикуете ли ее при чужих?

3. Даете ли ей деньги для личных расходов?

4. Помогаете ли в дни упадка, усталости, нервозности? Понимаете ли настроение?

5. Проводите ли хотя бы половину времени отдыха с женой?

6. Не сравниваете ли ее с матерью или другими женами в вопросах хозяйства?

7. Интересуетесь ли ее делами, жизнью?

8. Не ревнуете ли, когда с ней танцуют или дарят знаки внимания?

9. Используете ли все, чтобы похвалить ее?

10. Благодарите ли ее за мелкие услуги?

Вопросы для жен

1. Предоставляете ли мужу свободу в делах? Не критикуете ли его и его сотрудников?

2. Делаете ли ваш дом привлекательным?

3. Следите ли за меню?

4. Живете ли интересами мужа?

5. Можете ли без нытья перенести трудности, не сравнивая мужа с другими?

6. Стараетесь ли дружно жить с родными мужа?

7. Считаетесь ли со вкусом мужа, одеваясь?

8. Стараетесь ли следить за новостями, чтобы понимать интеллектуальные интересы мужа?

Ежедневный хлеб любви ...

После заключения брака первые и главнейшие обязанности мужа по отношению к его жене, а у жены – по отношению к мужу. Они двое должны жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Прежде каждый был несовершенен. Брак – это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна. Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за счастье и высшее благо другого.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Но вернемся к героям нашей книги. Какое-то время Петр и Феврония жили тихо и незаметно. Незаметно для окружающих людей. Но, конечно, и они не миновали того сложного периода, который называется «притиркой». Князь Петр, как мы знаем, был человеком решительным и действующим. Но и у Февронии был характер. Так что и ему, и ей пришлось начинать с первого урока, который проходят все молодожены – с урока терпения. В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера и нрава, так и недостатки и особенности привычек, вкуса, темперамента, о которых вторая половина и не подозревала. Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу, что будут вечные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь преодолевают все, и две жизни сливаются в одну, более благородную, сильную, полную, богатую, и эта жизнь будет продолжаться в мире и покое.

«Конечно, вначале, – пишет Паисий Святогорец, – пока семейная жизнь новобрачных не войдет в нормальное русло и пока они не узнают друг друга как следует, они могут испытывать некоторые трудности. Такое происходит в начале любого дела. Несколько дней назад я наблюдал за одним птенцом. Он в первый раз вылетел из гнезда, чтобы найти себе пищу. Бедняжка не умел ловить насекомых и, летая на высоте человеческой ладони от земли, потратил целый час, пока не поймал какую-то козявку. Глядя на птичку, я размышлял о том, что любое дело начать не просто. Выпускник университета, получив диплом и начав работать, на первых порах испытывает трудности. Послушник в монастыре в начале своей иноческой жизни тоже испытывает трудности. И молодой человек, вступивший в брак, тоже будет испытывать трудности на первых порах».

Житие не говорит, сколько именно прожили вместе супруги до того, как стали править Муромом. Может быть, год или два, а может, и десять лет. Но когда князь Павел скончался, благоверный князь Петр после брата своего «стал самодержцем в городе своем».

Как жили до этого Петр и Феврония, нам не сказано. Автор жития пишет, что жили они благочестиво. Но значит ли это, что жизнь их была безоблачной? Быть может, и так. Но брак не бывает без испытаний, и они начались – в тот час, когда Петр стал правителем Мурома. Потому что бояре, по наущению жен своих, не любили княгиню Февронию, потому что стала она княгиней не по происхождению своему; Бог же прославил ее ради доброго ее жития. Однажды кто-то из прислуживающих ей пришел к благоверному князю Петру и наговорил на нее: «Каждый раз, – говорил он, – окончив трапезу, не по чину из-за стола выходит: перед тем как встать, собирает в руку крошки, будто голодная!» И вот благоверный князь Петр, желая ее испытать, повелел, чтобы она пообедала с ним за одним столом. И когда кончился обед, она, по обычаю своему, собрала крошки в руку свою. Тогда князь Петр взял Февронию за руку и, разжав ее, увидел ладан благоухающий и фимиам. И с того дня он ее больше никогда не испытывал.

Зависть и сплетни погубили не один брак. Но погубили именно потому, что супруги не смогли им противостоять. Из повести мы знаем, что Петр испытал Февронию после того, как ему наговорили на нее. Значит ли это, что сердце его дрогнуло? Вовсе нет. Это испытание было не для него, а для людей – для того, чтобы раз и навсегда прекратить любые пересуды.

...

Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

...

Как и многие девушки моего поколения, я мечтала выйти замуж за иностранца. Тогда границы только-только открылись, и мы получили возможность ездить куда угодно. На первом курсе института я по студенческому обмену попала в Германию, с тайной надеждой, что моя мечта о заграничном браке осуществится. Так и случилось: влюбился в меня аспирант-немец, ухаживал очень галантно, по-европейски, тем меня и покорил. Иоганну тогда всего-то было 25 лет, но в глазах семнадцатилетней девчонки он уже был совсем взрослым, зрелым мужчиной. Весной мне исполнилось восемнадцать, а летом мы поженились. Жили хорошо, я перевелась в немецкий университет, а он, закончив аспирантуру, стал там же преподавателем. Так что мы не расставались ни днем, ни ночью.

Пять лет мы прожили душа в душу. У нас родились дети, близнецы, мальчик и девочка. И когда им исполнился год, начались у нас с мужем разногласия. Я предлагала взять няню, чтобы у меня была возможность работать (мне как раз предложили место переводчика в русско-германской фирме). Иоганн же настаивал, чтобы я продолжала сидеть дома и воспитывать детей сама. А мне было это невыносимо! Я и так чувствовала себя одинокой в чужой стране. Мужа я любила, но общались-то мы на немецком языке! И все окружение – немцы, ни одной родной души… Конечно, когда родились дети, мне стало не до скуки, но прошел год, и стало ясно, что близняшки растут немцами, даже меня они называли не «мама», а «мами» – на немецкий манер. Это мне казалось просто ужасным! Да я и сама, кажется, начала забывать русский язык. И тут появляется возможность разговаривать на русском каждый день! И видеться с соотечественниками. Я все-таки настояла на своем: наняла няню, пошла работать. Но работа мне радости не принесла: переводить приходилось в основном документы, русские приезжали редко и со своими переводчиками. Я же день-деньской сидела за компьютером в окружении тех же немцев. Зарплата была, правда, приличная, но я понимала, что совершила ошибку, не послушав Иоганна. С тех пор, как я пошла работать, между мной и мужем как черная кошка пробежала. Он всем недоволен, меня в нем все раздражает… Раньше я все успевала сделать по дому, и обед приготовить, и убраться, и за детьми присмотреть. А теперь мы стали питаться кое-как, в доме вечный беспорядок, оба усталые, злые… Начались ссоры, скандалы… А потом случилось несчастье: няня дала малышам апельсиновый сок, а у них на него страшная аллергия. Дети попали в больницу, получилось – по моей вине. У нас и так с мужем отношения были натянутыми, а тут еще эта беда… Я боялась, что он обозлится совсем, но даже не подозревала, во что это выльется. Пока дети в больнице были, Иоганн мне ничего не говорил, не обвинял меня, даже казался каким-то заботливым, сочувствующим. А когда малыши поправились, он пригласил в дом адвоката и заговорил о разводе. Как сейчас помню этот страшный разговор… По словам адвоката выходило, что прав у меня никаких нет, дети останутся с мужем. А я должна быть благодарна, что меня не посадят в тюрьму: оказывается, я должна была ей не просто рассказать, что можно или нельзя давать детям, но и прописать это в контракте… В тот же день приехала свекровь и увезла близнецов. Муж уехал с ними, а я осталась дома одна. Я была в таком отчаянии, что даже плакать не могла. Просто ходила в прострации по дому, а потом, не в силах смотреть на пустые детские кроватки, игрушки, вышла на улицу и пошла, куда глаза глядят. Иду я по городу, мимо меня проносятся машины, люди куда-то спешат, а я ничего не вижу и не слышу. И вдруг сквозь эту тишину внутреннюю до меня донеслись несколько слов по-русски. Я словно от сна очнулась, догнала этих женщин, которые на русском говорили, остановила их и расплакалась. Ничего им сказать не могу, просто стою и рыдаю. А они, оказывается, шли в православный храм на вечернюю службу. И меня с собой взяли. Там мне дали воды, я успокоилась и всю службу просидела на скамеечке в притворе. А потом ко мне подошел священник и мы долго с ним разговаривали. Он меня утешил и дал бумажную иконку, объяснил, что это – святые Петр и Феврония Муромские, покровители брака и семьи. Еще дал молитву и сказал, чтобы я ее читала утром, днем и вечером. И я стала молиться – ничего не понимая из слов молитвы, но почему-то все время плакала, когда их читала.

Прошла неделя, от мужа – никаких известий, хотя он пообещал мне через адвоката прислать документы и вызов в суд. В воскресенье я пошла в церковь на утреннюю службу. И во время службы все Петра и Февронию вспоминала. А когда вернулась, вижу – перед домом стоит машина мужнина. И сам Иоганн на пороге меня встречает, что-то говорит, но я его не понимаю, только слышу, что наверху, в детской, кто-то возится и кричит… Я влетаю в детскую, обнимаю малышей, целую их, плачу… входит Иоганн, обнимает нас и сам плачет. Так вот и помирили нас Петр и Феврония. Стали мы с Иоганном в русский храм ходить, муж потом крестился, мы обвенчались. И мне на приходе дело нашлось: с маленькими детьми сидеть в игровой комнате, пока родители на Литургии. И своих малышей я с собой брала. Так они и выросли при церкви, и русский язык выучили. Так вот Петр и Феврония и семью нашу сохранили, и помогли детей вырастить русскими людьми.

Людмила, 33 года, Берлин

Терпение – лекарство против гнева и ненависти

...

Долгом в семье является бескорыстная любовь. Каждый должен забыть свое «я», посвятив себя другому. Каждый должен винить себя, а не другого, когда что-нибудь идет не так. Необходимы выдержка и терпение, нетерпение же может все испортить. Резкое слово может на месяцы замедлить слияние душ. С обеих сторон должно быть желание сделать брак счастливым и преодолеть все, что этому мешает. Самая сильная любовь больше всего нуждается в ежедневном ее укреплении. Более всего непростительна грубость именно в своем доме, по отношению к тем, кого мы любим.

Удерживайтесь от ссоры. Не ложитесь спать, затаив в душе чувство гнева. В семейной жизни не должно быть места гордости. Никогда не нужно тешить свое чувство оскорбленной гордости и скрупулезно высчитывать, кто именно должен просить прощения. Истинно любящие такой казуистикой не занимаются, они всегда готовы и уступить, и извиниться. Еще один секрет счастья в семейной жизни – это внимание друг к другу. Муж и жена должны постоянно оказывать друг другу знаки самого нежного внимания и любви. Счастье жизни составляется из отдельных минут, из маленьких, быстро забывающихся удовольствий от поцелуя, улыбки, доброго взгляда, сердечного комплимента и бесчисленных маленьких, но добрых мыслей и искренних чувств. Любви тоже нужен ее ежедневный хлеб.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Семья – крест житейский

Минуло немалое время, и вот однажды пришли к князю бояре его во гневе и говорят: «Княже, готовы мы все верно служить тебе и тебя самодержцем иметь, но не хотим, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими. Если хочешь оставаться самодержцем, пусть будет у тебя другая княгиня. Феврония же, взяв богатства, сколько пожелает, пусть уходит куда захочет!» Блаженный же Петр, в обычае которого было ни на что не гневаться, с кротостью ответил: «Скажите об этом Февронии, послушаем, что она скажет».

Здесь, наконец, летописец открывает нам еще одну сторону князя Петра: оказывается, в его обычае было ни на что не гневаться. Это говорит о том, что не только его супруга Феврония обладала даром прозорливости. Петр тоже был провидцем, потому что человек, чье сердце освобождено от гнева, смотрит глубже и видит истинную сущность вещей. Именно потому что Петр эту сущность видел, он и позволил Февронии принимать решение самой.

Неистовые же бояре, потеряв стыд, задумали устроить пир. Стали пировать, и вот, когда опьянели, начали вести свои бесстыдные речи, словно псы лающие, отрицая Божий дар святой Февронии исцелять, которым Бог наградил ее и по смерти. И говорят они: «Госпожа княгиня Феврония! Весь город и бояре просят у тебя: дай нам, кого мы у тебя попросим!» Она же в ответ: «Возьмите, кого просите!» Они же, как едиными устами, промолвили: «Мы, госпожа, все хотим, чтобы князь Петр властвовал над нами, а жены наши не хотят, чтобы ты господствовала над ними. Взяв сколько тебе нужно богатств, уходи куда пожелаешь!» Тогда она сказала: «Обещала я вам, что, чего ни попросите – получите. Теперь я вам говорю: обещайте мне дать, кого я попрошу у вас». Они же, злодеи, обрадовались, не зная, что их ждет, и поклялись: «Что ни назовешь, то сразу беспрекословно получишь». Тогда она говорит: «Ничего иного не прошу, только супруга моего, князя Петра!» Они же ответили: «Если сам захочет, ни слова тебе не скажем». Враг помутил их разум – каждый подумал, что, если не будет князя Петра, придется ставить другого самодержца: а ведь в душе каждый из бояр надеялся самодержцем стать.

И снова, как и в юности, Феврония «просила князя себе». Но перед этим предложила боярам взять, кого они просят – прекрасно понимая, что взять они не могут, потому что взять можно лишь то, что является с тобой одним целым.

И блаженный князь Петр не захотел нарушить этой цельности, не захотел преступить Божиих заповедей ради царствования в жизни этой, он по Божьим заповедям жил, соблюдая их, как богогласный Матфей в своем Благовествовании вещает. Ведь сказано, что если кто прогонит жену свою, не обвиненную в прелюбодеянии, и женится на другой, тот сам прелюбодействует. Сей же блаженный князь по Евангелию поступил: пренебрег княжением своим, чтобы заповеди Божьей не нарушить.

Снова Петр приносит жертву ради любви. И теперь его жертва велика: ради Февронии он жертвует княжеством. А ведь это не только власть, это и благополучие людей, которыми он правил. И тем не менее, Петр приносит эту жертву, потому что понимает: нарушив целостность, он станет ущербным. И через эту ущербность в него может войти и грех, и болезнь, и любое преступление. Петр и Феврония являют нам пример евангельской любви, такой, о которой пишет Паисий Святогорец:

...

«Жена, говорит Евангелие, должна бояться мужа – то есть она должна его чтить. А муж должен любить жену. В любви присутствует уважение. В уважении присутствует любовь. То, что я люблю, я одновременно и чту. То, что я чту, я люблю. То есть любовь и почтение – это не разные вещи: это одно и то же. Однако люди уклоняются от этой гармонии Божией и не понимают смысла евангельских слов. Так муж, превратно истолковывая Евангелие, говорит жене: “Ты должна меня бояться!” Чудак-человек, да если бы она тебя боялась, она бы за тебя и замуж не пошла! А некоторые женщины говорят свое: “А почему это жена должна бояться мужа? Нет, такого я принять не могу. Что это еще за религия такая? Дискриминация!” Но посмотри, что говорит Священное Писание: “Нача́ло прему́дрости стра́х Госпо́день”. Страх Божий есть почтение к Богу, благоговение, духовная скромность. Этот страх приводит тебя к благоговейному трепету, это что-то священное. То равенство с мужчинами, к которому стремятся некоторые женщины, может быть оправдано лишь до какого-то предела. Сегодня женщины работают и участвуют в голосовании наравне с мужчинами. Поэтому они заразились каким-то нездоровым духом и думают, что равны с мужчинами во всем. Конечно, души мужчин и женщин одинаковы. Но если муж не любит жену, а жена не чтит мужа, то в семье возникает разлад.

Когда один из супругов любит другого, то, даже находясь вдали от него – если этого потребуют обстоятельства, – он все равно будет близко, потому что для любви Христовой не существует расстояний. Однако если, Боже упаси, между супругами нет любви, то они, даже находясь рядом, могут быть, по сути, друг от друга далеко. Поэтому каждый из супругов должен стараться всю свою жизнь сохранить любовь к другому, принося себя в жертву ради него».

