«Роковое знакомство»

- 1 -
Полина Чернова Роковое знакомство

Где скрывается твой враг, Катрин Вуд?

Морин схватилась за кочергу. Как только ее руки крепко сжали прохладный металл, она почувствовала себя немного увереннее. По крайней мере теперь она не была беззащитной. Она решила защищать себя до последнего вздоха.

Тянулись самые ужасные минуты в ее жизни. Морин мысленно проклинала Джи Джи. Если бы он был здесь, то ей не пришлось бы сейчас дрожать от страха. «Ну, погоди, Джи Джи, – гневно подумала Морин и помахала кочергой. – Мы с тобой еще не закончили».

Кто-то постучал в дверь. Это могла быть только Катрин! Она всегда приходила на помощь, если кто-то в ней нуждался.

Морин прислонила кочергу к стене и поспешила через темную гостиную к входной двери. Она сняла цепочку, повернула ключ в замке и распахнула дверь:

– Катрин, я…

Она не договорила. Перед ней стояла не Катрин Вуд, а незнакомый мужчина с ножом в руке.

Случаются дни, когда все идет не так.

Ив Даннинг со своим другом Джонни Бойлом приехала из соседнего городка Ридон сюда, в Бенгли, чтобы приятно провести вечер. И начинался он вполне многообещающе. Они превосходно поужинали в ресторане, немного выпили, расслабились и славно поболтали. В заведении можно было потанцевать, и Джонни предложил ей немного подвигаться, чтобы, как говорится, растрястись.

С этого и начались неприятности. Во время танца Джонни случайно встретил свою большую любовь Нелли Андерсон. Месяц назад она по неизвестным причинам дала ему от ворот поворот, и он нашел утешение в объятьях Ив. Девушка прекрасно понимала, что Джонни никогда бы не заинтересовался ею, если бы не размолвка с Нелли. Но она была благодарна судьбе за то, что та подарила ей Джонни. А теперь судьба снова забирала его у Ив. Она уже представила себе, как снова останется одна и будет рыдать по ночам. Только благодаря тому, что их окружало множество людей, Ив сдержалась и не расплакалась от обиды. Это далось ей непросто.

«Мужчины, – с гневом думала она, – как же они мне все надоели! Сколько я от них натерпелась! Они сами не знают, чего хотят, а когда они этого не знают, то хотят всего и сразу!»

Нелли достаточно было улыбнуться, и все – Джонни уже танцевал с ней.

– Всего один раз, – сказал он помрачневшей Ив. – Тебе не о чем беспокоиться. Между Нелли и мной все кончено, и она уже не играет в моей жизни никакой роли. Я танцую с ней исключительно по старой дружбе.

– Ее нынешний дружок бросил ее, и теперь ей нужна замена, – сказала Ив.

– На меня она может не рассчитывать. Она для меня пройденный этап.

Но Нелли была хитрее Ив, к тому же она гораздо эффектнее выглядела и умела пользоваться своим практически идеальным телом.

Однажды Джонни уже оказался в плену этого тела, окажется и во второй раз. За первым танцем последовал второй, третий, четвертый, пятый… Джонни быстро забыл, с кем он приехал в Бенгли. Они с Нелли мило и непринужденно общались, пока Ив сидела одна, скучала и злилась.

Нелли и Джонни танцевали, тесно прижавшись друг к другу, забыв обо всем происходящем вокруг. Сначала они громко смеялись и шутили, но постепенно их лица становились серьезнее. И когда они поцеловались, Ив не выдержала.

Она вскочила с места и выбежала из клуба. На улице ее встретили жуткие раскаты грома. По черному небу пробегали длинные ветвистые молнии, а дождь безжалостно колотил тяжелыми каплями по стоявшим на парковке автомобилям.

– Еще и это… – всхлипнула девушка и провела рукой по своим каштановым волосам.

Яркая молния на секунду превратила ночь в день. Хрупкая Ив сжалась, спрятавшись под козырьком над дверью клуба, и подумала о том, как же она доберется теперь до дома. Пешком ей до Ридона не дойти, это десять километров пути.

На ней были относительно новые туфли, которые она редко надевала, потому что они немного жали. И сейчас они уже начали понемногу натирать ей ноги; девушка понимала, что в такой обуви она не пройдет и километра. Даже если закончится дождь.

– Мерзкая погода, – произнес кто-то позади девушки. Она от неожиданности вздрогнула и оглянулась.

Это был Гари Картер, толстый, некрасивый и почти всегда поддатый. От него пахло скотчем, а его маленькие глазки быстро бегали и недвусмысленно блестели.

Ив он не нравился. Но она знала, что нравится ему. Впрочем, ему нравились все девушки – парень не отличался разборчивостью. Он тоже жил в Ридоне.

Гари ухмыльнулся:

– Ты одна из тех маленьких девочек, которые боятся грома и молнии?

– Не так уж мне и страшно, – ответила она.

– Тебе наверняка нужен кто-нибудь, кто протянет крепкую руку и защитит от непогоды, не правда ли?

– Ничего, можно потерпеть и спрятаться дома под одеялом.

– Одной?

– Разумеется, одной!

– Некоторые молнии такие яркие, что их видно даже из-под одеяла.

«Боже, как бы я сейчас хотела оказаться дома под своим одеялом», – подумала Ив. Гари Картер неопределенно махнул рукой:

– А что, у Джонни и Нелли опять что-то наклевывается?

– Я не знаю, иди и спроси у них, – ответила Ив, которую больно задело это замечание.

– Ну, я не настолько любопытный. Но ведь между Нелли и Джонни все было кончено, верно? Ты же с ним приехала в Бенгли? Ты ведь его подруга? Должен сказать, он себя вел в твоем присутствии не особо учтиво.

Девушке хотелось завыть от обиды. Она отвернулась от Гари и пожала плечами:

– Он может делать все что угодно. Он свободен.

– Ты хочешь сказать, что больше не хочешь его знать?

– Полагаю, это и так понятно, – ответила она.

– М-да, а как же ты теперь попадешь домой?

– Это проблема, которую мне нужно решить, – сказала Ив.

– Я могу тебя подвезти? – спросил Гари.

Ив надеялась, что он предложит ей это. Ехать в машине Гари Картера было куда лучше, чем идти пешком или мокнуть под дождем.

Он снова ухмыльнулся:

– Уж я-то точно не буду себя плохо вести.

«Пожалуй, это самое малое, что я могу от тебя ожидать», – подумала Ив.

– Моя машина стоит там, дальше, – сказал молодой человек и указал рукой на парковку. – Это, конечно, хлам на колесах, но сегодня мы должны быть рады тому, что эта куча металлолома еще ездит.

– Ах вот почему ты никогда не моешь свою машину, – воскликнула Ив.

Гари Картер рассмеялся:

– Разумеется. Если бы я начал ее мыть, она бы развалилась. Подожди здесь. Тебе не обязательно идти со мной, иначе ты окончательно промокнешь. Хотя это чертовски сексуально выглядит, когда такое платье намокает… У меня дома висит большой постер с девушкой, которая весьма тебя напоминает. На ней мокрая белая блузка, а под блузкой ничего… И мокрая ткань так ее вызывающе облегает, отпад просто!

– Возьми себя в руки, – строго сказала Ив. – Иначе я не поеду с тобой.

– А как же ты доберешься до Ридона?

– Например, я могу позвонить своей подруге Катрин Вуд и попросить меня забрать.

– Она наверняка будет безумно рада, когда ты посреди ночи вытащишь ее из постели.

– Я бы сделала это для нее в любое время, и она об этом знает, – ответила девушка.

– Будет лучше, если ты оставишь свою подругу там, где она есть. Ты можешь мне доверять, ведь ты мне нравишься.

«Это как раз то, что меня немного беспокоит», – подумала Ив.

– Я сейчас подгоню машину, – сказал Гари. – Только никуда не уходи, ладно?

– Куда же я могу уйти?

Гари натянул пиджак на голову, оголив обрюзгшие бока.

Пока Гари Картер бежал к машине, девушка размышляла, не будет ли разумнее все-таки побеспокоить Катрин. Катрин Вуд была подругой, на которую можно положиться: бескорыстная, отзывчивая, милая, симпатичная и жизнерадостная.

«Если я ей скажу, что Джонни бросил меня практически посреди дороги и у меня есть лишь одна возможность доехать до Ридона – с Гари Картером, она обязательно отговорит меня от этой затеи», – подумала Ив.

Гари бежал под проливным дождем, шлепая по лужам. Молнии мелькали все чаще, раскаты грома оглушали все сильнее. Девушка стояла под козырьком и зябко поеживалась от порывов холодного ветра. Она решила все-таки позвонить подруге. Благо телефонная кабинка располагалась с другой стороны от входа в клуб.

Девушка сняла телефонную трубку и бросила монетку в аппарат. Затем набрала номер Катрин; сквозь стекло кабинки она видела Гари. Он уже сел в машину. Катрин наверняка тут же согласится приехать и скажет, чтобы Ив поблагодарила парня за помощь и отправила его одного домой.

«Что же я скажу, когда он поинтересуется, почему я отказываюсь с ним ехать? – подумала Ив. – Ладно… скажу ему, что он выпил и я боюсь, что он в таком состоянии попадет в аварию».

Разумеется, это была не главная причина. На самом деле девушка боялась другого. Алкоголь сводил к минимуму способность Гари сдерживаться и мог легко навести его на неподходящие мысли. Испытывать свою судьбу ей не хотелось. Сегодня и так был не самый счастливый день в ее жизни.

И этот несчастливый день еще не закончился! Катрин, судя по всему, не было дома. По крайней мере к телефону она не подходила, а Гари уже завел свою ветхую, дребезжащую колымагу и включил фары. Проржавевшая во многих местах машина тронулась с места.

– Ну, давай же, Катрин, – прошептала Ив и с досадой стукнула кулаком по телефонному аппарату. – Прошу тебя, возьми трубку. Ты мне нужна, ты должна меня выручить!

Но Катрин не отвечала, а машина Гари уже приближалась.

Ив снова вышла под навес, надеясь, что Гари не успел заметить ее в телефонной будке.

«Сегодня все меня оставляют в беде, – с горечью подумала она. – Сначала Джонни, затем Катрин». Это был один из тех дней, когда стоит весь день не вылезать из постели и никуда не выходить. Если бы Ив знала, как все обернется, она бы так и сделала. Но кто мог это предвидеть?

Гари Картер открыл дверь со стороны переднего пассажирского сиденья. Она жалобно скрипнула.

– Добро пожаловать в нашу обитель! – крикнул парень. – Здесь тепло, я включил печку. Единственное, что в этой машине отлично работает – это печка!

Ив вышла из-под навеса. Дождь тут же заколотил по ней сотнями мокрых кулачков, и пока девушка успела сесть в машину, пройдя всего несколько метров, она промокла насквозь. Теперь мокрое платье облепляло ее стройную фигурку именно так, как хотелось Гари.

«Надеюсь, до Ридона он будет держать свои руки исключительно на руле», – подумала девушка и захлопнула дверь.

Мутноватые глаза Гари заблестели, он даже облизнулся. Похотливое желание в его подвыпившем взгляде не скрывалось. Ив тут же захотелось вылезти.

– Ох и поливает сегодня! – сказал он.

– Да, и я была бы тебе признательна, если бы мы уже поехали, – ответила заметно нервничающая Ив.

– Не поедем, пока ты не пристегнешься, – произнес Гари. – Я, конечно, хороший водитель и еще ни разу не попадал даже в самую маленькую аварию, но кто его знает…

Ремень безопасности застрял, и девушка никак не могла с ним справиться.

– Подожди, – тут же откликнулся Гари, – я тебе помогу…

«Конечно же, он не упустит такую возможность, – подумала Ив. – Такой повод дотронуться до меня!»

– Оставь, я сама, – быстро проговорила она, рывком вытащила зацепившийся ремень и защелкнула металлическую пряжку.

Широкий черный ремень еще больше подчеркнул ее упругую молодую грудь, и Гари широко улыбнулся:

– Эти ремни безопасности – отличное изобретение, – почти мечтательно произнес он. – Они подходят к любой фигуре.

«И к твоему толстому пузу!» – подумала Ив.

– Может, ты все-таки поедешь? – нетерпеливо спросила она. – А то я пешком быстрее доберусь до дома.

– И чего ты такая напряженная? – удивился парень. – Ты сидишь рядом с хорошим человеком. Мы знаем друг друга уже много лет, вместе выросли в Ридоне, ходили в одну школу, и я собираюсь тебя выручить. У тебя нет никакой причины быть такой напряженной.

– Я совсем не напряженная, – ответила она.

– Ведь ты не боишься меня? Это совершенно ни к чему. Я вполне безобидный, и мухи не обижу.

– Я тебе верю, Гари. А сейчас не мог бы ты…

– Да, я знаю, тебе хочется побыстрее домой, снять с себя мокрые вещи. Возможно, принять горячую ванну, чтобы не простудиться.

– Да, скорее всего я полчасика полежу в ванной.

Наконец, Гари поехал. Ив откинула голову на подголовник и сквозь полуприкрытые глаза смотрела прямо перед собой.

Дворники неустанно елозили по лобовому стеклу, и хотя они работали на максимальной скорости, все равно не справлялись с потоками льющейся с неба воды. Впереди мелькнул указатель на Бенгли.

– Не беспокойся, я буду вести машину осторожно, – пообещал Гари. – Ведь у меня такой драгоценный груз на борту.

Однако девушка понимала, что для такой плохой видимости машина ехала слишком быстро. О концентрации Гари тоже нельзя было сказать ничего хорошего: он то и дело поглядывал в ее сторону, упуская из виду мокрую дорогу.

– Ты действительно очень похожа на ту девушку на моем постере, – констатировал он. – Особенно сейчас, когда у тебя такое мокрое платье. Но у тебя под ним что-то надето, а у той нет.

– Это тебя не должно касаться, – с раздражением ответила Ив.

– Ну, извините. Простите, пожалуйста. Не знал, что ты так болезненно на это реагируешь. Ты кажешься такой зажатой.

– Я? Зажатой? Ты шутишь? С какой это стати я зажатая?

– Ну да, наверное, я не должен был этого говорить, но некоторые твои жесты и замечания безошибочно указывают на то…

– … что я зажатая? – закончила фразу Ив.

– Я не хотел тебя этим оскорбить. Совсем нет. Я тебе уже говорил, что ты мне нравишься. Честно, очень нравишься. Возможно, это не бросается в глаза, хотя ты на меня почти и не смотрела никогда. Я могу это понять… Если можно заиметь Джонни Бойла… Я хочу сказать… я знаю, что не выгляжу, как Джонни Бойл. Но у меня есть и свои хорошие качества, просто они пока скрыты.

«Под довольно толстым слоем жира», – подумала девушка.

– Но они имеются, – продолжил развивать тему Гари. – Иногда я завидую таким парням, как Джонни. Им все легко дается, и любая девушка рада даже одной его улыбке. А обо мне и знать никто не хочет. Причина лишь в том, что я толстый? Это можно изменить, я могу сбросить вес. Как думаешь, Ив, это бы имело смысл?

– А ты сможешь?

– Я еще ни разу не пробовал. Надо просто попробовать. Конечно, это будет нелегко, но если бы я знал, ради кого я себя изнуряю, то скинул бы фунтов двадцать.

«Двадцать фунтов будет маловато», – подумала девушка, но вслух этого не сказала.

– Ив… – начал он и снова посмотрел на нее похотливым взглядом. – Могла бы ты себе представить… То есть я хочу сказать, что меня никак не сравнить с Джонни Бойлом, но лучше синица в руках, чем журавль в небе. Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Нет, – ответила она, хотя очень хорошо понимала, куда клонит парень.

– Ну, раз между тобой и Джонни все кончено, я подумал, что я мог бы, наверное… Представляю, какая у тебя сейчас пустота внутри, и кто-то должен заполнить эту пустоту. Тебе не кажется, что ты бы себя после этого почувствовала гораздо лучше? Я бы с радостью предложил свои услуги. Только скажи! Или ты считаешь меня отвратительным?

– Совсем нет.

– Тогда… тогда я могу надеяться?

«Боже мой, как же мне от него отвертеться?» – подумала Ив.

– Дай мне немного времени, Гари, – ответила она. – Мне сначала нужно разобраться в себе. На меня сейчас слишком много всего свалилось, и это… Господи, смотри вперед!!!

