«Поезд в ад»

- 2 -

Первую годовщину Победы в Хогвартсе праздновали с размахом. Прибыли представители всех факультетов, выпустившихся за последние несколько лет, все, кроме Слизерина, выпускники которого после войны держались обособленно, да и другие их не очень-то жаловали, поэтому всякому было ясно, что Змеиный факультет — лишний на этом празднике жизни.

Вечером, после грандиозного салюта, особенно эффектно смотрящегося на фоне темного неба, присутствующие разделились на две группы: часть намеревалась вернуться в Лондон тем же путем, что и прибыла сюда, а именно — на Хогвартс-экспрессе, пущенном по маршруту специально по случаю торжества. Но многие оказались не столь сентиментальны и собирались добираться до дома гораздо более быстрым способом — через каминную сеть, а кое-кто вообще вознамерился провести ночь в стенах Хогвартса, в своих гостиных факультетов и спальнях, благо, места в замке было предостаточно.

Герой второй магической войны Гарри Поттер с верными друзьями Роном и Гермионой решил поехать на старом добром Хогвартс-экспрессе, желая воскресить в памяти свою первую поездку. Последний рейс на экспрессе… а ведь именно в самом первом своем путешествии он встретил Рона, который был с ним все 8 лет, и Гермиону, и Невилла, а теперь к ним присоединилась и Джинни, любимая… По прибытию в Лондон Гарри собирался сделать ей официальное предложение. Они встречались уже год, и Поттер хотел, наконец, обзавестись семьей, детьми, уютным домом, где бы его ждала семья.

Друзья собрались в уютном купе. Красный поезд мягко тронулся с места, издавая пронзительные прощальные гудки и быстро набирая скорость. Гриффиндорцы, несмотря на усталость, оживленно переговаривались, вспоминая самые яркие моменты учебы и предпочитая обходить тему войны стороной. Через несколько часов уставшие молодые люди задремали…

Гарри проснулся внезапно, как будто его кто-то толкнул. Экспресс почему-то стоял. Спросонья протирая глаза, он отодвинул шторку и выглянул в окно. За стеклом клубился мутный плотный белесый туман, из-за которого не было видно местности. Он посмотрел на часы, подаренные семьей Уизли — было семь часов утра, они должны были уже прибыть в Лондон, на вокзал Кинг-Кросс. В коридоре слышались встревоженные громкие голоса. Рон, Джинни и Гермиона тоже поднялись, протирая заспанные глаза.

Дверь купе рывком отворилась, и заглянул Невилл.

— Ребята, вставайте, тут творится что-то непонятно. Ничего не видно из-за этого тумана… Мы уже давно должны были прибыть в Лондон, но почему-то стоим… Симус пошел спросить у машиниста, а его в кабине не оказалось. Надо выяснить, в чем дело.

Спустя пять минут в их купе были Симус Финниган, Дин Томас, двое ребят с Хаффлпафа, Луна Лавгуд, как всегда, отстраненная и невозмутимая, Захария Смит и Майкл Корнер с Терри Бутом. Остальные когтевранцы обсуждали ситуацию своим кружком в другом купе.

— Мы прошлись по всему поезду. Машиниста нигде нет. Повсюду этот густой туман, ничего не видно. Я вот думаю, может, кому-то из нас надо выйти из поезда и разведать обстановку? — предложил Невилл. — Да, и еще… палочки работают хорошо, если вполсилы. Такое ощущение, что туман гасит магию… — задумчиво сказал он.

— Да, наверное, так будет лучше всего. Может, сможем добраться до какого-нибудь поселка или городка, до людей.

Так, я пойду! — вызвался Поттер. — Рон, ты со мной?

Выйти наружу вызвалась компания из шести человек: Гарри, Рон, Невилл, Симус, Майкл Корнер и Луна, которую, как ни отговаривали, не согласилась остаться с остальными девушками.

Осторожно открыв тамбурную дверь, они спустились по железным ступенькам и встали возле вагона. Туман клубился и перетекал причудливыми, молочно-белыми завитками, как живое существо, на расстоянии протянутой руки не было видно абсолютно ничего. Вдруг Рон вздрогнул и вцепился в рукав друга.

— Ты слышал, Гарри, ты почувствовал? Кто-то пробежал мимо нас, я слышал топот и шорох… Давайте вернемся в вагон, запрем все двери и просто подождем, ведь экспресса на вокзале все равно хватятся и пошлют нам подмогу…

— Но нам надо выяснить, почему мы стоим… и где машинист. Головной вагон тут совсем близко, давайте пройдем туда и посмотрим.

Молодые люди, держа палочки наготове, медленно, цепочкой, стараясь не шуметь, пошли по направлению к кабине паровоза. Внезапно Гарри, шедший первым, наступил на что-то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся мужским ботинком.

— Чье это? Лежит прямо возле кабины… Нет, только не это, ребята, смотрите, тут повсюду кровь! А вот обрывки мантии…Боюсь, машиниста теперь у нас нет. Надо поскорее вернуться в вагон, тут снаружи что-то есть, и, кажется, оно не слишком миролюбивое.