Петр, обычно решительный, склонный к немедленному действию – от решения уклонился, передав его Февронии. А Феврония поступила еще мудрее: предоставила все решать боярам – если они выполнят ее условие. Какое же невероятное взаимопонимание было между князем и княгиней, если он с такой легкостью доверил ей их общую судьбу, а она рассудила так хитроумно, что остались довольны все: и она, и Петр, и бояре. В разнице характеров кроется божественная гармония

...

«Я не нахожу общего языка со своей женой! – жалуются мне некоторые мужья. – Мы совершенно разные по характеру! Она человек совершенно другого склада. Как же Бог допускает такие несуразицы? Неужели Он не мог устроить все таким образом, чтобы у супругов были одинаковые характеры, так, чтобы они могли жить духовно?» – «Неужели вы не понимаете, – отвечаю им я, – что в разнице характеров кроется божественная гармония? Разные характеры слагаются в гармонию. Представь, если бы и у тебя, и у твоей жены были одинаковые характеры! Да Боже упаси! Представь, что бы было, если бы, к примеру, и ты, и твоя жена легко приходили в негодование. Вы бы не оставили от вашего дома камня на камне! А если бы у обоих супругов были одинаково мягкие, кроткие характеры? Да вы бы спали на ходу! Если бы ни у тебя, ни у твоей жены нельзя было зимой выпросить снега – то вы бы, конечно, подходили друг к другу, но и пошли бы оба в адскую муку. А если бы оба были расточительными? Разве вы смогли бы вести домашнее хозяйство? Вы пустили бы ваше состояние на ветер, а дети остались бы под открытым небом».

Если тяжелый, своенравный человек найдет и жену себе под стать – такую, что хоть кол ей на голове теши, а она будет делать по-своему, – то они, конечно, друг другу подойдут. Разве не так? Однако через день совместной жизни они вцепятся друг другу в волосы! Поэтому смотри, как все устраивает Бог: Он делает так, чтобы хороший, добрый человек вступил в брак со строптивым, и тогда второй из супругов сможет получить помощь, потому что изначально он мог быть расположен по-доброму, но в молодом возрасте мог увлечься злым.

Не бывает брака без испытания. И часто это испытание приходит извне, от людей посторонних. Брак Петра и Февронии подвергся испытанию со стороны бояр; но и родные, и близкие вполне могут разрушить брак, если кто-то попытается вмешаться в течение семейной жизни. В своей семье муж и жена могут достичь согласия, договориться о всяком деле. Даже там, где нет единства взглядов. Ведь самоотверженность обязательно присуща любви. Как принесенный от любви дар одинаково счастливит и того, кто дарит, и того, кто его получает, так уступчивость – дар своего согласия с милым – радует обоих супругов. Нередко семейное обсуждение привлекает внимание кого-нибудь из родных и близких. Чаще всего родителей. Здесь мамам и папам нужно быть очень осторожными, чтобы своим вмешательством не разрушить единомыслия в молодой семье.

Преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Ум – хорошо, два – лучше, а три – хоть брось». И, действительно, Между супругами согласие может быть достигнуто по любому вопросу. Путем ли длительных обсуждений, уговоров или просто любезной уступки. Это согласие полюбовное, и никто не чувствует себя ущемленным. Но с вмешательством третьего лица согласие зачастую становится вынужденным. Двое против одного. В таком случае для кого-то из супругов пренебрежение его мнением может показаться несправедливым. Если подобные ситуации «легкого» давления чьих-либо папы или мамы будут частыми, то в обиженном супруге может развиться мелочное упрямство, желание обязательно настоять на своем во всякой несущественной мелочи, как бы в противовес другим недобровольным уступкам. А скапливающиеся обида и раздражение обязательно усложнят отношения как с родителями, так и между супругами.

...

То, что произошло со мной недавно, я иначе как чудом, назвать не могу, хотя чудо это произошло не видимым образом, а внутри меня. Недавно моя дочь вышла замуж за очень хорошего и порядочного молодого человека. Они вместе учились в университете в Москве, несколько лет дружили, Володя приезжал к нам в гости, все складывалось отлично. За исключением одного но: жених этот был из очень богатой семьи. Казалось бы – радоваться надо, но меня это сильно настораживало. Ведь наша семья не то что небогатая – мы живем на пороге бедности, впрочем, как и большинство россиян. В год, когда моя дочка Олеся заканчивала институт, я просто потеряла покой. Ведь приближался срок свадьбы (было решено: пока она учится, жениться не будут, и на этом настояла я). Понятно, что свадьба молодого человека из такой семьи будет роскошная. И семья невесты обязательно должна что-то в нее вложить – мысли о том, что все будет устроено на средства семьи жениха, я не допускала. А нам вкладывать-то нечего! Даже на более или менее приличное платье для дочки у меня денег не было. То есть я бы могла купить ей платье, которое смотрелось бы вполне пристойным у нас в городе и среди наших гостей. Но там, в Москве, в окружении олигархов, такое платье будет поводом для насмешек. Быть может, кому-то это покажется глупостью, но у нас в роду была всегда собственная гордость. Никто из наших предков не шиковал – но никто и не ходил в «бедных родственниках». Для меня была невыносима сама мысль о том, что на мою девочку будут смотреть как на бесприданницу. Тем более что те Володины друзья детства, которые уже женились, выбрали себе невест из своего круга. Я себе представляла, как эти друзья и их жены будут на свадьбе смотреть на невесту, что они будут думать. Наверняка все решат, что богатого московского паренька окрутила хваткая провинциалка, ничего из себя не представляющая. Это было мне как острый нож в сердце. Я думала – уж лучше бы она нашла себе обычного парня, хоть и не богача, может, даже какого-нибудь недотепу или пьяницу, но зато ровню. А так над ней будут смеяться всю жизнь. Вот такие безумные мысли приходили в мою голову! Я дошла до того, что хотела уже их каким-нибудь образом поссорить, вот какой грех решилась на душу взять, и все из-за гордости. А я совсем недавно не была особо верующей. В церковь заходила, но буквально на 15 минут – свечки поставить. И это было в основном, когда мне требовалась поддержка в сложной ситуации. И перед тем, как дочке защищать диплом, я тоже зашла в церковь – поставить свечки, чтобы дочка все нормально сдала. А надо сказать, что я всегда ставила свечи ко всем иконам. Храм у нас немаленький, и я, конечно, покупала самые дешевые – и так это был удар по карману. Но мне казалось, чем больше поставлю, тем больше шансов, что мне помогут. Вот я накупила свечей по числу подсвечников и стала, по привычке, обходить храм. И выяснилось, что одной свечки не хватило – остался еще подсвечник. Мне это было странно, я ведь знаю, сколько в церкви подсвечников, я же давно уже их все сосчитала и всегда покупала именно столько свечей! Я с удивлением смотрела то на подсвечник, где еще не было моей свечи, то на икону, перед которой он стоял… и вдруг до меня дошло, что икона-то новая – раньше это место пустовало. Тут как раз подошла служительница церкви и стала чистить этот подсвечник. Я спросила у нее, что это за новая икона, и кто на ней изображен. «Святые князь и княгиня Петр и Феврония Муромские, муж и жена, покровители православного брака» – ответила женщина. «И что, – спросила я, – они счастливо жили вместе?» – «Да, и умерли в один день», – кивнула служительница. И знаете, в тот момент для меня это было как доказательство моей правоты насчет дочки. «Князь и княгиня прожили счастливо именно потому что князь женился на девушке своего круга – в те времена князья не брали в жены простушек!». Я купила свечку – дорогую и толстую, поставила ее перед иконой Петра и Февронии и попросила святых князей, чтобы Володя и Олеся раздумали жениться. И еще хитро так сказала той женщине-служительнице: вот, дочка замуж собирается, так поставлю за нее свечку покровителям брака, чтобы все у нее сложилось хорошо. Ну, в моем понимании «хорошо» – чтобы свадьбы не было. А эта служительница улыбнулась, головой закивала и говорит: правильно вы сделали, именно им и надо молиться обо всех вступающих в брак. Мы разговорились, она стала рассказывать мне житие Петра и Февронии. Каково же было мне узнать, что Феврония была не дочерью князя или боярина, а простой девушкой! И что над ней тоже смеялись, но любовь преодолела все насмешки, и в конце концов, она доказала свое право быть рядом с любимым человеком! Меня словно обухом по голове ударило. Я вдруг поняла, что собираюсь сделать страшную вещь – разрушить жизнь дочери… Я стала просить прощения у Петра и Февронии и молиться за дочку, чтобы все со свадьбой удалось. Это было весной, а летом Володя и Олеся поженились. Свадьба и в самом деле была шикарная, но никто не насмехался ни над моей дочерью, ни надо мной! Гости со стороны жениха, те самые «надменные толстосумы», оказались очень приветливыми и простыми людьми. Они хвалили мою дочку за красоту и за ум – Олеся защитила диплом на «отлично» и получила работу в хорошей фирме. А я радовалась и за наших детей, и за то, что святые Петр и Феврония меня вразумили и привели к настоящей вере!

Юлия, 50 лет, Нижний Новгород

Вне Другого нет спасения

Мы снова возвращаемся к жертвенной стороне любви, к умению отойти в сторону ради Другого. «Ох, этот другой, – пишет С. Аверинцев, – он же, по словам Евангелия, Ближний! Все дело в том, что мы его не выдумали – он неумолимо, взыскательно предъявляет нам жесткую реальность своего собственного бытия, абсолютно не зависящую от наших фантазий, чтобы вконец нас измучить и предложить нам наш единственный шанс на спасение. Вне Другого нет спасения; христианский путь к Богу – через Ближнего.

...

“Так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне”. Что не сделано для Другого во времени, не сделано для Бога в вечности. Поэтому заповедь о любви к Ближнему “подобна” заповеди о любви к Богу (Мф. 22,39). Но Бога, как отмечено в 1 послании Иоанна Богослова, никто никогда не видел; а потому, увы, нам нетрудно обманывать себя, подменяя реальность Бога собственной фантазией, выдумывая некоего удобного божка по заказу вышеназванной «самости», привязываясь к своей мечте и принимая эту привязанность за святую любовь. С Ближним, с Другим, проделать все это труднее – именно потому, что он Другой».

Самые большие катастрофы, утверждает Паисий Святогорец – и не только в семьях, но и в жизни государств – происходят от малозначащих вещей. В семье один из супругов должен смиряться перед другим, он должен не только подражать его добродетелям, но и терпеть его причуды.

...

Юноша, живший по-мирски, стал испытывать чувства к девушке, которая жила духовной жизнью. Чтобы девушка ответила ему взаимностью, он тоже старался вести духовную жизнь, ходить в церковь. Они поженились. Но прошли годы, и он вернулся к прежней мирской жизни. У них уже были взрослые лети – старший учился в университете, одна дочка – в лицее другая – в гимназии. Но, несмотря ни на что, этот человек продолжал жить распутно. Он зарабатывал много денег, но почти все тратил на свою развратную жизнь. Бережливость несчастной супруги удерживала их домашнее хозяйство от краха, своими советами она помогала детям устоять на верном пути. Она не осуждала отца, чтобы дети не начали испытывать к нему неприязни и не получили душевную травму, а также для того, чтобы они не были увлечены тем образом жизни, который он вел. Когда муж приходил домой поздно ночью, ей было сравнительно легко оправдать его перед детьми: она говорила, что у него много работы. Но что ей было говорить, когда средь бела дня он заявлялся в дом со своей любовницей? Знаете, что творил этот не боявшийся Бога человек? Хотя он не стоил и того, чтобы называть его человеком, потому что у него совсем не было человечности. Он звонил своей жене и заказывал разные кушанья, а днем приезжал обедать с одной из любовниц. Несчастная мать, желая уберечь детей от дурных помыслов, принимала их радушно. Она представляла дело таким образом, что любовница мужа якобы была ее подругой и муж заезжал к «подруге» домой, чтобы привезти ее к ним в гости на машине. Она отправляла детей в другие комнаты учить уроки, чтобы они не увидели какую-нибудь неприличную сцену, ведь ее муж, не обращая внимания на детей, даже при них позволял себе непристойности. Это повторялось изо дня в день. То и дело он приезжал с новой любовницей. Дело дошло до того, что дети стали спрашивать ее: «Мама, сколько же у тебя подруг?» – «Ах, это просто старые знакомые!» – отвечала она. И кроме того, муж относился к ней как к служанке, и даже хуже. Он обращался с ней очень жестоко и бесчеловечно. Вы только подумайте о том, как эта женщина каждый день обслуживала двух скотов, которые покрывали ее дом бесчестием, и постоянно внушала своим детям добрые помыслы! И ведь она не могла рассчитывать, что эта беда когда-то закончится, чтобы сказать себе: «Потерплю еще немного», и этим утешиться. Этот кошмар продолжался несколько лет. Однако, поскольку этот окаянный человек дал диаволу много прав над собой, он стал принимать страшные бесовские воздействия. Он начинал вести себя как сумасшедший, терял контроль над собой, обвинял всех и вся. И вот однажды, будучи опьянен хмелем плотской страсти, он мчался на машине и сорвался в пропасть. Машина разбилась в лепешку, а сам он получил очень серьезные увечья. Его отвезли в больницу, и врачи, сделав что могли, отправили его домой. Он стал калекой. Ни одна из любовниц его даже не навестила, потому что больших денег у него уже не было, а лицо его было изувечено. Однако добрая супруга и добрая мать заботливо ухаживала за ним, не напоминая ему ни о чем из его блудной жизни. Он был потрясен, и это изменило его духовно. Он искренне покаялся, попросил пригласить к нему священника, поисповедовался, несколько лет прожил по-христиански, имея внутренний мир, и упокоился о Господе. После его кончины старший сын занял его место в бизнесе и содержал семью. Дети этого человека жили очень дружно, потому что они унаследовали от своей матери добрые принципы. Эта мать – мать-героиня. Для того чтобы спасти семью от распада, а своих детей от горькой печали, она выпила их горькие чаши сама. Она удержала семью от распада, спасла своего мужа и сама заработала небесную мзду. Бог даст этой женщине лучшее место в Раю.

Из рассказов Паисия Святогорца

...

Муж у меня бизнесмен. С самого начала, как поженились, он мне поставил условие: жена сидит дома, воспитывает детей, а муж зарабатывает деньги. Я была не из тех девушек, кто мечтает о карьере, для меня идеал счастья с юности – хороший муж, много детей, дом – полная чаша. Так что это условие вполне совпадало с моими желаниями. Много лет мы прожили вместе, и очень хорошо прожили. Я родила троих детей, а когда была беременна четвертым, муж решил построить загородный дом, чтобы дети росли на природе. Хоть муж и зарабатывал прилично, но денег хватило только на то, чтобы купить участок – земля в Подмосковье очень дорогая. На строительство муж взял кредит под залог московской квартиры. И тут случилась беда. Кто-то из приятелей пригласил его на день рождения в ресторан. Там рядом было казино. И мужчины, подвыпив, решили поиграть – просто чтобы развлечься. До этого муж никогда не играл ни в рулетку, ни в карты. А тут попробовал – и как наркоман, втянулся с первого раза. В тот раз он проиграл немного, но с тех пор стал пропадать в казино каждый вечер, а иногда сидел там и целую ночь. Меня это не тревожило, я знала, мой муж – занятой человек, мало ли какие дела у него могут быть. Правда, он ходил все время хмурый и очень похудел. На мои вопросы отвечал, что у него на работе временные затруднения, но скоро все решится. И только когда банк прислал нам уведомление, что мы должны огромную сумму денег, я узнала правду. Кредит для постройки дома муж проиграл в казино… Ежемесячные взносы он не платил уже полгода, а кроме взносов, там набежали еще проценты и штрафы. Банк требовал покрыть все задолженности немедленно, иначе нашу квартиру отнимут через суд. Самое страшное, что муж уже заболел этой ужасной болезнью – игроманией, и не думал ни о чем, кроме как об игре. Я была в шоке, когда он стал подсчитывать, сколько останется от продажи квартиры, после того, как будут погашены долги. Он и эти остатки планировал проиграть! И совершенно не думал, где, как и на что мы будем жить с четырьмя детьми, один из которых грудной младенец! Я плакала день и ночь, так, что у меня пропало грудное молоко. До дня суда оставалось две недели. Муж практически не ночевал дома – после работы ехал в казино. Я позвонила маме в другой город и попросила ее приехать, потому что сама я не справлялась. Встретились, я ей все рассказала, поплакали. И мама мне посоветовала молиться святым Петру и Февронии – эти святые, сказала она, покровительствуют браку. Я в тот же день пошла в церковь, купила икону святых Петра и Февронии, попросила священника дать мне молитву. И стала молиться – без особой веры, ни на что не надеясь. Просто у меня не было никакого выхода. Но Бог укрепил мою веру: тем же вечером случилось первое чудо: муж вернулся домой после работы, а не поехал в казино. Я стала молиться еще больше. Выучила молитву наизусть и читала ее про себя все время, стала жить с этой молитвой. Муж в казино больше не ходил, но вид у него был жалкий: еще бы – столько проблем, и во всех виноват он! Я не ругала его, старалась поддерживать во всем. Он нанял адвоката – я записала его имя и стала молиться и о нем тоже. И этот адвокат стал звонить мне, а один раз даже пришел к нам в дом. Все расспрашивал – и как детей зовут, и сколько лет мы женаты. А когда состоялся суд, он сумел построить защиту таким образом, что никто – ни банк, никто другой не имеет право отнять у нас квартиру, потому что нарушаются права детей. Но что самое интересное – банк будто был готов к такому повороту событий. Они дали нам отсрочку, и даже не заставили платить штраф. Мы продали участок под Москвой и погасили все долги. Я знаю: это святые князья Петр и Феврония нам помогли.

