«Письмо от бабочки Брэдбери»

- 6 -

— Ну что за человек?! — оказывается, я произнесла это вслух…

Новый поклон:

— Госпожа ошибается, я не человек, а давно труп… сегодня я умер в третий раз!

Эти мужчины положительно несносны! Особенно, простолюдины… Хороша шуточка! Впрочем, судьба жестоко поиграла его жизнью… Девять лет назад бесследно сгинул сын мелкого чиновника из провинции, примкнувшего к Северной клике и сразу жестоко за это поплатившегося. Зато родился «крестьянин Ли», вместе с соседями обреченный глядеть, как специально привезенный из Хансона палач медленно замучил до смерти отца. Подросток сохранил жизнь, но не приобрел родни, и очень скоро пятидворка с облегчением сдала его в рекруты. Симпатичный молодой солдат понравился дочери командира. И моментально убыл в самую дальнюю маньчжурскую крепость на северной границе Цинь. В коротком страшном бою войска Северного Князя целиком истребили гарнизон. Так «солдат Ли» навсегда пропал для имперской армии Восьми знамен. Часть пленных корейских стрелков присягнули новой власти. На последнем краю обитаемого мира. Дальше которого лишь снега и вечные льды. Грамотный парень с наивной деревенской внешностью привлек внимание Тайной Службы. Колесо времен волей Неба завершило полный оборот, вернув корейца обратно домой…

Соскучившись по родной речи, страж письма болтал без умолку… и я даже на время забыла о своих бедах. Зато он о них не забыл! Сразу принялся деятельно хлопотать, при том не закрывая рта… и вовлекая в разговор меня… положительно, общая беда сближает.

— Я думаю, госпожа, — продолжал он трещать языком, — вас хотят голодом и жаждой выманить за кольцо оцепления и вроде бы случайно завладеть письмом. Сразу видно дворцовых умников! Скажите-ка, в ручейке, что маленьким водопадом течет за беседкой, водятся раки?

— Конечно, но… фи! Мне очень плохо, но эту гадость, да ещё сырую, я есть не буду!

— Госпожа напрасно волнуется! Всем известно, раки живут только в чистой воде. И значит, мы сможем её пить! — последние слова уже на бегу, в дверях, одной рукой держа большой кувшин для умывания, а другой странное складное ведро из полотна с блестящей металлической ручкой.

Вскоре он вернулся, аккуратно поставил потяжелевший кувшин на привычное место и принялся наполнять водой из складного ведра все сосуды подряд, не пропустив даже вазу для цветов. Так просто? Снова вышел… Выстрел! Ещё выстрел! Быстрый топот ног. Страж вернулся без ведра, с оцарапанной щекой и почти привычно дымящимся мушкетом в руке…

- 6 -