«Лед и зеркало»

- 4 -

«Звездный Топограф — II» — так назывался специальный модуль на шаттле, состоящий из каюты и грузового отсека. Шаттл был прикреплен к огромному серебристому цилиндру, на гладкой поверхности которого не оказалось ни дюз, ни входных люков, ни иллюминаторов, ни антенн или иных сенсорных устройств, — ничего. Челнок прилепился к его торцу, словно кот, вспрыгнувший на шляпную коробку. В кабинете доктора Ричардсон одна стена представляла собой дисплей, и комплекс корабль-шаттл высвечивался на нем две недели. Изображение можно было увеличить или даже смоделировать полет комплекса до самого Трина.

Кимбер все время казалось, что доктору Ричардсон немного неловко за «Звездный Топограф».

— Людям запрещено входить на основной корабль. В контракте это оговаривается специально, так что нечего и думать об этом — сказала она. — Шаттл собирали не мы, а пилюльники. Корабль тоже построен ими. Но летать на нем нам разрешается.

— Подробнее, пожалуйста, — возник Эрик.

Пока она объясняла, он переспрашивал, спорил, обсуждал, возмущался. В присутствии Дженис Эрик становился разговорчив необычайно. Но ни разу не обратился непосредственно к Кимбер.

— А связь? Свои выводы мы сообщим прямо на Трей?

— Ни в коем случае! Закончив, вы просто отправите заключение. Верификационная линия связи, ВЛ, смонтирована между люками и соединена с кораблем. Вы столкнетесь с невероятным обилием всяких датчиков; гнезда для них мы маркировали. Меня предупредили, что нет лимита на объем хранимой или запрашиваемой информации, так что записывайте все, что вам покажется интересным, на любой частоте. Не стесняйтесь делать примечания, предположения и выражать недовольство. Ваша задача — хранение, систематизация и анализ данных и образцов, которые Кимбер соберет на планете. ВЛ дает вам доступ к самым разнообразным библиотекам и возможность мгновенно получить нужные сведения. Но вам, Эрик, запрещено посылать любые сообщения, вы можете только запрашивать библиотеки.

Эрик отвел взгляд. Его темные глаза бесцельно уставились в точку, где соединялись две стойки. Кимбер смотрела на его напряженную спину, а доктор Ричардсон как ни в чем не бывало продолжала:

- 4 -