«Осторожно! Мины!»

- 4 -
Типи – конусообразный шалаш на каркасе из жердей, традиционное жилище центральноамериканских индейцев. ">[5], где сейчас отдыхала светловолосая красавица Лиза. Шаман напоил ее отваром тьмы-травы, и теперь девушка крепко спала.

Стас закрыл единственный глаз, представив ее белые кудри, гладкую кожу, вздернутый носик и алые губы… Сразу стало жарко, древко копья заскользило в ладони, томагавк вдавился в бок. Стас лежал у первой линии медных растяжек. Правый локоть касался плеча коротышки Самеда, левый – бедра Лореса.

Вот уж повезло Лоресу с именем – Лосиная Ресница! Никто не знал, почему родители его так назвали. И не спросить уже – лет пять назад померли от гриппозной чумы. Вообще-то в детстве Лорес был худышкой. Но с тех пор очень изменился: высоким стал, сильным и, главное, быстрым. Блестящие черные волосы он заплетал в две косы. Карие глаза его чуточку косили.

Солнце жарило прямо в темя. Хотелось спрятаться в тень, выпить воды. Козодои, распахнув огромные пасти, метались над стадом, глотая воздух, кишащий комарами. Пора. Ну же! Пора?.. Стас изнывал от нетерпения.

И вот шаман поднялся с одеяла, расстеленного на муравейнике. По щекам и по лбу его ползли букашки, копошились в паху, лезли из-под век, а Углю Медведя хоть бы что. Широко расставив ноги, он затянул волчью песню. И медленно, спотыкаясь и останавливаясь, пошел к стаду. Под мокасины при этом он не глядел. Две кружки отвара из мухоморов хранили шамана от мин и тарантулов, растяжек и сколопендр.

– Наберитесь храбрости, не пугайтесь, следуйте за мной туда, где вы увидите меня на белом коне! – пел Уголь Медведя быкам и коровам, матерым вожакам и молочным телятам.

И бизоны откликнулись на зов Угме.

Звери собрались вокруг него, доверчиво тыча мордами в спину и живот, в бока и ноги. Шершавые языки лизали ладони старца.

Стас не дышал. Вот-вот, сейчас, прямо сейчас!..

Уголь Медведя запрокинул к небу иссеченное шрамами лицо. Ветер, как пес-проводник – ветошь, трепал седые космы шамана. Это знак, долгожданный знак. Самед хмыкнул и натянул тетиву. Лосиная Ресница, зажав в зубах мачете, бесшумно пополз вдоль растяжек. А Стас, согнувшись вдвое, двинул напрямую. Он был предельно внимателен и высоко поднимал ноги. Ведь он не заклинатель духов, нажимные крышки трогать пятками не умеет. То есть умеет, но только один раз.

- 4 -