«Похороны друга»

- 4 -
исходит кровью в ранах, в грудь, стеная, бьет,песком заносится, и пылью обдается,и зеленями из земли опять встает.Домой пришел я: во дворев снегу еще торчит моя лопата.И в страшной высоте,как на горе —такая тишина! —зеленоватыйдалекий звездный свет…Сияй, свети! Мы горе переборем;священной мести мы верны законами заступом в могилу вместе с горемврагов загоним!..Все поднимается, встает, растет, смеется.Мы живы. День победы недалек!Слова: «Войны окончен срок» —нет, не произнесут уста,пока не захрустит последний позвонокфашистского хребта.     Хотя и тяжко нам!     У каждого семья — жена иль мать.     Но не дадим себя врагам     сожрать!Я дома лег на жесткую кровать,закрыл глаза. Вокруг все тихо… тише…И катафалк передо мной поплыл опять,и я услышал:Все поднимается, встает, растет, смеется.И я услышал:Все в новые на свете формы переходит.Ведь ты мертва, — тебе живых нас не убить.И, видится, — Степан поднялся, ходитбок о бок с Ярославом. Жить нам! Жить!И в поле тракторы гудят. И вьетсянад полем жаворонок. И летитна конях молодое поколенье —сюда, сюда… Ведущий говорит:«В руках у нас великое уменье —бороться до победы. И не разпотомки в песнях будут славить вас.Вы — победители. Страданьем, горемболел народ. Мы горе переборем!»Мать Ярослава и Степана матьим вынесли воды. И люди пили.И вдруг ряды сомкнули: побеждать!И полетели в бой на крепких крыльяхотваги. И в небесной глубинегудели эскадрильи…                              Тут в испугепроснулся я. Темно! И в тишинепо окнам зачастили когти вьюги.Она скреблась по стеклам. Со всех ногбежала по сугробам. Стойте! Где я?И вдруг припомнил все. И я не могзаснуть: непобедимая идеясвободы, человечности, тепламеня, словно дитя, приподняла, —и стало видно все как на ладони.Еще мы будем жить — и ты и я!Взовьемся вверх плющом мы по колонне!Мы города отстроим! И садынасадим! Жизнь все лучше будет, краше.А Гитлера кровавые следыбурьяном зарастут. И совесть нашазаявит: суд идет! палач — с пути!Мы живы! Наше бытие нетленно!Среди живых — ты мертв!Ты мертв!     И вдруг буран как засвистит, —     буран — неугомонная сирена…Я вслушивался. Захотелось мнена берега Днепра — все дальше, выше!И снег по стеклам скребся в тишине…     И я услышал —     как трубы где-то плакали,     тарелки тихо звякали,     бил барабан как будто в грудь:     «Ты славно               завершил                         свой путь…»

1942

teasernet_blockid = 463770; teasernet_padid = 222349; XИмя пользователя *Пароль *Запомнить меня
- 4 -