Гари снова отвернулся от дороги, и на этот раз не обошлось без происшествия. Они почти доехали до Ридона, но парень просмотрел поворот и поехал прямо. Он резко затормозил и лишь усугубил положение. Машину на скорости вынесло с дороги и бросило на придорожные кусты. Гари включил заднюю передачу и нажал на педаль газа, но колеса закрутились на месте. От дождя земля сильно размокла, шины все глубже вязли в липкой жиже, выбрасывая сзади автомобиля фонтаны грязи.

– Ну вот, теперь накрепко засели, – произнес Гари таким невозмутимым тоном, как будто он нарочно съехал с дороги. – Не страшно, машина такая старая, что пара царапин ничего не изменит. Это мы быстро исправим. Вот видишь, как важно всегда пристегиваться ремнями безопасности! А представь, если бы ты не была пристегнута? Так бы и вылетела через лобовое стекло, разбила бы голову и поранила бы свое милое личико осколками стекла. Я всегда говорил, что изобретателю ремня безопасности надо вручить орден!

Дождь барабанил по автомобилю, далеко впереди сверкнула молния, и вскоре воздух завибрировал от раскатов грома.

– Да, крепко застряли, – снова констатировал толстяк.

«Мне все-таки надо было попытался дозвониться до Катрин, – подумала девушка. – Она наверняка дома».

– Что ж, по мне так это не самая неприятная ситуация, – улыбнулся Гари. – К счастью, ничего не случилось. Я сижу рядом с красивой девушкой в сухой и теплой машине, а снаружи непогода. По-моему, отлично!

– Тебе надо было следить за дорогой!

– Мне очень жаль, но ты так соблазнительно выглядишь, что мне было трудно сосредоточиться на дороге. Взгляни на это с другой стороны. Убеди себя, что ты сидишь рядом с приятным парнем. Это ведь совсем неплохо, верно?

– Я хочу домой, – потребовала она.

– М-да, это в данный момент проблематично, – сказал Гари и почесал себя за ухом.

– Почему ты ничего не предпринимаешь?

– Ты полагаешь, что я должен вылезти из машины? Послушай, в такую погоду даже собаку из дома не выгонят.

– Ты планируешь просидеть здесь всю ночь?

– Нет, только до тех пор, пока мимо кто-нибудь не поедет. Я его остановлю, и мы сможем вытащить машину из канавы.

– А если в ближайшие часа два ни одна машина не проедет? – спросила Ив.

Гари пожал плечами:

– Ну, тогда это судьба, – ответил он и рассмеялся.

– Не скажешь, что тебя так забавляет? – спросила девушка с раздражением.

– Я вот представил, что Джонни Бойл и Нелли Андерсон могут проехать по этой же дороге. Как думаешь, Джонни помог бы нам? И что, интересно, они подумают про нас?

– Мне было бы безразлично.

– Ты разве не была бы рада принять его помощь?

– Я лучше проведу здесь остаток ночи…

– То есть вместе со мной? Наверное, если бы я был Джонни, ты бы легко на это согласилась.

Он отстегнул свой ремень безопасности и придвинулся к девушке. Снова кисло пахнуло перегаром и луком.

«Мне стоило звонить Катрин в три раза дольше, – с горечью подумала Ив. – И тогда бы я не оказалась в этой ужасно неприятной ситуации».

Гари улыбнулся:

– Ремень безопасности теперь тебе не нужен. Ты позволишь, я помогу тебе его снять?

– Я не хочу, чтобы ты до меня дотрагивался, Гари, – произнесла девушка ледяным тоном.

– Мы могли бы скрасить время ожидания. Смотри, гроза, похоже, и не собирается заканчиваться. Если я вылезу и пойду пешком в Ридон искать помощи, то точно где-нибудь сгину. Ты же этого не хочешь? Так что лучше всего остаться в машине и ждать. В такой машине можно провести много времени!

«Только не с тобой вдвоем», – подумала девушка. Она уже приготовилась дать ему оплеуху, чтобы привести в чувство, если он посмеет прикоснуться к ней.

Гари нажал пухлым указательным пальцем на замок ремня безопасности, и тот медленно пополз наверх, повторяя изгибы тела Ив. От этого зрелища парень даже сглотнул.

– Джонни просто идиот, – сказал он. – Как можно было бросить такую красивую девушку?

– Он нашел себе кое-что получше, – язвительно ответила она.

– Глупости! Нелли Андерсон, может, и немного симпатичнее тебя, но у нее, несомненно, скверный характер. Поэтому парни только на внешность и ведутся.

– А ты разве к таким не относишься? – спросила Ив.

– Нет. Для меня в первую очередь важен сам человек – затем все остальное. А у тебя прекрасные человеческие качества. Ив Даннинг, я счастлив тебе это сказать.

Следующий раскат грома буквально оглушил их. Девушка от испуга вжалась в кресло и тихо вскрикнула.

– Может, ты хочешь, чтобы я тебя обнял? – спросил Гари.

«Нет», – хотела ответить Ив, но Гари уже сделал это и притянул ее к себе. То, чего она больше всего боялась, произошло. Парень окончательно потерял самообладание. Чувства переполняли его, и он попытался ее поцеловать.

Ив защищалась.

– Нет! – кричала она. – Прекрати, Гари! Пожалуйста! Не прикасайся ко мне, я не хочу!

– Я не хочу завтра ни о чем сожалеть, – пыхтел он, пытаясь дотянуться до нее.

Он слышал, что некоторые женщины защищаются только для того, чтобы их считали добропорядочными. Вероятно, Ив была именно из таких. И если он прекратит, то наверняка разочарует ее. Поэтому он наседал все активнее, и ему удалось ее поцеловать.

О, какими чудесно теплыми и мягкими были ее губы! Его охватило настоящее упоение. Это головокружительное опьянение было невозможно сравнить с эффектом от бутылки виски. Чувство было великолепным, неповторимым, божественным, и Гари захотелось его повторить.

Весовая категория Ив не позволяла ей долго сопротивляться. Гари уже вовсю лапал ее своими вспотевшими от страсти руками и, наконец, разодрал платье.

– Ничего страшного, – кряхтел он. – Я куплю тебе новое. Еще красивее, чем это. Самое красивое платье, которое когда-либо было сшито, должно принадлежать тебе! Я люблю тебя, Ив! Я схожу по тебе с ума!

Одной рукой Ив нащупала ручку двери и сразу же потянула ее вниз. Дверь распахнулась, и девушка вывалилась из машины прямо в грязь.

Она сразу же вскочила и побежала в сторону Ридона. Уже через несколько шагов она поняла, что в туфлях далеко не убежит. Поэтому тут же их скинула и побежала дальше в одних чулках.

Дождь поливал ее, как будто хотел утопить. Сначала девушка вздрагивала от разрезавших ночное небо молний, но вскоре перестала. «Пусть уже меня прибьет молнией, – думала она. – Мне уже все равно. Это была бы красивая смерть, от удара молнии. Наверное, быстрая».

Она оглянулась. Гари вылез из машины:

– Ив! – заорал он. – Вернись!

Девушка продолжала бежать.

– Подожди! – пыхтел он, не поспевая за ней. – Ну, подожди же!

Ив старалась не останавливаться; она свернула с дороги и попыталась сократить путь до Ридона. Ветки хлестали ее по лицу, колючки изодрали платье еще сильнее. Но ее сейчас это заботило меньше всего. Она хотела как можно скорее оказаться дома и побыстрее забыть обо всех ужасных вещах, которые случились с ней сегодня.

Гари бежал следом. Пробираясь через небольшую березовую рощу, она слышала, как он зовет ее. В какой-то момент он перестал кричать, но Ив продолжала слышать его шаги.

Он нагонял ее! Но как это возможно? Ведь она бежала быстро, насколько могла, а Гари казался неповоротливым носорогом.

Тем не менее он был совсем рядом. Она слышала его тяжелое дыхание. Девушка хотела оглянуться, но поскользнулась на мокрой траве, потеряла равновесие и рухнула на землю.

Ив закричала и быстро перевернулась на спину, инстинктивно выставив руки вперед. Тяжелые капли дождя нещадно били ее по лицу.

Кусты раздвинулись, и в следующий момент девушке показалось, что ее сердце выпрыгнет из груди от ужаса. Она увидела руку, держащую длинный кухонный нож.

* * *

Катрин жила в большом старом доме. Слишком большом для нее одной, поэтому она в последнее время активно искала квартиранта. А еще лучше квартирантку.

Она получила этот мрачный дом на окраине Ридона в наследство от дяди Джонатана. Полгода назад его не стало.

Рядом снова громыхнуло так, что Катрин всерьез испугалась. Она ненавидела грозу, потому что боялась ее каким-то суеверным страхом. Она неоднократно говорила себе, что гроза – это вполне естественное явление, что это всего-навсего разрядка электрических полей. Но ее страх не воспринимал разумных доводов и становился только сильнее.

Минут двадцать назад звонил телефон, который стоял внизу в гостиной. Катрин его не сразу услышала, так как лежала в постели, укрывшись одеялом с головой. Когда она, наконец, услышала звонок, то не сразу набралась смелости выйти из комнаты и спуститься вниз.

Она давно уже собиралась позвонить в телефонную компанию, чтобы ей провели кабель в спальню, но до этого все никак не доходили руки. В большом доме хватало и других забот. Кроме того – и это была еще одна из фобий Катрин – телефон у кровати пугал ее тем, что мог неожиданно позвонить и напугать ее во сне.

Звонки прекратились, как только она подошла к телефону. Пару мгновений она размышляла, кто же это мог звонить в такое позднее время, а затем вернулась обратно в спальню. Кто бы это ни был, сейчас это было неважно. Если что-то на самом деле срочное, то этот кто-то наверняка перезвонит.

Телефон у кровати… пожалуй, лучше без него.

Ночь наполняли таинственные шумы и шорохи, наводящие Катрин на сумасшедшие мысли. Прежде всего, ей представлялось, что в доме может появиться дух дяди Джонатана. Эта фантазия была самой безобидной…

Девушке показалось, что она слышит его шаги. Это он сейчас ходит по своей комнате?

«Не сходи с ума, – сказала она себе, борясь с леденящим ужасом. – Ну откуда у тебя эта бредовая идея, будто дядя Джонатан восстал из могилы и вернулся домой? Это невозможно! Ты же сама была одной из тех, кто нес его гроб, сама первой бросила ему красную розу на могилу. Да, дорогуша, похоже, одиночество тебе противопоказано. Почему бы тебе не завести бойфренда? В Ридоне есть пара приличных парней, которые были бы счастливы пообщаться с тобой. Почему ты живешь так уединенно? Вот, посмотри на Ив Даннинг – она все правильно делает. Веселится с молодыми парнями, приятно проводит время. А ты, наоборот, почти все время сидишь дома, читаешь, смотришь телевизор, шьешь, возишься с тряпками, делаешь кучу всего по дому и постоянно находишь себе новую работу, лишь бы лишний раз не выходить на улицу. Тебе надо хотя бы иногда отвлекаться, моя дорогая. Любить себя, в конце концов!»

Ветер хлопал оконными ставнями и выл где-то под крышей. Не донес ли он до нее какие-то голоса?

«Да, конечно, голоса, – с раздражением подумала Катрин. – Именно голоса. Как будто вокруг дома полно людей. Ветки скребутся об окна, а тебе уже представляются привидения или грабители. Ты уже так накрутила себя, что теперь от страха до утра не сомкнешь глаз».

Где-то в шкафу с лекарствами до сих пор лежало снотворное дяди Джонатана, но Катрин категорически отказывалась им пользоваться. Наверное, оно бы помогло, но девушка боялась к нему пристраститься. Она вообще не любила таблетки, считая, что чаще всего они больше вредят, чем помогают. После смерти дяди она основательно почистила шкаф с лекарствами, так что в нем мало что осталось.

Девушка тяжело вздохнула и перевернулась на другой бок. Но что это? Она явно слышала чей-то крик.

Она села на кровати и прислушалась. Непогода не унималась, наоборот, ветер уже не выл, а свистел в полную силу. Может, его она и приняла за крик?

Катрин нерешительно подошла к окну. Так что это было все-таки, крик или ветер? Она с трудом представляла себе, что в такую непогоду кто-то может находиться на улице. Вряд ли это был человеческий голос.

Но сейчас девушка уже не могла рассуждать логично. Возвращаться в кровать ей расхотелось. И хотя она была уверена, что ничего не увидит в мутных потоках дождя, она продолжала стоять у окна.

Вдалеке сверкнула яркая молния. Ее белый холодный свет так сильно отличался от солнечного света. Катрин поежилась; этот ночной образ неприятно ее впечатлил.

Но то, что она увидела в следующую секунду в свете молнии, жутко ее напугало.

– Этого не может быть, – пыталась убедить себя девушка. – Я сама себе это придумала.

Она была уверена, что видела мужчину. Мужчину с длинным ножом в руках. Но к тому моменту, когда блеснула следующая молния, он уже исчез.

– Это, должно быть, галлюцинация, – прошептала Катрин и на трясущихся ногах вернулась в кровать.

* * *

На следующее утро солнце так и не появилось, но хотя бы прекратился дождь и больше не грохотало.

Уставшая и невыспавшаяся, Катрин зашла на кухню и поставила чайник на плиту. В гостиной затрезвонил телефон, и девушка нехотя подняла трубку.

– Доброе утро, Катрин, – сказал Гари Картер. – Извини за беспокойство. Понимаю, что не самое подходящее время для звонка, ты, наверное, завтракаешь…

– Через пару минут начну. Все в порядке? У тебя такой странный голос.

– Какой такой странный? – спросил он.

– Не знаю, не могу объяснить, но другой.

– Скажи, Ив Даннинг у тебя? – поинтересовался молодой человек.

– Нет.

– Забавно. Дома ее тоже нет. По идее, она уже должна быть дома. Когда она начинает работу в библиотеке?

– В девять.

– Вот именно, а сейчас только семь, – сказал Гари. – Я волнуюсь за нее, Катрин.

– Ты? С какой стати?

Он нервно рассмеялся:

– Конечно, ты, наверное, подумала о том, что может заставить такого, как Гари Картер вдруг забеспокоиться именно об Ив, верно? Ну да, у тебя есть основания так думать. Я ей, собственно, не отец, да и вообще никто. Но я вчера был в Бенгли, и Ив была там с Джонни Бойлом, ну ты понимаешь. Джонни крайне мерзко с ней поступил. У парня нет никакого характера. Если бы у меня был такой характер, меня бы тошнило от своего собственного отражения.

– Что он ей сделал? – спросила Катрин.

– В общем, там была Нелли Андерсон, и Джонни мгновенно перестал интересоваться Ив. Должен признаться, Ив храбро держалась. По ее виду казалось, что она сейчас завоет от обиды, но она так и не дала Нелли и Джонни насладиться этим зрелищем. В этой ситуации у нее возникла проблема с возвращением домой. Тут подвернулся я и предложил ее подвезти. Ты знаешь, что Ив мне нравится, она очень милая девушка. Джонни надо выбить зубы, Ив не заслуживает того, чтобы с ней обращались, как с последней дрянью. Твоя подруга сидела рядом со мной, и… ну, ты понимаешь, меня это сводило с ума. А еще у нее было насквозь мокрое платье, и оно чертовски соблазнительно липло к ее телу… В общем, я окончательно съехал с катушек.

– И?

– Я больше смотрел на Ив, чем на дорогу. Да еще видимость была ужасная. Вообще-то я неплохой водитель, бог свидетель. Но я от волнения проскочил поворот на Ридон, слетел с дороги, и колеса увязли в грязи.

– Вы застряли?

– Еще как! Собственными силами мы бы машину не вытащили. Ив злилась на меня, я это понимаю… Скажи честно, она точно не у тебя?

– Я что, должна поклясться?

– Нет, это ни к чему. Если ты так говоришь, значит, не обманываешь. Ты ведь порядочная, честная девушка… Мы сидели вместе в машине и не знали, что дальше делать. Я хотел подождать какую-нибудь машину и попросить водителя помочь нам. Ив сидела рядом, и я не смог справиться с искушением. Я был под мухой и решил, что ей будет приятно, если я ее поцелую. Знаю, это было глупо, и мне очень жаль, что так получилось. Я поэтому и звонил Ив домой, чтобы попросить прощения. Она наверняка ждала от меня этого, я вел себя, как пьяное хамло. Если она захочет меня отхлестать по лицу, я буду не против, даже обе щеки подставлю. Даже если она мне зуб выбьет, я приму это как должное, потому что заслужил.

– Ты настолько отвратительно себя вел? – спросила Катрин.

