«Политтерапия»

- 4 -

— Соответствовал когда-то, было дело. В те золотые времена, когда о событиях узнавали из первых уст, минуя газеты, телевидение и сеть. Тогда человек был лично знаком с теми людьми, что шили для него одежду, сапоги, готовили лекарственные снадобья, варили пиво. В те легендарные века все было настоящее: граждане, выборы, политика и идеология.

Мой собеседник даже облизнулся мечтательно, представив себе, насколько хороши были те далекие годы.

— Каждый мог судить о происходящем, опираясь лишь на собственное мнение: здравого смысла хватало, чтобы критично подойти к любому вопросу. Но золотой век здравого смысла давно миновал. Сейчас лишь специалист в рамках своих знаний способен высказать независимое суждение, но — лишь по очень узкому вопросу. Остальным приходится соглашаться с мнением большинства или доверять авторитетам. Всей жизни не хватит, чтобы стать специалистом хотя бы по десятку направлений.

Это я знал и сам, и возражать даже не пытался. Интересовало меня только, как же обходятся политики? Они-то просто вынуждены иметь какое-то мнение по самым разным вопросам. И как они в них не путаются?

— Политики опираются на суждения советников, общественное мнение, позицию партии. Но по ряду вопросов им приходится вырабатывать свое мнение, этим они и отличаются от специалистов и обывателей. Оттого политика многих активных людей и привлекает. Но им и проще, чем прочим — политики не проверяют мнения и суждения на разумность или логичность, просто используя их, как каменщик использует кирпичи.

Из короткой лекции на тему возможных жизненных позиций я понял лишь то, что все они встроены в единую систему. Поддерживаешь ли ты власть, желаешь ли ее свергнуть, изменить немного или стереть до основания — для всех твоих устремлений предусмотрена определенная ниша, бултыхаясь в которой, ты лишь упрочняешь существующее положение. И самые яростные критики существующей системы опираются, в конечном итоге, на ее основополагающие ценности. Допусти их к власти — и они мигом воспроизведут существовавшее до них общественное устройство. Смутно упомянул Касимов некий внесистемный элемент, но что сие было такое, пояснять не стал.

Получалось, что мои переживания — лишь следствие неопределенности позиции. Слушая Олжаса Николаевича, можно было подумать, что я — нерадивый ученик, плохо выучивший уроки, и наказанный за это повторением пройденного.

- 4 -