«Грядет глобальное похолодание»

- 1 -
В. Б. Сапунов Грядет глобальное похолодание Введение. О чем эта книга

Эта книга – о глобальных изменениях климата и не только о них. Это – попытка разобраться в климатических проблемах через призму общеэкологических представлений и ноосферной философии, созданной великими русскими учеными Владимиром Ивановичем Вернадским, Александром Леонидовичем Чижевским, Кириллом Яковлевичем Кондратьевым и другими.

Климатические и экологические проблемы рассматриваются в контексте закономерностей развития науки, мировой научной политики, как в глобальном аспекте, так и в аспекте текущих задач власти и населения Земли. Основные данные о климатических процессах взяты из материалов Европейского союза наук о Земле (European Geosciences Union), членом которого автор является, из отчетов Всемирной метеорологический организации, Интернета, литературы, а также использованы данные, полученные экспедициями с участием автора книги. Приведены и некоторые данные, бывшие до последнего времени засекреченными.

С целью сделать книгу более доступной автор свел количество научных терминов, формул и таблиц до минимума. Книга не является справочником по проблемам климатологии и общей экологии, и тем более это не учебник. Книгу можно рассматривать как попытку пригласить читателя к дискуссии и коллективному мышлению.

В первой части будут рассмотрены основные тенденции развития наук о природе и взаимоотношения науки и власти со времен Птолемея до наших дней.

Говорят, что история не имеет сослагательного наклонения. Однако из этого отнюдь не следует, что рассуждения об упущенных альтернативах и возможностях бессмысленны. Неудачные решения и тупиковые ходы истории надо осмыслять, чтобы они не повторились впредь.

В качестве мощнейшего инструмента познания рассмотрены две великие парадигмы ХХ века, созданные русскими учеными, – гелиобиология А. Л. Чижевского и ноосферная философия В. И. Вернадского. Приведены биографии этих выдающихся мыслителей на основе архивных данных, в том числе тех, что были рассекречены в самое последнее время.

Вторая часть книги анализирует некоторые законы научного мифотворчества вообще и применительно к проблемам климата с целью понять, как малообоснованная гипотеза глобального потепления, вызванного деятельностью человека, стала инструментом глобальной политики.

В третьей части перечислены те причины, которые на самом деле влияют на климат, как космические, так и земные, объясняется, почему природные силы значительнее человеческого фактора.

Наконец, в четвертой части рассматриваются реальные механизмы влияния климата на мировую историю и судьбу отдельных стран, в том числе России.

Книга систематизирует известные и твердо установленные факты, а также обсуждает еще не решенные тайны природы: существовала ли Атлантида и Земля Санникова, имел ли Тунгусский метеорит искусственное происхождение, можно ли предсказывать будущее – современная наука не имеет исчерпывающих ответов на эти вопросы. Но пути к ответам лежат в пределах уже известных науке методов познания, и об этих методах будет идти разговор в книге.

Хотелось бы добавить, что книга предназначена для широкого круга читателей, но автор, имеющий наряду с биологическим, также и математическое образование, знает, что круг ширины не имеет. Поэтому закончу тем, что книга предназначена для читательского круга большого радиуса.

Часть 1. Путь к истине не прямолинеен Глава 1. Наука и власть

Как зарождались и развивались науки о Земле

Науки, изучающие нашу планету, формировались тысячелетиями. Фундамент был заложен в античное время.

Выдающийся политик, полководец и ученый Птолемей (его биография великолепно описана Иваном Антоновичем Ефремовым в бессмертном романе «Таис Афинская»), соратник Александра Македонского, после боевых походов взошел на египетский престол. Власть он использовал с толком. В III веке до н. э. он своим повелением создал Александрийскую библиотеку и специальное учреждение для ученых – Музеон (Мусейон). То были самые крупные в тогдашнем мире центры научных знаний. Благодаря их возникновению появились профессиональные научные работники как социальный слой. Пользуясь поддержкой власти, они энергично приступили к научно-исследовательской работе. Сотрудник библиотеки и один из самых разносторонних ученых античности, Эратосфен решил сложнейшую для того времени задачу – определил форму и размеры Земли. Поняв, что Земля может быть только круглой, он измерил расстояние от Александрии до нильских порогов (где сейчас находится Асуанская плотина) и в обоих пунктах в одно и то же время с помощью своих сотрудников определил угол стояния Солнца. Дальше – задача из области тригонометрии – науки, уже вполне развитой в Древнем Египте. Разумеется, Эратосфен не знал расстояния от Земли до Солнца. Но он свободно мог приравнять его к бесконечности и решить задачу. В конечном итоге ошибка оценки величины нашей планеты составила около 1 %. Необыкновенная точность для науки того времени!

Общая методика работ Эратосфена нам понятна, и проделанный им расчет может повторить успевающий ученик 6-го класса. Но для того, чтобы додуматься до этого впервые, нужно быть гением. Именно гении и двигают человечество вперед!

Оценив размеры Земли, ученые уже могли задуматься над глобальными проблемами из области тех наук, которые мы называем геофизикой , климатологией , экологией .

Вскоре после работ Эратосфена, во II веке до н. э. древнегреческий астроном Гиппарх из Никеи ввел понятие «климат», которое означало «наклон». В понятие был заложен тот правильный факт, что погодные условия в основном определяются углом Солнца над горизонтом на той или иной широте.

Много лет спустя, при переходе от Средневековья к Новому времени, начались великие географические открытия, которые окончательно обрисовали облик Земли. Были составлены достаточно точные карты всех континентов. Протонауки и натурфилософия трансформировались в науки современного понимания.

К XVII веку кончились великие географические открытия, но описание Земли продолжалось. На смену простому географическому обследованию пришло исследование и математизация законов, свойственных нашей планете и окружающей ее атмосфере. В начале XVII века английский ученый Джон Гилберт основал учение о земном магнетизме, издав на эту тему большой трактат.

В XVIII веке науки о Земле развивали такие гиганты, как М. Ломоносов и А. Лавуазье.

В 1809 году французский естествоиспытатель Ж. Ламарк издал книгу «Философия зоологии», которая заложила идею научного понимания эволюции живого мира. Книга произвела впечатление, по крайней мере, на специалистов (хотя в полной мере ее значение удалось оценить после выхода работ Чарльза Дарвина). Книгой зачитывался сам Наполеон. Следующий труд Ламарк посвятил созданию теоретической метеорологии. Реакция читателей, включая Наполеона, была отрицательной. Стало ясно, что до серьезного предсказания изменения погоды и создания на эту тему работоспособной теории еще далеко. Но вопрос был поставлен. Существенно, что геофизический подход к проблемам климата Ламарк смог объединить с биологическим. Именно у Ламарка впервые прозвучал термин «биосфера» как живая оболочка планеты. Так закладывалась наука экология, объединившая географию с биологией.

