«Врата»

- 1 -
Врата Глава 1

   Меня  зовут  Робинетт  Броудхед:  вопреки  своему имени, я мужчина. Мой психоаналитик (я зову его Зигфрид фон Психоаналитик, хотя, конечно, это не его  имя:  у  него вообще нет имени, потому что он машина) по этому поводу получает немало электронного удовольствия.

   - Почему вас беспокоит, что некоторые считают это женским именем, Боб?

   - Меня не беспокоит.

   - Тогда почему вы постоянно об этом вспоминаете?

   Он  раздражает  меня,  вспоминая  о  том,  что я вспоминаю. Я смотрю на потолок  с  подвешенными  мобилями и светильниками, потом в окно. На самом деле   это   не   окно.   Движущаяся  голограмма  прибоя  на  мысе  Каена; программирование Зигфрида очень эклектично. Спустя немного я говорю: "Меня так  назвали  родители,  с  этим  я  ничего  не могу поделать. Я произношу Р-О-Б-И-Н-Е-Т-Т, но остальные обязательно произносят неверно".

   - Вы знаете, что можно поменять имя.

   -  Если  я  это сделаю, - говорю я, и я уверен, что прав, - ты скажешь, что у меня навязчивое желание защитить свои внутренние дихотомии.

   -   На  самом  деле  я  скажу,  -  говорит  Зигфрид  со  своим  тяжелым механическим   юмором,   -   что   не   нужно   использовать   специальные психоаналитические  термины.  Я  был  бы  благодарен,  если  бы  вы просто сказали, что чувствуете.

   -  Я  чувствую,  -  в  тысячный раз отвечаю я, - что я счастлив, у меня никаких проблем. Да и почему бы мне не быть счастливым?

   Так  мы  играем  словами, и мне это не нравится. Мне кажется, что в его программе  какая-то  ошибка.  Он  говорит:  "Скажите мне, Робби, почему вы несчастны?"

   Я ничего не отвечаю. Он настаивает: "Я думаю, вы обеспокоены".

   -  Вздор, Зигфрид, - говорю я, испытывая легкое отвращение, - ты всегда так говоришь. Я ни о чем не беспокоюсь.

   Он  вкрадчиво  заявляет:  "Нет ничего плохого в том, чтобы сказать, как себя чувствуешь".

   Я  снова смотрю в окно, я сержусь, потому что начинаю дрожать и не знаю почему. "Ты мне надоел, Зигфрид, понимаешь?"

- 1 -