«Домой из Америки»

- 3 -

Возможно, Пэт откладывал поездку, потому что никогда нигде не бывал без других О’Рейли. Он предложил родителям совершить семейное паломничество в Ирландию. В ответ они только рассмеялись и поинтересовались, зачем ему это нужно, если их родной страной теперь является Америка.

— Нас изгнали из Ирландии, — напомнила ему мама, Эйлин. — Мы были там никому не нужны. Мы голодали. Нам приходилось работать за гроши.

— Так и было, так и было, — рассудительно кивал головой отец, попыхивая трубкой из корня вереска. — Здесь мы создали свою собственную Ирландию, в которую уже никто не может вторгнуться. Я бы не вернулся назад, даже если бы мне сулили все золото мира.

Эйлин метнула в мужа предостерегающий взгляд, но он этого не заметил.

— Но ведь вы никогда там не бывали! — взмолился Пэт. — Как не бывали ваши родители, да и вообще кто угодно из рода О’Рейли. Я всего лишь хочу посмотреть на родную землю. Я хочу разыскать свои корни!

— Не будь простофилей! — Отец отпустил Пэту легкий подзатыльник. — Тебе незачем искать свои корни. Деревья окружают тебя со всех сторон.

Пэт больше не обращался к ним с этой просьбой, но мечтать так и не перестал.

Однажды весной Пэт вернулся домой с вечерней смены, мечтая о тарелке рагу, которую мама обычно оставляла для него в микроволновке. Он мечтал об ужине, уединении и кружке пива. Вместо этого его дом оказался под крышу набит кузенами и кузинами, дядьями и тетками и прочими отпрысками семейства О’Рейли. Никто не произносил ни слова, что само по себе было чудом, сродни Второму пришествию. По мнению Пэта, подобная сдержанность и торжественность могла объясняться лишь одной причиной.

— Кто умер? — спросил он.

Его мать медленно встала со стула. В руках она сжимала большой ярко-зеленый конверт с золотой каймой. Пэт тут же отметил, что он прибыл не по почте. На нем не было марки. Лишь девственная клякса восковой печати. Письмо не походило на уведомление о смерти. Золото мерцало, как река Куяхога в языках пламени.[2]

- 3 -