Окончательно экология вошла в мировое сознание с 1866 года благодаря введению этого понятия немецким биологом Э. Геккелем.

По-гречески экология – это наука о доме . Дом ученый понимал в самом широком смысле, впервые заявив, что наш дом – планета Земля. Определил он новую науку следующим образом: «Экология – область знаний, изучающая экономику природы – исследование общих взаимоотношений животных, как с живой, так и с неживой природой, включающей все как дружественные, так и не дружественные отношения, с которыми животные и растения прямо или косвенно входят в контакт. Одним словом, экология – изучение сложных взаимоотношений, составляющих по Дарвину условия борьбы за существование».

Международное сотрудничество в изучении Земли оформилось в конце XIX века.

В 1872 году австро-венгерский полярник Карл Вайпрехт (1838–1881) выдвинул идею проведения комплексной международной экспедиции для исследования Арктики. Идея шлифовалась в 1875 году в г. Граце (Австрия) на съезде естествоиспытателей и врачей.

В 1879 году на международном метеорологическом конгрессе в Риме уже была составлена конкретная программа Международного полярного года (МПГ). Лидером этой деятельности был Вайпрехт. Состоялось это грандиозное мероприятие в период с августа 1882 по август 1883 года. В Арктику единовременно направилось множество международных экспедиций, в том числе от Российской академии наук. Труды Международного полярного года составили 36 томов. Так науки о Земле получили факты, без которых развитие систематизированных знаний невозможно. Сам Вайпрехт к этому времени умер, не дождавшись ни исполнения своих планов, ни почестей.

Второй международный полярный год проходил в 1932–1933 годах при активном участии советской науки. В 1957–1958 годах были проведены еще более глобальные исследования в рамках Международного геофизического года (МГГ). Важнейшим фактом этого периода было начало космической эры – запуск Советским Союзом первого искусственного спутника Земли. Это позволило в последующие годы отработать технологию изучения Земли из космоса.

В память о героических усилиях ученых прошлого в период с 1 марта 2007 года по 1 марта 2009 года был проведен Третий международный полярный год, должный ознаменовать 125-летие первого МПГ и 50-летие МГГ. Было проведено два цикла исследований в Антарктиде и Арктике. Некоторые материалы этих исследований будут рассмотрены в следующих главах. Использованы также данные ВМО (Всемирной метеорологической организации), и особый упор сделан на материалы и архивы Европейского союза наук о Земле (European Geosciences Union), членом и активным участником ежегодных форумов которого, собирающихся в Австрии, является автор данной книги.

Так усилиями ведущих ученых-энтузиастов сформировалась система получения и осмысления знаний о нашей планете. Международное сотрудничество к началу XXI века стало нормой для проведения множества исследовательских мероприятий. Закончим эту главу теми определениями, которыми пользуется современная наука.

Экология – наука о взаимоотношении организмов с окружающей средой.

Погода – состояние атмосферы в рассматриваемом месте в определенный момент или за ограниченный промежуток времени. Погоду, по мнению известного американского метеоролога К. Орра, можно сравнить с непрерывно идущим спектаклем, на котором мы присутствуем в качестве зрителей поневоле. Сценой здесь служат нижние слои атмосферы, основными исполнителями – воздух и вода, а костюмами – облака. Действие же разворачивается на просторах всего земного шара. Рукопись написана Солнцем, постановка управляется вращением Земли, и ни одна сцена не повторяется в точности, каждое явление бывает сыграно погодой со своими индивидуальными особенностями.

Климат – статистический многолетний режим погоды. Условно выделяется шесть типов климата. Первый – умеренный. Это, в основном, климат территорий от 30 до 50 параллели как Северного, так и Южного полушария. Постепенно он переходит в климат субтропический, наиболее комфортный для проживания человека. Далее идет климат тропический с постоянными высокими температурами и большим числом осадков. Далее имеется полярный климат с низкими температурами, малопригодный для проживания. Существует климат пустынь, мало комфортный, к которому, однако, человек может адаптироваться. Выделяют климат высокогорий с разреженным воздухом и большими колебаниями температуры. При этом все виды климата в своем развитии и основных характеристиках хорошо изучены современной наукой о Земле. А вот о том, как типы климата взаимодействуют с человеческой культурой и мировой политикой, – об этом мы поговорим в последующих главах.

Антинаучная революция конца ХХ века

«…третий грех против Духа Святого – явное противление утвержденной истине»…

Творение иже во святых отца нашего Святителя Димитрия Ростовского. СПб., изд. П. П. Сойкина. 1895

Наука, как мы выяснили, имеет давнюю историю, огромный задел, созидательную мощь и возможности в познании тайн природы. Однако эта мощь, увы, во многие периоды истории оказывается невостребованной. Особенно это заметно в наши дни, в частности в экологии и метеорологии. Почему так происходит?

Всю историю параллельно с наукой шли антинаука, лженаука и злоупотребление научными знаниями в политических и экономических целях. Особенно этот процесс усилился в последнее время, и это усиление отразилось в науке о климате. Об этих не самых отдаленных явлениях недавнего времени надо рассказать подробнее.

Темпы научно-технического прогресса (НТП) стремительно росли в XIX веке, когда человечество овладело паром и электричеством. Ускорение продолжилось в ХХ веке, к середине которого была достигнута предельная скорость социально-технического развития. Наиболее впечатляющее достижение этого периода – выход в космос. По значению в истории Земли этот акт может быть сопоставлен только с выходом жизни на сушу в докембрийскую эру.

В середине ХХ века НТП трансформировался в качественно новое явление – научно-техническую революцию – НТР. Однако во второй половине прошлого века наметился противоположный процесс – снижение интенсивности и эффективности научной работы, замедление внедрения разработок в практику. Особенно заметным спад в науке и технологии стал в 90-х годах прошлого столетия. Среди трибун, с которых дальновидные люди стали бить в набат, непоследней оказалась такая специфическая, как сессия Академии наук Ватикана. Именно на ней 15 октября 1998 года прозвучал термин «антинаучная революция» и были названы ее основные критерии. Этой сессии предшествовало распространение энциклики Иоанна Павла II (John Paul II, 1998).

Понтифик писал: «Сам Бог заложил в сердце человека желание познать истину и, в конечном итоге, сущность Его, чтобы тот, познавая и любя Его, мог достигнуть понимания истины в самом себе». «Человека можно определить как того, кто ищет истину…» «Истина, которую Бог открывает в Иисусе Христе, отнюдь не находится в противоречии с истиной, достигаемой философским путем. 2 порядка познания ведут к истине в ее полноте». «Вера и разум – два крыла, на которых дух возносится к созерцанию истины».

