«Твой верный враг»

- 2 -

— Думаю, да. Здесь придерживаются определенного стиля. Похоже, они в самом деле решили обставить свои номера люкс антиквариатом.

— Ну что же, пусть раскошеливаются, а за нами дело не станет.

Майк взглянул через стекло кабинки на брюнетку, которая помешивала соломинкой коктейль в бокале, даже не пытаясь скрыть интереса к симпатичному мужчине.

Да, до шести вечера, когда мне нужно быть в аэропорте, многое может случиться, подумал он.

— Как вы думаете, хватит у нас сейчас мебели на пять номеров? — произнес он в трубку.

— Смотря какие аппетиты у владельцев отеля, — ответила Лора. — В случае чего поищем на складе. Если понадобится, кое-что из мебели отреставрируем.

Майк вздохнул с досадой.

— Это займет слишком много времени.

— Не кипятись, — осадила его Лора. — Сначала узнай, что конкретно требуется заказчику. Может, обойдемся и тем, что у нас есть на данный момент.

— Вы правы, что-то я горячусь раньше времени.

Дамочка за столиком медленно скрестила длинные стройные ноги. Короткая юбка позволяла любоваться ими всем желающим. Своим видом брюнетка ясно показывала Майку, чего хочет: приятной беседы, хорошего секса, а затем спокойного прощания без всяких взаимных обязательств.

Возможно, придется пропустить ланч в ресторане и прямиком перейти к обслуживанию в номере, ухмыльнулся про себя Майк.

— Так когда у тебя встреча с управляющим? — спросила Лора.

— В одиннадцать. Я приехал рановато, поэтому…

Внезапно Майк умолк, уставившись за окно, у которого сидела брюнетка. Он увидел там нечто такое, отчего на миг замер.

Не может быть!

Он машинально опустил руку с телефонной трубкой. Его сердце с бешеной скоростью рвануло вперед при виде молодой женщины, медленно идущей по тротуару с пакетами в обеих руках и болтающейся на плече сумочкой. Она оглядывалась, словно высматривая такси.

Даже на расстоянии Майк различил гладкую светлую кожу, являвшуюся прекрасным фоном для кораллового оттенка губ. Черные как вороново крыло волосы женщины развевались на ветру.

Разве не гладил Майк прежде это лицо, не целовал губы, не зарывался пальцами в шелковистые волосы?

Это она, Тина.

Хотя… Женщина, встреченная им в Шеффилде, выглядела гораздо мягче, нежнее. Каждое ее движение было окрашено чувственностью, от которой таяло сердце.

- 2 -