– Ну, может, не настолько… поцеловать – поцеловал, и еще платье разодрал. Ты же знаешь, я неуклюжий, а ткань была тоненькая, как бумага. Но я пообещал ей купить новое, мое обещание в силе. Если она захочет, я поеду с ней в Лондон, и там она сможет выбрать себе, что захочет.

– Возможно, она дома и не поднимает трубку потому, что уверена, что ты будешь звонить, – предположила девушка.

– Я тоже об этом подумал и поэтому хотел тебя попросить заехать к ней. Тебе же по пути.

– Гари… ты что… ты изнасиловал Ив?

– Да ты что! Никогда в жизни! О нет, она мне слишком нравится, чтобы так поступить. Но я ее насильно поцеловал… Это было чудесное чувство… И это единственное преступление, в котором я раскаиваюсь.

– А порванное платье?

– Ну, это произошло случайно, пока она сопротивлялась, – пояснил парень.

– А что случилось потом? – поинтересовалась Катрин.

– Ив не стала оставаться в машине и бросилась бежать. Я бежал за ней какое-то время, но куда мне такому жирдяю угнаться за такой грациозной газелью. Я вскоре понял, что гнаться за ней бесполезно, и вернулся к машине. И как раз вовремя, потому что мимо на эвакуаторе проезжал Патрик Эган, тот, что с бензоколонки. Еще мой отец говорил, что человеку не обязательно быть красивым, ему нужна удача. Пат помог мне вытащить машину на дорогу и, представляешь, даже наотрез отказался от денег. Мы чуть не начали драться из-за этого. Потом я поехал домой. Всю ночь меня мучила совесть, признаюсь тебе. И мучает до сих пор.

– Ладно, посмотрим, что я могу для тебя сделать, – ответила Катрин.

– Я был бы тебе очень признателен, если бы ты смогла замолвить за меня доброе словечко перед Ив, – умоляюще попросил Гари.

– Попытаюсь, но ничего не обещаю.

– Что это у тебя пищит?

– Чайник на плите, а что?

– Тогда не буду тебя больше отвлекать. Ты позволишь навестить тебя сегодня в зоомагазине после обеда?

Девушка согласилась и положила трубку. После этого она не спеша позавтракала и привела себя в порядок. Затем заперла входную дверь, несколько раз подергав ручку, и села в машину. При этом ее не покидало странное чувство. Вокруг не было ни души, но ей казалось, что за ней наблюдают.

* * *

Ив жила в небольшом каменном доме на одну семью. К нему вела длинная узкая тропинка. Природа здесь активно отвоевывала свои территории: к бурно разросшимся кустам уже давно не прикасались садовые ножницы. Казалось, что когда-нибудь лес прорастет сквозь старый дом и поглотит его вместе с живущей в нем девушкой.

Катрин нажала на клаксон, чтобы привлечь внимание Ив. Единственной, кто на это отреагировал, была овчарка миссис Баскинс, жившей по соседству. Девушка пошла по тропинке к дому подруги. Он выглядел в это утро каким-то осиротевшим и молчаливым, как будто в нем уже несколько месяцев никто не жил.

Она поднялась по деревянным ступеням, давно требовавшим замены, и оказалась на тенистой веранде. Катрин постучала в дверь. Собственно, Ив уже после гудка машины должна была появиться. Но, может, она была еще неодета, или что-то еще ее задержало.

На стук в дверь никто не отозвался. Катрин подошла к окну и, прикрыв глаза рукой, заглянула в гостиную. Там никого не было.

Стоило ли заходить в дом? Ив доверяла подруге, и та могла входить в дом, даже когда в нем не было хозяйки. Окно рядом с кухонной дверью никогда не запиралось, оно было лишь прикрыто.

Катрин посмотрела на часы, она боялась опоздать на работу.

«Впрочем, быстро осмотреться я успею», – подумала блондинка и, сойдя с террасы, направилась к кухонной двери. Небольшое усилие – и окно приоткрылось, так что Катрин смогла дотянуться до ключа от кухонной двери.

– Привет! – крикнула она из кухни. – Есть кто-нибудь дома?

Вопрос был, по сути, излишним – Ив давно бы отозвалась, если бы была дома. Из кухни Катрин попала в узкую прихожую. Она осмотрела все комнаты и даже поднялась по крутой узкой лестнице на чердак. На Ив это было совершенно не похоже, в это время дня она всегда была дома.

Катрин везде искала платье, о котором говорил Гари, но нигде его не нашла. Кровать выглядела нетронутой. Если Ив не появлялась ночью дома, то где же она сейчас? Вчера грохотало, сверкало и поливало, как из ведра. В такую погоду она должна была стремиться как можно быстрее попасть домой: первым делом переодеться, бросив мокрое белье в корзину, и нырнуть под одеяло, ничего другого.

Но если она не дошла до дома… то где она?

Что же произошло вчера ночью? Сказал ли ей Гари Картер правду? «Ив! – подумала Катрин. – Только бы с тобой ничего не случилось!»

Она закрыла кухонную дверь, положила ключ в укромное, известное только ей и Ив место, и захлопнула окно.

Когда она ехала в сторону зоомагазина, то вспомнила о крике, который послышался ей ночью. Только ли послышался? Может, действительно кто-то кричал? Может, Ив Даннинг?

Катрин с ужасом вспомнила и еще одну деталь: незнакомец с ножом! Она снова засомневалась в том, что Гари рассказал ей правду.

Она попыталась представить, что произошло прошлым вечером. Джонни Бойл оставил Ив сидеть одну за столиком, а сам стал развлекаться с бывшей подружкой. Ив это вывело из себя и сильно расстроило. И она не знала, как ей теперь добраться домой. На первый взгляд, Гари помог ей в трудную минуту. Возможно, он специально съехал с дороги, чтобы найти предлог и использовать удобный – как ему тогда казалось – момент. Затем он поцеловал Ив и наверняка хотел большего, иначе бы не порвал ей платье. Может быть, Ив задела его чем-то, из-за чего Гари потерял остатки рассудка.

А если в бардачке машины был нож?

Итак, Ив побежала. Видимо, она пригрозила Гари тем, что заявит о нем в полицию, и он погнался за ней с ножом. Но не с целью убить, а лишь чтобы припугнуть.

Катрин надеялась, что она ошибается. Она упорно пыталась вспомнить мужчину, которого видела ночью.

Был ли он вообще? И если да, то мог ли это быть Гари Картер?

Катрин энергично замотала головой.

– Нет, – твердо сказала она себе, – не было никакого мужчины!

* * *

Зоомагазин, в котором работала Катрин, принадлежал Тине Свифт. Тина была на десять лет старше Катрин, то есть ей было тридцать лет. У них сложились теплые, дружеские отношения.

К сожалению, у Тины совершенно отсутствовал вкус. Она носила свитера и футболки, которые были ей велики, да еще надевала их по три сразу, будто хотела скрыть от всего мира свою женственность. Очки, которые она носила, закрывали половину ее вполне миловидного лица и просто уродовали. Катрин неоднократно пыталась консультировать Тину в выборе одежды, и начальница даже иногда прислушивалась к ее советам и покупала симпатичные вещи. Но после этого надевала их максимум один-два раза и потом снова наряжалась в старые футболки и кофты с вытянутыми рукавами.

Хотя Катрин могла обсуждать с Тиной все что угодно, про Ив она не обмолвилась ни словом.

Они покормили животных в вольерах, обсудили вчерашнюю непогоду, которая почти всю ночь не давала женщинам уснуть.

– Я уже думала, что этот кошмар никогда не закончится, – жаловалась Тина. – Мне лишь далеко за полночь пришла идея заткнуть уши ватой, и только тогда я смогла уснуть. Ну не бред ли? Почему самые простые идеи приходят, лишь спустя несколько часов?

– Сегодня пораньше ляжешь спать вечером и все наверстаешь, – с улыбкой произнесла Катрин.

– Сначала я так и планировала, но после того, как я заглянула в телепрограмму, я поняла, что из этого ничего не выйдет. Сегодня вечером по телевизору показывают фильм с Робертом Рэдфордом. Давно хотела его посмотреть, – Тина вздохнула. – Этот мужчина мог бы получить от меня все, что захочет, но, к сожалению, он даже не знает, что я существую.

– Почему ты ему просто не напишешь? – спросила Катрин.

Тина смущенно уставилась в пол:

– Ну, я все-таки уже не подросток.

– Ну и что? Ты думаешь, что ему не пишут тридцатилетние женщины?

– А что из этого выйдет?

– Вдруг он ответит?

– Да, и, наверное, попросит прислать фотографию. И тогда его хватит удар.

– Как ты можешь так недооценивать себя, Тина?

– У меня дома есть зеркало, и оно показывает мне жестокую правду.

– Сколько раз я тебе говорила, что из любой женщины можно сделать красотку. Почему ты не прислушиваешься к моим советам?

– Потому что ты пытаешься заставить меня поверить в то, что я могу стать второй Ракель Уэлч.

– Неправда, этого я никогда не утверждала.

– Ну, что-то в этом роде.

– Посмотри, у тебя обалденные глаза, тонкий нос, красивый рот…

– … с тонкими губами! – закончила предложение молодая женщина.

– Их нужно правильно накрасить.

– И я слишком бледная.

– Немного солярия, немного румян. Почему ты так старательно отказываешься от моей помощи? Ты почувствуешь себя гораздо лучше, когда будешь уверена в своей привлекательности.

– Чтобы прыщавые шестнадцатилетние юнцы свистели мне на улицах? Нет, спасибо.

– Уж лучше пусть они будут присвистывать тебе вслед, чем никто вообще не будет обращать внимания. Вот увидишь, мы добьемся всеобщего признания, если ты доверишься мне.

– Ну, посмотрим, – неопределенно ответила владелица зоомагазина. – Возможно, я вернусь к твоему предложению.

– А почему уже не сейчас?

– Ты намекаешь, что мне уже давно пора, раз мне скоро стукнет тридцать один?

– Этого я не сказала. Просто мне интересно, почему ты не хочешь как можно быстрее улучшить свою жизнь.

– Могу объяснить. У меня есть престарелый дядюшка, который каждые два года устраивает утомительное путешествие из Лондона в Ридон, чтобы меня навестить. И скоро он снова у меня появится. Это замечательный, славный старикан, и мне совсем не хочется смущать его своим внешним видом. Он пробудет у меня пару недель, и если у тебя к тому времени не пропадет желание сделать из меня новую Тину Свифт, то я доверюсь твоему вкусу. Преимущество твоего предложения в том, что ты уже ничего в моей внешности не испортишь. И кто знает, может, Роберт Рэдфорд и не упадет в обморок, если я ему отправлю свою фотографию.

В обеденный перерыв Катрин осталась в магазине одна. Она наполняла кормом птичьи кормушки, свернув для удобства воронку из газеты. И тут ей бросилось в глаза одно сообщение. Сама газета уже была недельной давности, но эта история наделала много шуму.

Она отложила алюминиевый совок в сторону, расправила на столе бумажную воронку и внимательно посмотрела на фотографию девушки в газетной статье.

Подпись к фотографии гласила: погибшая Севилья Уорнер.

Катрин быстро пробежала глазами статью, хотя она хорошо знала ее содержание. Семнадцатилетняя Севилья Уорнер жила со своим глухонемым отцом в большом доме. В тот вечер он так и не узнал, что в их доме произошло ужасное преступление. Только наутро он нашел свою дочь мертвой на кухне. Кто-то ударил ее ножом прямо в сердце. У ее отца после этого случился сильнейший нервный срыв, а поскольку все это произошло в соседнем городке Манкастер, то Катрин знала, что отец Севильи до сих пор в больнице и в этом месяце вряд ли оттуда выйдет.

Полицейское расследование, как водится, зашло в тупик. Севилья была порядочной девушкой, милой и дружелюбной. В Манкастере ее все знали, и никто не мог сказать о ней дурного слова. Расторопные полицейские не нашли ни единой причины, по которой кто-то мог покушаться на жизнь девушки. И тем не менее ее кто-то зарезал.

В статье речь шла о том, что, возможно, это дело рук какого-то сумасшедшего. Мол, именно поэтому полиции сложно его вычислить, поскольку он действовал без какой-либо логики, безо всякого мотива.

Катрин долго рассматривала фотографию. Она не могла сказать с уверенностью, но лицо Севильи было ей знакомо. Кажется, она однажды заходила в их зоомагазин и покупала собачий ошейник.

Катрин с ней не общалась; клиенткой занималась Тина. Тем не менее сейчас, зная об этом преступлении, она испытывала странное ощущение от того, что видела девушку, жизнь которой оборвалась. Наверное, это жуткое чувство – понимать, что стоишь перед убийцей. И хотя Катрин было страшно от одних своих предположений, она постаралась поставить себя на место Севильи.

Она не знала, как выглядела кухня, на которой произошло убийство, поэтому представила свою собственную кухню. И в ней был мужчина без лица – убийца с ножом в руке!

Нож!

Катрин похолодела от этой мысли. Ведь прошлой ночью она видела мужчину с ножом…

В статье также говорилось, что несколько вечеров подряд в этом районе с наступлением темноты видели странного незнакомца. Никто не смог его описать, никто точно не смог его разглядеть. Но несколько людей независимо друг от друга вспоминали, что всякий раз при виде него у них возникал смертельный страх.

Может быть, что этот незнакомец перебрался из Манкастера в Ридон? Ведь вполне возможно, что убийство Севильи Уорнер было не единственным его преступлением…

Неожиданный резкий крик попугая, сидевшего в клетке у входной двери, напугал Катрин до полуобморочного состояния. У нее колотилось сердце и участился пульс. Девушка гневно посмотрела на красивую птицу и шикнула на нее:

– Ты что, с ума сошел? А ну, заткнись! В гроб меня захотел свести!

Но птица продолжала пронзительно кричать.

– Бери пример с рыб, – пробормотала успокоившаяся Катрин.

Она скомкала обрывок газетной статьи и выбросила его в мусорное ведро. Затем девушка убралась в вольерах с собаками и позвонила Ив. Трубку никто не взял. Катрин сразу перезвонила в библиотеку, где подрабатывала Ив, но ее коллега Энджи Олфилд сказала, что девушка сегодня на работе не появлялась.

– Она даже не перезвонила и не извинилась, – сказала Энджи. – Это ненормально.

– Передайте ей, пожалуйста, что как только она появится, пусть перезвонит Катрин Вуд.

– Хорошо, передам, – пообещала Энджи. – А что-то случилось? Есть повод для беспокойства?

– Нет-нет, – поспешно ответила Катрин. – Ив наверняка скоро даст о себе знать.

Она положила трубку и подумала: «Я надеюсь!»

Гари собирался зайти после обеда, но так и не появился. С чего бы это? Может, его мучает совесть?

Тина Свифт ненадолго заглянула в магазин, взяла из аквариума четырех черепах и снова уехала. Затем зашел Джонни Бойл, чтобы купить собачий корм. Катрин так злилась на него, что едва не начала с ним ругаться.

– Ну, детка, как у нас дела? – непринужденно спросил он и улыбнулся.

У парня были короткие черные волосы, резкие, мужественные черты лица, спортивная фигура и красивые карие глаза. Он, конечно, знал о своей привлекательности и охотно этим пользовался, но на Катрин его чары не действовали.

Она хотела как можно быстрее избавиться от него. Но Джонни не спешил оплачивать мешок собачьего корма, хотя Катрин дважды назвала сумму.

– Эй, Катрин, что с тобой? Ты что, сегодня встала не с той ноги?

– Может быть, – сквозь зубы ответила она.

– Мне кажется, что ты из-за чего-то злишься на меня.

– Возможно, так и есть, но я не собираюсь с тобой это обсуждать.

– Послушай, ты что, даже не дашь мне шанс оправдаться?

– Зачем?

– Это было бы честно, – ответил молодой человек.

Катрин переполняло возмущение. И он еще осмеливается говорить о честности? Джонни осенило.

– А, кажется, я догадываюсь, о чем идет речь. Тебе Ив нажаловалась на меня.

– Нет, она не жаловалась.

– Но ты ведь знаешь о том, что было вчера в клубе, верно?

– Разумеется! – терпение Катрин лопнуло. – И я тебе могу сказать, что ты поступил мерзко!

Джонни Бойл сделал то, к чему Катрин была не готова. Он потупил взгляд и согласился с ней:

– Я действительно вел себя ужасно и, честно говоря, даже не рассчитываю на прощение Ив. Нелли Андерсон… она как наркотик для меня. Не знаю, понимаешь ли ты, о чем я говорю. Я стараюсь избавиться от нее, потому что понимаю, что она разрушает мою жизнь. Но мне это пока не удается. Не могу объяснить, с чем это связано. Когда мы расстались, я подумал, что все действительно кончено. И появилась Ив, которая помогла мне забыть о прошлом. Но вчера вечером я был вынужден признать, что все еще отравлен ядом по имени Нелли Андерсон. Вот и случился рецидив.