Не будем вдаваться в тонкие нюансы взаимоотношения церкви и науки. Безусловно, между ними есть и точки соприкосновения, и непреодолимые антагонизмы. Принципиально другое – голос в защиту науки от дискредитации и подавления прозвучал с одной из самых высоких трибун мира.

Перечислим с позиций начала XXI века основные признаки такого глобального настораживающего явления, как антинаучная революция.

• Снижение общего темпа НТП.

• Закрытие многих перспективных научных направлений.

• Снижение престижности и оплаты научной работы.

• Упрощение среднего и высшего образования.

• Пропаганда лженаучных представлений и взглядов.

• Игнорирование научного потенциала ряда стран (Россия, Куба, арабский мир) или использование его наукоемкой продукции на кабальных условиях.

В чем причина этих негативных явлений и можно ли им противодействовать?

Эколог, философ и организатор науки В. И. Вернадский (биографии и трудам которого будет посвящена одна из последующих глав) в своих трудах обращал внимание, что НТП движется во много раз медленнее, чем мог бы. Например, он отмечал, что античная цивилизация вплотную подошла к книгопечатанию, создав бумагу, типографскую краску, печати и даже наборный шрифт. Достаточно было сделать один шаг по пути к новой информационной технологии. Если бы он был сделан, вполне возможно, что Рим, владея принципиально новой техникой управления обществом, не рухнул. Однако этот шаг был сделан только спустя 1000 лет. Известно, что Античность знала электричество (кстати, само это слово древнегреческого происхождения). В Вавилоне и в Новоегипетском царстве, при дворе Клеопатры, ювелиры имели в своем распоряжении аккумуляторы и использовали в ювелирном деле гальванопластику. В последнее время появились археологические находки, свидетельствующие о возможности использования электричества еще в 3 тысячелетии до нашей эры! Однако реально эта сила природы была познана и освоена лишь в XIX веке!

Таким образом, между находками отдельных гениев и массовым внедрением в практику порой проходили тысячелетия.

Чтобы понять причины таких промедлений, обратимся к основным программным документам истории человечества, таким как «Бхагават-Гита», Талмуд, Библия, Коран, «Манифест коммунистической партии», «Протоколы сионских мудрецов», «Майн кампф», речи Ленина, Троцкого, Сталина, Мао Цзедуна, «Перестройка и новое мышление» Горбачева и т. д. Попробуем прочесть их непредвзято, не будем искать там ни высшей мудрости, ни сатанинской разрушительной силы. Будем помнить, что это исторические документы – не более и не менее того. И зададимся вопросом: почему именно эти документы (а не другие, подчас более интересные и талантливые) сыграли особую роль в истории человечества?

Практически ни в одном из этих источников мы не находим указаний на необходимость развития науки и технологии.

В некоторых программных документах (например, в трудах классиков марксизма) есть лишь абстрактные призывы трудиться без указания, на каких научных идеях этот труд будет базироваться. В некоторых источниках («Протоколы сионских мудрецов») есть прямые указания на необходимость дискредитации науки и образования.

В результате деятельности реакционных политиков во все исторические эпохи основная часть произведенного наукой не используется. Любой творческий человек может рассказать, как он создал нечто значительное, но не смог довести до завершения и внедрения. Любой ученый покажет труды, которые ему не удалось доложить и напечатать. Инженер покажет чертежи, не воплощенные в металл. Писатель – рукописи неизданных книг и т. д.

НТП, который все-таки непрерывно идет, основан на деятельности творческой части населения, в первую очередь ученых. Но из произведенного ими используется ничтожная часть. История имеет отнюдь не одно возможное направление, как ее ошибочно трактовали Г. В. Плеханов и классики марксизма. Наука формирует множество путей НТП. Из них выбирается лишь несколько, иногда – один.

Выбор осуществляют не ученые, а политики, которые не обладают знаниями и широтой мышления ученых. Поэтому выбор часто оказывается неудачным. Ошибки политиков могут обернуться массовыми трагедиями и очередным замедлением НТП.

Генеральная цель любой власти (см., например, четкие формулировки из «Бхагават-Гиты») – отнюдь не прогресс и, уж конечно, не благо народа.

Вспомним, как Кришна мобилизует своих сторонников на гражданскую войну, направленную на укрепление его единоличной власти на Индостане. «Не поддавайся унизительному малодушью. Вырви из сердца жалость и воспрянь, карающий врагов» («Бхагават-Гита», глава 2, текст 3). «Мудрые не скорбят ни о живых, ни о мертвых (там же – 2, 11). «Не стоит горевать о живых существах» (2, 30) – и так далее.

Генеральная цель власти – самосохранение власти любой ценой. Наука и технология нужны лишь в той степени, в которой они содействуют сохранению и умножению властных привилегий. Обеспечить ускорение НТП относительно несложно. Достаточно передать часть властных полномочий и финансов представителям науки. Однако, просто так власть, привилегии и деньги никто добровольно у себя не отнимает. Сделать это правители могут только под страхом смерти или, что еще ужаснее, – потери власти. Ученый будет оставаться в нищете до тех пор, пока не превратится в инструмент укрепления власти правителя.

Относительно быстрое развитие человечества в XIX – первой половине ХХ века породило новые приоритеты в мировой схватке за власть. Победа оказалась невозможной без опоры на развитый военно-промышленный комплекс. А он, в свою очередь, не мог существовать без фундаментальной и прикладной науки. Сейчас ситуация изменилась. Борьба, в основном, опирается на финансовые и идеологические рычаги. Спрос на науку упал, на фальсификацию научных данных – вырос.

Лженаука – продажная девка власти

Л. Н. Толстой писал: «Сила правительства основана на невежестве народа, правитель знает об этом, и поэтому всегда будет бороться против просвещения» («Дневник», ПСС, М., Госиздат, т. 54). Поэтому у лженауки всегда находятся могущественные спонсоры. Однозначного определения лженауки, вообще говоря, нет. Его пытался выработать пленум РАН и комиссия по борьбе со лженаукой (инициатор создания комиссии – Нобелевский лауреат В. Л. Гинзбург) на заседании 16 марта 1999 года. Единственный объективный критерий, который был введен, – некомпетентность. По определению пленума РАН под критерии лженауки подпадают труды члена Академии Фоменко А. Т. и его активного соратника Носовского Г. В., поскольку они основаны на фальсификации объективно известных фактов не только истории, но и такой разработанной, не политизированной и проверяемой науки, как астрономия. С этим трудно спорить. Хуже, что на этом же пленуме упоминались, правда, без детального анализа, такие направления, как уфология и биолокация.