Разведывательная группа торопливо пошла назад, оглядываясь и озираясь. Внезапно раздался пронзительный страшный крик и Майкл, шедший последним, пропал из виду. В тумане слышался шум отчаянной борьбы, хрипенье, сопенье и ухающие, леденящие кровь звуки, затем отчетливый хруст ломающихся костей, задушенный крик и отчетливое чавканье и кряхтенье. Гарри попытался наколдовать Люмос, но на конце палочки загорелся лишь тусклый красный огонек. Рон, не выдержав, громко вскрикнул и бросился бежать. Ему наперерез из тумана выбежал огромный черный паук размером с фордик «Англия», бывший в собственности у отца Рона Артура Уизли и схватил рыжего поперек туловища огромными волосатыми лапами. Метровые жвалы-хелицеры вонзились в грудь, фонтаном брызнула кровь, Рон забился, бешено размахивая руками и судорожно дергая ногами. Восемь красных глаз гигантского акромантула удовлетворенно засветились и низкий скрипучий голос произнес: — Мясссссо… свежеееее… наконец-то…

Ребята, в ужасе от увиденного, опрометью бросились к прикрытой двери своего вагона. Внезапно Луна споткнулась и упала, ее палочка укатилась в туман. Гарри метнулся было назад, чтобы помочь ей подняться, но опоздал — из проклятого белого марева вынырнуло нечто, похожее на огромную черную толстую мантию, напомнившее воспаленному мозгу Поттера знаменитое одеяние некогда ненавистного профессора Снейпа, развевавшееся в том же стиле, с бесформенным капюшоном и трепещущими и дергающимися краями. Псевдомантия накрыла Лавгуд с головой, края сомкнулись, и отвратительная тварь исчезла, унося с собой бьющуюся девушку.

Невилл уже забрался в вагон и протягивал руку сначала Симусу, потом Гарри. Поттер судорожно вскочил на подножку и уже хотел захлопнуть дверь, как в щель просунулась огромная лапа, заканчивающаяся клешней и покрытая рыжевато-коричневой шерстью. Неведомое существо схватило Гарри за ногу и упорно тащило наружу. Невилл с Симусом схватили его за плечи и за талию, и вся тройка медленно скользила к выходу. Поттер судорожно нащупал палочку и в отчаянии выкрикнул «Сектумсемпра!». На лапе появилась кровоточащая рана, послышался дикий рев, и существо ослабило хватку. Хорошенько приложив загребущие уродливые конечности ногой в тяжелом ботинке, Невилл, наконец, смог захлопнуть дверь в вагон. Снаружи слышались дикий недовольный вой, от мощных ударов вагон раскачивался, как деревянная коробка. Переведя дух и проинспектировав себя на предмет ран, потрепанные разведчики пошли в купе, где их ждали.

Джинни вскочила, как только открылась дверь в купе, ее глаза быстро пробежались по пришедшим и она выкрикнула: «Где Рон?» Юноши подавленно молчали. Джинни подскочила к Гарри и вцепилась ему в лицо острыми ногтями: «Это ты-ы! Ты во всем виноват! Зачем ты уговорил нас ехать на этом проклятом поезде, ведь мы хотели просто пройти в Нору через камин! Ты уверял нас, что это последняя поездка, дань детству… Ненавижу! Ненавижу тебя! Из-за тебя умер Рон, из-за тебя мы все тут умрем!

Девушка истерично зарыдала и, растолкав друзей, выбежала из купе. Никто не пошел вслед за ней… Гарри молча вытирал кровь, льющуюся из глубоких царапин на щеках. К ним присоединились остальные, подавленные произошедшим, хаффлпафцы и когтевранцы, которые взволнованно изложили свою версию произошедшего. Оказалось, что раз в несколько столетий, во время лунного затмения, активизируется Стоунхендж, самое магическое место в Британии, с помощью которого на несколько минут открывается несколько мощных порталов-проходов в другие миры… Очевидно, что Хогвартс-экспресс проехал как раз через такой портал, который забросил их в этот жуткий враждебный туманный мир, населенный страшными тварями. К сожалению, они все крепко спали и упустили момент, когда можно было вернуться назад, а теперь неизвестно, когда вообще луна со Стоунхенджем будут опять находиться на идеально ровной вертикальной линии, для активации входных порталов.

Когда все новости были рассказаны, Гермиона, разом осунувшаяся и побледневшая, сжав руки в кулаки и мелко дрожа всем телом, подвела итог:

— То, что вы описали… кажется, я знаю, что это за твари… На школьном Уходе их не дают, это высшая магозоология… Акромантулов, сожравших Рона, мы все знаем, Луну… кажется, ее утащил смертофалд*, жуткая тварь — от него не спастись. А на тебя, Гарри, напал дрирский квинтолап Мак-Бунов**. Так или иначе, это все опаснейшие твари, питающиеся человеческой плотью. И мы для них — очень желанная добыча. Поэтому, если мы хотим остаться в живых, ни в коем случае нельзя выходить из поезда. Стойте, что это за шум?