– Да такой, что тебя вообще не волновало, как Ив будет добираться домой, – ледяным тоном произнесла Катрин. – И это в такую-то погоду!

– Я полный идиот.

– Ив не заслужила такого обращения.

– Все верно, Катрин, и мне ужасно стыдно за вчерашний вечер. Но я уже не могу все вернуть обратно. Каждый из нас делает ошибки. И если мы в этом раскаиваемся, то можем рассчитывать на прощение.

– А тебе не кажется, что ты слишком все упрощаешь? Вчера ты напакостил, сегодня просишь, чтобы тебя простили, а завтра – и я нисколько не удивлюсь – сделаешь ту же самую ошибку.

Джонни отрицательно замотал головой:

– Нет, думаю, на этот раз с Нелли Андерсон покончено. Я… я провел с ней всю ночь, и это уже не было так неповторимо и упоительно, как раньше. Короткая вспышка погасла и, надеюсь, уже никогда не вспыхнет.

– Рада за тебя. Подозреваю, что у тебя есть определенная причина мне это сейчас рассказывать.

– Ну да… я был бы тебе признателен, если бы ты похлопотала за меня перед Ив. Было бы чудесно, если бы между нами снова наладились отношения. Как думаешь, это возможно? Ив ведь любит меня…

– А ты растоптал ее любовь и глазом не моргнул!

– Я полностью лишился рассудка, по-другому я не могу объяснить то, что со мной вчера произошло. Так как же Ив добралась вчера до дома?

– Ты поздновато этим интересуешься.

– Да, я знаю. Не сыпь мне соль на рану. С этого момента я клянусь держаться подальше от Нелли Андерсон.

– Не обманывай себя, Джонни. Нелли стоит только пальчиком поманить, и ты сразу же побежишь к ней, как дрессированная овчарка.

– Больше нет. Она может махать пальцами, пока они у нее не отвалятся. Я больше не хочу ничего о ней слышать.

– Гари Картер предложил Ив подвезти ее до дома.

Глаза Джонни округлились от удивления:

– Тот самый Гари?

– А что она должна была делать?

– Но она терпеть не может этого Гари! Почему же она не позвонила тебе и не попросила забрать ее?

– Боюсь, что она пыталась, но когда я подошла к телефону, трубку уже повесили и не перезвонили.

– Значит, Гари привез ее домой…

– Не совсем… – ответила Катрин и рассказала все, что ей было известно.

Джонни нахмурился:

– Вот ведь жирная свинья! Мешок с салом! Захотел воспользоваться ситуацией. Хана ему! Я сейчас поеду к нему и расколочу на составные части. Этот жирдяй осмелился прикоснуться к моей Ив!

– Ты оставишь его в покое, слышишь? – энергично воскликнула Катрин. – Вы вчера оба были хороши! В любом случае, Гари так же, как и ты, раскаивается в содеянном. И если ты ожидаешь, что твое раскаяние будет принято, то прими и его.

– В моем случае все немного по-другому, согласись?

– Не вижу никакой разницы, – отрезала девушка. – Ты не устоял перед Нелли, Гари соблазнился Ив. В чем разница?

– Ну да…

– Он хотел утешить Ив, кстати.

Джонни рассмеялся:

– Этот толстяк всерьез думал меня заменить?

– Скажи, откуда у тебя такое самомнение? – жестко спросила Катрин. – Это из-за того, что ты симпатичнее, чем Гари? Насколько я знаю, ты к этому не прикладываешь никаких усилий, так что это не заслуга. А его судьба в этом смысле не сильно побаловала, вот и все.

– Я говорю сейчас не о внешности. Картер ведь какой-то ненормальный.

– У него много комплексов из-за внешности. Я могу это понять. Короче говоря, он не довез Ив до дома, и ей пришлось идти часть пути пешком. С тех пор она пропала.

Джонни испуганно посмотрел на девушку:

– То есть как пропала?

– Никто не знает, где она. Она не появлялась ни дома, ни на работе.

– Боже, ведь Картер не сделал ей ничего плохого? – вырвалось у парня.

Катрин невольно вспомнила о статье в газете и о мужчине с ножом в руке. И подумала о крике, который она, кажется, слышала ночью.

Джонни положил денежную купюру на прилавок.

– С Ив ничего не должно случиться, Катрин, – сказал он хрипло. – Думаю, я этого не переживу… Ты позвонишь мне, если вдруг что-то узнаешь о ней?

Девушка кивнула и дала ему сдачу. Молодой человек с подавленным видом вышел из зоомагазина.

Катрин взяла мусорное ведро и отправилась с ним в примыкающий к магазину склад. Здесь всегда было сложно поддерживать порядок. Полки были забиты разнообразным товаром: собачьи будки, лотки для кошек, террариумы, аквариумы, клетки для птиц, мешки с разнообразным кормом и бог знает что еще. Тина была твердо убеждена в том, что девяносто процентов покупателей должны быть довольны ассортиментом.

Катрин высыпала мусор из ведра в большой пластиковый контейнер на колесиках. Она заметила, что задняя дверь приоткрыта, подошла к ней и захлопнула. Девушке вдруг стало страшно; она отчетливо представила себе, что она не одна на складе. Ей даже послышалось чье-то дыхание.

Она запаниковала и выбежала со склада, хотя никого так и не увидела. Мусорное ведро она забыла, но когда вспомнила о нем, то не решилась за ним возвращаться.

Пытаясь унять дрожь, девушка стояла за кассой, и когда попугай в очередной раз неожиданно пронзительно заорал, она была готова открутить ему голову.

* * *

Минут пятнадцать, почти не шевелясь, Катрин простояла за прилавком. Мысли, одна ужаснее другой, неустанно крутились в ее голове. Ведь убийца Севильи Уорнер так и не был схвачен. Иными словами, он продолжал разгуливать на свободе!

Сердце Катрин продолжало бешено колотиться. Задняя дверь… Ну да, она неплотно закрывалась и иногда открывалась сама по себе от сквозняка. Тина постоянно забывала купить для нее нормальный замок.

– Пока мы тут возимся в магазине, – сказала как-то раз Катрин Тине, – у нас спокойно вынесут весь склад. Мы этого даже не заметим.

Кроме того, на склад мог зайти и легко спрятаться посторонний человек. Например, убийца…

У Катрин дрожали руки. С прошлой ночи она чувствовала себя полностью выбитой из колеи. Одно цеплялось за другое. Непогода не давала уснуть. Ей послышался крик и померещился мужчина с ножом. Затем звонок Гари Картера, обеспокоивший ее. Тот факт, что никто не знал, где Ив, тоже пугал… Да еще это убийство в Манкастере. Неудивительно, что ей кто-то мерещится. Хотя, может, на самом деле это лишь ее фантазии.

Ни в четыре часа, ни в пять Гари Картер так и не появился. Зато заглянул Джек МакГохан, весьма приятный молодой человек с голубыми глазами, забавной ямочкой на подбородке и неотразимой дружелюбной улыбкой.

МакГохан был полицейским, причем на редкость ответственным, прилежным и тщеславным. По мнению многих, с таким отношением к работе его ждал приличный карьерный рост.

В последнее время он начал интересоваться Катрин. Сама она этих знаков внимания не замечала, зато заметила Тина. Он всегда старался, чтобы его обслуживала только Катрин, а для своего единственного волнистого попугайчика он уже накупил так много корма, что можно год кормить целую стаю.

– Как нынче обстоят дела в Ноевом ковчеге? – с улыбкой поинтересовался он. Сегодня парень был в штатском: джинсах и черном вязаном свитере с высоким воротником. Густые волосы песочного цвета были аккуратно зачесаны назад. Катрин лично знала нескольких женщин, которые всяческими уловками пытались привлечь его внимание. Но Джек искал себе такую девушку, к которой он бы сам проникся уважением. И его выбор пал на Катрин – так, по крайней мере, казалось Тине.

Девушка не знала, была ли она польщена этим. Молодой полицейский ей очень нравился, но была одна мелочь, которая ей мешала. Речь шла о его профессии. Само слово «полиция» казалось ей чем-то внушительным и непоколебимым. Служители закона, особенно в форме, вызывали у нее уважение и казались особенными людьми. Видимо, этот крошечный барьер между Джеком и Катрин мешал ей дать волю своим чувствам. Впрочем, по доброй воле этот барьер можно было легко перешагнуть.

– На борту Ноева ковчега все в порядке! – с улыбкой отчеканила она.

– Это меня радует.

– Что я могу для вас сделать?

– Как насчет упаковки корма для моего волнистого попугая?

– Опять? – весело спросила Катрин.

– Ну что делать, если у него такой аппетит? Он так раздобрел, что размером уже похож на ястреба. Скоро будет опасно заходить домой. Скажите, есть возможность его обменять на какую-нибудь водяную блоху или что-то в этом роде?

Катрин рассмеялась:

– Я бы посоветовала посадить его на диету.

– Исключено. Иначе он нападет на меня. Кроме того, тогда у меня не будет причины сюда приходить. Пусть жрет, пока не лопнет, я ему мешать не буду.

– Так вам действительно нужен корм для попугая?

– А зачем же мне тогда сюда приходить?

– Ну, не знаю, – уклончиво ответила девушка и поставила перед полицейским коробку с кормом.

– У Тины все в порядке?

– Вроде бы да, – ответила Катрин. Она вспомнила про дыхание, которое ей послышалось на складе, и лихорадочно прикидывала, стоит ли ей обсудить это с Джеком МакГоханом. Она могла бы обсудить с ним и ситуацию с Ив. Все-таки он служил в полиции. Но почему Катрин не рассказала ему ни о том, ни о другом, она не могла объяснить.

Джек упомянул о передвижном театре, который скоро приедет в Бенгли. И как бы между прочим заметил, что с удовольствием сходил бы на представление, но ехать одному ему не очень хочется. Вот если бы кто-нибудь смог составить ему компанию…

Катрин на это не повелась. Если бы он действительно хотел пригласить ее на представление, ему надо было прямо ей так и сказать, а не намекать. Девушка спросила себя, приняла бы она это приглашение. Скорее всего, да.

Полицейский потряс коробку с кормом.

– Но сегодня я здесь не только из-за этого, Катрин, – сказал он. – Сейчас перед вами в первую очередь полицейский.

– Даже так? А чем я заинтересовала полицию? Надеюсь, я не совершила ничего противозаконного?

Джек покачал головой.

– Нет, Катрин. Если бы все были такие, как вы, у меня и моих коллег была бы куда более спокойная жизнь.

– Звучит так, будто вы изнываете от непосильной работы.

– Ну, не настолько. Но сейчас мы решаем крайне неприятную проблему. Даже не знаю, с чего начать, только бы не напугать вас. Но по-другому об этом деле и не расскажешь.

– Своей подготовительной речью вы уже заставили меня волноваться.

МакГохан серьезно посмотрел на девушку:

– Вы наверняка знаете о том, что случилось в Манкастере.

– Конечно, – хрипло ответила она и откашлялась. – Об этом не только писали в газетах. В Ридоне об этом говорят все кому не лень. Полиция поймала убийцу?

– Было бы неплохо. Но, к сожалению, пока нет.

– И что, нет никакого следа?

– Мы подозреваем, что это может быть какой-то сумасшедший.

– Да?

– Вам наверняка известно, что недалеко от Ридона расположена клиника для душевнобольных с особо опасными пациентами и строгим режимом.

Катрин вспомнила, что ее дядя часто негодовал по поводу этого учреждения. Якобы там халатно относились к охране пациентов.

– Нас заверили, что все пациенты клиники на месте, – сказал молодой полицейский. – Возможно, руководство больницы что-то замалчивает, чтобы не создавать себе серьезных проблем.

– Вы полагаете, что они могут умышленно говорить неправду?

Джек пожал плечами:

– Нужно рассматривать все версии, даже самые маловероятные. На мой взгляд, вполне возможно, что кто-нибудь из этих чокнутых… э-э-э-э… я хотел сказать… пациентов, придумал какую-то хитрость, которая позволяет ему незамеченным покидать клинику и возвращаться в нее. Это один из вариантов.

– А другие варианты? – спросила девушка взволнованно.

– Ну, мне нелегко все это обсуждать, можете мне поверить, Катрин. Хотя, с другой стороны, неправильно все замалчивать. Вы же знаете старого Ноэля Говарда?

– Да, а что с ним?

– Все в округе знают, что он алкоголик и трепло. Если не ошибаюсь, он не так давно утверждал, что видел посадку НЛО. К таким людям, конечно, нужно прислушиваться с большой осторожностью, но иногда и такие говорят правду. При этом никогда не знаешь, когда именно они говорят правду. Когда он сегодня утром пришел к нам, он не мог произнести ни звука. И мы предположили, что он нашел что-то ужасное.

Попугай снова подал голос, но Катрин на этот раз не обратила на него внимания. С внутренним содроганием она смотрела на полицейского. Она вдруг стала догадываться, о чем МакГохан ей расскажет.

– Прошло некоторое время, прежде чем Ноэль смог немного успокоиться. Он уже с утра был накачан виски под завязку, но его испуг был настолько искренен, что мы поверили в то, о чем он говорил. Он рассказал, что ходил по лесу по неизвестной ему самому причине. Может, просто гулял… В любом случае, он натолкнулся на труп.

– Боже! – Катрин вцепилась дрожащими руками в прилавок.

– Ноэль Говард утверждал, что это был труп Ив Даннинг. Насколько мне известно, вы дружили с ней?

Девушка медленно опустилась на стул и кивнула.

– Мы потребовали, чтобы Говард отвел нас к телу. И тут случилось загадочное: там, где должна была лежать ваша подруга, никого не было. Мы предположили, что Говард просто по ошибке привел нас не в то место. Мы обыскали весь лес, но тела Ив так и не нашли.

«Это значит, что Ив, может быть, еще жива», – подумала Катрин.

– Но как же Ноэль Говард утверждал, что обнаружил в лесу труп? Зачем ему это придумывать?

У Джека было не сильно убедительное объяснение на этот счет:

– Возможно, наш герой действительно нашел в лесу вашу подругу, но она была не мертвой, а раненой или без сознания. И пока он добрел до нас и рассказал о своей ужасной находке, Ив очнулась и ушла.

– Надеюсь, вы правы, – прошептала Катрин.

– Конечно, может быть и такое, что Говард рассказал нам лишь одну из своих выдуманных историй. Никогда не знаешь, когда он говорит правду. Я не утверждаю, что он врет сознательно. Мне кажется, он сам верит в то, о чем рассказывает. Тем не менее мы серьезно отнеслись к его рассказу, ведь убийца Севильи Уорнер до сих пор не пойман. Первым делом мы хотели прояснить ситуацию, обратившись к самой Ив, но ни дома, ни на работе мы ее не нашли. Никто не знает, где она. Предполагаю, что вы тоже не знаете.

– К сожалению, нет, – ответила девушка.

– Поэтому пока слова Ноэля Говарда звучат вполне правдоподобно. Затем мы попытались выяснить, кто видел Ив последним. Это оказалось нетрудно. Вчера вечером девушка отправилась с Джонни Бойлом, который вам наверняка хорошо известен, в Бенгли. Но домой она поехала не с ним, а с Гари Картером. Когда мы стали расспрашивать Картера, он повел себя весьма странно: сам себе противоречил, запутался в показаниях. И у нас возник логичный вопрос: почему он не говорит нам правду? Постепенно нам удалось вытянуть из него кое-какую информацию. Картер устроил на своей машине незначительное ДТП, непреднамеренно, как он уверяет. Затем он решил воспользоваться ситуацией и стал домогаться вашей подруги. Из-за этого Ив выскочила из машины и убежала от него. По его утверждению, он побежал за ней следом, чтобы вернуть, но она якобы слишком быстро бежала. Картер не смог ее догнать и поэтому вернулся к машине.

– Я знаю эту историю. Гари Картер рассказал мне ее сегодня утром.

– Что именно он вам рассказал? – тут же поинтересовался полицейский.

Катрин пересказала Джеку ее утренний разговор.

– И вы ему верите? – спросил МакГохан.

– Его рассказ звучал правдоподобно. И его беспокойство об Ив тоже.

