«Сила соблазна»

- 4 -

Но Найтли дал ей шанс, которого она не дождалась бы ни от одного человека. Поверил в нее, несмотря на то, что Аннабел сама в себя не верила. Вот поэтому она и полюбила Дерека.

Шли дни, недели и годы, а Аннабел продолжала ждать, пока он заметит ее. Хотя факты говорили о другом. О том, что он смотрит на нее, как на пустое место.

Или хуже того, он замечает, но ни в малейшей степени не отвечает на ее чувства.

Менее упорная девушка давным-давно сдалась бы и вышла замуж за первого порядочного человека, который сделает ей предложение. И честно говоря, Аннабел даже подумывала поощрить молодого мистера Натана Смайта, владельца пекарни. По крайней мере она могла бы всю жизнь наслаждаться свежими пирожками и теплым хлебом.

Но она твердо решила дождаться истинной любви. Поэтому и не хотела выходить за мистера Смайта и поглощать его изделия. А пока взахлеб читала романы о великой страсти, приключениях и главное — настоящей любви. На меньшее она не соглашалась. И не могла выйти за мистера Натана Смайта или кого-то другого. Только и исключительно за Дерека Найтли, ибо отдала ему свое сердце три года, шесть месяцев, три недели и два дня назад.

И теперь она лежала, чувствуя, что умирает. Нелюбимая. Старая дева. Девственница.

Щеки Аннабел горели. От унижения? Раскаяния? Или лихорадки?

Она лежала больная в доме брата в Блумсбери, Лондон. Тем временем внизу ее брат Томас трусливо прятался в библиотеке, пока его жена Бланш орала на детей: Уотсона, Мейсона и Флер. И никто не явился справиться о здоровье Аннабел. Уотсон потребовал помочь ему с арифметикой. Мейсон спросил, куда она подевала его учебник латинского, а Флер разбудила тетку, чтобы позаимствовать ленту для волос.

А бедняжка продолжала умирать — еще одна жертва неразделенной любви. Как все это трагично, трагично, трагично! В тонких пальцах она держала письмо от Найтли, почти промокшее от слез.

Ладно, не стоит притворяться, она вовсе не на смертном одре, просто страдает от злосчастной простуды. И хотя письмо от Найтли существовало, вряд ли соответствовало мечтам молодой женщины. Письмо гласило:

«Мисс Свифт…»

Аннабел мрачно насупилась. Все адресованные ей письма начинались со слов «Дорогая Аннабел», что одновременно являлось названием ее колонки советов. Да, каждую неделю она получала десятки… сотни писем с обращением «Дорогая Аннабел». У окружающих это настолько вошло в привычку, что даже торговцы посылали свои счета на имя дорогой Аннабел.

- 4 -