Зоя, 34 года, Москва

О пользе семейных ссор

Семья, счастливая или несчастливая, это всегда крест. В семейной жизни мы проходим сквозь череду кризисов, которые могут разрушить семью, а могут и укрепить ее. Священник Александр Ельчанинов размышлял о некоторой пользе таких кризисов:

...

«Часто ссоры происходят от упреков жены, которые тяжело принимаются мужем, даже если эти упреки правильные (самолюбие). Надо разобраться, откуда эти упреки: часто они от желания жены видеть своего мужа лучше, чем он есть на самом деле, от повышенной требовательности к нему, то есть от своего рода идеализации. В этих случаях жена является совестью своего мужа, и нужно так и принимать ее упреки. Мужчина, особенно в браке, склонен опуститься и успокоиться на эмпирической данности. Жена отрывает его от нее и ждет от мужа большего. В этом смысле наличие семейных столкновений, как это ни странно, – доказательство осуществившегося (а не только спроектированного) брака, и в этом новом человеке, слившемся из двух, жена играет роль совести. Вот почему между близкими людьми ссоры иногда даже полезны – в огне ссоры сгорает весь мусор обид, недоразумений, копившийся иногда долго. И после взаимного объяснения и исповеди наступает чувство полной ясности и спокойствия – все выяснено, ничего не тяготит. Тогда развязываются высшие способности души, и, общаясь взаимно, договариваешься до удивительных вещей, достигается полное единодушие, единомыслие».

В другом месте Александр Ельчанинов писал:

...

«Большинство неразрешимых жизненных противоречий, несчастий, внутренних затруднений, о которых слышишь на исповеди, происходит оттого, что люди живут вне Церкви, а искать разрешения своих трудностей приходят в Церковь. Ни решимости переменить свою жизнь, ни даже мысли об этом; поэтому Церковь и бессильна им помочь. Войдите в Церковь, примите весь чин церковной жизни, и тогда трудности разрешатся сами собой».

...

Однажды ко мне в каливу пришел некий человек и стал жаловаться на то, что плохо живет с женой. В их семье дело пахло разводом. Ни он, ни его жена не хотели друг друга видеть. Оба были учителями, у них было двое детей. Дома они никогда не ели: муж после уроков шел обедать в один ресторан, а жена – в другой. А для детей они покупали какие-нибудь сэндвичи, и несчастные дети, когда их родители приходили домой, лезли к ним в карманы и в сумки, чтобы посмотреть, что папа и мама принесли поесть! Дети переживали большую драму! Помимо всего прочего, этот человек пел в церкви, однако в ту церковь, где он пел, его жена не ходила – она ходила в другой храм. Настолько сильной была их неприязнь друг к другу! «Что тут поделать, отче, – говорил он мне, – я несу большой крест. Очень большой. Каждый день у нас в доме скандалы». – «А к духовнику ты ходил?» – спросил его я. «Да, – ответил он, – ходил. Духовник сказал мне: “Терпи, терпи. Ты несешь большой крест”». – «А ну-ка, – говорю я ему тогда, – сейчас посмотрим, кто несет большой крест. Давай начнем сначала. Когда вы поженились, тоже так ругались?» – «Нет, – отвечает. – Восемь лет мы прожили очень дружно. Я обожал мою жену! Я благоговел перед ней больше, чем перед Богом! Потом она стала другим человеком! Стала изводить меня своим нытьем, придирками, странностями…» Слышишь, что творится! Он благоговел перед ней больше, чем перед Богом! «А ну-ка, – говорю, – иди-ка сюда, голубчик! Так, значит, ты благоговел перед женой больше, чем перед Богом? Ну и кто же теперь виноват в том, что вы дошли до такого состояния: ты или она? Это из-за тебя Бог забрал Свою Благодать от твоей жены». Потом я его спросил: «И что же ты теперь думаешь делать?» – «Скорее всего, мы разведемся», – сказал он. «Может быть, – спрашиваю, – ты завел себе роман на стороне?» – «Да, – отвечает, – я думаю уйти к одной женщине». – «Опомнись! – говорю. – Приди в себя! Неужели ты не понимаешь, что во всем виноват ты сам? И прежде всего тебе надо попросить прощения у Бога за то, что ты благоговел перед своей женой больше, чем перед Ним. Потом пойди к своей жене и попроси у нее прощения. Скажи ей: «Прости меня. Это я виноват в том, что наши отношения дошли до такого состояния, и в том, что теперь мучаются наши дети». Потом пойди поисповедуйся – и благоговей перед Богом как перед Богом, а жену свою люби как жену. И ты увидишь, что у вас все наладится». Моя взбучка пошла ему на пользу. Он начал плакать и пообещал, что послушается моего совета. В скором времени он снова приехал ко мне, уже радостный: «Благодарю тебя, отче, ты спас нашу семью. Все у нас прекрасно: и у меня с женой, и у наших детей».

Паисий Святогорец

...

Верная жена делает жизнь своего мужа благороднее, значительнее, обращая его могуществом своей любви к возвышенным целям. Когда, доверчивая и любящая, она припадает к нему, она пробуждает в нем самые благородные и богатые черты его натуры. Она поощряет в нем мужество и ответственность. Она делает его жизнь прекрасной, смягчает резкие и грубые его привычки, если такие были. Женщина наделена даром сочувствия, деликатности, умением вдохновлять. Это делает ее похожей на посланца Христа с миссией облегчить человеческие страдания и горести. Каждая верная жена проникается интересами своего мужа. Когда ему тяжело, она старается подбодрить его своим сочувствием, проявлениями своей любви. Она с энтузиазмом поддерживает все его планы. Она не груз на его ногах. Она – сила в его сердце, которая помогает ему делаться все лучше. Не все жены являются благословением для своих мужей. Иногда женщину сравнивают с ползучим растением, обвивающим могучий дуб – своего мужа.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

...

Святые Петр и Феврония помогли нам сохранить семью. С рождением второго ребенка я ушла с работы, а работала я учительницей в школе. Зарплата у учителей, сами знаете, какая, а сколько сил и нервов отнимает учительский труд! Я уж не говорю про время – одни тетради приходилось проверять по нескольку часов в день, на это у меня все вечера уходили. А муж работал на большом предприятии, получал хорошо, вот мы и решили, что лучше я буду заниматься домом и детьми. А там, может, и третьего родим. Все шло хорошо до тех пор, пока не грянул финансовый кризис. Сначала мужу сократили зарплату, а потом он и вовсе потерял работу. Это был настоящий удар. Представьте себе: оба без работы, двое детей, помогать некому. Муж пытался найти работу – через знакомых, по объявлениям, сам ходил по фирмам и предлагал свои услуги. Но в то время слишком многие стали безработными, и найти такую работу, которая бы позволила содержать семью, было практически невозможно. И вот однажды муж пришел и сказал, что ему предложили работу в другой стране. Оплата хорошая, но условия его сильно смущают: контракт сразу на пять лет, без возможности отпуска. Это значит, что следующие пять лет мы не будем видеться! Я была резко против такого варианта. Мои родители развелись именно из-за того, что отец уехал в длительную командировку на другой конец страны. Там он встретил другую женщину, а мама осталась одна с двумя детьми. Я предчувствовала, что если муж от меня уедет так далеко и так надолго, нашу семью ждет то же самое. Мы много думали и говорили на эту тему, но получалось, что выхода другого у нас нет. Муж стал оформлять документы на выезд. Это было летом, в июле. Как-то я гуляла с детьми в сквере, а посреди сквера находится Князь-Владимирский собор. И вот я смотрю на этот собор, и что-то у меня внутри екнуло. Я вместе с детьми зашла в церковь, а там людей – видимо-невидимо. И много молодых. Я спросила у одной девушки, почему так много народу в церкви. Она мне ответила, что сегодня праздник святых Петра и Февронии, которым молятся о благополучии семьи. Я купила свечку и поставила ее перед иконой святых князей. И попросила их как-нибудь помочь нам, чтобы муж не уезжал. Когда молилась, у меня сердце будто оттаивало, и слезы текли. Возвращаюсь домой – а там меня встречает муж, и вид у него радостный такой. Оказывается, пока мы гуляли, ему позвонил директор того предприятия, где он работал, и предложил место руководителя, с зарплатой вдвое больше прежнего! Так что расставаться нам не пришлось. Спасибо святым Петру и Февронии! Теперь икона этих святых висит у нас в спальне. И если в жизни идет что-то не так, я всегда молюсь нашим защитникам и покровителям, знаю: святые Петр и Феврония никогда не оставят!

Лариса, 30 лет, Санкт-Петербург

Рождение детей: промысел Бога и воля человека

Известно, что у Петра и Февронии не было детей. И это, пожалуй, самый странный факт из всего жития. Как могли они, бездетные, стать образцом семьи? Ответ на это мы находим у Паисия Святогорца:

...

«Многим людям Бог не дает детей, для того чтобы, возлюбив детей всего мира как своих собственных, эти люди помогли их духовному возрождению. Один человек не имел детей, но, когда он выходил из дома, дети из соседских домов сбегались к нему и с любовью окружали его. Они не давали ему идти на работу. Видите: Бог не дал этому человеку своих детей, но Он дал ему благословение, чтобы все соседские дети любили его как отца, а он по своему помогал им духовно. Суды Божии – это бездна».

Человеческая логика относительно рождения детей это одно, а Божий Промысел – другое. Паисий пишет:

...

«Часто супруги, обращающиеся ко мне, делятся своим беспокойством относительно рождения детей и спрашивают моего мнения. Некоторые супружеские пары хотят родить одного-двух детей, а другие – стать многодетными. Однако лучше, если они возложат проблему деторождения на Бога. Супруги должны вверять свою жизнь Божественному Промыслу и не составлять собственных планов. Они должны верить в то, что Бог, заботящийся и о птицах небесных, проявит намного большую заботу об их детях. Помню одного моряка, который женился, будучи восемнадцати лет от роду. И сам он был бедняк, и девушку взял из бедной семьи. Сняли они какой-то подвал и там ютились. У жены его тоже была низкооплачиваемая работа, и жили они очень скудно. Представьте: вместо стола у них был ящик от персиков, которые им как-то посчастливилось купить! Потом у них появились дети. Для того чтобы их вырастить, они перебивались с хлеба на воду. И, однако, постепенно они разбогатели и стали жить хорошо.

Есть супруги, которые в первую очередь стараются упорядочить все прочие проблемы и лишь затем начинают думать о детях. Такие люди совсем не берут в расчет Бога. А другие супружеские пары говорят: “Нынешняя жизнь не легка. Пусть у нас будет один ребенок – и хватит. Тут и одного-то попробуй вырасти!” И не рожают других детей. Эти люди не понимают, насколько они согрешают, думая подобным образом, не полагаясь с доверием на Бога. Бог “сердоболен”. Ему легко перестать давать супругам детей, если Он увидит, что их вырастить им уже не под силу».

...

Много лет мы с мужем пытались зачать ребенка. У нас ничего не получалось. А годы шли, и чем дальше, тем меньше оставалось надежд на то, что у нас будут дети. Я очень хотела детей, и что только не делала: и по врачам ходила, и лечилась нетрадиционными способами, и несколько раз ездила в паломничество по разным монастырям. Но все было тщетно. Бог не давал детей. Батюшка, у которого я исповедовалась, говорил мне, что Богу виднее, и все придет в свой срок. Но мне уже исполнилось 32, и я хотела ребенка сейчас, немедленно. Муж меня поддерживал в этом стремлении. И я решилась зачать ребенка методом ЭКО. Это очень дорогостоящая процедура, и, конечно, был риск, что ничего не получится. Но я твердо решила рискнуть. Если не получается зачать естественным образом, забеременею искусственным. Я сдала все анализы, собрала необходимую сумму. А утром того дня, когда мы с мужем должны были ехать в клинику, я по привычке зашла в церковь, чтобы помолиться об успехе этого важного дела. И встретила там своего батюшку. Он мне на эту процедуру благословения не дал, сказал, что это противоречит Божьим установлениям, всячески уговаривал меня не делать этого. Я же продолжала настаивать на своем. С благословением или без благословения, заявила я, все равно мы это сделаем. «Ну хорошо, вздохнул священник, давай хоть помолимся вместе». Подвел меня к иконе святых Петра и Февронии и мы стали молиться. И во время молитвы внутри меня словно засиял какой-то свет. Конечно, я его не видела, а просто чувствовала – но чувствовала физически, явно. Причем этот свет сиял внизу живота, было там такое ощущение полноты и теплого света. Я вышла из церкви, с одной стороны, успокоенная, с другой – в больших сомнениях. Но все же мы поехали в клинику. Перед тем как проводить процедуру, мне сделали УЗИ. И оказалось, что я беременна! Это чудо произвело на меня такое впечатление, что всю беременность я молилась святым Петру и Февронии, и выносила ребенка без всяких осложнений, и родила сама, что для женщины моего возраста большая редкость. Спасибо святым Петру и Февронии и всемилостивому Богу!

Ксения, 35 лет, Новосибирск

Мать, отец, дитя: образ Святой Троицы

...

Конечно, с детьми у нас появляется масса забот и хлопот, и поэтому есть люди, которые смотрят на появление детей, как на несчастье. Но так смотрят на детей только холодные эгоисты. Нет ничего сильнее того чувства, которое приходит к нам, когда мы держим на руках своих детей. Их беспомощность затрагивает в наших сердцах благородные струны. Для нас их невинность – очищающая сила. Когда в доме новорожденный, брак как бы рождается заново. Ребенок сближает семейную пару так, как никогда прежде. В сердцах оживают молчавшие до этого струны. Перед молодыми родителями встают новые цели, появляются новые желания. Жизнь приобретает сразу новый и более глубокий смысл. На их руки возложена святая ноша, бессмертная жизнь, которую им надо сохранить, и это вселяет в родителей чувство ответственности, заставляет их задуматься. «Я» – больше не центр мироздания. У них есть новая цель, для которой надо жить, цель достаточно великая, чтобы заполнить всю их жизнь.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

«Бог особенно любит многодетные семьи. – утверждает афонский старец. – О них Он проявляет особенную заботу. В большой семье детям даются многие благоприятные возможности для нормального развития – при условии, что родители воспитывают их правильно. Один ребенок в многодетной семье помогает другому. Старшая дочь помогает матери, средний присматривает за младшим и так далее. То есть такие дети отдают себя друг другу и живут в атмосфере жертвенности и любви. Младший любит и уважает старшего. Эти любовь и уважение возделываются в многодетной семье естественным образом. Поэтому если в семье есть только один или два ребенка, то родителям необходимо быть очень внимательными к тому, как они их растят. Обычно в таких немногодетных семьях родители стараются, чтобы дети ни в чем не нуждались. Такие дети имеют все, что ни пожелают, и таким образом вырастают совершенно ни к чему не приспособленными. Возьмем, к примеру, девушку – единственного ребенка богатых родителей. У нее есть горничная, которая в свое время накроет ей стол, приберется у нее в комнате и сделает всю необходимую работу по дому. Горничная получает за свою работу деньги, но одновременно она совершенствуется в добродетели, потому что приносит пользу другим. Тогда как девушка, которую она обслуживает, не обучаясь никакой жертвенности, остается “пеньком”, невозделанным человеком. Я советую юношам жениться на девушках из многодетных семей, потому что дети, которые растут в нужде, привыкают жертвовать, всегда думают, как помочь родителям. С детьми, которые растут, катаясь как сыр в масле, такое случается редко».