Эти направления занимаются наблюдающимися объектами и явлениями природы, пусть даже не имеющими адекватного объяснения в рамках единой теории. Самые вопиющие измышления антинауки нашего времени, типа мифа о глобальном экологическом кризисе , остались вне рассмотрения. Зато было поднято знамя войны с маленькими зелеными человечками.

Как известно, практика – критерий истины. Однако не каждое научное направление дорастает до возможности быть проверенным на практике. Многие гипотезы, теории и целые науки в силу недостатка финансирования и отсутствия интереса со стороны власть имущих не доросли до возможности быть проверенными на практике. Отсюда – возможность манипулирования общественным сознанием в политических, экономических целях и просто для сведения личных счетов. Известно, что лженауками объявляли генетику, кибернетику. Известно также, что из этих неприглядных фактов отечественной истории отнюдь не следует, что лженауки не существует.

Одна из основ буддистской философии, зороастризма и диалектического материализма – принцип инь – ян, или (что почти одно и то же) закон единства и борьбы противоположностей. На этой основе автором в предыдущих книгах было предложено приложение этой философской парадигмы к социально-биологическому развитию – «Условие прогрессивного развития системы – распад на две подсистемы с общим планом строения и альтернативным способом адаптации к окружающей среде».

История прошлого века определялась противостоянием двух систем – капиталистической и социалистической. Имея общие корни, они избрали противоположные способы адаптации к реалиям мировой экономики. Противостояние заставило каждую систему максимально активизировать все заложенные в них потенции к развитию и значительно увеличить финансирование научных работ. Ученые распоряжались деньгами лучше политиков, думали при этом не только о личном обогащении, но и о человечестве в целом. В результате мир стал значительно богаче.

В 90-е годы коммунистическая империя рухнула. Причины – грубейшие политические ошибки и просчеты коммунистических властей. Одна из них – нежелание считаться с учеными. Важнейшая основа прогресса – информационная технология. Рим от падения могло бы спасти книгопечатание. Коммунизм от краха мог бы спасти Интернет.

В 50-е годы СССР был мировым лидером в области информатики. Она была необходима для обеспечения деятельности ВПК и создания космической техники. Советские ЭВМ того периода – например БЭСМ-6 – много лет оставались лучшими в мире. В 60-е годы под руководством академика В. М. Глушкова был разработан прообраз современного Интернета – по тогдашней терминологии Единая Система (ЕС). Она начала внедряться в масштабах СЭВа. Однако ущербность коммунистической власти вылилась в локальную антинаучную революцию. Социализм не мог существовать в условиях гласности и свободы доступа широких слоев населения к информации (а вдруг программист из Чехословакии перекачает советскому программисту «Архипелаг ГУЛАГ»). Развитие соответствующих технологий в СССР было искусственно заторможено. Приоритеты в области компьютерной техники и систем связи были утеряны. Это, на мой взгляд, – одна из многих причин краха коммунистического режима в 90-е годы.

Отсутствие серьезного врага ослабило капиталистический мир, стимулировало активизацию старых противоречий. Попытка консолидировать мир капитала с помощью выдуманных врагов – исламского фундаментализма, мирового терроризма, виртуального Бен Ладена (которого, возможно, не существует в природе) серьезного успеха не имели. Отпала нужда в субсидировании технического противостояния. Замедление НТП, наметившееся в 70-х годах, пошло в ускоренном темпе. Свернулись космические программы, создание сверхзвуковой и гиперзвуковой авиации и многие другие выполнимые начинания середины ХХ века. Известно, что С. П. Королев всерьез мечтал не только о Луне, но и о полете на Марс. При сохранении темпов НТП на уровне 60-х годов это было реально еще в 80-е годы прошлого века.

В конце тысячелетия противоречия и борьба между странами стали решаться не бомбами и ракетами, а финансовыми рычагами. В 60-е годы ХХ века в мире был популярен веселый французский фильм псевдоужасов «Фантомас». По сюжету суперпреступник Фантомас, мечтавший о мировом господстве, охотился за ведущими учеными, желая заставить их работать на себя. При этом Фантомас брал на себя финансирование их работ.

К концу ХХ века ситуация кардинально изменилась. Каждый мало-мальски значимый ученый был вынужден сам искать своего Фантомаса. А Фантомасов на всех не напасешься. Те, кто не нашел, оказались перед не самым приятным выбором – или вообще уходить из науки, или распространять заведомо ложные измышления, нужные для перераспределения финансовых потоков. Нашлись такие, кого устроила вторая альтернатива. Так стали возникать наукообразные мифы. Некоторые из них были интегрированы в мировую финансовую политику конца ХХ – начала ХХI века.

Один из них – глобальный экологический кризис, включающий подмифы об озоновых дырах, парниковом эффекте, деградации биосферы и т. д. О них – разговор в следующих главах.

Российская наука в условиях антинаучной революции

Достижения отечественной науки общеизвестны. Наиболее впечатляющие – выход в космос и начало новой эры развития ноосферы, создание водородной бомбы. Есть и менее известные, но тоже значимые достижения. Это – создание современной экологии (Г. Гаузе), популяционной генетики (С. С. Четвериков. Н. В. Тимофеев-Ресовский), теории циклических изменений климата (К. Я. Кондратьев). Наибольших успехов отечественная наука добилась в 60-х годах. Потом начался застой. До 70-х годов шло неоправданное раздувание штатов, сменившееся еще менее оправданными сокращениями. К концу периода застоя в СССР работало 25 % мировых научных работников (доклад президента АН СССР А. Александрова 27-му съезду КПСС). Александров утверждал, что они производят 33 % мировой научной продукции. Источник этой цифры неизвестен. По данным, полученным автором на основе анализа Science Citation Index (США) и изданий ВИНИТИ АН СССР за 80-е годы, общий объем научной продукции, измеряемый числом статей в реферируемых журналах, в СССР в конце застоя составлял 10 % мирового, что соответствовало 2-му месту в мире. Для сравнения – США – 48 %, Германия – 7 %. На фоне этого общего распределения есть и другие цифры. В области чистой теории, на которую не так влияют финансы и наличие оборудования, удельный вклад СССР в мировую науку был больше. Допустим, в области теоретической биологии вклад США – 33 %, СССР – 26 %, Англия – 5 %, Япония – 5 %, Италия – 4 %. Сравнение сделано на основе издания РЖ Биология ВИНИТИ и Biological Abstract. В области чистой теории российская научная школа всегда была сильна. В то же время в мире имеет место тенденция игнорировать российские школы, использовать их достижения и нежелание их оплачивать и отмечать наградами.

