«Любите людей: Статьи. Дневники. Письма.»

- 1 -
МАРК ЩЕГЛОВЛюбите людейСТАТЬИДНЕВНИКИПИСЬМАСоставитель В. Я. ЛакшинМОСКВАСОВЕТСКИЙ ПИСАТЕЛЬ1987ЩегловM.Любите людей: Статьи. Дневники. Письма. — М.: Советский писатель, 1987. — 512 с.Литературное наследие Марка Александровича Щеглова (1925— 1956) невелико, но значительно. Он печатался лишь три года (1953—1956), но его работы о Л. Толстом, Ф. Достоевском, А. Блоке, статьи о С. Есенине, Вс. Иванове, А. Грине стали заметным фактом жизни советской послевоенной литературы. Особую известность приобрели изданные посмертно «Студенческие тетради».В книгу вошли помимо неоднократно переиздававшихся малоизвестные статьи и рецензии талантливого критика.СОДЕРЖАНИЕВ. Лакшин. Три года — и вся жизнь. (Путь Марка Щеглова)СТАТЬИIПовесть Толстого «Смерть Ивана Ильича»Особенности сатиры Льва ТолстогоГений Льва ТолстогоГений ДостоевскогоСпор об А. БлокеIIЕсенин в наши дниКорабли Александра ГринаВсеволод ИвановОчерк и его особенностиРеализм современной драмыВерность деталейНе радуясь, не скорбя. (Заметки о лирической поэзии)«Русский лес» Леонида ЛеоноваРЕЦЕНЗИИБез музыкального сопровожденияЖизнь замечательного человекаПеро вальдшнепаМоре зоветСтраницы детстваВ «зоне комфорта»«Спускаясь с гор…»Что случилось в Пенькове?На полдороге. (О рассказах Ильи Лаврова)СТУДЕНЧЕСКИЕ ТЕТРАДИИЗ ДНЕВНИКОВ И ПИСЕМ 1947-1956 гг.Тетрадь первая. 1947—1949 гг.Тетрадь вторая. 1950—1952 гг.Тетрадь третья. 1953 г .Из литературных заметок 1954—1955 гг.ПримечанияТРИ ГОДА — И ВСЯ ЖИЗНЬ(Путь Марка Щеглова)1Время тянулось, потом шло, потом бежало, потом летело… В сентябре 1986 года исполнилось 30 лет со дня смерти Марка Щеглова, которого все, кто его знал, запомнили молодым, только начинавшим свой блистательный восход. За чертой его внезапной смерти в Новороссийске 2 сентября 1956 года — уже целая историческая полоса, время, по-своему распорядившееся многими репутациями, идеями и теориями, смывшее в реку небытия уйму звонких литературных имен, бурных дискуссий, читавшихся повсеместно книг. А имя Марка Щеглова уцелело и, похоже, осталось в летописях советской литературы надолго, быть может, навсегда.
- 1 -