«Темень»

- 86 -

Бурый нас не дождался. Сдали нервы. Видимо, сунулся таки в аномалию, или вспугнуло его что-то… Только пропал, и всё. Змей пытался выщемить его на PDA-шке, потом – через мобилу – всё зря. Пришлось тащить груз вдвоём. Несколько стволов пришлось оставить там, на холмах – без Бурого нам не в жизть не дотащить бы всё. Каждую секунду я ждал, что теперь, вот теперь – прихлопнет меня Зона. Обязательно прихлопнет… Потому как не послушался её, сунулся без спроса да ещё – людей погубил. Столько, что иному на всю жизнь хватит. И мне тоже… Как я шёл, с огромным грузом, почти не таясь, на полном автомате – не могу сказать. Я не помню… Помню, что пройдя хутор, на котором мы только пару минут перевели дух, я удивился: неужели ещё жив? А потом была колючка… На Змея я уже не обращал внимания. Никакого… До самой той поры, пока не притащились мы к самому пикапу. Из последних сил поднял я свою сумищу, перевалил её через металлический борт, да так и повис на нём. Двигаться больше не было сил.

- Спасибо, Птица… Ты молодец, - услышал я бесцветный, тусклый голос Змея: - Только извини, отпустить тебя я не могу. Сам должен понимать…

Я обернулся. Змей стоял совсем рядом – в двух шагах, держа в вытянутой руке пистолет. Вот, значит, как… Не выпустила меня - таки Зона. Надежду дала, за колючку провела – но не выпустила… Не простила. Сухой щелчок предохранителя. Вот и всё… Доходился ты, Птица. Жаль, ведь мог бы ещё много чего сотворить… Хотя – не ври себе. Кому ты нужен? Родителям. Да Саньке, может быть… Да и нужен ли? Из-за тебя его схватили. И неизвестно, что сейчас с ним…

- Ну, давай… - тупо, безо всякого выражения сказал я. Эмоций не оставалось. Наоборот, возникло нестерпимое желание поскорее покончить со всем этим. Хотя бы даже так…

Змей прицелился:

- Ты только не дёргайся, а то промахнусь… Тебе же хуже…

- Ты, Змей, тоже не дёргайся. А то я точно не промахнусь…

Я не верил своим ушам. Неужто Мастёвый! Тварь уголовная, бандюк, похититель детей, предатель и сволочь – он был тут. Буквально в нескольких сантиметрах от головы Змея застыл короткий ствол Кольта, и в ночной темноте я постепенно разглядел всю фигуру Колотого. Да, это был действительно он – Мастёвый, Витёк, Колотый… Вот тебе и Юрьев день, бабушка…

- Ты успокойся, братан… - голос Змея звучал уже не так уверенно: - Чего пушкой махать? Давай обкашляем… Бери себе, чего надо. А с этим… Этого кончать нужно. На кой он нам сдался? Всё же по понятиям…

- 86 -