...

Третье чудо в нашей семье произошло уже с моей дочкой. Первого ребенка она спокойно выносила и родила, а вот со второй беременностью с самого начала были проблемы. Почти весь срок на сохранении лежала, уколы ей кололи, таблетки давали. Хоть мы все и понимали, что это может плохо сказаться на ребенке, но врачи говорили, что иначе сохранить беременность никак нельзя. И вот родилась у нас внучка – такая радость была у всех, что не описать! Да только рано мы радовались. Выяснилось, что из-за этих уколов и таблеток у внучки аллергия – буквально на все. И на материнское молоко, и на искусственные смеси. Поест – и тут же покраснеет вся, начинает кричать, ерзать – зуд покоя не дает. Не спит ребенок, только кричит. Через неделю язвами пошла. Увезли внучку в реанимацию… Помню, прихожу я к ней – а она лежит такая крохотная, под капельницами, на личике аппарат дыхательный, глазки зажмурены, лобик наморщен… У меня сердце в груди так и разрывается. Думаю, внучечка моя, как же тебе помочь? Кровь бы свою отдала, жизнь свою – лишь бы ты поправилась. Врача расспрашиваю – что, какие прогнозы? Он отвечает: все очень плохо, пока ее держат на внутривенном питании, но так продолжаться долго не может, потому что кишечник должен работать, а если этого не будет, то все внутри атрофируется и перестанет развиваться. Пробовали там, в больнице, разные смеси давать, самые неаллергенные – а результат один: не принимает организм никакого питания, на все реагирует краснотой, температурой и язвами. Задумалась я, и тут вспомнила, что у нас же есть на небесах целители и помощники – святые Петр и Феврония! И я поехала в Муром, к мощам святых угодников. Людей в церкви – видимо-невидимо, как раз воскресенье было. Протолкнулась я к мощам, приложилась, помолилась. А внутри все равно больно, не отпускает тревога. Вера тогда моя пошатнулась, я испугалась, вдруг святые меня не услышали? Вышла из храма, присела на скамеечку, и рядом со мной какая-то бабушка села, дряхлая-дряхлая. Слышу – что-то бормочет, то ли со мной, то ли сама с собой разговаривает. Я ее переспрашиваю – что вы, бабушка, говорите? А она мне отвечает: «Вот, рассказываю, милая, про то, что после войны как детей кормили-то: молока не своего не было, так я сухарей ржаных размочу в теплой воде, и в платочек заверну, да и суну младенцу как соску в рот. Так вот и выкормила ребеночка-то, без молочка, и ничего – вырос, живет сынок мой…». Меня от этих слов просто как будто молния пронзила! Бегом на электричку, в магазин за хлебом, домой, в больницу, прорвалась к внучке, умолила врачей – позволили мне ночь возле нее подежурить. Достала хлеб ржаной, платочек, у сестер выпросила кипятка, размочила мякиш, остудила… Сую эту «соску» в ротик внучке, а она, радость моя, сама к ней тянется, сосет, отпускать не хочет… До утра так «соски» ей меняла, с целого хлеба мякиш извела. Боялась ужасно: вдруг, думаю, и на хлеб у внучки будет аллергия? Но ничего, пронесло… Утром дочка пришла, я ей все рассказала. И стали мы внучечку подкармливать хлебным этим соком, и все Петру-Февронии молились. И выправилась внучка моя! Уже два года ей, нормально все пьет и кушает, и никакой аллергии!

Елена Петровская (Дьяконова), 48 лет, Подольск

...

Есть нечто святое и вызывающее почти благоговейный страх в том, что жена, вступая в брак, сосредоточивает все свои интересы на том, кого она берет себе в мужья. Она оставляет дом своего детства, мать и отца, разрывает все нити, которые ее связывают с прошлой жизнью. Она оставляет те развлечения, к которым раньше привыкла. Она смотрит в лицо того, кто попросил ее стать его женой, и с дрожащим сердцем, но и со спокойным доверием вручает ему свою жизнь. И муж с радостью чувствует это доверие. Это на всю жизнь составляет счастье человеческого сердца, способного и на несказанную радость, и на неизмеримые страдания.

Жена в полном смысле слова все отдает своему мужу. Для любого мужчины это торжественный момент – принять ответственность за молодую, хрупкую, нежную жизнь, которая доверилась ему, и лелеять ее, защищать, оберегать, пока смерть не вырвет у него из рук его сокровище или не поразит его самого.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

«Гражданский» брак – грех или «испытание любви»? ...

Не может быть глубокой и искренней любви там, где правит эгоизм. Совершенная любовь – это совершенное самоотречение.

Браку Петра и Февронии суждено было пройти и еще одно испытание. О нем летописец пишет так:

«Злочестивые же бояре эти приготовили для них суда на реке – под этим городом протекает река, называемая Окой. И вот поплыли они по реке в судах. В одном судне с Февронией плыл некий человек, жена которого была на этом же судне. И человек этот, искушаемый лукавым бесом, посмотрел на святую с помыслом. Она же, сразу угадав его дурные мысли, обличила его, сказав ему: “Зачерпни воды из реки сей с этой стороны судна сего”. Он почерпнул. И повелела ему испить. Он выпил. Тогда сказала она снова: “Теперь зачерпни воды с другой стороны судна сего”. Он почерпнул. И повелела ему снова испить. Он выпил. Тогда она спросила: “Одинакова вода или одна слаще другой?” Он же ответил: “Одинаковая, госпожа, вода”. После этого она промолвила: “Так и естество женское одинаково. Почему же ты, позабыв про свою жену, о чужой помышляешь?” И человек этот, поняв, что она обладает даром прозорливости, не посмел больше предаваться таким мыслям».

Одна из причин того, почему современные браки так нестойки – измена, грех прелюбодеяния (в браке) или блуда (до брака). Беда современных людей в том, что брак воспринимается как то, что позволяет супругам удовлетворять свои физиологические потребности. Брак, основанный на вожделении, недолговечен. Русский философ Иван Ильин писал:

...

«Любовь не является простым кратковременным вожделением, непостоянным и мелким капризом плоти, когда человек, желая смертного и конечного, любит скрытую за ним бессмертность и бесконечность; вздыхая о плотском и земном, радуется духовному и вечному; иными словами, когда он ставит свою любовь перед лицо Божие и Божьими лучами освещает и измеряет любимого человека… В этом – глубокий смысл христианского “венчания”, венчающего супругов венцом радости и муки, венцом духовной славы и нравственной чести, венцом пожизненной и нерасторжимой духовной общности. Ибо вожделение может быстро пройти; оно бывает подслеповатым. И предчувствовавшееся наслаждение может обмануть или надоесть. И что тогда?.. Взаимное отвращение прикрепленных друг к другу людей?.. Судьба человека, который в ослеплении связал себя, а прозрев – проклял свою связанность? Пожизненная унизительность ежедневной лжи и лицемерия? Или развод?»

...

Я замуж вышла рано. Ну, как замуж – мы с моим мужем не расписывались, а просто сняли квартиру и стали жить вместе. Конечно, я, как и все девочки, мечтала о свадьбе и белом платье, но среди моих знакомых редко кто доходил до свадьбы, в основном все сходились так. В общем, я думала, что это нормально. Жили мы дружно, почти не ссорились. И, в общем-то, любили друг друга, а то, что не было штампа в паспорте, меня поначалу устраивало: я вроде как и замужем, и в то же время свободная женщина, могу без всякой оглядки принимать ухаживания других мужчин. А ухажеров у меня было много: все – и внешность, и характер – у меня самое то, что мужикам надо. Моего гражданского мужа это не смущало, он даже гордился тем, что у него такая подруга (почему-то женой он меня не называл, и каждый раз смущался, когда я его представляла другим как своего мужа). Так мы прожили два года вместе. И однажды, вернувшись домой, застала своего муженька в объятиях другой женщины. Я устроила истерику, кричала, билась, плакала, обвиняла его во всех грехах, а он спокойно сидел на кухне в одних трусах и смотрел на меня без всякого интереса. Когда я успокоилась, он мне заявил: «А что тебя, собственно, не устраивает? Мы люди свободные, у тебя есть поклонники, у меня есть поклонницы, ну и нормально. Если тебе такая жизнь не по нраву, нет проблем – разбежимся, да и все». Эти слова для меня были как гром среди ясного неба. Я такого от него не ожидала. Молча собрала свои вещи и уехала к родителям. А больше всего меня унизило то, что его любовница все это время лежала на нашей кровати и с улыбкой ждала, чем дело кончится. Я ушла, а они остались развлекаться дальше.

После этого у меня наступила жесточайшая депрессия. Я ничего не ела и не пила, только плакала. Мне жить не хотелось… На работу ходила через силу, но там ничего не соображала, делала ошибки – а я в банке работаю, стоит хоть одну циферку перепутать – и будешь платить из своего кармана. А то и уволить могут. Но спасибо начальнику: он человек очень добрый и понимающий, никогда никого не наказывал без того, чтобы разобраться. Вызвал он меня, я ему все свое горе поведала, и прямо в кабинете снова разрыдалась. А у него дядя служит священником. И мой начальник посоветовал сходить к нему в церковь, поговорить. До этого я никогда в церкви не была. Выслушал меня этот батюшка, и сказал, что ничего другого из греховного сожительства, которым является гражданский брак, и выйти не могло. Слава Богу, сказал он, что дело не дошло до беременности, и, не приведи Господь, аборта. Было бы еще хуже… И посоветовал мне молиться святым князьям Петру и Февронии, чтобы они умолили Бога послать мне мужчину, за которого я могла бы выйти замуж по-настоящему. Хотя я и не сильно верующая, но молиться стала. И через несколько дней я вдруг успокоилась. И поняла что все произошло не зря. Я простила своего сожителя, и забыла о нем. А через полгода к нам в банк устроился новый сотрудник… Мы стали встречаться, и скоро поженились.

Светлана, 25 лет, Пермь

Благословенная трудность семьи

Гражданский брак – явление в наши дни нередкое. Говорят, что люди вступают в такое сожительство, чтобы испытать свои чувства. Но чаще всего гражданский брак является лишь оправданием для удовлетворения плотских желаний. Впрочем, нынче принято считать, что в этом нет ничего дурного. Это «нормально». Но тогда почему эта «норма» является причиной стольких несчастных судеб? «Наш современник, силящийся устроиться повеселее, – пишет Сергей Аверинцев, – разучивая по книжкам приемы сексуальной техники, – разве от него не разит за версту унынием?» Современный мир советует человеку «брать от жизни все», реализовывать самые противоречивые желания – лишь бы испытать эмоции, которых не хватает в обыденной жизни. Но эмоции, по словам Аверинцева, «по определению переменчивы, да и противоречивы; “хочется” человеку одновременно самых взаимоисключающих вещей. Эмоции – всего лишь эмоции: говорливый парламент, в котором ораторы так перебивают друг друга, что не приведи Господь! Благословенная трудность семьи – в том, что это место, где каждый из нас неслыханно близко подходит к самому важному персонажу нашей жизни – к Другому. Специально для брака свойство Другого быть именно Другим резко подчеркивает два запрета: библейский запрет на однополую любовь и запрет на кровосмешение. Мужчина должен соединиться с женщиной и принять ее женский взгляд на вещи, ее женскую душу – до глубины своей собственной мужской души; и женщина имеет столь же трудную задачу по отношению к мужчине. Честертон, восхвалявший брак как никто другой, отмечал: «По мужским стандартам любая женщина – сумасшедшая, по женским стандартам любой мужчина – чудовище, мужчина и женщина психологически несовместимы – и слава Богу! Так оно и есть. Но этого мало: мужчина и женщина, создающие новую семью, должны прийти непременно из двух разных семей, с неизбежным различием в навыках и привычках, в том, что само собой разумеется – и заново привыкать к перепадам, к чуть-чуть иному значению для элементарнейших жестов, слов, интонаций. Вот чему предстоит стать единой плотью».

...

«Я писал вам в послании, – обращается ап. Павел христианам, – не сообщаться с блудниками… Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолопоклонники, ни прелюбодеи, ни малакии (грешащие самоудовлетворением), ни мужеложники (гомосексуалы)… – Царства Божия не наследуют… Тело не для блуда, но для Господа … Разве не знаете, что тела наши суть члены Христовы? Поэтому, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницей становится одно тело с ней? Ибо сказано: два будут одна плоть. А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом. Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела; а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши есть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божии»

(1 Кор. 5:9–11; 6:9–20).

...

«У православных юношей и девушек должна быть исключена сама мысль о возможности добрачных связей. Это относится и к вступающим во второй брак. Настоятельно повторяем: добрачные связи даже со своим будущим супругом можно сравнить с попыткой совершить литургию, не имея благодати священства – одно называется блудом, другое святотатством. Это сопоставление правомерно, поскольку брачный союз мужа и жены уподобляется отношению Христа и Церкви. Такое сравнение режет слух только потому, что мы слишком привыкли к добрачным связям, но почти не встречаемся с упомянутым святотатством»

Протоиерей Глеб Каледа

...

«Грех блуда имеет то свойство, что соединяет два тела, хотя и незаконно, в одно тело. По этой причине, хотя он прощается немедленно после раскаяния в нем на исповеди, при непременном условии, чтобы покаявшийся оставил его, но очищение и отрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между телами… и заразившие душу, обветшали и уничтожились»

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

И потому добрачный грех жены супруг, может, и не совсем осознанно, переживает как измену. Это долго непроходящая сердечная обида. В конфликтных ситуациях, которые случаются в любом семействе, прошлая вина обязательно добавит масла в огонь ссоры.

Нередко греховное прошлое супругов отзывается ревностью. Во всяком случае, некоторое недоверие будет долго нарушать целостность и простоту семейных отношений. С годами, конечно, любовь покроет все, изгладит из памяти, исцелит. Но эти годы надо еще прожить, не потеряв любви.

Лучшее лекарство в таких случаях – это искреннее раскаяние, исповедь (у духовника), внутренний плач о своем грехе. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4), – обещает Спаситель. Раскаяние настраивает нас на согласие с наказанием и даже на некоторое ожидание и желание его как искупления греха.»Опущенные руки и расслабленные колени – жена, которая не счастливит своего мужа» (Сир. 25, 26).

Любовь плотская и духовная

«Юноши и девушки, с раннего возраста культивирующие в себе тягу к противоположному полу, – предостерегает Паисий Святогорец, – нажимают на “кнопку”, не дожидаясь, когда придет подходящий для этого час. А потом, когда благоприятный час приходит, их “кнопка” уже нажата и они не способны пережить радость, потому что пережили ее раньше – в неподходящее время. А вот те юные, которые внимательны к себе в этом отношении, дождавшись благоприятного времени, радуются больше, и, пока это время не придет, они пребывают в душевном покое. Погляди на тех матерей, которые до брака жили в целомудрии. Они умиротворенны, несмотря на то что обременены кучей хлопот. Я всегда подчеркиваю, что до брака юный должен стараться жить, насколько возможно, более духовно и беречь свое целомудрие, которое обеспечивает ему двойное здравие. Духовная жизнь есть основная предпосылка и для семейной и для монашеской жизни. Нынешний мир похож на засеянное пшеницей поле. Пшеница начала колоситься, но на поле зашли свиньи и всю ее истоптали, перерыли. И сейчас это поле выглядит так: перепаханная трава, земля, втоптанные в грязь колосья, и лишь кое-где по краям высятся нетронутые колоски пшеницы».