Если изучить распределение Нобелевских премий за ХХ век, то получится следующая картина. Российская научная школа получила 5 % премий в области физики (США – 32 %), 1 % в области химии (США – 26 %), 1 % в области биологии (США – 41 %). После развала СССР в 1991 году в Россию попало только две Нобелевских премии в области науки. Научное производство за это время сократилось в 3–5 раз, однако отнюдь не до нуля. С помощью фонда Сороса и других подобных организаций начался массовый вывоз научной продукции за рубеж. Сначала – за символическую плату, потом вообще без платы. Однако даже халявная «прихватизация» российской интеллектуальной собственности вскоре потеряла смысл для развитых капиталистических стран. Эксперты фонда Сороса и ЦРУ буквально захлебнулись под потоком научных идей и разработок, вывезенных из России. Антинаучная революция сделала дальнейший прогресс мало нужным. Задача ближайших лет – разобраться в том научном багаже, который был собран в течение ХХ века, и выяснить, что из багажа может быть использовано в текущем веке, а что нет.

Антинаучная революция затронула разные страны в разной степени. Наука – авангард и компас прогресса. Объем субсидий, выделяемых на науку, определяет скорость движения общества вперед. Простейший метод индикации скорости прогресса – соотношение средней зарплаты по стране и в науке. В Китае, арабских странах зарплата в науке в 4 раза превышает среднее жалованье по стране. Темпы роста этих государств, их роль на международной арене стремительно увеличиваются. В Западной Европе зарплата в науке примерно такая же, как и в других отраслях народного хозяйства. В этих странах нет ни прогресса, ни упадка. В России оплата труда в науке меньше, чем в других областях деятельности. В результате в стране продолжается регресс. Антинаучная революция больнее всего бьет по России. Ссылки на нехватку денег в данном случае неправомочны. Наука, особенно фундаментальная, больших расходов не требует. Во время выступления в Санкт-Петербурге на конференции по антропоэкологии известный космонавт Г. М. Гречко оспорил распространенное мнение о дороговизне такой области фундаментальной науки, как космические исследования. Он сообщил, что расходы на космическую программу составляют лишь 4 % от расходов на оборону. Космические запуски не разоряют, а обогащают страну.

Преодоление антинаучной революции и ее последствий – задача, которую придется решать в XXI веке.

Почему в России мало нобелевских лауреатов?

Как известно, разговоры о глобальном потеплении начались давно. Очередной толчок произошел в 2007 году после присуждения Нобелевской премии бывшему вице-президенту США А. Гору и коллективу экспертов-консультантов за пропаганду этой идеи и «за привлечение внимания мировой общественности к проблеме глобального потепления».

По метеорологии этих премий не дают, поэтому каким-то загадочным образом она была получена по категории «мир». Особо была выделена Нобелевским комитетом книга Гора «Неудобная правда» и снятый по этой книге фильм. Правильнее их было бы назвать – «Удобная (для определенных кругов) ложь».

Чтобы разобраться в смысле этих акций, нужно выяснить, что же такое Нобелевская премия, каковы взаимоотношения комитета с властью и с российскими научными школами?

В 1851 году в Лондоне открылась всемирная выставка. Специально для нее было построено уникальное здание из стекла, названное «хрустальный дворец». В дальнейшем оно стало вместилищем постоянной экспозиции, представляющей великие достижения человеческой мысли. Посетивший ее русский писатель Иван Тургенев был несколько удивлен подбором экспонатов. Он не нашел ничего, связанного с Россией, как будто эта страна находилась вне мировой науки и техники. На стендах была представлена даже Полинезия, облагодетельствовавшая мир катамараном. Писатель нашел самовар и валенки, которые, как выяснилось, к России не имели отношения.

Причины игнорирования русской мысли имели глубокие корни. Это, в частности, историческое противостояние двух величайших империй – Британской и Российской. Такая политика не имела ничего общего с отношениями простых людей и процессом взаимопроникновения культур. Как русский не мог представить себе мировую литературу без Диккенса, Конан Дойля, Джерома К. Джерома, так и англичане не мыслили литературу без Тургенева, Толстого, Достоевского. И сейчас, полтора века спустя, дает себя знать та же политика с ее худшими традициями.

По-видимому, дело здесь не только в историческом столкновении двух империй на всех фронтах, в том числе научно-техническом. Россия и Запад – не одно и то же. Различия проявляются везде, в том числе в оценках научно-технических достижений. Чтобы продолжить эту тему, перенесемся из Лондона в другой центр западной мысли и культуры – в Стокгольм.

В начале 90-х годов XIX века Альфред Нобель, заработавший баснословные суммы на изобретении динамита, учредил премию своего имени. Премию стали вручать уже после смерти учредителя, начиная с 1901 года. Она предусматривала следующие номинации: борьба за мир, литература, физика, химия, физиология и медицина. Уже тогда было ясно, что список отнюдь не исчерпывает поля активности творческих людей. Нобель предполагал давать премию и по математике, но из-за личной неприязни к возможному претенденту (не поделили женщину) вычеркнул целую науку из списка поощрения. Несмотря на недоработанность статуса премии, она стала самой престижной наградой. Как это принято, престиж превратился в инструмент большой политики.

Премии мира не могли быть вне политики по определению. Поэтому рассуждать о выдающихся личных качествах лауреатов не рискну. Иногда она, действительно, играла положительную роль в истории, стимулируя прекращение кровопролития. Известно, что Нобелевский комитет рассматривал кандидатуру В. И. Ульянова-Ленина на предмет вручения премии, если он будет содействовать установлению мира в Европе, потрясаемой боями Первой мировой войны. Как известно, приход Ленина к власти содействовал отнюдь не умиротворению, а началу красного террора и Гражданской войны. Соответственно, кандидатура была снята с повестки дня. Можно удивляться тому, что премия мира подчас вручается участникам и миротворцам незначительных локальных конфликтов. Вместе с тем самая глобальная миротворческая акция ХХ века – прекращение Второй мировой войны – не была отмечена комитетом. А ведь наверняка премию заслужили командующие Г. Жуков и Д. Эйзенхауэр.

Не будем углубляться в политику более позднего времени, помня завет поэта А. Толстого:

Ходить бывает склизко по камешкам иным,

Итак, о том, что близко, мы лучше умолчим.