Поезд потряхивало, как будто в отдалении кто-то топал огромными лапами, широко шагая. Шаги приближались, были слышны все отчетливее.

Внезапно вагон пошатнулся, как будто кто-то огромный раскачивал его изо всех сил. Часть народу попадала на пол, Гарри с Гермионой и Невиллом вцепились в сиденья. Раздался пронзительный скрип и скрежет металла, словно кто-то водил по железу огромными острыми когтями.

— Смотрите! — в ужасе завизжала незнакомая хаффлпафка, тыкая пальцем в окно.

В стекло заглядывало огромное круглое лицо с огромным носом-картошкой, зеленоватой кожей, покрытой бородавками и косыми маленькими глазками.

— Тролль… горный… и какой огромный! — прошептал в благоговейном ужасе Терри.

Троллья морда пропала, и вдруг по крыше вагона с грохотом стукнула его дубинка (все тролли ходят с дубинками— прим. самоуверенных авторов), от шума у молодежи заложило уши, девушки завизжали и бросились на пол, прикрывая головы руками.

— Он нас не чует, поэтому будем надеяться, что ему скоро надоест, и он уйдет.

Так вскоре и произошло. Тупой образине надоело колотить дубинкой по железной коробке и вскоре шаги, от которых содрогалась земля, утихли.

Девушки плакали, парни подавленно молчали, крутя в руках бесполезные палочки.

— Как же нам известить своих родных, что мы застряли неизвестно где? — cпросил Терри Бут.

— Надо попробовать послать Патронуса, вдруг получится… — предложила Гермиона. — Давай ты, Гарри, у тебя самый сильный получается.

Поттер взмахнул палочкой — «Экспекто Патронум!». Из палочки вырвалось небольшое серебристое облачко, которое потухло через пять секунд. Снова и снова — Патронус не желал овеществляться, а значит, не мог и отнести послания.

— Что же нам теперь делать? — простонала заплаканная девушка-хаффлпафка. — Мои родители с ума сойдут от тревоги за меня и от неизвестности.

Терри решительно поднялся.

— Я пойду в кабину машиниста и попробую запустить экспресс. Не думаю, что там очень сложное управление, в конце концов, я учусь на Рейвенкло — разберусь как-нибудь. В любом случае, хуже нам уже не будет, а так может, попробуем продвинуться дальше.

Эрни МакМиллан тоже вскочил.

— Я с тобой, Терри. У меня отец маггл, он работает в котельной, я у него бывал на работе. Раз наш поезд движется на пару, может, я пойму чего…

И Бут с МакМилланом ушли.

Остальные сидели, не глядя друг на друга. Гермиона встала и аккуратно задернула занавески на окне. Томительно прошел час. Вдруг поезд дернулся и сдвинулся с места, сначала очень медленно, словно с натугой, но постепенно скорость его увеличивалась. Вернулся довольный, перемазанный угольной пылью Терри, который рассказал, что машинист закрыл котел, когда поезд остановился, но так как он не вернулся, то давление пара в котле все возрастало, и если бы они с Эрни не открыли клапан и не запустили двигатель, паровоз мог бы через некоторое время взлететь на воздух. Сейчас котел исправно работает, они заправили его углем, правда пришлось повозиться, потому что это довольно тяжелая работенка. Эрни управлял поездом, будто родился кочегаром и машинистом. Паровоз на небольшой скорости уверенно продвигался вперед в густом тумане. В сердцах пассажиров затеплилась слабая надежда, как вдруг случилось страшное.

Внезапно последовал страшный удар, ехавшие в вагоне опять посыпались на пол купе, страшно заскрежетали тормоза, и поезд вместе с прицепленными шестью вагонами медленно повалился набок. Состав соскользнул с рельсов вниз по щебенистому откосу. Стекла окон, соприкоснувшись с каменистой почвой, разбились, осыпав осколками людей. Через четверть часа выяснилось, что Эрни увидел на впереди на рельсах что-то темное и большое, но не успел достаточно затормозить и паровоз врезался во что-то живое и страшное, существо, развалившееся на путях взревело и хлестнуло исполинским хвостом, придав дополнительное ускорение падающему поезду.

Девушки плакали, уже не стесняясь, в голос. Все путешествующие собрались в одном большом шестиместном купе, которое не пострадало от падения поезда, сбившись в кучку, прижавшись друг к другу, не обращая внимания, кто с какого факультета.

Теперь они поняли, что надежды точно нет — поезд никуда не сможет поехать, а пойти пешком — это все равно, что самим залезть живьем в пасть к монстрам…

В купе повисло гробовое молчание.

Надежды не было…

Они оказались заперты в этом железном гробу, без еды, без воды, беспомощные и отчаявшиеся… Путь героев закончился…

* и ** — названия взяты из книги Роулинг «Волшебные твари и где их искать»

- 2 -