Плотская любовь соединяет мирских людей внешне, только до тех пор, пока они обладают необходимыми для такой плотской любви мирскими качествами. Когда эти мирские качества теряются, плотская любовь разъединяет людей, и они скатываются в погибель. А вот когда между супругами есть настоящая драгоценная духовная любовь, то, если один из них потеряет свои мирские качества, это не только не разъединит их, но объединит еще крепче. Если есть только плотская любовь, то жена, узнав, что, к примеру, спутник ее жизни поглядел на другую женщину, плещет ему в глаза серной кислотой и лишает его зрения. А если она любит его чистой любовью, она испытывает за него еще большую боль и тонко, аккуратно старается вновь вернуть его на правильный путь. Таким образом приходит Благодать Божия.

Вообще, касаясь интимных супружеских отношений, нельзя давать общих и обязательных советов, кроме одного, сформулированного апостолом Павлом: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (1 Кор. 7, 4). Мужчина должен помнить вторую половину этой формулы, а не только требовать выполнения первой. Лучше вначале уступить инициативу жене, чем допускать даже тень насилия над ее психикой и телом.

...

В любви нужна особая деликатность. Можно быть искренним и преданным, и все же в речах и поступках может не хватить той нежности, которая так покоряет сердца. Вот совет: не демонстрируйте плохое настроение и оскорбленные чувства, не говорите гневно, не поступайте дурно. Ни одна женщина в мире не будет так переживать из-за резких или необдуманных слов, слетевших с ваших губ, как ваша собственная жена. И больше всего в мире бойтесь огорчить именно ее. Любовь не дает право вести себя грубо по отношению к тому, кого любишь. Чем ближе отношения, тем больнее сердцу от взгляда, тона, жеста или слова, которые говорят о раздражительности или просто необдуманны. Каждой жене следует знать, что, когда она в растерянности или затруднении, в любви своего мужа она всегда найдет безопасный и тихий приют. Ей следует знать, что он ее поймет, будет обращаться с ней очень деликатно, употребит силу, чтобы ее защитить. Ей никогда не следует сомневаться в том, что во всех ее затруднениях он ей посочувствует. Надо, чтобы она никогда не боялась встретить холодность или укор, когда придет к нему искать защиту. Если почитаешь своего супруга, то и другой возвышен, если нет, то и другой унижен. Мужу нужно советоваться с женой о своих делах, своих планах, доверять ей. Может быть, она и не так, как он, смыслит в делах, но, возможно, сумеет предложить много ценного, так как женская интуиция часто срабатывает быстрее, чем мужская логика. Но даже если жена не может оказать мужу помощь в его делах, любовь к нему заставляет ее глубоко интересоваться его заботами. И она счастлива, когда он просит у нее совета, и так они еще больше сближаются.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

Роман не может заменить брак

...

Я женат уже 10 лет. Женился по любви, и жену свою, Соню, всегда любил. Она хорошая у меня, добрая и очень верующая. Всегда была верующая, мы даже обвенчались. Я-то не сильно православный был, только крещеный. Но Соне это было важно, я и согласился. Двух сыновей она мне родила. Жили дружно, в любви. Но с годами как-то стерлись отношения, быт заел. Уже той страсти, что была вначале, я к жене не испытывал, смотрел на нее скорее как на хорошего друга, а не как на женщину. Я думал, это нормально. И очень гордился, что у нас такая дружная семья – у друзей моих дома скандалы по вечерам, а мы вместе гуляем, или смотрим кино, или что-то мастерим с мальчишками, а Соня нам помогает. Я работаю в большой фирме, как сейчас принято называть – корпорации, директором по развитию бизнеса. И вот пару лет назад наш генеральный директор привел в компанию женщину – Алису. Прямо на совете директоров с ней познакомил, сказал, что она известный психолог и бизнес-тренер, приглашена для того, чтобы корпоративный дух в сотрудниках тренировать. Меня эта Алиса поначалу насторожила – слишком красивая, слишком ухоженная, слишком самоуверенная. Словом, та еще штучка. Но в общении она оказалась довольно простой барышней. Это я узнал при личной беседе с ней – она перед тем, как тренинги устраивать, с каждым сотрудником индивидуально беседовала в своем кабинете. Расспрашивала причем не столько о работе, сколько о личной жизни, о семье. Я ей открылся, причем настолько, что даже посетовал – жена стала как друг, женщину в ней больше не вижу. И Алиса мне посочувствовала! А еще посоветовала – вам, говорит, нужно время от времени заводить короткую интрижку на стороне, тогда и чувства в браке обновятся. «Левак укрепляет брак» – как сейчас помню ту хищную улыбку, с которой она мне это сказала. «С кем же мне ее заводить? – пошутил я. – Разве что с вами?» «А почему бы и нет?» – с вызовом ответила Алиса. С того у нас все и закрутилось. Она говорила – «интрижка», но для меня это был самый настоящий бурный роман, ослепительная страсть. Я не видел вокруг себя никого и ничего, для меня была только Алиса. Наша связь продолжалась пару месяцев, я врал жене, что задерживаюсь на работе, что совет директоров продлился до самого утра, что еду в командировку… Соня всему верила. А меня затягивало все больше, так что я уже подумывал о разводе. Алиса, кстати, эту мысль во мне подогревала – речь уже не шла о короткой интрижке. Она мной завладела полностью, и сознавала это, гордилась этим. Даже своим знакомым меня представляла – это Виктор, МОЙ мужчина.

Два месяца прошло с начала нашего романа, и тут что-то между нами стало происходить. Отношения вроде оставались прежними, но что-то внешнее стало им мешать. То у нее каблук сломался, упала так, что спина болела две недели – спать не могла, не то что любовью заниматься. То я к ней приезжаю – а у нее месячные начались не в срок. То родственники к ней какие-то нагрянули, причем так много, что заняли всю квартиру. В общем, какая-то ерунда происходит. Сначала я ее жалел, потом меня это стало злить. Вот все родственники уехали, вроде бы у нее все в порядке, она здорова, договорились все выходные провести вместе. Я жене соврал про очередную командировку и в субботу с утра выехал к Алисе. Обычно по выходным дороги пустые, а тут – пробка на пробке! В одной простоял сорок минут, в другой сорок, в третьей – целый час парился. Полдня так промурыжился, потом плюнул на все, и стал искать объездные пути – по дворам, по переулкам. И уж не знаю каким путем занесло меня во двор собственного дома. А я голодный как черт! Думаю – зайду домой, хоть пообедаю, у Сони же всегда горячий обед! Пока в лифте ехал, очередное вранье придумал, будто что-то забыл, какие-то документы. Открываю дверь, вхожу – а дома как-то слишком тихо. Странно мне это показалось. Прошел я на кухню, в гостиную, в детскую… Нигде нет ни Сони, ни детей. Захожу в нашу спальню, и вижу – Соня стоит на коленях, туловище на диване – спит. Дети рядом на полу тихонечко играют и мне пальчиком показывают – тихо, мама спит! А на тумбочке икона святых Петра и Февронии, и перед ней лампадка горит… Соня моя бедная, чувствовала, что со мной не в порядке, молилась, видимо, все утро, да и заснула. Так у меня сердце сжалось, а с глаз словно пелена упала. Дурак ты дурак, сказал я себе, на что же ты хотел променять жену и детей? Тихонько вышел я из комнаты, и просидел на кухне часа два, пока Соня не проснулась. Много передумал за эти два часа, многое понял. Вот так горячая любовь жены и ее молитвы к святым Петру и Февронии помогли мне сохранить семью.

Виктор, 37 лет, Москва

...

Как грустно и неполно существование девушки, и какая полнота существования у женщины. Никакой роман не может заменить брак. В романе люди являются в пышности и расцвете, но все же не самими собой: в романе открывается призрачная, приукрашенная действительность, и жизнь каждого из двух – непременно поза, хотя бы и простительная и невинная. Только в браке возможно полное познание человека – чудо ощущения, осязания, видения чужой личности, и это так же чудесно и единственно, как познание Бога мистиками. Вот почему до брака человек скользит над жизнью, наблюдает ее со стороны, и только в браке погружается в жизнь, входя в нее через другую личность. Это наслаждение настоящим познанием и настоящей жизнью дает то чувство завершенной полноты и удовлетворения, которое делает нас богаче и мудрее.

Священник Александр Ельчанинов

И умерли в один день …

Подходит к концу наш рассказ о христианском браке. Близится к завершению и повесть о Петре и Февронии. «Когда приспел вечер, пишет летописец, пристали они к берегу и начали устраиваться на ночлег. Блаженный же князь Петр задумался: “Что теперь будет, коль скоро я по своей воле от княженья отказался?” Предивная же Феврония говорит ему: “Не скорби, княже, милостивый бог, творец и заступник всех, не оставит нас в беде!” На берегу тем временем на ужин князю Петру готовили еду. И повар его обрубил маленькие деревца, чтобы повесить на них котлы. А когда закончился ужин, святая княгиня Феврония, ходившая по берегу и увидевшая обрубки эти, благословила их, сказав: “Да будут они утром большими деревьями с ветвями и листвой”. Так и было: встали утром и нашли вместо обрубков большие деревья с ветвями и листвой. И вот когда люди собрались грузить с берега на суда пожитки, то пришли вельможи из города Мурома, говоря: “Господин наш князь! От всех вельмож и от жителей всего города пришли мы к тебе, не оставь нас, сирот твоих, вернись на свое княжение. Ведь много вельмож погибло в городе от меча. Каждый из них хотел властвовать, и в распре друг друга перебили. И все уцелевшие вместе со всем народом молят тебя: господин наш князь, хотя и прогневали и обидели мы тебя тем, что не захотели, чтобы княгиня Феврония повелевала женами нашими, но теперь, со всеми домочадцами своими, мы рабы ваши и хотим, чтобы были вы, и любим вас, и молим, чтобы не оставили вы нас, рабов своих!” Блаженный князь Петр и блаженная княгиня Феврония возвратились в город свой. И правили они в городе том, соблюдая все заповеди и наставления господние безупречно, молясь беспрестанно и милостыню творя всем людям, находившимся под их властью, как чадолюбивые отец и мать. Ко всем питали они равную любовь, не любили жестокости и стяжательства, не жалели тленного богатства, но богатели божьим богатством. И были они для своего города истинными пастырями, а не как наемниками. А городом своим управляли со справедливостью и кротостью, а не с яростью. Странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли. В одно время приняли они монашество и облачились в иноческие одежды. И назван был в иноческом чину блаженный князь Петр Давидом, а преподобная Феврония в иноческом чину была названа Ефросинией.

Нередко брак и монашество противопоставляют друг другу, утверждая, что монашество отвергает институт семьи. Но в действительности, как пишет митрополит Антоний, для всякого человека, который принадлежит Церкви, является ее членом, живет ее жизнью, совершенно ясно, что противоречий в ее бытии, ее сущности быть не может. И на самом деле, если продумать вопрос о браке и монашестве в их существе, делается ясно, что брак и монашество – как бы два лика одной и той же Церкви. В браке единство бросается в глаза: двое соединяют свою судьбу так, чтобы весь свой земной путь пройти вместе. В монашестве человек отходит от той личной человеческой близости, которая составляет радость и полноту брака, как бы в предвкушении того времени, когда Бог победит, когда победит все, что есть лучшего в человеке. Да, монах от этого отказывается, но он не отказывается от любви: во-первых, от любви к Богу, во-вторых, от любви к человеку. Монахом может стать только такой человек, который осознал и воспринял достаточно глубоко трагизм мира; для которого страдание мира настолько значительно, что он готов о себе позабыть совершенно для того, чтобы помнить о мире, находящемся в страдании, в оторванности от Бога, в борении; и для того, чтобы помнить о Самом Боге, распятом по любви к миру. И поэтому уход в монашество далеко не означает бегства из мира, и в монашестве, и в браке корень всего – в любви, притом личной, живой, конкретной любви к миру, в котором мы живем, в сознании его трагичности, а вместе с тем (и это сказывается, может быть, более ярко, более зримо в браке) – в радости о том, что в этом трагическом мире есть любовь, есть единство, есть дружба, есть такие человеческие отношения, которые делают его не адом, а возможным раем.

И здесь большую роль и в монашестве, и в браке играет надежда, понятая не просто как мечта, но как акт ликующей веры, уверенности. Священное Писание нам говорит, что надежда – это уже предвкушение будущего, как вера – уже уверенность в невидимом. Надежда – не мечта о том, что, может быть, в будущем станет лучше. Исходя из опыта сегодняшнего (несмотря на его мрачность и, порой, ужас), видя, что среди этого дня, полного жути, сияет свет, горит любовь, что свет во тьме действительно светит и тьма никакой силой его не может победить, – мы, благодаря надежде, преисполняемся уверенностью, что в конце концов победит свет. Это – надежда наша, и это – вера наша, и на них может вырасти победа любви как в монашестве, так и в браке.

Когда увядает красота лица

Разумеется, далеко не каждая семейная пара способна принять монашество в том возрасте, когда супружеские отношения уже невозможны. История знает всего несколько таких примеров, самые известные из которых – Кирилл и Мария Радонежские, Петр и Феврония Муромские. Да это и необязательно. Главное – сохранить до конца жизни ту самую новизну первого дня, когда человек каждый день предстает с новой красотой, новой глубиной, новой значительностью. Такое видение может длиться годами, может продолжаться всю жизнь. Но порой, по прошествии какого-то времени, это видение тускнеет (как бывает, когда солнце отойдет от окна и вдруг сияние этого окна тускнеет). И вот в этот момент вступает вера. Вера вот в каком смысле: вера как уверенность, что то, что было когда-то увидено, а теперь стало невидимым – достоверно, несомненно. Такой верой мы все живем, более или менее. Бывают моменты особенных встреч, глубоких, волнующих; потом мы возвращаемся к обычной жизни: но снова оказавшись лицом к лицу с человеком, связанным с этим переживанием, мы знаем, что видимое нами – не весь человек; что в нем есть такая глубина, которую мы теперь больше не можем прозреть. И мы относимся к этому человеку по-новому. Не может быть истинных, подлинных взаимных отношений, если нет между мужем и женой, между невестой и женихом взаимной веры, то есть, с одной стороны, настоящего доверия, с другой стороны, верности. Это очень важно, и это раскрывается особенно ясно в службе Венчания, когда читается молитва, где упоминается блудный сын. Он ушел из отчего дома, прожил блудную, некрасивую жизнь, раскаялся под давлением обстоятельств и вернулся домой. И что же случилось? – Отец его встречает, он к нему бежит навстречу, его обнимает, целует, и когда сын говорит отцу: “Я согрешил против неба и перед тобой, я недостоин называться твоим сыном…” — отец ему не дает сказать последних слов, которые были приготовлены кающимся сыном на пути. Он хотел сказать: “Прими меня хоть как одного из твоих работников…” — отец не дает ему этого сказать, потому что недостойным сыном он может быть, но не может быть ничем меньшим, чем сыном. А дальше отец не спрашивает ни о чем; ему достаточно того, что сын вернулся домой. Он его не спрашивает, кается ли тот, жалеет ли, стыдится ли своего прошлого, не спрашивает его, готов ли он измениться; ему достаточно, что сын вернулся, для того, чтобы верить в него до конца.

...

По мере того как со временем в трудах и заботах исчезает обаяние физической красоты, все более и более должна сиять красота души, заменяя потерянную привлекательность. Жена всегда должна больше всего заботиться о том, чтобы нравиться мужу, а не кому-нибудь еще. Когда они только вдвоем, она должна выглядеть еще лучше, а не махать рукой на свою внешность, раз больше никто ее не видит. Вместо того, чтобы быть оживленной и привлекательной в компании, а оставшись одна, впадать в меланхолию и молчать, жена должна оставаться веселой и привлекательной и когда она остается вдвоем с мужем в своем тихом доме. И муж, и жена должны отдавать друг другу все лучшее в себе. Ее горячий интерес ко всем его делам и ее мудрый совет по любому вопросу укрепляют его для выполнения своих ежедневных обязанностей и делают храбрым для любой битвы. А мудрость и силу, которые нужны ей для выполнения святых обязанностей жены, женщина может найти, обращаясь только к Богу.

