«Потерянная рота»

- 6 -

Танк, ползущий на них, выстрелил. Помощник бронебойщика начал что-то говорить, но рядом рванул снаряд, и грохот взрыва заглушил его слова. Алексей только видел, как молодой красноармеец шевелит губами, но понять из этого ничего было нельзя.

— Что-что? — переспросил Алексей.

— Я хотел сказать…

— Патрон давай! — истерично закричал бронебойщик. Алексей отпрянул в сторону. Второй номер зарядил противотанковое ружье. Бронебойщик матюгнулся на них так, что у Калинина покраснели уши, и надавил на спусковой крючок. На этот раз попадание в танк было очевидным. Пуля ударила в гусеницу, сбила один сегмент и ушла в небо, не причинив танку большого вреда и даже не затормозив его движение.

Стрелок быстро повернулся к ним. Лицо его кипело от ярости. Глаза горели. Даже редкие волосы на голове встали дыбом.

— Ты что, мать твою, тут шляешься! Тут тебе, китайский хлебороб, не улица с магазинами!

— Мне нужен первый взвод… — только смог вымолвить Калинин. Но стрелок его не услышал. Разъяренное лицо бронебойщика повернулось к своему второму номеру.

— Не хлопай челюстью! Убью! — раздалось в адрес молодого красноармейца. — Патрон заряжай!

В третий раз лязгнул затвор противотанковой винтовки. Алексей выглянул из окопа и ужаснулся от того — как близко уже находился немецкий танк. С борта застрочил пулемет, вспыхивающий огонек на темно-сером корпусе. 7,92-миллиметровые пули ударили по брустверу. Алексей спешно отдернул голову. Молодой пучеглазый красноармеец прыгнул вслед за ним. Один лишь бесстрашный бронебойщик, прищурив левый глаз и сжав зубы, продолжал наводить винтовку, выискивая самое уязвимое место на машине.

Алексей и молодой красноармеец оказались так близко друг к другу, что кончики их носов почти соприкасались.

— Где первый взвод? — страдальчески произнес Калинин, раскачивая незавязанными наушниками на шапке. Солдат, тяжело дыша, испуганно смотрел на него. Выстрел из противотанковой винтовки, похожий на многократно усиленный удар бильярдного кия, заставил вздрогнуть обоих. Вслед за этим раздался взрыв, и в адрес подбитого немецкого танка понеслась длинная тирада бронебойщика.

Алексей вдруг почувствовал радость. Он взглянул на красноармейца и увидел, что тот тоже улыбается. Они подняли головы. Небольшая башня танка была повернута набок, чуть накренилась и горела, испуская черный дым. В этом положении танк медленно скатывался обратно в ложбину между холмами.

- 6 -