– Мы его пока задержали из-за противоречивых показаний, – сказал молодой полицейский. – Возможно, он потерял голову и испугался последствий. Возможно, он бежал за Ив не для того, чтобы ее вернуть… Можно также предположить, что Ив не смогла от него убежать и он ее догнал. В Ридоне хватает людей, которые полагают, что у Гари Картера не все дома.

– Значит, полиция как-то связывает его с убийством в Манкастере? – спросила девушка.

– Мы должны рассмотреть и эту версию. Пока установлено, что на момент убийства Севильи Уотсон у Гари Картера нет алиби. В его ситуации это весьма скверно. Что мы пока не можем выяснить, так это то, как и куда всего за двадцать минут могло исчезнуть тело Ив, которое якобы видел в лесу Ноэль Говард.

– Может, раненая Ив бродит где-то там, – предположила Катрин.

– Разумеется, мы пока продолжаем поиски, – ответил Джек. – И будем допрашивать Гари Картера до тех пор, пока он не расскажет всю правду. На новую ложь у него, судя по всему, уже нет сил.

– Я не верю, что Ив больше нет в живых, Джек.

– Я тоже надеюсь, что Ив Даннинг в порядке и что она скоро найдется. Позвоните мне, если она вдруг сообщит о себе неважно откуда, из дома или с работы.

Он протянул ей свою визитку.

– Я сообщу, как только что-нибудь узнаю, – пообещала девушка.

– Повторюсь, я не хотел вас напугать, но попрошу в ближайшие несколько дней проявлять дополнительную осторожность.

Катрин с трудом проглотила комок в горле:

– Вы имеете в виду, что я живу на окраине?

– Да, кроме того, Ноэль Говард утверждает, что видел тело Ив недалеко от вашего дома. Вам бы сейчас не помешал кто-нибудь, кто мог бы за вами присматривать.

– Вы полагаете, что я в опасности?

– Этого никто не может знать. Но осторожность не повредит. Вы уделите мне немного своего свободного времени? – вдруг спросил с улыбкой Джек. – Тогда мне не нужно будет покупать так много птичьего корма. Если честно, я уже не знаю, куда его девать.

– Вы хотите стать моим ангелом-хранителем?

– О да, эту роль я бы охотно исполнил. И даю вам слово, что в этом не только мой профессиональный интерес. У вас есть какие-нибудь планы на сегодняшний вечер?

– Нет, после работы я свободна.

– Вот и славно! Тогда я уже сегодня могу приступить к своим новым обязанностям, если вы не против. Я заеду за вами в шесть часов вечера.

«Надо же, как быстро дошло дело до свидания», – подумала Катрин.

Едва полицейский ушел, она тут же вспомнила обо всем, о чем стоило рассказать Джеку. Вдруг она видела убийцу прошлой ночью? А вдруг он тоже ее заметил?

От этой мысли девушке стало плохо. «Это дыхание на складе… – в панике думала она. – Может, это убийца пришел, чтобы убрать свидетеля? Боже мой, как же я буду жить в таком страхе?»

Кроме того, что она видела? Размытую дождем фигуру с ножом руке? Может, это вообще был обман зрения. Но даже если этот мужчина и существовал на самом деле, она бы никогда не смогла его опознать. Если бы он это знал, то у него не было бы повода преследовать Катрин.

Предположение, что кто-то угрожает ей расправой, незаметно стало ее навязчивой идеей. Девушка отчаянно пыталась избавиться от нее. «Никто не кричал в ночи, – уговаривала она себя. – Никто не стоял перед домом, и никто не убивал Ив! Ноэль Говард не мог видеть ее в лесу. Мало ли что старому алкашу померещилось!»

– Она обязательно мне позвонит, – уверенно произнесла Катрин вслух. Она поймала себя на мысли, что неотрывно смотрит на телефон.

– Позвони же, – прошептала она. – Пожалуйста, Ив, позвони и скажи, что с тобой все в порядке.

Но телефон молчал.

* * *

Она провела с Джеком приятный вечер. Молодой полицейский постарался развеять страх и волнение Катрин. Когда он сказал, что убежден в том, что Ив жива, девушка почувствовала большое облегчение; в конце концов, это говорил полицейский.

Он привез ее домой и порекомендовал тщательно запереть все двери и окна.

– Могу я вам завтра позвонить? – спросил он.

– Разумеется.

– А могу я попросить вас еще кое о чем?

– О чем?

– Поцеловать вас, – сказал он и обнял девушку.

Она позволила ему поцеловать себя. Возможно, в знак благодарности. В любом случае, какой бы ни была причина, это точно не была любовь. Пока нет.

Возможно, Катрин чувствовала бы себя по-другому, если бы не эта болезненная скованность. Если бы с Ив все было в порядке, Катрин наверняка чувствовала бы себя лучше.

Джек с благодарной улыбкой отстранился от девушки. Ему было достаточно одного этого поцелуя. Ему самому не хотелось торопить события, хотелось дать возможность их отношениям развиваться естественно, постепенно.

– Спокойной ночи, Катрин, – сказал он, и в его голосе прозвучала заботливая нежность.

– Спокойной ночи.

– Не волнуйся, все будет хорошо, – добавил молодой человек.

– Да, – кивнула она, хотя никакой уверенности в этом не было.

Через несколько минут она оказалась в одиночестве в своем большом мрачном доме, и страх постепенно стал прокрадываться в душу. Она боялась даже выглянуть в окно.

Прежде чем лечь в кровать, девушка несколько раз проверила, заперла ли она все окна и двери.

«Если он захочет, он тебя все равно достанет, – сказал ей внутренний голос. – У него есть масса вариантов добраться до тебя. Подумай хотя бы о сегодняшнем дне. Он был на складе и спокойно мог на тебя на пасть. А сейчас он мог выбить любое окно и проникнуть в дом. Как ты защитишь себя в этом случае?»

«Мне нужен револьвер, – подумала девушка. – Наверное, Джек поможет его достать. Но стоит ли его просить об этом?»

Она решила относиться с подозрением к каждому встречному мужчине. Или все уже закончилось после ареста Гари Картера?

Катрин не могла смириться с мыслью, что Гари убийца. Но как узнать, что у него на самом деле творится в душе? Многие девушки в Ридоне откровенно подшучивали над ним. Он хоть и не показывал виду, но наверняка злился. Картер мог копить эту злость долгие годы, пока однажды у него не лопнуло терпение. Незначительный повод мог стать причиной катастрофы.

Погруженная в свои мысли, Катрин медленно подошла к окну и выглянула на улицу. Она посмотрела туда, где прошлой ночью ей показался мужчина с ножом в руке, и ее сердце вдруг бешено заколотилось.

Девушка в ужасе отпрыгнула от окна. Она снова увидела мужчину, или это была очередная галлюцинация?

Катрин снова заставила себя подойти к окну, хотя тряслась от страха. Фантом опять растворился в воздухе. От волнения она закусила нижнюю губу. Вдруг этот мужчина сейчас ходит вокруг дома и собирается напасть на нее? Стоит ли звонить Джеку? Конечно, он приедет, вопросов нет. Но если она его потревожит напрасно, то это будет очень неприятная ситуация. Возможно, он решит, что она истеричка, или подумает, что она пользуется случаем, чтобы заманить его к себе домой.

На следующее утро она встала раньше обычного, потому что решила пообщаться с Патриком Эганом, работавшим на бензоколонке. Это был рябой парень с немыслимой прической. Волосы почти полностью закрывали его глаза.

– Привет Катрин! – крикнул он. – Как обычно, полный бак?

– Да, – ответила блондинка.

Патрик был одет в потертый синий комбинезон, из карманов которого торчали тряпки. Одну из них он как раз вытащил и вытер ею руки.

– Много работы? – спросила девушка и вылезла из машины.

– Да уж, люди так любят свои машины, что ни дня не могут без них провести. – Патрик открыл крышку бензобака.

– Позапрошлой ночью вы стали для Гари Картера ангелом-спасителем, – сказала Катрин, пока он заливал бензин.

– Точно, – ответил молодой человек. – Он считает себя лучшим водителем всех времен и умудрился съехать с дороги.

– Такое может с каждым случиться.

– Конечно! – сказал Патрик. – Но тогда ему не стоит так сильно раздувать щеки. Я ему помог немного, быстро вытянул машину на дорогу и спросил, как его угораздило съехать в кювет. Но на разговоры его не тянуло. Кроме того, погода была паршивая, сами знаете, а он еще промок насквозь. Потом Гари обязательно хотел меня отблагодарить и стал совать мне деньги. Я даже обиделся. Сказал ему, что пусть лучше в следующий раз он поможет мне, когда нужна будет помощь. Потом сел в машину и уехал.

– Гари был один? – поинтересовалась девушка.

– А разве Гари не всегда один? – удивился парень.

– Какое он произвел на вас впечатление?

– Он выглядел несчастным, что вполне объяснимо. Наверное, готовился просидеть в машине всю ночь.

– Как думаете, что Гари сделал, когда вы уехали?

– Скорее всего, сразу же поехал домой. А к чему все эти вопросы, Катрин? Что-то случилось?

Девушка пожала плечами:

– Просто хочу знать, говорил ли мне Гари правду.

– Ну и как, говорил?

– Да, – ответила она.

Патрик протирал лобовое стекло. Он делал это с особой тщательностью, которой Катрин раньше за ним не замечала. Обычно он управлялся очень быстро, а сегодня ему требовалось в три раза больше времени. Ей показалось, что парень специально занимает себя чем-то, чтобы только не встретиться с ней взглядом.

«Что с ним произошло? – спросила себя Катрин. – У него что-то на уме? Теперь я буду подозревать каждого мужчину? Да, Патрик помог Гари вытащить машину на дорогу. Детская забава для эвакуатора. Затем он поехал дальше по своим делам. А как далеко он уехал и по каким делам?»

Она представила себе Патрика Эгана, сидящего в машине. Он проехал километр дальше по дороге и заметил Ив Даннинг. Он предложил довезти ее до дома, она согласилась и залезла к нему в машину. Затем они вдруг свернули в лес, и Ив поняла, что попала из огня да в полымя.

«Еще один вариант, – подумала Катрин. – Такое тоже могло произойти. Может, поэтому Патрик старается сегодня не смотреть мне в глаза?»

Конечно, она все это придумала. Патрик вообще хоть раз смотрел ей в глаза? Он всегда стеснялся общества симпатичных девушек. Раньше Катрин никогда об этом не думала, но сегодня она словно посмотрела на него другими глазами.

– Масло, вода в порядке? – спросил Патрик.

– Да, вроде все окей, – ответила Катрин.

– Я могу посмотреть.

– Нет, спасибо, ни к чему. Посмотрим в следующий раз.

– Договорились, – с улыбкой ответил парень.

Катрин села в машину.

– Хорошего дня! – крикнул Патрик и направился к мастерской, примыкавшей к бензоколонке.

«Если так дело пойдет и дальше, то я скоро буду подозревать в Ридоне всех», – подумала девушка.

В обед позвонил Джек МакГохан и поинтересовался, как у нее дела. Разговор услышала Тина.

– Ага! – хитро прищурилась она. – Что-то все-таки заискрило!

Катрин объяснила ей, почему молодой полицейский сейчас проявляет к ней повышенное внимание. О том, что кто-то вчера мог прятаться на складе, она умолчала.

– Думаю, он заботится о тебе не только поэтому, – сказала Тина. – Забавно, как он всегда старался побыть с тобой наедине. Теперь наши продажи корма для волнистых попугайчиков резко упадут. Ив Даннинг так и не нашли?

– К сожалению, нет.

– Не волнуйся так сильно. Я не думаю, что с ней что-то стряслось. Ив из тех девушек, кто не даст себя в обиду.

После обеда за Тиной заехала приятельница, и они куда-то уехали. Как только Катрин осталась одна, беспокойство снова стало ее одолевать. Чтобы хоть как-то отвлечься, она занялась клетками с собаками. А когда через какое-то время вернулась за прилавок, у витрины магазина стоял незнакомый мужчина и смотрел прямо на нее.

«Это он? – в ужасе подумала Катрин. – Боже, неужели это он?»

* * *

Когда он открыл дверь магазина, девушка хотела первым делом позвать на помощь. Она с трудом совладала с собой и стала лихорадочно размышлять, чем она может вооружиться. Ей давно уже нужно было обзавестись хоть каким-нибудь оружием! Ее взгляд упал на лежащий неподалеку от прилавка молоток, который Тина использовала для мелкого ремонта клеток и забыла положить на место.

Какое счастье!

Катрин стала незаметно приближаться к молотку.

Вошедший в магазин мужчина был высок, широкоплеч и… симпатичен. У него был добрый и теплый взгляд. В обычной обстановке Катрин бы сразу прониклась к нему доверием, но сейчас был не тот случай.

– Что я могу для вас сделать? – спросила она и медленно положила левую руку на рукоятку молотка.

В этот момент попугай заорал, его пернатые сородичи зачирикали, собаки залаяли, хомяки заметались по клеткам.

Мужчина рассмеялся:

– О, да у вас здесь так шумно!

– К счастью, так бывает не всегда.

– Может, животные нервничают из-за меня?

– Иногда им просто хочется немного пошуметь, – ответила девушка. – Это ничего не значит.

– Я бы хотел поговорить с мисс Катрин Вуд, – не спеша произнес незнакомец.

Девушка почувствовала, как у нее холодеют руки. Все-таки он пришел к ней. Зачем?

– Она стоит перед вами, – сказала она хрипло. – Катрин Вуд – это я.

– У вас в витрине висит объявление с вашим именем.

– Ах это… – быстро проговорила девушка. В объявлении было написано, что она сдает комнату по вполне выгодной цене. Что она теперь должна сказать мужчине? Что уже нашла постояльца?

– Я ищу комнату, – сказал незнакомец. – Меня зовут Эдмунд Кристи. Наверное, мне стоит сразу немного рассказать о себе. Мне двадцать восемь лет, я писатель, опрятный, порядочный и спокойный. Выпиваю редко, не курю, вредных привычек не имею, есть квартира в Лондоне. В Ридон приехал потому, что мне понравились ваши места. Они определенно вдохновят меня при написании следующего романа.

Звучало все довольно правдоподобно. Однако Катрин боялась и подозревала каждого мужчину.

– Ну, знаете… на самом деле это объявление уже давно пора убрать, – неуверенно произнесла Катрин.

– Могу я быть с вами откровенным? – спросил Эдмунд. – Я навел о вас справки. В конце концов, нужно знать, с кем собираешься жить под одной крышей.

Девушку это возмутило:

– И что? Вы хотите сказать, что вам что-то угрожает? – язвительно спросила она.

– Я лишь хочу сказать, что знаю, что в вашем доме до сих пор никто, кроме вас, не живет, – ответил Эдмунд с обезоруживающей улыбкой. Таких белоснежных, идеальных зубов Катрин еще никогда не видела.

– У меня никто и не будет жить, – отрезала она. – Потому что я решила не сдавать комнату.

– Ох, очень жаль. Я уже побывал рядом с вашим домом. Именно то, что мне нужно. Живописные окрестности, уединенное расположение, покой… Приятный лесной воздух… Никогда не встречал таких подходящих условий для работы.

– А что за книги вы пишете?

– Всего понемногу: любовь, триллер, мистика, приключения. В общем, истории, которые интересны обычным людям, массовая развлекательная литература. Я не Шекспир, знаете ли.

«И что же мне с ним делать? – спросила себя Катрин. – Он выглядит довольно безобидным. Но не будет ли ошибкой довериться незнакомцу? Кроме того, Джек может приревновать меня к симпатичному писателю. С одной стороны, у него нет никаких прав на меня. Но, с другой стороны, Джек помогает мне…»

Конечно, для Катрин было бы спокойнее иметь постояльца-мужчину. Но Эдмунд Кристи был ей совершенно незнаком, а рассказать о себе можно что угодно. Одной безобидной внешности недостаточно.

– Могу я спросить, что вас во мне смущает, мисс Вуд? – поинтересовался писатель.

– Ничего, – ответила Кристин, начиная нервничать. – Совершенно ничего.

– Вы, наверное, считаете меня грабителем или сексуальным маньяком?

– Прекратите говорить ерунду, мистер Кристи. Я ведь имею право изменить свое мнение, так ведь?

– Я мог бы махнуть рукой и сказать, что попробую присмотреть себе что-нибудь еще. И я уверен, что-нибудь подходящее обязательно найдется. Но ваш уединенный старый дом так мне приглянулся, что я прошу вас еще раз подумать.

– Сожалею, мистер Кристи.

– Ну, тогда мне действительно не остается ничего другого, как еще разок тщательно осмотреться.

– Желаю вам успехов в поисках, – произнесла Катрин с облегчением.