Литературные премии политизированы ненамного меньше, чем премии мира. По моему мнению, можно назвать лишь несколько литераторов, не вызывающих сомнений. Это – И. Бунин, А. Солженицын, Г. Сенкевич, Р. Киплинг. Среди прочих лауреатов далеко не все были писателями столь высокого ранга. Доминировали почему-то не самые значительные авторы из Скандинавских стран, в то же время авторы, потрясшие мир своими произведениями, начиная с первого писателя нашего времени – Л. Толстого, оказались обойденными.

В качестве полуанекдота можно привести такой факт, просочившийся в средства массовой информации. В 90-е годы прошлого века влиятельные организации неоднократно обращались в Нобелевский комитет с предложением дать премию литератору из Прибалтики. Чтобы показать, как расцвела культура новоявленных государств после отделения от России. Но даже самые тщательные поиски не выявили в этих странах писателя мирового уровня.

Перейдем к премиям за науку. По химии наши соотечественники их практически не получали. Обошли даже самого великого химика XIX–XX веков – Д. И. Менделеева. Единственным награжденным стал наш физик Н. Н. Семенов (1956) за создание теории взрыва, заказанной военно-промышленным комплексом. В физике ситуация более объективна, но и здесь число русских лауреатов мало. До Второй мировой войны доминировали немцы. После – американцы. Известно, что первый радиоприемник создал русский ученый А. Попов. Нобелевскую за это изобретение, изменившее мир, получил итальянец Г. Маркони, отстававший от русского коллеги.

Почти все русские лауреаты-физики были так или иначе связаны с созданием оружия массового уничтожения. Это можно понять. Здесь работали лучшие умы, людей ценили за подлинные таланты и заслуги. Истинным ученым предоставлялась возможность самореализоваться. В конечном же итоге они получали награды не за бомбы, а за теоретические разработки.

Величайшим событием мировой истории был выход человечества в космос. Пишут, что Нобелевский комитет хотел дать награду создателю и лидеру космонавтики – С. П. Королеву, но не смог добраться до этого гения из-за его засекреченности

Премию за теорию иммунитета 1908 года получил И. Мечников. Последние годы жизни ученый работал во Франции, в институте Пастера, где и привлек внимание мировой научной общественности.

Величайшим ученым XIX–XX веков был И. П. Павлов. Его не обделили высшими наградами. В 1904 году он получил Нобелевскую премию за работы по физиологии пищеварения. Деятельный ученый не стал почивать на лаврах. Он возглавил еще одно направление – физиологию инстинктивной и высшей нервной деятельности. За более чем столетнюю историю этих премий лишь четверо получали премию дважды – М. Склодовская-Кюри, Л. Полинг, Д. Бардин и Ф. Сенгер. В области физиологии и медицины таковых нет. В этой области нет и лауреатов, повторно номинируемых на получение Нобелевской.

В некотором роде исключением стал И. Павлов. На второе получение, уже за изучение высшей нервной деятельности, его выдвигали дважды – в 1925 и в 1930 годах. Кандидатуру русского ученого поддерживали ведущие биологи мира, включая нобелевских лауреатов. Причина, побудившая Нобелевский комитет не присуждать Павлову вторично премию, заключалась, по-видимому, в отсутствии прецедентов в первой половине века по присуждению премии повторно в одной и той же области науки. Это случилось впервые в 1972 году. Добавлю также, что и сам Павлов, как Нобелевский лауреат, выступал в качестве номинатора. Когда комитет поинтересовался его мнением, кому следует присудить следующую премию, он выдвинул Л. Орбели за «работы по трофической и адаптивной роли симпатической нервной системы в деятельности различных органов, таких как нервно-мышечный аппарат, рецептивные органы и различные отделы центральной нервной системы». В этом же году он номинировал патофизиолога А. Сперанского за «работы по трофическим функциям нервной системы и ее роли при заболеваниях». Несмотря на огромный авторитет Ивана Петровича Павлова, ни один из номинантов премии не получил.

Показательна судьба еще одного гения русской науки – Александра Леонидовича Чижевского (более подробный разговор о его заслугах впереди). В 1920-х годах он создал гелиобиологию – науку о влиянии Солнца на биосферу и сферу социальной деятельности – ноосферу. Работы ученого во многом определили развитие медицины, биофизики, экологии, истории. Научную деятельность он сочетал с решением прикладных задач, разработав ионизатор воздуха. В 1940 году Американская национальная академия наук заслуженно выдвинула ученого на Нобелевскую. Одновременно в газете «Правда» появилась публикация о Чижевском с характерным названием «Враг под маской биолога». Авторитет ученого был таков, что со статьей лично ознакомился Сталин и вынес неопределенный вердикт – «надо еще посмотреть, враг ли он». В результате этой не очень четкой поддержки Чижевского на какое-то время оставили в покое, однако через два года все же репрессировали. Он выпал из поля зрения мировой науки. Особенно его и не искали, и ни одна организация, включая Нобелевский комитет, не выступила в защиту ученого.

Лидерами науки ХХ века были ядерная физика и генетика. Неудивительно, что между ними появились точки взаимопроникновения. Одной из них стало учение о факторах среды, вызывающих наследственные изменения – мутации. Способность рентгеновских лучей вызывать мутации была открыта в 1925 году русскими биологами Г. Надсоном и Г. Филиповым. Два года спустя это же явление переоткрыл американец Г. Меллер. В это время он работал в России, где, как ему казалось, условия для научных исследований были лучше, чем в Америке. Работал он в составе русского коллектива, используя накопленный нашими коллегами опыт. Главное, что ему удалось сделать, – не только подтвердить факт генетического влияния радиации, уже открытый, но и создать точные количественные методы регистрации этого эффекта. Когда в России начались массовые репрессии, Меллер счел за благо вернуться обратно в Америку, увезя материалы работ, выполненных совместно с нашими соотечественниками.

Тем временем работы в России по изучению мутационного процесса продолжались и расширялись. В 30-е годы биологи В. Сахаров и М. Лобашев открыли еще одно важное явление – способность химических веществ вызывать мутации. После Великой Отечественной войны Лобашев создал теорию, описывающую закономерности мутационного процесса. Она определила работу нескольких научных коллективов Ленинграда. Вскоре последовала сессия ВАСХНИЛ 1948 года. Лобашев был уволен из университета. Ему категорически запретили заниматься генетикой. В дальнейшем после улучшения ситуации в отечественной науке он вернулся к исследованиям мутационного процесса. Однако завоевать мировое признание ему не удалось. Меллер же в 1946 году получил Нобелевскую премию за работы, выполненные в России, в составе коллектива русских ученых.