Когда увядает красота лица, потухает блеск глаз, а со старостью приходят морщинки или оставляют свои следы и рубцы болезни, горе, заботы, любовь верного мужа должна оставаться такой же глубокой и искренней, как и раньше. Нет на земле мерок, способных измерить глубину любви Христа к Его Церкви, и ни один смертный не может любить с такой же глубиной, но все же каждый муж обязан это сделать в той степени, в какой эту любовь можно повторить на земле. Ни одна жертва не покажется ему слишком большой ради его любимой.

Из дневника Александры Федоровны Романовой

...

Мне повезло: я выросла в верущей семье. Хотя в роду у нас не было священнослужителей, но все мои предки и по папиной, и по маминой линии были православными, хотя в годы гонений это принесло им немало бед. С детства мама водила меня в церковь, так что я всегда знала и любила церковную службу. Особенно мне нравился хор – казалось, ангелы на небесах поют. Я всегда мечтала петь в церковном хоре, и моя мечта сбылась: в семнадцать лет меня взяли на клирос. Каждый день я бывала в храме, и думала, что выйду замуж если не за алтарника или диакона, то уж, во всяком случае, за человека, тесно связанного с приходской жизнью. Многие девушки, певшие в церковном хоре, находили себе мужа именно в церкви. Я, как и многие, молилась Господу и Пресвятой Богородице о ниспослании хорошего человека мне в женихи. А также святым супругам Петру и Февронии. Но в моем случае судьба распорядилась иначе. Город у нас древний, а собор наш – самый красивый. Много всегда в нем туристов, и иностранцы тоже бывают. И вот в одно из воскресений я после службы осталась на клиросе, чтобы ноты разобрать. Вижу – в собор входит группа туристов, по одежде видно – иностранцы. Женщины все без платков – точно не наши, я уже научилась отличать. Ходят по собору, тайком что-то фотографируют (фотосъемка в церкви запрещена, но туристам всегда хочется запечатлеть места, где они были). У нас в храме на это «глаза закрывают» – настоятель сказал всем служащим, чтобы не ругались: иностранцы, что с них взять! И вот вижу я, что от группы отделился молодой человек, такой симпатичный, и лицо у него сосредоточенно-серьезное. И не просто по храму ходит, а крестится, кланяется, к иконам прикладывается, видно – человек православный. Я думала, что это гид, хотя на русского он похож не был. Чем-то он меня привлек, я стала за ним наблюдать. Он взгляд мой заметил, подходит к клиросу и что-то мне говорит по-английски. Я растерялась в первый момент, даже не поняла, что (язык я неплохо знала – английскую школу закончила). Он повторил вопрос – спрашивал меня, что за святые изображены на иконе, на которую он указывал рукой. Это были Петр и Феврония. Я спустилась к нему, мы подошли к иконе, и я рассказала ему житие святых князей. Мне очень понравилось, с каким интересом Мэл (так звали иностранца) выслушал эту необыкновенную историю. Мы поговорили еще немного, а затем их группу позвали в автобус. Мэл попросил у меня адрес, обещал написать письмо. И действительно – через месяц я получила от него письмо. В конверт он вложил еще открытку с видом Калифорниии. Так между нами завязалась переписка. А через год Мэл снова приехал в Россию, только не в составе туристической группы, а сам по себе. Я познакомила его с родителями, он им очень понравился. И в тот же приезд Мэл сделал мне предложение. Хоть я и раньше думала про такой вариант, но все же это было довольно неожиданно, прежде всего, потому, что я всегда считала, что выйду замуж за своего соотечественника, более того – за кого-то из нашего прихода. А вот родители мои, напротив, его предложение восприняли очень спокойно и благожелательно. Я попросила Мэла дать мне время подумать. А он мне в ответ сказал очень странную вещь: «Думай не думай, а мы с тобой поженимся, я это точно знаю». Мне он очень нравился, но я не знала, любовь ли это. Мне нужен был какой-то знак. И в следующее воскресенье я пошла в храм на час раньше службы. Собор был пуст. Я встала на колени перед иконой Петра и Февронии и стала молиться. Я говорила им о том, что Мэл мне кажется порядочным и добрым человеком, но люблю ли я его – не знаю. Можно ли выходить замуж без страстной, всепоглощающей любви? Я молила святых подать мне какой-нибудь знак. Меж тем церковь стала наполняться людьми. Я встала с колен и хотела уже пойти на клирос, как мимо меня степенно прошла пожилая пара. Они держались за руки, и во всем их облике было столько нежности, столько любви! Они буквально светились любовью. Я видела много молодых пар, но даже во время венчания от них не исходило столько тепла и нежности, как от этих двух стариков. Мне подумалось, что для такой любви надо проижить вместе жизнь, она просто так не дается. После службы я сказала Мэлу, что согласна выйти за него замуж. Он сказал: «Я знал, что ты ответишь “да”. Весь год я молился святым Петру и Февронии, чтобы ты была моей. Я был уверен: если ты за этот год не выйдешь замуж, то мы обязательно будем вместе». Мы поженились в моем родном городе, и вот уже пятнадцать лет я живу в счастливом браке, который мне подарил трое чудесных детей. С каждым годом наша с Мэлом любовь друг к другу возрастает, и я знаю: если мы доживем до старости, то будем похожи на ту пожилую пару, которая мне встретилась в родном соборе много лет назад.

Светлана Корнилова-Паульсон, 35 лет, Калифорния

Любовь сильнее смерти

Когда приблизилось время смерти, Петр и Феврония умолили Бога, чтобы в одно время умереть им. И завещали, чтобы их обоих положили в одну гробницу, и велели сделать из одного камня два гроба, имеющих меж собою тонкую перегородку. В то время, когда преподобная и блаженная Феврония, нареченная Ефросинией, вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы, преподобный и блаженный князь Петр, нареченный Давидом, послал к ней сказать: «О сестра Ефросиния! Пришло время кончины, но жду тебя, чтобы вместе отойти к богу». Она же ответила: «Подожди, господин, пока дошью воздух во святую церковь». Он во второй раз послал сказать: «Недолго могу ждать тебя». И в третий раз прислал сказать: «Уже умираю и не могу больше ждать!» Она же в это время заканчивала вышивание того святого воздуха: только у одного святого мантию еще не докончила, а лицо уже вышила; и остановилась, и воткнула иглу свою в воздух, и замотала вокруг нее нитку, которой вышивала. И послала сказать блаженному Петру, нареченному Давидом, что умирает вместе с ним. И, помолившись, отдали они оба святые свои души в руки божий в двадцать пятый день месяца июня.

Но и после смерти блаженные супруги явили чудо любви. После преставления их решили люди тело блаженного князя Петра похоронить в городе, у соборной церкви пречистой Богородицы, Февронию же похоронить в загородном женском монастыре, у церкви Воздвижения честного и животворящего креста, говоря, что так как они стали иноками, нельзя положить их в один гроб. И сделали им отдельные гробы, в которые положили тела их: тело святого Петра, нареченного Давидом, положили в его гроб и поставили до утра в городской церкви святой Богородицы, а тело святой Февронии, нареченной Ефросинией, положили в ее гроб и поставили в загородной церкви Воздвижения честного и животворящего креста. Общий же их гроб, который они сами повелели высечь себе из одного камня, остался пустым в том же городском соборном храме пречистой Богородицы. Но на другой день утром люди увидели, что отдельные гробы, в которые они их положили, пусты, а святые тела их нашли в городской соборной церкви пречистой Богородицы в общем их гробе, который они велели сделать для себя еще при жизни. Неразумные же люди как при жизни, так и после честного преставления Петра и Февронии пытались разлучить их: опять переложили их в отдельные гробы и снова разъединили. И снова утром оказались святые в едином гробе. И после этого уже не смели трогать их святые тела и погребли их возле городской соборной церкви Рождества Святой Богородицы, как повелели они сами – в едином гробе, который бог даровал на просвещение и на спасение города того: припадающие с верой к раке с мощами их щедро обретают исцеление.

На этом заканчивается житие Петра и Февронии. А свою книгу мы хотим завершить словами о любви, сказанными одним из величайших подвижников ХХ века митрополитом Антонием Сурожским:

«Нам надо помнить, что единственный способ возродить человека, единственный способ дать человеку возможность раскрыться в полноте – это его любить; любить не за его добродетели, а несмотря на то, что он несовершенен, любить просто потому, что он человек, и потому, что человек так велик и так прекрасен сам по себе. В это мы можем верить всегда. Мы не всегда можем это видеть, только глаза любви могут нам позволить прозреть это. На человека можно смотреть безразличным взором – и тогда мы ничего не видим, мы замечаем только внешние проявления, черты лица, расцениваем человека так же, как мы расцениваем все прочее: собаку, лошадь или предмет, который мы хотим купить. Нам надо учиться видеть человека таким, какой он есть в самой своей глубине, в самой своей сущности, и соответственно к нему относиться. Так относится к нам Бог. Бог нас любит не потому, что мы хороши, Бог к нам милостив не потому, что мы заслуживаем милость или любовь: Он нас просто любит. Если мы способны быть благодарными за то, что нас кто-то – Бог или человек – может полюбить без всякого основания, просто потому, что его сердце через край переливается к нам, мы можем стать другими людьми. И в браке это так важно; так важна эта вера в человека и эта способность помнить, что только любовью можно из него сделать – нет, не из него – можно ему помочь стать всем, чем он только может быть, каким его задумал Бог, можно раскрыть всю его красоту».

Список использованной литературы

1. Митрополит Антоний Сурожский. Таинство любви.

2. Иеромонах Анатолий (Берестов). Грех, болезнь, исцеление.

3. Прот. Сергий Николаев. «О семейном счастье и семейном несчастье», «За советом к батюшке», М.: Даниловский благовестник, 2002.

4. И. Ильин. «Кризис Безбожия».

5. С. Аверинцев. Брак и семья: несвоевременный опыт христианского взгляда на вещи.

6. Протоиерей Глеб Каледа. Семья как школа любви.

7. Священник Александр Ельчанинов. Записи.

8. Александра Федоровна Романова. Дневники.

Приложение 1 Акафист святым благоверным князю Петру и княгине Февронии, Муромским чудотворцам

Память празднуем 25 июня (8 июля)

Правило перед чтением акафиста

Перед началом всякого молитвенного правила и по окончании его кладутся следующие поклоны (земные или поясные), кои называются седмипоклонный начал:

Боже, милостив буди мне грешному. (Поклон)

Боже, очисти мя грешнаго и помилуй мя. (Поклон)

Создавый мя, Господи, помилуй мя. (Поклон)

Без числа согреших, Господи, прости мя. (Поклон)

Владычица моя, Пресвятая Богородице, спаси мя грешнаго. (Поклон)

Ангеле, хранителю мой, от всякого зла сохрани мя. (Поклон)

Святой апостоле ( или мучениче, или преподобный отче, имя ) моли Бога о мне. (Поклон)

Также : Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас, аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Молитва Святому Духу

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сын и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякий скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Трисвятое

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. (Читается трижды, с крестным знамением и поясным поклоном.)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва ко Пресвятой Троице

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи, помилуй. (Трижды) . Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва Господня

Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Господи, помилуй (12 раз),

Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне, и присно и во веки веков. Аминь.

Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. (Поклон)

Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. (Поклон)

Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему. (Поклон)

Псалом 50

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя. Яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе Единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих, яко да оправдишися во славесех Твоих, и победиши внегда судити Ти. Се бо в беззакониях зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие, возрадуются кости смиренныя. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отъими от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего, и Духом владычним утверди мя. Научу беззаконыя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся. Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего, возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая: тогда возложат на алтарь Твой тельцы.

Символ веры

Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна. И воскресшаго в третий день по Писанием. И возшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящего, Иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго пророки. Во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Исповедую едино крещение во оставление грехов. Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века. Аминь.

Господи, Иисусе Христе, открой мои очи сердечные, чтобы я, услыша Слово Твое, уразумел оное и исполнил волю Твою. Не скрой от меня заповедей Твоих, но отверзи очи мои, чтобы я уразумел чудеса от закона Твоего. Скажи мне безвестное и тайное премудрости Твоей! На Тебя уповаю, Боже мой, и верую, что Ты просветишь ум мой и смысл светом разума Твоего и что тогда я не только прочту написанное, но и исполню оное. Соделай, чтобы я не в грех себе Жития Святых и Слово Твое прочитал, но во обновление и просвещение, и в святыню, и во спасение души, и в наследие жизни вечной. Ибо Ты, Господи, просвещение лежащих во тьме и от Тебя есть всякое даяние благое и всякий дар совершенный. Аминь.

И чти каноны c акафисты.

Кондак 1

Избраннии чудотворцы и велиции угодницы Господни, града Мурома заступницы и приснии о душах наших молитвенницы, святии благовернии княже Петре и княгине Февроние! Пение похвальное вам приносяще, молим вы усердно: яко имущии дерзновение ко Господу, предстательством вашим от всяких бед нас свободите, и наследники Царствия Небеснаго нас соделайте, да зовем вам радостно:

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Икос 1

Ангели земнии и человецы небеснии воистинну явистеся, блаженнии Петре и Февроние, от юности вашея чистую совесть имущии и добре во благочестии и чистоте вкупе пожившии, нам же оставльшии в пример подражания житие ваше богоугодное, емуже чудящеся и чудесы вашими озаряеми, зовем вам гласы хвалебными сице:

Радуйтеся, от юности вашея Христа возлюбившии и Тому от души поработавшии; радуйтеся, целомудрия хранители и душевныя и телесныя чистоты рачители. Радуйтеся, души ваша и телеса на земли в обиталище Духа Святаго уготовившии; радуйтеся, исполненнии премудрости и разума Божественнаго. Радуйтеся, яко во плоти, яко безплотни, вкупе пожисте; радуйтеся, яко равноангельную честь достойне приясте. Радуйтеся, яко от земли на Небо преидосте и тамо со Ангелы Троице предстоите; радуйтеся, яко со безплотными лики трисвятую песнь Ей воспеваете. Радуйтеся, на Небеси и на земли от Господа прославленнии; радуйтеся, обретшии вечное всесветлое место упокоения. Радуйтеся, града Мурома сокровище пребогатое; радуйтеся, источницы неистощимии чудес.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 2

Видев князь Петр в возвратной болезни своей, знамение гнева Божия, за неисполнение обета своего, пояти в супруги себе премудрую Февронию, потщася сие исполнити и сочетася с нею браком законным. Обаче и в супружестве целомудренно и богоугодно пожисте, блаженнии, имуще едину мысль во двою телу, еже благоугождати Богу; темже выну поете Ему ныне со Ангелы песнь: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом богопросвещенным свыше одареннии, Петре и Февроние святии, любовь и милосердие к бедным и сирым явисте, обидимым и безпомощным заступницы бысте и иными добродетельми многими украсисте княжение свое земное. Сего ради вопием к вам сице:

Радуйтеся, блаженнии и треблаженнии, в боголюбии пожившии и благоверие сохраншии; радуйтеся, милости и сострадания преисполненнии. Радуйтеся, безпомощных скории помощницы; радуйтеся, печальных блазии утешители. Радуйтеся, сирот и вдовиц кормители; радуйтеся, сущих в бедах предстатели. Радуйтеся, болезней душевных и телесных искуснии целители; радуйтеся, скорбных сердец радостотворнии посетители. Радуйтеся, любовь вашу к Богу, любовию к ближним своим показавшии; радуйтеся, княжение ваше земное праведно и богоугодно содержавшии. Радуйтеся, князей православных похвало и града Мурома утверждение; радуйтеся, всея земли Российская заступление.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 3

Силою благодати Божия укрепляем, блаженне княже Петре, восхотел еси паче оставити град отечества твоего и княжение Муромское, неже бракоразвестися с премудрою Феврониею по настоянию гордых боляр твоих. Сего ради Бог тя прослави и сотвори, да теми же боляры возвращенный вкупе с супружницею твоею, на престоле княжения Муромскаго паки утвердился еси, нам же пример хранения закона Божия показуеши подвигом твоим, да подражая тебе в святости хранения союза брачнаго, воспеваем подвигоположнику Христу: Аллилуиа.