Уже стоя в дверях Эдмунд обернулся и спросил:

– Ваше последнее слово было окончательным, мисс Вуд?

– Да. Мне жаль.

– И невозможно вас переубедить?

Она отрицательно замотала головой.

– Наверное, у меня было бы больше шансов получить у вас комнату, если бы я пришел к вам в рясе священника.

– Можно обойтись и без этого замечания, – холодно произнесла Катрин, и Эдмунд вышел из зоомагазина.

Девушка испытывала небольшое сожаление из-за упущенной возможности. Но она была рада избавиться от чужака. В такое беспокойное время она не имела права на ошибку.

Катрин не рассчитывала снова увидеть писателя, по крайней мере в ближайшее время. К вечеру еще раз позвонил Джек, и она спросила, есть ли какие новости о Гари.

– Честно говоря, я не имею права об этом говорить, – сказал полицейский, помедлив. – Но для тебя я сделаю исключение. У Картера час назад случился тяжелый приступ помешательства. Понадобилось четыре человека, чтобы его усмирить. Врач сделал успокоительный укол. На мой взгляд, было бы правильно на некоторое время поместить его в камеру для буйнопомешанных. Но мы не можем принять этого решения. Кстати, я разговаривал с Патриком Эганом. Он сказал, что ты задавала ему какие-то странные вопросы. Ты что, решила поиграть в детектива? Я не советую тебе этого делать, Катрин. Представь, что ты вдруг обратилась к тому самому человеку, которого мы ищем. Как ты думаешь, что он с тобой сделает?

– Я попытаюсь унять свое любопытство, – пообещала девушка.

– Это будет благоразумно, – сказал Джек.

Он снова упомянул о представлении театра и на этот раз напрямую предложил Катрин составить ему компанию.

Она согласилась и нисколько не пожалела, поскольку представление оказалось великолепным; комедия была настолько мастерски сыграна, что Катрин хохотала до слез. Девушка была искренне рада, что на пару часов сумела позабыть о волнениях, накопившихся за последнее время.

На следующий день Эдмунд Кристи пришел снова. Парень оказался настырным. На Тину он произвел самое благоприятное впечатление – это Катрин заметила сразу. В итоге он даже нашел в лице Тины заступницу.

Катрин была в это утро какой-то вялой и не смогла снова отказать писателю:

– Хорошо. Если Тина считает, что я должна сдать вам комнату, то пусть так и будет.

Эдмунд расплылся в улыбке и повернулся к Тине:

– Я ваш должник, мисс Свифт!

– Да? И чем же отплатите?

– Как насчет большого красивого букета цветов?

– Любая женщина будет рада цветам! – сказала Тина.

– Я подарю вам его, даже если мне придется опустошить весь церковный сад! – пообещал Кристи.

Прошлой ночью он остановился в местной гостинице и, по его словам, не оставлял надежды уговорить Катрин.

– Терпение и труд все перетрут, – добавил он и победно улыбнулся.

Когда писатель ушел, девушка начала упрекать Тину.

– Ты теперь злишься на меня? – спросила та. – Мистер Кристи такой симпатичный!

– Есть мало людей, которых ты не считаешь симпатичными, – проворчала Катрин.

– Тебе можно позавидовать! Джек молится на тебя, и, если я не ошибаюсь, Эдмунд Кристи тоже на тебя запал.

«Не вижу абсолютно никакого повода мне завидовать, – подумала Катрин. – Двое мужчин, одна женщина – классический повод для конфликтной ситуации».

Она размышляла о том, можно ли не рассказывать Джеку о новом постояльце. Скорее всего, рассказать стоит, ведь рано или поздно он все равно узнает и тогда действительно рассердится.

Эдмунд вернулся с огромным букетом желтых чайных роз и торжественно вручил их Тине.

– Ваши комиссионные за совершение сделки, – сказал он.

Катрин предпочла бы, чтобы он потратил эти деньги на оплату комнаты. Но не стала сразу поднимать вопрос о деньгах, чтобы не разочаровывать писателя.

– Мои вещи до сих пор лежат в гостинице, – обратился он к Катрин. – Когда я могу к вам заехать?

– Часов в семь вечера вас устроит?

– Вполне.

– У вас много вещей? – спросила Катрин.

– Всего пара чемоданов и, конечно, моя дорожная пишущая машинка. Я люблю эти старомодные механизмы. Надеюсь, стук клавишей вам не будет мешать?

– А вы печатаете по ночам?

– Нет, – рассмеялся он, – ночью я обычно сплю.

– Тогда не вижу никаких проблем.

Он вышел из зоомагазина и практически столкнулся в дверях с Джеком.

– Ой, сейчас что-то будет, – прошептала Катрин и обеспокоенно посмотрела на Тину. – Вот сейчас мне нужна твоя помощь.

Но та предательски скрылась на складе.

– Кто это? Я его в Ридоне раньше не видел, – спросил полицейский.

– Писатель, – ответила Катрин.

– Знакомый писатель?

– Не знаю.

– Как его зовут? – спросил Джек.

– Эдмунд Кристи.

Полицейский ненадолго задумался и покачал головой:

– Никогда не слышал.

– Не беда, я тоже о нем никогда раньше не слышала, – сказала девушка. – Писателей нынче много развелось.

– Как и художников. У меня есть один приятель, который потрясающе рисует и легко копирует картины старых мастеров. Но ему суждено оставаться лишь одним из никому не известных художников. С этим мистером Кристи, наверное, то же самое.

– Возможно.

– А откуда ты его знаешь?

– Он пришел сюда и представился.

– Весьма странно, да? То есть я хочу сказать, что в зоомагазин не ходят, чтобы представляться и рассказывать о себе.

– В его случае это было именно так.

– Как это?

– Он планирует на некоторое время остановиться в Ридоне.

– И поэтому он ходит из магазина в магазин и со всеми подряд знакомится? Может, он принадлежит к тем нищебродам, которые лишь изредка что-то продают и живут, едва сводя концы с концами?

Катрин разозлилась. Джек не оставил от Эдмунда камня на камне. Он что, уже видит в нем соперника?

– Он будет снимать у меня комнату! – выпалила она.

У парня округлились глаза:

– Он будет что?

– Жить у меня в доме, – повторила девушка.

– Ты же несерьезно!

– Вполне серьезно. Ты сам знаешь, что я уже давно ищу постояльца.

– Но, Катрин, в такое время… да еще и незнакомому мужчине…

– Ему можно доверять.

– Кто это утверждает? – удивился полицейский.

– Тина.

– Ах вот как. Тина с ним знакома. Почему она не пустит его жить к себе?

– Во-первых, ее дом не такой большой, как мой, во-вторых, она никогда не собиралась никому сдавать комнату, и в-третьих, к ней скоро приедет дядя.

– Поэтому она спихнула его на тебя?

– Никто никого не спихивал, не передергивай факты, Джек. У меня в витрине висело объявление о сдаче комнаты.

– Катрин, я советую тебе не впускать чужого человека в дом. В нынешних обстоятельствах это может быть опасно.

– Я уже согласилась.

– Ты всегда можешь отказаться.

– Этого я не буду делать.

– Если хочешь, я сделаю это для тебя.

«Почему он так себя ведет? – подумала Катрин. – Разве это профессиональный интерес? Больше похоже на ревность».

Она не собиралась следовать наставлениям Джека. Она приняла решение и будет ему следовать.

– Это мое дело, Джек, – сказала она.

– Почему ты не слушаешь меня, Катрин? – произнес он настойчиво. – Я ведь не желаю тебе ничего плохого. Наоборот, хочу, чтобы с тобой ничего не случилось. Ты этого не понимаешь? Нельзя же быть такой легкомысленной!

– Я не изменю своего решения, Джек.

Полицейский покачал головой:

– Ладно. Только как же мне теперь присматривать за тобой, если ты совершаешь такую ошибку? Дай мне хотя бы время сначала проверить этого человека. Скажи, что в комнате надо поклеить обои, перед тем как он въедет. А у меня как раз будет время проверить то, что он тебе рассказал.

Возможно, это было действительно преступно легкомысленно, но Катрин осталась непреклонной и заявила, что Эдмунд Кристи сегодня вечером поселится у нее.

Разочарованный полицейский с досадой хлопнул дверью.

* * *

Незадолго до закрытия магазина – Тина уже ушла домой – появилась Морин Вильсон, стройная брюнетка с пышным бюстом и крутыми бедрами. Многим молодым людям она была знакома, даже слишком. У нее была родинка на одном очень пикантном, обычно прикрытом месте. Так вот, не один десяток юношей Ридона мог похвастаться, что видел эту родинку.

Морин относилась к тому типу девушек, с которыми парни охотно проводили время, но на которых не спешили жениться. Впрочем, это обстоятельство ей не мешало. Она брала от жизни все, что могла.

Посетительница купила банку кошачьего корма:

– Мне нужно снова сидеть с детьми Майерсов, и я хочу приручить их полоумного кота.

Катрин улыбнулась. Она вспомнила, как Морин жаловалась ей на кота Майерсов, когда ей пришлось впервые присматривать за их маленькими дочерями. Кот сначала шипел на нее, затем набросился и здорово поцарапал. В следующий раз она принесла ему рагу из дичи, и с тех пор они стали лучшими друзьями.

Катрин знала, что Морин никогда не присматривала за маленькими детьми в одиночестве. Да, в дом она приходила одна, но как только хозяева уходили, она хваталась за телефон и звонила кому-нибудь из своих бойфрендов.

– Значит, мы снова соседи, – сказала Катрин, потому что Майерсы жили в соседнем доме.

– Да, – подтвердила Морин, и ее глаза засияли. – И это будет безумная ночка!

– Правда? – Катрин не смогла скрыть иронию в голосе. – По телевизору показывают что-то веселое?

– Телевизор! – фыркнула Морин пренебрежительно. – Я составляю свою собственную программу, и знаешь, кто меня на этот раз поддержит?

Список имен, которые Катрин могла бы назвать, тянул на небольшую записную книжку, поэтому Катрин предпочла пожать плечами.

– Джи Джи, – ответила Морин. – Джордж Дженнистер. Мы уже почти год с ним общаемся, и у нас как-то все не складывалось. То у него, то у меня. Но на этот раз шансы высоки, и мы отлично проведем время!

– Надеюсь, вы от усердия не порушите дом Майерсов.

– О нет, что ты! Мы будем паиньками, никакого шума. Будем ходить на цыпочках, чтобы не разбудить малышек, и тихонько уединимся в спальне.

Катрин покачала головой:

– Должна сказать, ты отчаянная!

– Почему?

– А представь, если Майерсы вернутся домой раньше времени?

– Почему это? – спросила Морин.

– Ну, например, миссис Майерс станет плохо, – предположила Катрин.

– У миссис Майерс железный организм.

– Желудок всегда может подвести.

– Что ж, в этом случае я что-нибудь на ходу придумаю, – беззаботно ответила любительница острых ощущений.

– Интересно, что же это будет за история? – улыбнулась Катрин. – Может, расскажешь?

– Например, я скажу, что Джордж Дженнистер проходил мимо и решил ненадолго составить мне компанию. Мне вдруг стало плохо, и он был вынужден отнести меня в кровать.

– Какое счастье, что парень проходил мимо! И он на всякий случай лег с тобой рядом.

– О, ты не знаешь, на что Джи Джи готов ради меня!

– Эх, Морин. Когда-нибудь ты получишь за свою работу вместо денег хорошую трепку.

– Ты говоришь так, чтобы испортить мне сегодняшний вечер. Но тебе это не удастся, моя дорогая. Я уже на таком взводе, что Джи Джи достаточно дотронуться до меня, и я взорвусь.

Морин подбросила банку с рагу высоко в воздух и поймала ее:

– Какой же скучной была бы жизнь, если бы мы не делали иногда что-нибудь запретное!

– Морин, ты самая невозможная женщина, которую я знаю!

– Пожелай мне чудесного вечера!

– Желаю!

– Джи Джи просто великолепен. Я не могу тебе описать, как меня от него лихорадит. Знаешь, чего мне не хватает? Частицы тебя. Тогда бы я наверняка смогла удержать Джорджа.

– Тебе бы этого хотелось?

– Я бы никогда больше не взглянула на другого мужчину, если бы смогла заполучить Джорджа навсегда, – Морин грустно вздохнула. – Но я постоянно чего-то хочу от жизни. Немного веселья, немного безумства, много секса…

– Возможно, это изменится, если ты станешь сдержаннее или со временем пресытишься, – предположила Катрин.

– Конечно, я могу попробовать. Но не сегодня вечером, потому что я уже много чего наобещала Джорджу. Обещания нужно выполнять, сама понимаешь.

Пора было закрывать магазин. Как только Катрин взяла в руки ключ, Морин поспешно произнесла:

– Все, все, не буду тебя задерживать. Мне еще нужно привести себя в порядок и подготовиться. Ну, немного завить волосы, сделать маникюр. А боевую окраску я нанесу тогда, когда Майерсы уйдут из дома. Знаешь, у миссис Майерс есть классные духи, называются «Преданность». Они меня прежде никогда не подводили, надеюсь, что и сегодня с их помощью я буду иметь успех у Джи Джи.

– Уверена, он оценит!

– Наверняка оценит! А ты сегодня вечером думай обо мне. В соседнем от тебя доме через несколько часов одна девушка будет на седьмом небе от счастья!

– Я рада за тебя, – весело сказала Катрин.

– Могу я поинтересоваться, как у вас обстоят дела с Джеком МакГоханом?

Катрин удивленно посмотрела на нее:

– А это тебе откуда известно?

Морин неопределенно махнула рукой:

– Ну, у меня свои источники. Джек приятный парень. С ним бы я хотела почувствовать себя слабой. Но не волнуйся, я не собираюсь его у тебя отбивать.

Покачивая аппетитными бедрами, Морин вышла из зоомагазина. Ее предвкушение приятного вечера было настолько велико, что Катрин искренне пожелала, чтобы ее ожидания оправдались.

Дома девушка первым делом отправилась в большую комнату, которую собиралась сдавать Эдмунду. Она осмотрелась, все ли в порядке, и повесила в ванной комнате чистые полотенца. Затем кое-как притащила из соседней комнаты небольшой письменный стол. Она пододвинула его к окну, завела часы с маятником и поставила стрелки в нужное положение. Было без пяти семь.

Ровно в семь появился писатель. Девушка увидела его из окна и открыла ему дверь до того, как он успел позвонить в звонок. Кожаные чемоданы выглядели внушительно. Катрин, несмотря на протесты, взяла у него кофр с пишущей машинкой и прошла с ним в сдаваемую комнату. Эдмунд был в восторге.

– Здесь очень приятно, – произнес он с улыбкой. – Эта старинная мебель и тяжелые шторы создают свою атмосферу. Я отношусь к тем людям, которые ценят такие вещи. Видимо, мне нужно было появиться на свет лет сто назад. Тогда еще строили с душой и любовью. Когда я сегодня вижу эти многоэтажные скворечники из бетона, то сразу становится тоскливо.

– Вы уже ужинали? – спросила Катрин.

– Так, немного, – ответил писатель.

– Если хотите, я что-нибудь приготовлю.

– Не стоит утруждаться, мисс Вуд!

– Если я положу в духовку два куска мяса вместо одного, ничего не изменится.

Эдмунд с благодарностью принял предложение. Он был обходительным, безобидным и приятным. Наверное, зря Катрин испытывала к нему такую неприязнь, а все опасения Джека МакГохана совершенно беспочвенны.

После ужина они выпили по бокалу вина.

– Вы можете мне дать почитать что-нибудь из своих книг? – спросила девушка.

– Вы действительно этого хотите? – Эдмунд казался польщенным.

– Возможно, таким способом мы быстрее познакомимся, – ответила она. – Говорят же, что в любое свое произведение писатель вкладывает частичку себя.

– Это верно. По-другому и не бывает. У каждого человека есть опыт и мнение, которые он при случае передает другим.

– Это, наверное, замечательная профессия, – сказала Катрин. – Вы можете сидеть за своей пишущей машинкой и мечтать, а то, что вы изливаете на бумаге, может доставить радость многим читателям.

– К этому стремится каждый автор, – сказал молодой человек.

Он поднялся к себе наверх, а когда вернулся, то держал в руках книгу с посвящением:

Прелестной, очаровательной мисс Катрин Вуд от Эдмунда Кристи.

– Большое спасибо, – поблагодарила Катрин и слегка покраснела. На обложке книги была изображена рыжеволосая девушка, стоявшая в одиночестве на скалистом морском берегу.