Революцией в биологии и науке вообще стало открытие в 50–60-х годах структуры молекулы ДНК и расшифровка генетического кода, то есть закона записи наследственной информации. Эти события отмечены пакетом Нобелевских. Среди лауреатов – С. Очоа и А. Корнберг (1959), Ф. Крик, Дж. Уотсон, М. Уилкинсон (1962), Х. Корана и М. Ниренберг (1968). В 1965 году премию за изучение генов получил француз русского происхождения А. Львов. На последней стадии расшифровки генетического кода советские ученые сделали, действительно, немного. Сказывались последствия сессии ВАСХНИЛ 1948 года, недостаток оборудования и субсидий. Зато на ранней стадии вклад русских был огромен. Первым возможность существования генетического кода предсказал Н. Кольцов. В 1927 году на Третьем всесоюзном съезде анатомов, гистологов и эмбриологов он сформулировал принцип матричной передачи наследственной информации, на несколько десятилетий обогнав биологическую науку своего времени. Впоследствии Кольцов был репрессирован. В 50-е годы теоретически структуру и основные особенности генетического кода предсказал физик Г. Гамов (начинал работу в СССР, затем переехал в США). Следуя по дорожке, намеченной русскими, ученые из Англии и США довели расшифровку генетического кода до конца.

Исследования русскими строения и работы гена методически были слабее, чем западные работы. Однако русские смотрели на проблему намного шире. Параллельно с изучением механизма химического кодирования информации (признанного мировой наукой основным) с 30-х годов в СССР велись работы по изучению возможной физической, электромагнитной составляющей кода. Лидером русских исследований стал А. Гурвич, зачинатель так называемой волновой генетики. Его работы были замечены и рассмотрены Нобелевским комитетом. Но премии советскому ученому не дали. Период после Второй мировой войны ознаменовался ошеломляющими успехами молекулярной и биохимической генетики. Генетика волновая отошла на второй план. О ней как о перспективном направлении напоминал в своих работах лишь известный русский биолог и философ А. Любищев. За пределами России этого экстравагантного ученого, возмутителя спокойствия в науке, практически не знали. В конце века эстафету изучения волновой генетики перехватил московский ученый доктор биологических наук П. Гаряев. Разработанные им основы теории электромагнитного кодирования наследственной информации открывали возможности управлять генами и лечить наследственные заболевания. Канадский бизнесмен и меценат Берштейн вложил большую сумму в создание лаборатории и пригласил Гаряева возглавить в ней работы по разработке метода лечения диабета. Работа шла успешно в течение нескольких лет, затем внезапно была остановлена. Крепкие ребята разгромили лабораторию, а сам Петр Гаряев был насильственно депортирован обратно в Россию. Можно предположить, что акцию по прекращению этой деятельности субсидировали концерны, производящие инсулин и получающие на этом огромные прибыли. Понятно, что малейшую угрозу своему бизнесу они постарались пресечь на корню.

Еще один интересный поворот в деле изучения генетического кода был намечен в 60-е годы в киевском институте микробиологии. Коллектив ученых под руководством С. Гершензона с участием Н. Тарновского, П. Ситько обнаружил важнейший внутриклеточный фермент – ревертазу. Это открытие показало, что принципы кодирования генетической информации более разнообразны, чем представлялось ранее. Базовая информация о строении организма может храниться не только в знаменитой молекуле ДНК, но и в другой молекуле – так называемой РНК. Для специалистов это означало революцию в молекулярной генетике. Результаты работ были представлены на совещании республиканского уровня. Но опубликовать их в изданиях, доступных мировой научной общественности, не удалось. Спустя примерно 10 лет открытие было повторено в лучше оснащенных американских лабораториях. Переоткрыватели – Дэвид Балтимор и Говард Темин в 1975 году получили Нобелевскую премию. В дальнейшем Балтимор, узнав о работах украинских ученых, официально признал их первенство. Но премию, понятно, никто не перераспределял.

Важнейшим открытием 2-й половины ХХ века стала генетическая нестабильность. Оказалось, что некоторые гены не привязаны к определенному месту, могут перемещаться из одной хромосомы в другую, даже из организма в организм, минуя репродуктивные барьеры. Впервые возможность такого явления была показана американской исследовательницей Б. Мак Клинтох в 1953 году на кукурузе. В 1966 году молодой чешский энтомолог Карел Слама, работавший в тесном контакте как с советскими, так и канадскими учеными, показал наличие идентичных веществ в организмах насекомых и деревьев. Слама понял, что здесь возможен прямой обмен генетической информацией. Массовый бум вокруг проблемы начался в 70-х годах, когда выяснилось что за этими фактами стоит глобальный механизм обмена генами между всеми организмами на Земле. Эти данные хорошо увязывались с гелиобиологией А. Чижевского, о которой речь будет идти в следующей главе. Лидерами изучения этого процесса стали Д. Грин из Америки, Н. Плюс из Франции и наши ученые – ленинградка Р. Берг и новосибирец М. Голубовский. Нобелевский комитет стал прорабатывать возможность присуждения премии за работы в этом направлении. В каком-то из первичных списков мелькнула фамилия Голубовского. Почему-то именно в этот момент партийные органы перестали выпускать его за границу.

Нобелевская премия 1983 года была присуждена Барбаре Мак Клинтох, разменявшей девятый десяток и отошедшей от активной работы. Трудно сказать, насколько именно она заслужила этой награды.

Известны случаи, когда премии давали за не доведенные до конца работы. В 1967 году английский ученый Д. Гриффит открыл новую форму жизни – организмы без генов и нуклеиновых кислот, которые, однако, каким-то чудом размножались. Механизм их самовоспроизведения не выяснен до сих пор. Оказалось, что некоторые болезни животных и человека связаны именно с этими формами жизни, получившими название прионов. Среди этих болезней оказалась и такая, как коровье бешенство. Ею занялся американский ученый Стэнли Прузинер, и вскоре, в 1997 году удостоился Нобелевской. За что дана награда – не совсем понятно. Механизм передачи заболевания не вскрыт. Степень опасности для человека не оценена. В плане понимания механизма самовоспроизведения прионов наука осталась на уровне гипотез, предложенных Гриффитом в 1967 году. Присуждение премии за недоделанные работы объяснялось просто. В условиях перенасыщенности продовольственного рынка пищевыми продуктами, включая говядину, производители в борьбе с конкурентами не гнушаются ничем. Единичные случаи коровьего бешенства в Великобритании послужили прекрасным поводом вытеснить английских фермеров с рынка. Дополнительная шумиха вокруг зараженного мяса в первую очередь оказалась на руку американским производителям и экономике США в целом. Становится ясным, что определенным силам была выгодна эта премия. Нобелевский же комитет состоит из обычных людей, подверженных давлению и падких на вознаграждения.