Икос 3

Имуще попечение о людех своих, преблаженнии Петре и Февроние, неусыпно подвизастеся ко благу их, благочестие насаждая, нечестие искореняя и вражду умиротворяя. Темже и Господь, видя таковыя подвиги ваша, землю Муромскую плодоносием благослови и мир глубок княжению вашему дарова, подвизая люди ваша благодарственно воспевати вам сице:

Радуйтеся, угодницы Божии, житию великих святых сопричастницы; радуйтеся, правителие предобрии, люди Муромския ко спасению путеводившии. Радуйтеся, христианскаго благочестия блюстители; радуйтеся, нестроения, раздоров и всякаго нечестия искоренители. Радуйтеся, супругов христиан ко благочестному житию наставницы; радуйтеся, целомудрия и воздержания супружескаго образи преизящнии. Радуйтеся, праведнаго суда рачители; радуйтеся, немздоимства и безкорыстия ревнители. Радуйтеся, святых царей Константина и Елены добродетелей стяжатели; радуйтеся, равноапостольнаго князя Владимира и блаженныя княгини Ольги достойнии преемницы. Радуйтеся, двоице пречестная и благое сочетание, лучами чудес немерцаемо сияющии; радуйтеся, отечества вашего пресветлии светильницы.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 4

Буря скорбей и напастей, воздвизаемая злобою мира сего, не ослаби крепкия любве вашея яже к Богу, Петре и Февроние блаженнии, но паче научи вас благоискусно отражати разжженныя стрелы искушений диавольских: вы бо оболкшеся в броню веры Христовы, в мире глубоце преидосте многомятежную пучину житейскаго моря, и достигосте в тихую пристань спасения, к нейже и нас молитвами вашими приведите, да вкупе с вами поем Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше ближнии и дальнии благочестное житие ваше, благовернии Петре и Февроние, прославляху человеколюбца Бога, даровавшаго вам крепость на вся дела благая, имиже яко лучами пресветлыми, просиясте в отечестве вашем, идеже и доныне имена ваша честны, и подвиги ваша воспеваются похвалами сими:

Радуйтеся, двоице пресветлая, Богом совокупленная; радуйтеся, светом благочестнаго жития вашего, яко светила богосветлыя, просиявшии. Радуйтеся, милостынею и молитвами Небесное Царствие стяжавшии; радуйтеся, смирением и пощением вечное блаженство улучившии. Радуйтеся, яко мзда ваша многа на Небесех есть; радуйтеся, яко радость ваша вечна во светлостех святых. Радуйтеся, раби Христовы возлюбленнии; радуйтеся, святых всех приснии друзи. Радуйтеся, звезды непрелестнии, путь супружескаго жития богоугоднаго верно указующии; радуйтеся, облацы росоноснии, зной страстей и нечестия прогоняющии. Радуйтеся, Божиих милостей и щедрот нам податели; радуйтеся, Отечества вашего украшение неотъемлемое.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 5

Богопросвещеннии светильницы благочестия и предивнии чудотворцы Петре и Февроние, Бога от всея души возлюбивше, вся заповеди Его сохранисте; темже и Христос, яко солнце и луну пресветлыя, показа вас, преблаженнии, чудес многих зарею озаряющия область Муромскую и всю страну Российскую, прославив нетлением святыя и многоцелебныя мощи ваша, к нимже припадающе, по достоянию ублажаем вас и выну благодарственно поем дивному во святых Своих Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше житие ваше праведное и щедроты ваша, людие Муромстии славляху вас, своих правителей милостивых, благовернии Петре и Февроние, вы же смирение истинное возлюбивше и похвалы человеческия небрегше, гордынею неуязвлени пребысте и тем показасте нам образ высшаго смирения, емуже поучаяся, с любовию вопием вам таковая:

Радуйтеся, славу человечу нивочтоже вменившии; радуйтеся, смирение Христово усердно возлюбившии. Радуйтеся, заповедей Господних вернии исполнители; радуйтеся, учения Евангельскаго истиннии последователи. Радуйтеся, раби Бога Вышняго, волю Его сотворшии; радуйтеся, веру Христову до конца соблюдшии. Радуйтеся, христоименитым людем благочестия учители; радуйтеся, хотящих богоугодно жити богомудрии наставницы. Радуйтеся, молитвами вашими спасающии нас от всяких бед; радуйтеся, вся благая прошения наша исполняющии. Радуйтеся, в недузех страждущих благодатнии врачеве; радуйтеся, милостивии страны Муромския покровителие.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 6

Проповедницы веры православныя и ревнители благочестия не словом токмо, но всем житием своим бысте во граде Муроме, прехвальнии Петре и Февроние; темже и Святая Церковь достойно почитает подвиги и труды ваша, имиже трудистеся во славу Бога Вышняго, немолчно воспевая Ему: Аллилуиа.

Икос 6

Возсиясте во граде Муроме светом добродетельнаго жития вашего, яко звезды богосветлыя, преблаженнии Петре и Февроние, и память ваша в нем с похвалами до днесь, яко и по смерти своей не престаете озаряти нас, многи чудесы совершающе и теми светлую зарю безсмертия нам от мощей ваших возсиявающе, да ублажаем вас благохвалении сицевыми:

Радуйтеся, чина и уставов Святыя Церкве вернии хранители; радуйтеся, служителей олтаря Господня благоговейнии почитатели. Радуйтеся, благих обычаев и преданий святоотеческих ревнители; радуйтеся, обычаев злых и суемудрий языческих искоренители. Радуйтеся, суды нелицеприятны людем вашим творившии; радуйтеся, суды ваша с милостию соединившии. Радуйтеся, кротцыи и незлобивии последователи Христовы; радуйтеся, злобу добром препобеждавшии. Радуйтеся, нетления благоухающии цветы; радуйтеся, безсмертия немерцающии лучи. Радуйтеся, на земли величием чудес блистающии; радуйтеся, на Небеси со Ангелы Бога славящии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 7

Хотяй Человеколюбец Господь явити в житии вашем, Петре и Февроние, образ назидания не токмо людем мирским, но и ликом иноческим, внуши вам в старости маститей оставити славу княжения земнаго, и восприяти образ иноческий, в немже подвизастеся добре постом, бдением и молитвою, воспевая непрестанно Триединому Богу ангельскую песнь: Аллилуиа.

Икос 7

Новую благодать Божию во иночестем пострижении приемше, преподобнии, новыми подвигами украсисте равноангельное житие ваше и тако сугуб плод совершенства духовнаго Христу принесосте, и мзду преподобных достойне от Него восприясте. Поминая убо таковую ревность вашу к подвигом духовным, прославляем вас сими достодолжными похвалы:

Радуйтеся, яко любве ради Господа, мира сего княжение и славу остависте; радуйтеся, яко иноческое равноангельное житие усердно восприясте. Радуйтеся, совершеннаго терпения подвижницы; радуйтеся, вольныя нищеты блаженнии стяжатели. Радуйтеся, прежде кончины вашея вся страсти умертвившии воздержанием; радуйтеся, восприявшии святую схиму в броню спасения. Радуйтеся, багряницу княжескую на власяницу иноческую пременившии; радуйтеся, постом, бдением и непрестанными молитвами Богу добре угодившии. Радуйтеся, боголюбезнаго уединения взыскатели; радуйтеся, спасительнаго безмолвия любители. Радуйтеся, слезами молитвенными орошаеми; радуйтеся, в сонме преподобных на Небеси прославленнии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 8

Странное и дивное бе чудо, егда ты, блаженне Петре, на кончине живота твоего, прошения ради супружницы твоея, святыя Февронии, исходом своим умедлил еси, дондеже сконча она пелену церковную, ею сшиваему и вкупе с тобою к исходу смертному приспе; и тако неразлучнии в житии, неразлучни и в кончине явистеся, и во един день и час святыя души своя в руце Божии предасте, зовуще присно живыми и мертвыми обладающему Владыце Богу: Аллилуиа.

Икос 8

Вси чудяхуся и славляху дивнаго во святых Своих Бога, егда святыя ваша телеса, в разных гробех положенная, чудесно обретошася лежаща в общей гробнице, юже уготовасте себе, преподобнии, в соборней церкви града Мурома, идеже и доныне неразлучно почиваете, чудотворцы святии, неоскудная источающе исцеления всем, с верою прибегающим к вам и зовущим:

Радуйтеся, союз любве вашея до гроба и за гробом верно сохраншии; радуйтеся, не токмо в жизни, но и по смерти, о Господе соединеннии. Радуйтеся, в супружестем благочестнем житии вам подражающим крепцыи помощницы; радуйтеся, теплотою любве вашея и нас согревающии. Радуйтеся, смертию временною прешедшии к жизни вечней; радуйтеся, от Господа нетлением и чудесы прославленнии. Радуйтеся, яко память ваша с похвалами и успение со святыми; радуйтеся, яко имена ваша честны суть и благословенны в отечестве вашем. Радуйтеся, Российския страны удобрение благодатное; радуйтеся, града Мурома ограждение несокрушимое. Радуйтеся, о любящих и чтущих вас небеснии предстатели; радуйтеся, приснопросящии нам у Господа дары благости Его.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 9

Вси Ангели и святых лики радовахуся радостию велию, егда святыя души ваша достигоша вечнаго в обителех райских селения, и Сам Творец Ангелов и Святейший святых Царь Славы Христос, безсмертия венцы увенча вас и дарова вам благодать молитися Ему со дерзновением многим о всех ищущих вашего заступления, егоже не лишите и нас грешных, Петре и Февроние достохвальнии, смиренномудренно воспевающих прославльшему вас Богу хвалебную песнь: Аллилуиа.

Икос 9

Ветийство человеческое не довлеет к достойному прославлению дивнаго жития вашего, святии чудотворцы Петре и Февроние; кто бо исповесть вся моления и пощения, болезни и труды ваша; кто изочтет вся слезы и воздыхания ваша яже к Богу. Обаче мы, любовию к вам подвизаеми, дерзаем воспевати вам сия малыя и нехитростныя похвалы:

Радуйтеся, благодати Святаго Духа избраннии сосуди; радуйтеся, радости нам вечныя благоприятнии ходатаи. Радуйтеся, богобоязненных супругов в благочестии утверждение; радуйтеся, нарушителей супружескаго целомудрия и согласия грозное обличение. Радуйтеся, гнев Божий, праведно движимый на нас, молитвами вашими утоляющии; радуйтеся, о мире всего мира непрестанно Господа умоляющии. Радуйтеся, на враги видимыя и невидимыя крепцыи нам споборницы; радуйтеся, ангелонравнии человецы. Радуйтеся, преподобных и праведных сонаследницы; радуйтеся, Пресвятыя Троицы вернии угодницы. Радуйтеся, блаженнии обитатели града Иерусалима Небеснаго; радуйтеся, со святыми торжествующии в скиниях райских.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 10

Спасение вечное унаследовавше богоблаженнии Петре и Февроние, душами вашими в обителех горних неразлучно в Бозе пребываете, святыми же мощами вашими в храме Божием нетленно вкупе почиваете, и обильныя исцеления источаете, да чудесы вашими благодатно озаряеми, хвалебно взываем Верховному Творцу чудес Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стену заступления, благоприятныя молитвы ваша к Богу, обретше, святии чудотворцы Петре и Февроние, благодарение Отцу Небесному усердно возсылаем за вся благодеяния Его, вами всем нам обильно являемыя, вам же, предстателям нашим, сицевое приносим пение:

Радуйтеся, всесветлаго Царствия Христова наследницы; радуйтеся, ангельских ликов собеседницы. Радуйтеся, Бога во славе неприступней созерцающии; радуйтеся, Трисияннаго Божества таинницы. Радуйтеся, со святыми на Небеси вечно царствующии; радуйтеся, от горних высот к земнородным милостивно приникающии. Радуйтеся, крини благоуханнии небеснаго прозябения; радуйтеся, кипариси чудоточнии рая Иисусова. Радуйтеся, податели независтнии безмезднаго врачевания; радуйтеся, совершители достохвальнии многих чудес. Радуйтеся, благодеяний множество нам источающии; радуйтеся, милостию сострадания вашего всех объемлющии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 11

Пение молебное приносим вам, угодницы Божии Петре и Февроние, и с любовию припадаем к раце святых и многоцелебных мощей ваших, прославляя житие ваше богоугодное и подвиги многи. Молимся вам усердно, чудотворцы святии, помозите нам подражати вашим добродетелем, да возможем богоугодно пети Создателю нашему: Аллилуиа.

Икос 11

Света небеснаго исполнен бе соборный храм града Мурома, егда благоволением Божиим святыя мощи ваша, Петре и Февроние, целы и благоуханны обретошася в нем, и из недр земных, яко сокровище драгоценное, изнесены быша, идеже и до ныне почивают, исцеления неоскудныя источающе недужным и болящим. Сего ради песненно вопием к вам:

Радуйтеся, злато нетленное, в недрех земных обретенное; радуйтеся, бисери сияющии и благодатно просвещающии человеков. Радуйтеся, Святыя Православныя Церкве похвало; радуйтеся, ересей и расколов обличение. Радуйтеся, свети умнии, зарею Святаго Духа облистающии; радуйтеся, мира благоухания Христова преисполненнии. Радуйтеся, облеченнии в ризу в благодатного нетления; радуйтеся, препоясаннии силою многих чудес. Радуйтеся, яко рака ваша честная врачебница явися недугом человеческим; радуйтеся, яко от нея всяк с верою приходяй дары целебныя приемлет. Радуйтеся, светлостию чудес ваших мрак душ наших озаряющии; радуйтеся, нетлением святых мощей ваших зарю общаго всех воскресения нам показующии.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 12

Благодать свыше вам дарованную, познавше, святии чудотворцы Петре и Февроние, с благоговением и любовию покланяемся нетленным и многоцелебным мощем вашим и от них приемлем в недузех исцеление, в скорбех утешение, в бедах благодатную помощь; темже и прославляем вас по достоянию, небесных предстателей и заступников наших, воспевая хвалы и благодарения вами благотворящему нам Владыце Богу: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще многая и преславная ваша чудеса, велиции угодницы Божии Петре и Февроние, ублажаем вас, яко целителей, утешителей и помощников от Господа нам дарованных, и молитвенно торжествуем святую память вашу, от любве сердечныя воспевая вам благодарственно и хвалебно:

Радуйтеся, во благоухании святыни нетленно почивающии; радуйтеся, с верою приходящих к раце мощей ваших благодатно освящающии. Радуйтеся, призывающих молитвенно честная имена ваша скории услышатели; радуйтеся, упование на вас по Бозе возлагающих дивнии помощницы. Радуйтеся, известнии умилостивители Царя Небеснаго; радуйтеся, сильнии защитницы наши от врагов невидимых. Радуйтеся, приснии всем нам ходатаи спасения; радуйтеся, неотступнии хранители града Мурома. Радуйтеся, князей российских пречудная доброто; радуйтеся, отечества вашего Богом дарованнии покровители. Радуйтеся, телес наших благодатнии целебницы; радуйтеся, о душах наших усерднии ко Господу молитвенницы.

Радуйтеся, святии и преславнии чудотворцы Петре и Февроние.

Кондак 13

О святии и преславнии чудотворцы, благовернии княже Петре и княгине Февроние! Приимите милостивно сие похвальное пение от нас недостойных во умилении вам приносимое, и вашим предстательством у Господа испросите нам утверждение в вере и добрых делех, и избавление от всех скорбей и болезней временных и вечных, да сподобимся вкупе с вами и всеми святыми во Царствии Небеснем пети Пресвятей Троице вечно хвалебную песнь: Аллилуиа.

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1) Молитва О велиции угодницы Божии и предивнии чудотворцы, благовернии княже Петре и княгине Февроние, града Мурома предстатели и хранители, и о всех нас усерднии ко Господу молитвенницы! К вам прибегаем и вам молимся с упованием крепким: принесите за нас грешных святыя молитвы ваша ко Господу Богу и испросите нам у благости Его вся благопотребная душам и телесем нашим: веру праву, надежду благу, любовь нелицемерну, благочестие непоколебимое, в добрых делех преуспеяние, мира умирение, земли плодоносие, воздуха благорастворение, душам и телесем здравие и вечное спасение. Исходатайствуйте у Царя Небеснаго державе Российстей мир, тишину и благоустроение, и всем нам житие благополучное и добрую христианскую кончину. Оградите отечество ваше, град Муром, и вся грады Российския от всякаго зла и вся правоверныя люди, к вам приходящия и мощем покланяющияся, осените благодатным действом благоприятных молитв ваших, и вся прошения их во благо исполните. Ей, чудотворцы святии! Не презрите молитв наших, со умилением вам возносимых, но будите о нас приснии предстатели ко Господу и сподобите нас помощию вашею святою спасение вечное получити и Царствие Небесное унаследовати, да славословим неизреченное человеколюбие Отца, и Сына, и Святаго Духа, в Троице покланяемаго Бога, во веки веков. Аминь.

