«Орден. Дальняя дорога»

- 6 -

Сзади послышалось мерное цоканье лошадки. «Ну, слава Богу. Сейчас хоть узнаем, где и что». Появилась телега, груженая непонятной поклажей, покрытой холстом. На ней два белобрысых мужика. Увидев Артема, чуть напряглись. Когда телега приблизилась, Артем окликнул их:

— Мужики, до Питера далеко? Возница натянул поводья. Лошадка встала.

— Пиетари? — Произношение было финское или эстонское.

— Мне в Питер, мужики, надо.

Ответом была фраза с протяжными гласными, явно на финском или эстонском языке. «Кто эти ребята? — подумал Артем. — Ну, эстонцы хоть русский еще не забыли. По крайней мере, те, кто постарше. Хотя, черт их знает, что у них в деревнях. Ну, уж точно попал. От того места, где с трассы слетел, до финской границы километров сто пятьдесят. А до Эстонии двести с гаком, да еще через Питер ехать. Но выбираться-то надо».

— Сант-Питерсберг, — произнес он, старясь придать названию города английское звучание. (Наверное, все-таки финны.)

— А, Пиетари, Сант-Пеетербург, яяяя, — обрадовался возница и гостеприимным жестом предложил Артему сесть в телегу. Пошли дела на лад.

Разговор не клеился. Сразу выяснилось полное незнание английского языка мужиками. Все попытки Артема заговорить наталкивались на длинные тирады на непонятном языке. Пару раз мужики пытались говорить с ним, кажется, по-немецки. Но немецкого Артем не знал. Да и мужики, судя по всему, не очень.

Вопросы географии тоже не прояснялись. Кивнув на возницу, который был явно разговорчивее, Артем задал вопрос:

— Суоми? — Этим его познания языка финнов ограничивались.

— Яяя, — заулыбался возница и ткнул пальцем в Артема: — Руссия?

— Я, я, — обрадовался Артем.

— Ноффгород, Пскоф?

— Не, Санкт-Петербург.

— Аааа, — кивнул финн и почему-то пожал плечами.

Артем показал рукой по ходу телеги:

— Хельсинки, Турку, Тампере?

Финн некоторое время смотрел на него с непониманием, потом замотал головой:

— Пиетари, Сант-Пеетербург.

На том разговор и окончился, принеся больше вопросов, чем ответов. Зато возникла дополнительная возможность проанализировать ситуацию: «Ехать в Питер на телеге, да еще с финнами, которые явно с хутора раза два в году выезжают — явление экстравагантное. А если каким-то бесом на территорию Финляндии попал, то тут еще дипломаты, незаконное пересечение границы… Только этого не хватало. Хоть живой, и то слава Богу».

- 6 -