«Изменник»

- 3 -
Harry Games

Джейсен знает - разумом, расчетливо, отстраненно - что когда-то он жил вне белого свечения. Он знает, что когда-то чувствовал счастье, удовольствие, сожаление, гнев и даже любовь. Но все это лишь призраки, тени, шепчущие сквозь вой боли, наполнившей его сущность и все сущности, которыми он когда-либо станет. Тот простой факт, что свечение когда-то началось, не означает, что оно когда-нибудь закончится.

Джейсен существует вне времени. Ему знакомо лишь белое свечение и Сила.

Сила становится воздухом, которым он дышит - прохладным прикосновением разума, нежным бризом из другого, здравого мира - хоть его способность воспользоваться ее мощью не больше способности спрятать в карман ветер. Сила окружает и наполняет его, принимает его страдание и поддерживает его сознание.

Она напоминает, что отчаяние приходит с темной стороны, и что он может черпать волю к жизни из упорного шепота своих воспоминаний. Он чувствует, как где-то вдалеке бриз скручивается в вихрь гнева, черной ярости, боли и отчаяния; сжимается до алмазной твердости и вновь рассыпается в графитовую пыль. Через связь, соединяющую их с рождения, Джейсен чувствует, что его сестра-близнец падает во тьму.

Джейна, - умоляет он, закрыв свое сердце.

Не делай этого.

Джейна, держись...

Но он не позволяет себе прикоснуться к ней сквозь Силу; она не должна узнать его мучений - ее боль и так слишком сильна, и новые страдания только подтолкнут ее к тьме. Теперь и его связь с сестрой становится орудием пытки.

Джейсен стал линзой, вновь и вновь замыкая спектр мучений на чистую сверкающую боль. Белую боль. Словно в вечном слепящем полудне ледяного Хота, Джейсен Соло висит в "объятиях боли". Однажды к его подбородку прикасается рука, и в белое свечение начинает втекать время.

Рука эта не принадлежала ни человеку, ни вуки - никому из семьи или друзей: четыре противопоставленных, костлявых, словно когти хищника, пальца - но прикосновение было теплым, живым, и в какой-то степени дружелюбным. Боль отступала от его сознания, пока он не почувствовал, что снова может думать. Все же она не исчезла совсем, а затаилась где-то на дне, в ожидании. Он знал, что она вернется, и будет течь сквозь него волнами, но пока что...

- 3 -