Канон святым благоверным Петру и Февронии

Память празднуем 25 июня (8 июля).

Тропарь, глас 8-й

Яко благочестиваго корене пречестная отрасль был еси, добре во благочестии пожив, блаженне Петре, тако и с супружницею твоею, премудрою Феврониею, в мире Богу угодивше и преподобных житию сподобистеся. С нимиже молитеся Господеви сохраните без вреда отечество ваше, да вас непрестанно почитаем.

КАНОН, глас 8-й

Песнь 1

Ирмос: Воду прошед, яко сушу, и египетскаго зла избежав, израильтянин вопияше: Избавителю и Богу нашему поим.

Припев: Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Песнь Твоему угоднику, на земли Тебе прославльшему, Петру принести, Боже, даруй ми, яко да Смыслодавца песньми возвеличу Тя.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Вас, преблаженнии, отечеству вашему, яко пресветлое солнце, Христос показа, чудесы всех озаряющее, верою к вам приходящих.

Слава: Яко о телесных небрегше, и земная, яко тленная, возненавидевше, и сего ради мира отрекшеся, преподобных чести сподобистеся, с нимиже о мире молитеся.

И ныне: Пречистая Богородице, рождшая плотию присносущное Слово Безначальнаго Отца, Приснодево, Емуже ныне взываем: Избавителю Богу нашему поим.

Песнь 3

Ирмос: Небеснаго круга Верхотворче, Господи, и Церкве Зиждителю, Ты мене утверди в любви Твоей, желаний краю, верных утверждение, Едине Человеколюбче.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Безпомощным буди помощник, блаженне Петре, и печальным милостивное утешение, да твоими молитвами избавляеми, почитаем тя.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Якоже иногда змия убив, конечному безвестию предал еси, тако и ныне твое отечество борющих победи, треблаженне, да тя прославляем.

Слава: Виждь уныние, виждь печаль, виждь беду, на ны нападающую от противных, темже молитвою твоею ко Господу премени, Петре, да благочестно тя почитаем.

И ныне: Тебе вси стяжахом, христиане, прибежище и стену и Тебе славословим немолчно, Безневестная.

Господи, помилуй ( трижды ). Седален, глас 4-й

Благословенному и светоносному торжеству, якоже солнцу возсиявшему, Петра и Февронии, во всем мире, к нимже стецемся, вернии, и непрестанно вопием сице: аще и преидосте от земли, преславнии, но нас не отлучистеся и тамо со Ангелы Троице предстоите, Юже молите спасти души наша.

Слава, и ныне: Слово Отчее, Христа Бога нашего, от Тебе воплотившагося, познахом, Богородице Дево, Едина Чистая, Едина Благословенная. Тем непрестанно Тя, воспевающе, величаем.

Песнь 4

Ирмос: Услышах, Господи, смотрения Твоего таинство, разумех дела Твоя и прославих Твое Божество.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Яко ходатай и заступник отечеству твоему, яко сопротивных решитель буди, заступая люди твоя, тебе, Петре, славящия.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Яко в Небесных обителех с преподобными и праведными веселяся, преблаженне Петре купно с Феврониею, не престай моля о людех твоих.

Слава: Тебе молимся, преблаженне, сопротивных шатание низложи и недуги человеков облегчи, яко да во гласех хваления тебе величаем.

И ныне: Очищение нашим даруй прегрешением, яко Преблаг, и умири мир Твой, Боже, молитвами рождшия Тя.

Песнь 5

Ирмос : Вскую мя отринул еси от лица Твоего, Свете Незаходимый, и покрыла мя есть чуждая тьма, окаяннаго, но обрати мя и к свету заповедей Твоих пути моя направи, молюся.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Земля освятися, приемши честная телеса ваша, Богоблаженнии Петре и Февроние, человецы же, приемлюще вами исцеление, Христа славят, искренно вас прославльшаго.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Аще и преидосте от земли, но к Небесным доспесте и тамо со Ангелы Троице предстасте, Юже молите спасти любовию вас почитающих, блаженнии.

Слава: Яко звезды пресветлыя и яко незаходимое солнце, стяжавше вас, отечество ваше хвалится, почитающе память вашу пречестную, Петре и Февроние.

И ныне: Деву поим Тя по рождестве, Богородице, Ты бо плотию Бога Слова нам родила еси, Емуже вси сице зовем: пути наша направи, молим Ти ся.

Песнь 6

Ирмос: Очисти мя, Спасе, многа бо беззакония моя, и из глубины зол возведи, молюся, к Тебе бо возопих, и услыши мя, Боже спасения моего.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

О пречестная двоице! О велицыи светильницы! Освятите и прославите любовию вас в песнех славящих, чудотворцы.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Яко пресветлая двоице и яко пречестная верста и благосочетание, ярем Господень вземше, Тому от души поработасте.

Слава: Яко советницы добрии своему житию, едину мысль во двою телу имуще, мир чудесы просвещаете, темже и нас озарите молитвами вашими.

И ныне: Уясняют пророчестии гласи Божию Тя, Дево, Родительницу, поем же Тя и мы, видяще сбытие честных прорицаний, девству воистинну и чистоте вместилище.

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне:

Кондак, глас 8-й

Мира сего княжение и славу временну помышляя, сего ради благочестно в мире пожил еси, Петре, купно и с супружницею твоею премудрою Феврониею, милостынею и молитвами Богу угодивше. Темже, и по смерти неразлучно во гробе лежаще, исцеление невидимо подаваете, и ныне Христу молитеся сохранити град же и люди, иже вас славящих.

Икос

Уясни язык мой, Спасе, и умири сердце мое, разшири уста мои и наполни Духа и премудрости, да имиже возглаголю и воспою сице Твоя чудотворцы: радуйся, Петре блаженне с прехвальною Феврониею вкупе. Радуйтеся, земли Российстей заступницы и князем православным помощницы. Радуйтеся, отечеству вашему хранители и граду нашему утверждение. О пречестная двоице и благое сопряжение, Христу молитеся сохранити град и люди, яже вас славящих.

Песнь 7

Ирмос: От Иудеи дошедше, отроцы в Вавилоне иногда верою Тройческою пламень пещный попраша, поюще: отцев Боже, благословен еси.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

В болезни к тебе прибегающих избавляй, преблаженне Петре купно с Феврониею, Христу вопиющих: отец наших Боже, благословен еси.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Всем пристанище будите, преблаженнии, и небурное отишие сущим во гресех, да и мы с вами Христу возопием: отец наших Боже, благословен еси.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Прибежище да ми будите в день гнева, Богоблаженнии, яко посреде хожду сетей многих: темже избавите мя от них, да возмогу воспети вас.

Слава: Днесь преславная память Петра и Февронии, яко солнце, возсия в мире, в нюже сошедшеся, вси воспоем сице: отец наших Боже, благословен еси.

И ныне: Капля Боготочная, от Тебе рождшаяся, мир освяти, Богородице Дево: капли мне милости источи, освящающия души и помышления земных.

Песнь 8

Ирмос: Царя Небеснаго, Егоже поют вои Ангельстии, хвалите и превозносите во вся веки.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Очисти и прости согрешения наша, Безгрешне, молитвами Твоих угодник Петра и Февронии, да поем Тя, Христе, во веки.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Иже от сердца рукою недостойною приносимое вам хваление, блаженнии, приимите и мольбу сотворите о нас ко Христу Богу.

Слава: Певцем, Тебе поющим, Троице Пресвятая, согрешения остави, яко Преблага, молитв ради Петра и Февронии, да Тя поем во веки.

И ныне: Божества сосуд бывши, Чистая, просвети мя в повелении Света ходити, Пречистая, от чрева Твоего возсиявшаго и просветившаго верных сердца.

Песнь 9

Ирмос: Воистинну Богородицу, Тя исповедуем, спасеннии Тобою, Дево Чистая, с Безплотными лики Тя величающе.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

От юности вашея чистую совесть имуще к Богу, сего ради, благочестно поживше, к Вышним преидосте. Молите Христа о нас, да вас любовию почитаем.

Святые благоверные Петре и Февроние, молите Бога о нас.

Яко предстояще Святей Троице с преподобными и праведными, молитеся, блаженнии, избавити нас всякаго прещения и гнева, да вас непрестанно величаем.

Слава: Людие твои молят тя, Богоблаженне Петре, купно моли Христа с премудрою Феврониею, с неюже в мире богоугодно пожил еси, избавити нас от всяких зол.

И ныне: О, чудесе великаго! Како вместися во утробу Твою Христос Бог, никакоже вместимый? Егоже за хвалящия Тя умоли, Дево, от бед избавити нас и от беззаконных человек всегда.

О угодницы Божии, благовернии княже Петре и княгине Февроние, к вам прибегаем и к вам со упованием крепким молимся: вознесите о нас, грешных (имена), святыя молитвы ваши ко Господу Богу и испросите у благости Его вся благопотребная душам и телесем нашим: веру праву, надежду благу, любовь нелицемерну, благочестие непоколебимо, в добрых делех преуспеяние. И ходатайствуйте нам у Царя Небеснаго житие благополучное и добрую христианскую кончину. Ей, чудотворцы святии! Не презрите молитв наших, но будите о нас приснии предстателие ко Господу, и сподобите нас помощию вашею спасение вечное получити и Царствие Небесное унаследовати, да славословим неизреченное человеколюбие Отца и Сына и Святаго Духа, в Троице покланяемаго Бога во веки веков.

О умножении любви и искоренении ненависти и всякой злобы Тропарь, глас 4

Союзом любве апостолы Твоя связавый, Христе, и нас Твоих верных рабов к Себе тем крепко связав, творити заповеди Твоя и друг Друга любити нелицемерно сотвори, молитвами Богородицы, Едине Человеколюбче.

Кондак, глас 5 Пламенем любве распали к Тебе сердца наша, Христе Боже, да тою разжигаеми, сердцем, мыслию же и душею, и всею крепостию нашею возлюбим Тя, и искренняго своего яко себе, и повеления Твоя храняще славим Тя, всех благ Дателя.

Молитвы о совете и любви между мужем и женой

О великий и непостижимый Боже! Се на умоление Тебе предлагаем святого Иоанна, егоже Ты сподобил еси неизреченных откровений, приими о нас ходатайство, даруй нам исполнение прошений наших во славу Твою, паче же соверши нас духовным совершенством к наслаждению, жизни нескончаемыя в Небесных Твоих обителях! О Небесный Отче, создавый вся Владыко, Всесильный Царю! Коснися благодатию сердец наших, да, растаявше, яко воск, пролиются пред Тобою и бренная тварь духовна сотворится в честь и славу Твою, и Сына Твоего, и Святаго Духа. Аминь.

Молитва девицы о супружестве

О, Всеблагий Господи, я знаю, что великое счастье мое зависит от того, чтобы я Тебя любила всею душою и всем сердцем моим и чтобы исполняла во всем святую волю Твою. Управляй же Сам, о Боже мой, душою моею и наполняй сердце мое: я хочу угождать Тебе одному, ибо Ты Создатель и Бог мой. Сохрани меня от гордости и самолюбия: разум, скромность и целомудрие пусть украшают меня. Праздность противна Тебе и порождает пороки, подай же мне охоту к трудолюбию и благослови труды мои. Поелику же закон Твой повелевает жить людям в честном супружестве, то приведи меня, Отче Святый, к сему освященному Тобою званию, не для угождения вожделению моему, но для исполнения предназначения Твоего, ибо Ты Сам сказал: нехорошо человеку быть одному и, создав ему жену в помощницу, благословил их расти, множиться и населять землю. Услышь смиренную молитву мою из глубины девичьяго сердца Тебе воссылаемую; дай мне супруга честнаго и благочестиваго, чтобы мы в любви с ним и согласии прославляли Тебя, Милосерднаго Бога: Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитвы о счастливом браке

Божией Матери

Пресвятая Богородица вместе с Господом Иисусом Христом посетила брак в Кане Галилейской, где Спаситель явил свое первое чудо, претворив воду в вино.

Молитва

О Владычице моя Преблагословенная, Защитнице рода человеческаго, прибежище и спасение притекающих к Тебе, вем, воистину вем, яко зело согреших и прогневах Тя, Премилостивая Госпоже, Рожденнаго плотию от Тебе Бога Преблагаго. Но имам многия образы тех, иже прежде мене прогневаша Его благоутробие: мытари, блудницы и прочия грешники, имже дадеся прощение грехов их покаяния ради и исповедания. Тыя убо образы помилованных очесем грешныя души моея представляя и на толикое Божие милосердие, онех приемшее, взирая, дерзнух и аз, грешный, прибегнути с покаянием к Твоему благоутробию, о Всемилостивая Владычице, да подаси ми руку помощи и испросиши у Сына Твоего и Бога тяжким моим грехом прощения. Верую и исповедую, яко Той, Егоже родила еси, Сын Твой, есть воистину Христос, Сын Бога Живаго, Судия живых и мертвых, воздаяй комуждо по делом его. Верую же паки и исповедую Тебе быти Истинную Богородицу, милосердия Источник, Утешение плачущих, Взыскание погибших, сильну и непристающую к Нему Ходатаицу, зело любящую род христианский и Споручницу моего покаяния: воистину бо несть человеком иныя помощи и покрова, разве Тебе, о Госпоже Премилостивая, и никтоже, уповая на Тя, постыдется, и Тобою, умоляя Бога, никтоже оставлен есть. Того ради молю Твою неисчетную благость: отверзи двери милосердия Твоего мне заблудшему и падшему в тимении глубины, не возгнушайся мене, сквернаго, не призри грешнаго моления моего, не остави мене, окаяннаго, егоже в гибель злобный враг похитил есть, но умоли о мне Рожденнаго от Тебе Милосерднаго Бога, да простит великия моя грехи и избавит мя от пагубы моея, яко да и из со всеми, получившими прощение, воспою и прославлю безмерное милосердие Рожденнаго от Тебе Бога и Твое непостыдное на мне заступление в жизни сей и в нескончаемом веце. Аминь.

Приложение 2 Паломникам

Мощи святых Петра и Февронии находятся в г. Муром, в Свято-Троицком женском монастыре в Свято-Троицком соборе.

Как добраться до Мурома

Город Муром находится во Владимирской области, расположен на левом берегу реки Оки, в 137 км от Владимира и в 318 км от Москвы на границе с Нижегородской областью.

На поезде:

Приехать в Муром поездом можно из Москвы. Через Муром проходят поезда казанского направления. Большинство из них отправляется с Казанского вокзала днем и прибывает в Муром вечером или ночью. Время в пути (в зависимости от поезда) – 4–5 часов.

На электричке:

Из Москвы можно также доехать на электричке до Владимира: обычный поезд находится в пути 3 часа 20 минут, экспресс – 2,5 часа. Из Владимира – на электричке, автобусе или маршрутке.

На автобусе:

Москва – Муром

Из Москвы автобусы отправляются со Щелковского автовокзала со средним интервалом в 2 часа. Время в пути: 6 часов.

На автомобиле:

Из Москвы выезд с Шоссе Энтузиастов на трассу Москва – Нижний Новгород (М7). Расстояние 318 км. Время в пути 4–4,5 часов. Без заезда во Владимир (следуя по объездной дороге) время в пути сокращается.

ОглавлениеВместо предисловияМолитва святым Петру и Февронии будет услышанаСвятые Петр и Феврония – покровители брака и семьиЛюбовь начинается с чудаБрак дает исцелениеКогда рождается любовь?Что такое бракСвадьба – первое испытание бракаЕжедневный хлеб любвиСемья – крест житейскийРождение детей: промысел Бога и воля человека«Гражданский» брак – грех или «испытание любви»?И умерли в один день …Список использованной литературыПриложение 1Акафист святым благоверным князю Петру и княгине Февронии, Муромским чудотворцамКанон святым благоверным Петру и ФевронииМолитвы о совете и любви между мужем и женойМолитвы о счастливом бракеПриложение 2ПаломникамКак добраться до Мурома
- 1 -