«А и Б сидели»

- 2 -

Стаканы быстро опустели. Дворник выпростал из кармана бутерброд с полукопченой колбасой, нечаянно уронив один кружочек. На него тут же налетели бестолковые голуби, раздувая хвосты и отталкивая соседей крыльями. «На абордаж!» — закричал дворник, топоча валенками. Голуби, обиженно воркоча, оставили колбасу, снялись всей стаей и улетели наблюдать со стороны.

Бб с ворчанием уничтожил бутерброды, облизывая пальцы и сопя в обе дырочки.

Аа подвела глаза и губы розовым, оглядела себя в зеркальце и на пробу призывно улыбнулась. Ии приосанилось, подкрутило усики и сделалось похоже на себя краткое.

— Индюк надутый, — прокомментировал снайпер, пристраивая винтовку к плечу. Альфа, как бы дразнясь, раздвинула коленки. Оптический прицел немедленно нырнул под шубу и, следом, под юбку. Там обнаружились сиреневые трусики с кокетливой кружевной полоской.

— Фабрика «Черемушки», — определил снайпер по ластовице, силой воли оторвал взор от трусиков и принялся выбирать точку прицеливания. Снайпер слыл эстетом, и считал, что из-под дула мастера трупы должны укладываться в изящную посмертную позу.

— В лоб? — посоветовался сам с собой снайпер. Аа повернула голову в профиль. — В висок? Нет, лучше под левую грудь, тогда дырочка выйдет ровной и идеальной.

Про убийства снайпер знал все. Его брошюра «Популярная танатология», где подробно перечислялось 300 способов причинения смерти, разошлась в три дня. С тех пор автора с одинаковым упорством искали издатели и уголовный розыск.

Выбрав точку прицела, снайпер плавно надавил на спусковой крючок. В этот крошечный момент между двумя мгновениями свершилось сразу два события. Пуля вылетела из дула и устремилась к жертве. Ворона, хищно парившая в небесах, заметила уронутый кружок колбасы и кинулась вниз на крышу. В полете пуля с вороной пересеклись. Брызнули кровь и перья, черным орущим комком птица упала на крышу прямо к подножью трубы.

— Ой! — вскрикнуло Ижица.

— Ых! — пробасил Бет.

— Ах! — от неожиданности взмахнув руками, Альфа свалилась с трубы и покатилась по черепице, сверкая бледными коленками и каблуками хромовых сапожек. Голуби, следившие за ней с соседних деревьев, снялись с места и с клекотом проводили Аа, поливая путь ее говном, как в керлинге полируют лед перед камнем.

— За что? — подумала бы Аа, если бы успела. Но, увы, зацепившись шубой на краю карниза, она балансировала лишь несколько мгновений. «Крак!» — вывалившись из рукавов, несчастная рухнула вниз.

- 2 -