Роман назывался «Одинокая мечта». Далее шел подзаголовок: «Роман, который полюбят женщины и оценят мужчины».

– Как раз сегодня и начну его читать, – улыбнулась девушка.

– Надеюсь, история придется вам по вкусу, – заметил писатель.

«Если роман написан тобой, то он не может мне не понравиться», – подумала она, и приятное тепло разлилось у нее по телу. Явно не от вина. Катрин совсем не пугало, что в первый же вечер она ощутила сильное влечение к писателю. Он обладал какой-то особенно сильной харизмой.

«Сожалею, Джек, – думала она без особого сожаления, – но боюсь, что наша дружба не может дальше развиваться. Ты должен был это сразу заметить».

Примерно после девяти часов писатель отправился к себе в комнату. Катрин была бы рада поболтать с ним еще немного, но просить его остаться не стала.

Она прочитала пару страниц его книги и сразу же увлеклась обезоруживающе простой и проникновенной манерой изложения. Девушка продолжала читать, и перед ней быстро возникали яркие образы людей, вовлеченных в бурные события.

Посреди очередной напряженной книжной сцены зазвонил телефон. Катрин от неожиданности чуть не выронила книгу из рук. Она подняла трубку, но на другом конце провода молчали.

– Алло! – нетерпеливо крикнула девушка. – Кто это?

В трубке раздавались лишь потрескивания.

– Говорите же!

Затем она услышала дыхание человека, и страх моментально отрезвил ее.

* * *

– Алло! – произнесла она еще раз.

В тот момент, когда Катрин уже собиралась положить трубку, в ней раздалось едва разборчивое всхлипывание.

Девушка насторожилась:

– Кто это? – снова спросила она.

Всхлипы стали громче.

– Морин, это ты? – спросила она с тревогой.

– Да…

– Боже мой, Морин, что случилось?

– Эта свинья… он такой подонок! Ненавижу его, ненавижу!

– Кого ты ненавидишь?

– О, Катрин! Я такая несчастная… это ужасно. Хочу наложить на себя руки.

– Перестань говорить ерунду! – воскликнула Катрин.

– Нет, не ерунду… Лучше, наверное, умереть, наглотаться таблеток – и привет.

– Морин, ты вообще что ли с ума сошла? – крикнула Катрин.

– Он так и не появился, Катрин.

– Кто, Джордж?

– Конечно, Джи Джи! Я так готовилась к этому вечеру, а он взял и не пришел. Я прождала его два часа, потом решила позвонить. И представляешь, кто поднял трубку? Джудит Хикман! К ней даже в голодные годы не подойдут! Она кошмарная и плоская, как стиральная доска. Почему Джи Джи так поступает со мной?

Морин Вильсон разрыдалась во весь голос.

– Возьми себя в руки, Морин. Джордж не стоит того, чтобы ты сейчас о нем проливала слезы.

– Я прибью его. Сначала ее, потом его.

– Ты выпила?

– Полбутылки скотча.

– Морин, ты сумасшедшая. Майерсы доверили тебе детей.

– Они спят давно, а мне скучно до смерти.

– Если мистер и миссис Майерс заметят, что ты пила, то у тебя будут неприятности.

– Да мне плевать. Сейчас мне все равно. Меня все достало!

– Может, ты используешь этот вечер, чтобы постепенно одуматься?

– Оставь свои нравоучения при себе, Катрин, я в них не нуждаюсь. Я только хотела тебе поплакаться. Могу я к тебе прийти?

– А как же Сара и Ребекка?

– Я же сказала, они спят.

– Послушай, ты там сидишь для того, чтобы следить за детьми. Ты не можешь просто так взять и уйти из дома.

– Да я же ненадолго и скоро вернусь.

– У тебя совсем нет совести?

– Да черт с ней!

– А если с детьми в твое отсутствие что-нибудь случится?

– Что с ними может случиться?

– Они могут проснуться и испугаться, что никого нет, могут задохнуться во сне, если их вырвет. Боже, я что, должна перечислить все, что может произойти?

– Но мне нужно с кем-то поговорить, – сказала Морин.

– Мы можем по телефону.

– Я ненавижу Джи Джи.

– Я знаю, ты на него больше никогда не взглянешь, – сказала Катрин, хотя знала, что это не так. Если Джордж Дженнистон позвонит Морин утром, то она от радости снова в обморок упадет. У каждого человека есть мечта, у Морин этой мечтой был Джи Джи.

– Верно, я на него никогда больше не посмотрю. Для меня Джи Джи умер, – крикнула Морин и снова расплакалась. – Почему он так поступил со мной, Катрин? Ты не знаешь?

– Мы не знаем, что сделала Джудит, чтобы оставить его дома.

– Я пристрелю ее. Куплю винтовку и пристрелю прямо посреди улицы.

Катрин рассмеялась:

– Ты хочешь бегать за ней, как охотник, по всему Ридону с винтовкой, пока не поймаешь?

– Ты не принимаешь меня всерьез.

– Да я и не могу, когда ты такие глупости говоришь, – ответила девушка.

– Я думала, мы с тобой подруги.

– Скажи еще, что и меня пристрелишь.

– Ты подшучиваешь надо мной, Катрин. Это некрасиво с твоей стороны. Мне очень плохо, а ты меня еще и высмеиваешь.

– Совсем нет. Я просто хочу, чтобы ты разумно взглянула на ситуацию. Я могу быть уверена, что ты больше не будешь пить спиртное?

– Нет, этого я тебе обещать не могу.

– Морин!

– Мне нужно что-то, за что я могу подержаться. Раз нет Джи Джи, тогда я возьмусь за бутылку.

– Прекрати себя жалеть! Это невыносимо. Знаешь, что тебе сейчас надо сделать? Обойдя стороной домашний бар, пойти на кухню и сварить себе крепкий кофе. Такой крепкий, чтобы в нем ложка стояла. И выпить его, чтобы к приходу Майерсов протрезветь и прийти в себя.

После долгих уговоров Морин согласилась и повесила трубку. Через десять минут она снова позвонила. Ее голос звучал подавленно:

– Я… мне страшно, Катрин. Ужасно страшно.

– Чего ты боишься? – спросила девушка, начиная нервничать.

– Пожалуйста, приходи! – прошептала Морин. – Приходи быстрее!

* * *

Трясущимися руками Морин положила телефонную трубку. Она погасила во всем доме свет и забилась в угол гостиной, боясь лишний раз вздохнуть.

Перед этим она пошла на кухню, чтобы по совету Катрин сварить себе кофе. Но сейчас он ей уже не требовался. Она моментально протрезвела. Кто-то заглянул в окно. Незнакомец смотрел на нее недолго, но она успела заметить налитые ненавистью глаза. С этого момента Морин знала, что на улице стоит человек, который собирается ее убить.

– Я не хочу умирать, – шептала она в отчаянии.

Она знала жуткую историю про Севилью Уорнер и о том, что пропала Ив Даннинг. Убийца все еще оставался на свободе, и Морин была твердо убеждена, что это именно он бродит сейчас вокруг дома Майерсов.

Когда она увидела его в окне кухни, то от испуга резко вскрикнула и опрокинула наполненную кофеварку. Молотый кофе и осколки стеклянной емкости усыпали пол кухни. Морин сразу бросилась к выключателю и погасила свет. Но в гостиной еще горел торшер, и ей стоило больших усилий, чтобы прокрасться к нему и тоже выключить.

Проникавший сквозь окно лунный свет едва освещал комнату. Морин беспомощно прижалась к стене. «Если Катрин не придет, я сойду с ума от страха», – подумала она. Девушка чувствовала, что близка к истерике.

Темноту наполняло множество шумов. Воображаемых и реальных. Зашумела вода в трубах, скрипнуло дерево, загудел холодильник на кухне. Полностью дом не замолкал ни на секунду. Но большинство этих звуков становились заметными только тогда, когда к ним прислушивались.

– Катрин, помоги мне, приди же поскорее, – умоляла Морин.

Но что в действительности могла Катрин сделать для нее? Она была такой же слабой девушкой, как и Морин. Может, стоило вызвать полицию? Но пока она сюда приедет… Катрин хоть жила по соседству. «Придет ли она вообще? – в отчаянии думала Морин. – Если нет, то я пропала».

Она затаила дыхание и снова прислушалась. На веранде раздались шаги, и кто-то стал дергать за ручку двери.

– Нет! – в ужасе вскрикнула Морин и зажала уши руками, лишь бы не слышать эти ужасные звуки. Она подумала о Саре и Ребекке, которые мирно спали наверху в детской. «Что будет, если убийце удастся пробраться в дом? – лихорадочно думала она. – Он сначала убьет меня, а потом девочек? Может, мне стоит побежать наверх и запереться в детской? Или разбудить детей и попытаться с ними сбежать? А куда бежать? К Катрин? Убийца будет нас преследовать, а дети вряд ли смогут быстро бежать. Мне придется их нести, а с ними я далеко не убегу, это точно. Нет, только не к Катрин. Убийца нас все равно догонит и…»

Девушка содрогнулась от этой мысли и опустила руки. Дверь на веранду уже никто не дергал. Сколько прошло времени с тех пор, как она позвонила Катрин? Сколько же ей нужно времени, чтобы прийти? Она вряд ли воспользуется машиной, ведь дома стоят недалеко друг от друга. Придет пешком. Она, наверное, спугнет этого маньяка, если вообще придет.

Она на четвереньках пробралась за диван и спряталась за его спинкой. Незнакомец все еще поджидал снаружи, Морин была уверена в этом. Она испуганно огляделась. На то, чтобы подняться из-за дивана, смелости у нее не хватало. На четвереньках она поползла дальше и добралась до открытого камина, перед которым стояла жаропрочная стеклянная ширма, защищавшая от искр.

Морин схватилась за кочергу. Как только ее руки крепко сжали прохладный металл, она почувствовала себя немного увереннее. По крайней мере теперь она не была беззащитной. Вскоре девушка набралась храбрости и встала во весь рост, опершись на кочергу. Она решила защищать себя до последнего вздоха.

Тянулись самые ужасные минуты в ее жизни. Морин мысленно проклинала Джи Джи. Если бы он был здесь, то ей не нужно было ничего бояться. «Ну, погоди, Джи Джи, – гневно подумала Морин и помахала кочергой. – Мы с тобой еще не закончили».

Кто-то постучал в дверь. Это могла быть только Катрин! Она всегда приходила на помощь, если кто-то в ней нуждался.

Морин прислонила кочергу к стене и поспешила через темную гостиную к входной двери. Она сняла цепочку, повернула ключ в замке и распахнула дверь:

– Катрин, я…

Она не договорила. Перед ней стояла не Катрин Вуд, а незнакомый мужчина с ножом в руке.

* * *

Катрин не знала, что ей делать. Призыв подружки о помощи она оставить без внимания не могла, это понятно. Было три варианта. Она могла позвонить Джеку, могла отправиться к Морин одна или попросить Эдмунда сходить к соседям вместе с ней. Если она позвонит Джеку, то пройдет некоторое время, прежде чем полиция через весь Ридон доберется до окраины. Если она пойдет к Майерсам одна, то мало чем поможет Морин, если действительно случится что-нибудь ужасное. Вот если бы рядом был крепкий мужчина, то поводов для страха было бы меньше. Поэтому она выбрала третий вариант.

«Надеюсь, он еще не спит», – думала Катрин, поднимаясь по лестнице на второй этаж, где располагалась комната ее постояльца. Ей было неприятно в первый же вечер беспокоить писателя, но она рассчитывала на его понимание.

Катрин подошла к двери и прислушалась. Было тихо. Она постучала:

– Мистер Кристи! Мистер Кристи! – позвала она. Ей никто не ответил. Девушка еще раз постучала, но с тем же результатом.

Спит он уже, что ли? Она позвала писателя снова и еще громче постучала. Тишина. Это показалось Катрин странным. Она открыла дверь, включила свет и поняла, почему писатель не отвечал, – его просто не было в комнате!

Что же получается? Кто-то жутко напугал Морин. Она находилась сейчас в доме соседей. Это недалеко отсюда. Эдмунда Кристи вдруг не оказалось в его комнате. Что из этого следует?

Она выключила свет и захлопнула дверь. Пешком она к Майерсам идти не хотела, хотя их дом и был расположен неподалеку. Она завела машину и выехала из гаража.

Вскоре она уже подъезжала к дому соседей. По дороге она никого не встретила.

Фары осветили темный дом Майерсов. Свет везде был выключен. Выходить из машины Катрин не хотела. Помедлив, она все же открыла дверцу и побежала к крыльцу, надеясь, что Морин сразу ее впустит.

Входная дверь оказалась открытой.

Это не означало ничего хорошего. Первым желанием девушки было побыстрее вернуться в машину, но чувство долга остановило ее. Ведь Морин звала на помощь…

– Морин! – позвала Катрин и включила свет.

Она медленно пошла по коридору.

– Морин! – позвала она еще раз. Может, она убежала из дома? А как же Ребекка и Сара? Неужели она их оставила?

Катрин зашла в гостиную и тоже включила свет. Непреодолимая сила заставляла ее выяснить, что же произошло в этом доме. Перспектива обнаружить труп Морин ужасала ее, но Катрин продолжила осматривать помещения. На кухне она обнаружила разбитую кофеварку. Но где же Морин?

За дверью в кладовку раздался подозрительный шорох, и когда Катрин открыла дверь, на нее оттуда вывалилась Морин Вильсон. Мертвая!

Когда Катрин увидела труп, она поняла, что и свою подругу Ив Даннинг уже никогда не увидит в живых. Убийца настиг очередную жертву, и, возможно, это был Эдмунд Кристи!

Где-то в доме скрипнул пол, и Катрин поняла, что убийца до сих пор здесь.

* * *

Трясясь, она проскользнула обратно в гостиную и дошла до лестницы. Где именно скрипнул пол, девушка сказать не могла. На ватных ногах Катрин стала преодолевать ступеньку за ступенькой.

Неужели убийца Эдмунд Кристи и на его руках кровь уже трех девушек?

Катрин не хотела в это верить. Не могла она настолько ошибаться в человеке. Он излучал столько сердечной доброты…

Ей показалось, что она слышит шаги незнакомца, и молнией бросилась вверх по лестнице. Она хорошо ориентировалась в доме Майерсов, поскольку периодически бывала у них в гостях, и точно знала, где расположена детская спальня.

Катрин быстро забежала в детскую, вытащив из замка ключ, и заперла за собой дверь. На лестнице тут же послышались шаги. Кажется, девушка еще никогда в жизни так не боялась. Обе дочки Майерсов мирно спали в своих кроватях и не подозревали о происходящем в доме. Убийца не насытился и собирался убить снова!

Шаги приближались и становились все отчетливее. Мужчина не знал, в какой именно комнате она заперлась, и поэтому проверял все комнаты подряд.

Затем она увидела, как ручку двери медленно потянули вниз, и ее сердце на мгновение остановилось. Дверь не открылась, и убийца несколько раз повторил попытку. Катрин в панике оглянулась. Если девочки сейчас проснутся, то начнут от испуга кричать и плакать, и тогда станет еще хуже.

Убийца попытался высадить дверь плечом. Катрин в отчаянии старалась удержать дверь изнутри, упершись в нее руками. Если он выломает дверь, то ей конец, и, скорее всего, детям Майерсов тоже. Они, кстати, могли похвастаться здоровым сном; даже глухие удары о дверь не смогли их разбудить. И вдруг все смолкло…

В доме внезапно воцарилась тишина. Незнакомец больше не пытался вломиться в детскую. Более того, он ретировался от дверей и, возможно, даже выбежал из дома. Но Катрин не осмеливалась открыть дверь, потому что мужчина мог лишь сделать вид, что ушел. А на самом деле где-то притаился.

Катрин прокралась к окну и отодвинула занавеску. Она увидела свою машину, продолжавшую освещать фарами дом. Где же убийца? Несмотря на жуткий страх, она все-таки хотела увидеть его и убедиться, что это не Эдмунд Кристи. Но на улице никто так и не появился.

«Он ждет, – думала Катрин. – Ждет меня. Но я отсижусь в спальне до появления мистера и миссис Майерс».

Она не знала, сколько простояла у окна. Наконец, она отвернулась и устало опустилась на кресло. «Бедная Морин, – слезы снова выступили на глазах Катрин. – Я приехала так быстро, как могла. Но не успела. Мне так жаль… Сейчас она лежит там внизу, безжалостно убитая больным маньяком. А она так ждала этого вечера!»

Ребекка всхлипнула во сне. Катрин присела на край детской кроватки и погладила спящую девчушку по кудрявой голове.

– Спи, – прошептала она. – Лучше тебе не знать, что здесь происходит.

Девушку одолевало множество мыслей. Где сейчас Гари Картер? Сидит до сих пор в полицейском участке, или его отпустили?

Катрин посмотрела на дверь. Стоит ли ей выходить? Чем быстрее полиция узнает об убийстве, тем больше шансов поймать убийцу по горячим следам. Ей потребовалось несколько минут, чтобы заставить себя подняться, и вдвое больше времени, чтобы дойти до двери. Она зажала ключ между пальцами и не могла от волнения повернуть его.

Вдалеке раздался шум мотора. Девушка подбежала к окну и увидела подъезжающее такси. Это были Майерсы.

Пока такси разворачивалось, Франк обнял жену за талию и стал ей что-то шептать на ухо. Норма громко захихикала:

– Но позвольте, мистер Майерс! Такие вещи не говорят леди!

– Вот поэтому я их только прошептал, – со смехом ответил Франк.

Только сейчас они обратили внимание на машину с включенными фарами перед их домом.

Франк остановился:

– Ну и ну, – удивленно произнес он. – С чего это вдруг машина мисс Вуд стоит посреди ночи в нашем дворе?

– Ты же знаешь, что Морин и Катрин подружки, – произнесла Норма. – Может, смотрят вдвоем какой-нибудь фильм.

– Ну, тогда я должен обязательно пропустить по рюмочке с молодыми леди. Норма, как насчет тебя? Ты меня поддержишь?

– Конечно! А то еще Катрин с Морин подумают, что миссис Майерс окончательно состарилась!

* * *

Они вошли в дом.

– Хм, не заперто, – констатировала Норма. – Это крайне опрометчиво. Ты обязательно должен ей об этом сказать, Франк.

– Скажу, само собой.

Катрин все же заставила себя открыть дверь. Она должна перехватить хозяев дома до того, как они зайдут на кухню и увидят мертвую Морин.

Она стала медленно спускаться по лестнице, чувствуя, как у нее подгибаются колени. Она крепко держалась руками за перила и думала о том, что же она скажет Майерсам.

– Привет, мисс Вуд! – сказал Франк, когда заметил девушку на лестнице.

– Добрый вечер, – ответила она дрожащим голосом.

– Господь милосердный! – воскликнула Норма. – Что с вами стряслось? Вы же вся бледная. Вам нехорошо, мисс Вуд? Франк, принеси, пожалуйста, стакан воды из кухни.

– Нет, – воскликнула Катрин. – Не надо воды.

– Правильно! – согласился Франк. – От нее толку ноль. А вот стаканчик скотча вам не помешает. И мне тоже!

– А где же мисс Вильсон? – спросила Норма.

Катрин стояла, словно проглотив язык. Что она должна была ответить? Что Морин лежит на кухне мертвая?

– Вы были у детей? – к счастью тут же поинтересовалась миссис Майерс?

– Да, – ответила Катрин. – Они в полном порядке и крепко спят.

– Они мое сокровище, – довольно кивнула Норма. – Самое дорогое, что у меня есть.

– А как же я? – спросил Франк.

– А ты следом за ними, на втором месте!

– И вот так всегда! – воскликнул Франк. – Бедные мужики! Пока нет детей, мы на первом месте. Но как только в доме появляется беби, то выясняется, что все это время мы просто грели для кого-то место.

– Ой, бедные мужчины, – ответила Норма и ласково потрепала мужа по щеке. – Вас действительно стоит пожалеть!

– Вот именно, – согласился он и тоже спросил о Морин.

Катрин снова не ответила и отправилась на кухню. Здесь ее ждал сюрприз, да такой, что она засомневалась в собственном рассудке.

Трупа на кухне не было.

* * *

«Что со мной происходит? – спросила себя Катрин. – У меня что, галлюцинации? Я видела ее своими собственными глазами! Я видела Морин мертвой, в этом не было никаких сомнений. Куда же она подевалась?» Повторялась история с Ноэлем Говардом. Убийца расправляется с очередной жертвой, демонстрирует тело, а потом прячет его, чтобы всех сбить с толку.

Что же ей теперь сказать Майерсам? Что Морин себя плохо почувствовала и попросила ее подменить?

Или было бы разумнее сразу рассказать правду? Но где заканчивается правда и начинаются ее фантазии? Она же не могла выдумать звонок? Заходила ли она на самом деле в комнату Эдмунда? Как это странно, не доверять самой себе…

Миссис Майерс зашла на кухню. Катрин указала на разбившуюся кофеварку.

– Простите мою неловкость, миссис Майерс, – сказала девушка. – Я возмещу вам убытки.

– Об этом не может быть и речи, дорогая! – с улыбкой ответила Норма. – Думаете, у меня ничего не валится из рук? Я даже рада, что этот монстр разбился и теперь я смогу потребовать у мужа новую кофеварку. Такую, которую давно хотела!

Миссис Майерс снова спросила о Морин, и Катрин рассказала ей только что придуманную историю про плохое самочувствие. О том, чтобы срочно сообщить о происшествии в полицию, девушка не думала.

Она выпила с мистером Майерсом рюмку скотча и поехала домой. Ее не интересовало, находился ли в своей комнате Эдмунд Кристи. Она мечтала лишь побыстрее добраться до своей кровати и забыться во сне. Может, утром она снова обретет способность ясно мыслить.

На следующий день она отпросилась на работе. Затем минут двадцать обзванивала знакомых в Ридоне, но никто ничего нового об Ив ей не сообщил. И Морин Вильсон тоже пропала.

Эдмунда Кристи она встретила сдержанно, хотя он был мил и любезен. Она не стала его спрашивать, покидал ли он ночью дом, чтобы лишний раз не компрометировать себя. Но писатель сам начал с этого:

– Когда я вечером отправился к себе и выглянул в окно, то ощутил непреодолимое желание немного прогуляться. Возможно, вам это покажется странным, но время от времени меня переполняют подобные желания, неважно, днем или ночью. У каждого писателя есть какие-нибудь странности. Вы уже начали читать мой роман? Что скажете?

– Очень хорошо. Вам действительно удается закрутить сюжет.

– Надеюсь, вы говорите это не из вежливости.

– Если бы мне роман не понравился, я бы так и сказала.

– Это правильно. Я тоже предпочитаю честность. Вы же тоже вчера вечером куда-то уходили? Я был уже в кровати, когда вы вернулись.

– Я встречалась с подругой, – ответила она, не глядя на Эдмунда.

Вскоре позвонил Джек, узнав от Тины, что Катрин плохо себя чувствует.

– Могу я для тебя что-нибудь сделать? – спросил он заботливо.

– Нет, Джек, спасибо. Есть какие-нибудь новости?

– Только одна: мы были вынуждены вчера вечером отпустить Гари Картера. Нет никакого повода держать его дольше.

Катрин решила ничего не рассказывать полицейскому.

Эдмунд сказал, что ему как раз пришла в голову отличная история, и он собирается начать писать первую главу. Уходя, он спросил:

– Вы не откажетесь сегодня отпраздновать со мной, мисс Вуд?

– Что именно?

Он пожал плечами:

– Поводов много: мое новоселье, начало нового романа… Я приготовлю ужин, мы поболтаем и выпьем по бокалу шампанского. Согласны?

Катрин согласилась.

После обеда Эдмунд уехал за покупками, а когда вернулся, сразу же отправился на кухню и приготовил великолепное, ароматное жаркое по-бургундски.

Катрин надела темно-красное платье на бретельках и спустилась в гостиную. Когда писатель встретил ее на лестнице, он не мог скрыть своего восторга.

– Вы потрясающе выглядите, мисс Вуд, – с придыханием произнес он. – Надеюсь, вы останетесь довольны моей стряпней.

Эдмунд мастерски накрыл стол, а еда, которую он подал, оказалась выше всяких похвал.

– Вы прекрасно готовите, – заметила удивленная Катрин.

– До того как взяться за романы, я выпустил три кулинарные книги, – скромно ответил писатель.

«Этот мужчина просто не в состоянии сделать что-то плохое», – снова подумала Катрин.

Они так мило и увлеченно общались, что девушка не заметила, как пролетело время. За первой бутылкой шампанского последовала вторая, и когда они приступили к третьей, Катрин поняла, что перебрала.

Эдмунд уже давно убрал со стола, и они сидели друг напротив друга за небольшим круглым столиком в гостиной. Неожиданно он взял ее за руку:

– Счастливый случай свел нас вместе, мисс Вуд! Вы не находите? Вы искали постояльца, я искал комнату и нашел такую, в которой себя прекрасно чувствую. Кроме того, я живу под одной крышей с самой прекрасной девушкой в Англии. Это платье, кстати, вам очень к лицу.

– Большое спасибо, мистер Кристи.

– Зовите меня просто Эдмунд.

– Я… не знаю…

Он улыбнулся:

– Это ничего не значит. Может, вы и не заметили, но я джентльмен.

– Ну, хорошо… Эдмунд.

Зазвонил телефон. Это был Джек, он был очень взволнован.

– Дело почти раскрыто, Катрин, – быстро проговорил он. – Не осталось никаких загадок. Мы знаем, кто убийца. Ты в большой опасности!

Девушка от шока не могла вымолвить ни слова.

– Эдмунд Кристи рядом? – поинтересовался Джек.

– Да, – с трудом выдавила она.

– Теперь тебе предстоит разыграть спектакль, Катрин. Ты ничем не должна выдать свое волнение. Я понимаю, каково тебе сейчас, но если ты не соберешься и не сделаешь вид, что ты ни о чем не догадываешься, то тебе конец. Я навел о нем справки. Да, есть писатель с таким именем, и он живет в Лондоне. Но он раза в два старше твоего постояльца. Парня, которого ты приютила, зовут Уолтер Моррисон, он неизлечимый душевнобольной. Мы выяснили, что ему несколько раз удавалось обманывать персонал и покидать клинику. Слушай меня внимательно. Если ты сделаешь то, о чем я тебя попрошу, у тебя есть шанс покончить с этим кошмаром…

Когда девушка повесила трубку, Кристи все так же спокойно сидел за журнальным столиком. Катрин вернулась в гостиную.

– Это была Тина, – сказала она. – Звонит частенько в самое неподходящее время, хотя и видит меня каждый день.

Потянулись самые ужасные пятнадцать минут в ее жизни. Катрин стоило больших усилий казаться спокойной.

Через некоторое время она придумала какое-то дело на кухне и, извинившись, поднялась. Девушка пару минут повозилась на кухне, а затем тихо подошла к входной двери и открыла ее. Она побежала, оставив дверь открытой.

«Теперь со мной не может ничего случиться, – уговаривала она себя. – У полицейских было достаточно времени, чтобы окружить дом. И тогда ловушка захлопнется».

За ее спиной раздались быстрые шаги. Она резко обернулась. Ветки и листва деревьев скрывали лицо человека, гнавшегося за ней, но нож в его руке она рассмотрела хорошо.

Что же делать?

В этот момент ей пришла идея, которая, возможно, могла спасти жизнь. Раз убийца сейчас не в доме, то ей стоит попробовать вернуться туда. А потом подоспеет полиция и схватит этого сумасшедшего.

Катрин со всех ног побежала вперед. Она сделала большой крюк по лесу и стала приближаться к дому. Дверь была открыта.

Задыхаясь, девушка влетела на веранду, забежала в коридор и с силой захлопнула дверь. Она начала лихорадочно запирать все замки.

Спасена! Хотя бы на какое-то время…

Катрин отошла от двери. Где же ждать полицию? В подвале? Или лучше запереться в своей комнате?

Входная дверь содрогнулась под ударами. Лже-Эдмунд выкрикивал ее имя и требовал впустить его.

Она вбежала в гостиную и без сил рухнула на диван. Внезапно краем глаза она заметила движение и обернулась, пронзительно закричав. Сначала она увидела нож, потом голую руку, потом замахнувшегося на нее убийцу. Это был не Эдмунд Кристи, это был Джек МакГохан, молодой полицейский!

* * *

В его глазах мелькнул безумный огонек.

– Ну, теперь-то я тебя достал, детка! – произнес он с довольной ухмылкой. – Я успел разбить окно в кухонной двери, пока ты бегала по лесу. Ловко, да? Я был уверен, что тебя достаточно легко выманить из дома, но ты довольно быстро бегаешь, Катрин. И Эдмунд Кристи присоединился к спектаклю. Он бежал за нами, чтобы тебе помочь, но ничего не смог для тебя сделать.

– Он не сумасшедший, так ведь?

– Только немного. И зовут его не Уолтер Моррисон. Кристи – его настоящая фамилия. Мне пришлось выдумать для тебя липовую историю…

– Но зачем?..

– Ничего не могу с этим поделать, Катрин. Он вынудил меня на это пойти.

– Он? Кто?

– Мортимер.

– Кто такой Мортимер?

– Мой брат-близнец. Он умер при рождении, и мне теперь приходится жить за нас двоих. Он долго не трогал меня, но в последнее время стал все чаще пытаться завладеть мной. И это ему удается. Меня ты можешь не бояться, Катрин, потому что ты мне нравишься. Но не Мортимеру. Он все чаще требует, чтобы я совершал ужасные вещи.

– Такие, как вчера?

– Да, вчера он захотел, чтобы я убил Морин Вильсон.

– И ты это сделал.

– Я не могу ему противостоять, Катрин. Он очень сильная личность. Он хотел, чтобы я и тебя убил, но ты спряталась в детской комнате. Но сегодня… сегодня ты от меня не уйдешь.

Джек держал нож совсем близко. Катрин стояла, не шевелясь, прикидывая свои шансы на спасение.

– Куда ты дел трупы девушек? – вдруг выпалила она.

– Отвез к себе домой. У меня было преимущество – именно я занимался расследованием этих убийств и всегда направлял следствие по ложному следу. Полиция никогда не узнает, кто убийца. Мортимер требует продолжения банкета. Он ненавидит женщин. Я не знаю за что, а он мне не рассказывает. Я просто орудие в его руках.

Джек снова поднял нож.

Катрин в отчаянии бросилась на него. Но когда полицейскому удалось повалить девушку на пол, Эдмунд нашел разбитое окно в кухонной двери и поспешил Катрин на помощь.

Схватка была короткой. Эдмунду удалось после нескольких ударов вырубить Джека и обезоружить его. После этого он деловито связал лежавшего без сознания МакГохана и, наконец, уделил внимание Катрин. Она сидела на полу и всхлипывала. Писатель сел рядом и нежно погладил ее по щеке.

– Прости, – с трудом проговорила она. – Я напрасно тебя подозревала. Мне очень стыдно.

– Все позади, Катрин. И хотя это не самый подходящий момент, я все же хочу тебе сказать…

– Что?

Писатель притянул Катрин к себе и поцеловал.

– Я люблю тебя, – сказал он, и девушка поняла, что это взаимно.

Читайте в следующую среду, 4 декабря

Барбара Бёртон

Галопом из ада

… ибо только так можно было спастись

– Виндмур! – закричала Дженнифер лошади и потянула поводья на себя. – Это же я!

Виндмур продолжала мотать головой и недовольно фыркать. Девушка с ужасом увидела, как безумно горят ее глаза. Животное явно было объято паникой и не реагировало на команды.

«Значит, здесь на ней уже кто-то ездил, – подумала девушка. – Этот мерзавец хлестал ее плеткой и вонзал шпоры!»

– Виндмур! – закричала она опять что есть силы. – Виндмур, остановись!

Но лошадь уже не реагировала. Она неслась дальше, сначала по дороге, а потом прямо через кусты.

– Остановись! – в отчаянии кричала девушка. Она уже с трудом держалась в седле. Ветки деревьев хлестали ее по лицу, и она молила бога, чтобы эта бешеная скачка прекратилась. Лошадь уже не удержать. То, что она сбросит наездницу, было лишь вопросом времени.

Девушка из последних сил тянула поводья. Лошадь замедлила бег, пару раз взбрыкнула и поднялась на дыбы. Дженнифер откинулась назад, зацепилась ступнями за стремена и подтянулась на вожжах. В следующий момент она опять упала в седло, а лошадь закружилась на месте. Дженнифер увидела, как какая-то тень стремительно приближается к ней. Что-то ударило ее с боку по голове, и она отключилась…

www.miniroman.ru

...

№ 024,

Издание выходит еженедельно

Главный редактор: Максим Попов

Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03

Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E – mail: info@privetonline.ru

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 отв этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

ОглавлениеПолина ЧерноваРоковое знакомствоЧитайте в следующую среду, 4 декабря
- 1 -