Вернемся к вопросу, с которого начали, – почему в России мало нобелевских лауреатов. Понятно, что премию присуждают не боги и не ангелы. Любая значимая награда в той или иной степени – инструмент политики. Причины, почему в России мало нобелевских лауреатов, и русские специалисты уступают подчас менее заслуженным иностранцам, есть и внутренние, и внешние. Внешние – противостояние ведущих держав, страх перед Россией, нежелание поддерживать ее лучших представителей и передовые достижения. Внутренние причины – недальновидная политика самоизоляции, проводимая на протяжении многих лет коммунистическими властями. Она не преодолена и поныне. Раньше многие советские специалисты не могли выехать за рубеж и опубликоваться в иностранных журналах по политическим соображениям. Сейчас для большинства возможность посетить международный конгресс, иностранный научный центр ограничивается отсутствием средств на командировки в университетах и институтах. Там, где средства есть, в условиях тотальной коррупции они часто расходуются не по назначению. Истинный уровень квалификации и заслуг наших ученых в большинстве случаев не уступает мировым стандартам, а иногда и превосходит их. Но, увы, не всегда голос наших ученых доходит до власти и мировой общественности.

Глава 2. Гелиобиология А. Л. Чижевского

Трудная судьба гения

Александру Леонидовичу Чижевскому (1897–1964), как мы уже говорили, хотели дать Нобелевскую премию, но не дали. А стоило бы. Может, тогда лженаучные представления из области климатологии так активно не внедрялись бы в общественное сознание.

Наука, созданная А. Чижевским, называется гелиобиология (от греч. Гелиос – Солнце). Суть учения такова. Солнце регулирует динамику эволюции Земли и её оболочек. К таковым относятся:

• неживые (костные) – литосфера (твердая оболочка), гидросфера (жидкая) и атмосфера (газообразная);

• живая – биосфера;

• социальная – ноосфера (хотя этот термин в начале научной биографии Чижевского только входил в науку).

Солнце влияет в первую очередь на атмосферу, меняя ее температуру и состав заряженных ионов.

Во вторую очередь Солнце влияет на гидросферу, регулируя соотношение воды в твердой фазе (лед), жидкой и газообразной (пар).

В третью очередь Солнце влияет на твердую оболочку.

Солнце оказывает влияние на оболочки посредством электромагнитного поля и еще так называемого Z-поля, сущность которого еще предстоит выяснить. Температура атмосферы и концентрация заряженных ионов оказывают решающее влияние на биосферу – сферу жизни и ноосферу – сферу социальной деятельности. Солнечная активность меняется с определенной периодичностью. Существуют следующие ритмы – 4,3 года; 6,5, 11,1; 16,1; 22; 33; 44, 55; 83; 88; 110, 169; 178; 210; 400; 600; 1850; 2400; 35 000; 100 000 и даже период, исследованный последователями Чижевского в 250 миллионов лет.

Наиболее значимый и изученный из всех период в 11,1 года. При усилении солнечной активности на Земле повышается температура, усиливается испарение океанов. С некоторым запозданием увеличивается количество осадков. На солнечную активность откликается биосфера. Активизируется мутационный процесс, миграционная активность, повышается рождаемость и смертность большинства организмов. Большинство массовых эпидемий приходится на годы повышенной солнечной активности. Происходит возбуждение центральной нервной системы высших животных и людей. Основные исторические события также приходятся на годы повышенной активности светила.

Учение Чижевского – одно из величайших научных обобщений 1-й половины ХХ века. Безусловно и то, что, подобно другим парадигмам, оно является не догмой, а развивающейся системой взглядов. Оно развивает сильные стороны, корректирует или отбрасывает слабые или ошибочные положения. Как известно, новое в науке не отвергает старое, а ограничивает область его применения. Так происходит и с учением Чижевского, которое не будет отвергнуто никогда. Известно и то, что новые идеи и обобщения возникают на стыке существующих направлений. Именно на стыке гелиобиологии с другими естественными и гуманитарными науками возникают новые направления, гипотезы, теории, парадигмы.

Александр Леонидович Чижевский прожил трудную жизнь, в которой были взлеты и падения. Но всегда во все годы он с необычайной стойкостью боролся за научную истину. Он был возмутителем спокойствия, пионером науки, которым судьба всегда готовит трудную жизнь. Чижевского поддерживали такие деятели науки и культуры, как А. В. Луначарский, нарком здравоохранения, профессор Н. А. Семашко, академики Д. К. Заболотный, Г. Д. Данишевский, П. П. Лазарев, А. В. Леонтович.

Особенно следует вспомнить академика В. И. Вернадского, который поддерживал Чижевского в самые тяжелые годы его жизни, когда около него остались только верные друзья. Но, с другой стороны, многие представители официальной науки считали Чижевского шарлатаном и лжеученым.

Обычно выдающиеся ученые с детских лет или, по крайней мере, уже в юношеские годы выбирают направление своей будущей научной специализации. Не таким был Александр Чижевский. Проживая во Франции, он блестяще учился в Парижской школе изящных искусств у известного французского художника Нодье. Авторские картины будущего ученого демонстрировались на выставках и пользовались большим успехом. Юный Александр активно занимался музыкой, играл на скрипке и рояле. Был хорошим поэтом-лириком. В 1915 году вышла из печати первая книжка его стихов, высоко оцененная А. Толстым.

В 1913 году его отец, артиллерийский офицер, был переведен из поселка Цехоновец в Гродненской губернии (ныне – Польша), где родился наш герой, в Калугу командиром артиллерийского дивизиона. Не окончив гимназию, в 1914 году Александр Чижевский экстерном сдал экзамены за полный курс реального училища и поступил вольнослушателем в Московский археологический институт. Одновременно с этим он слушал лекции в Московском коммерческом институте и на физико-математическом отделении Московского университета (с 1915 по 1919 год). И, наконец, занимался на медицинском факультете МГУ с 1919 по 1923 год.

В 1917 году Чижевский окончил Археологический институт и получил степень ученого-археолога, что соответствует современному званию кандидата наук, за диссертацию на тему «Русская лирика XVIII в.».

В августе 1916 года он добровольцем ушел на фронт, откуда вскоре, раненый и контуженый, вернулся георгиевским кавалером. Через год ученый-археолог А. Чижевский защитил докторскую диссертацию на тему «О периодичности всемирно-исторического процесса». Успешная защита принесла ему звание доктора всеобщей истории. И очередной парадокс в биографии А. Чижевского – доктор наук еще четыре года пребывает студентом медицинского факультета МГУ.

Только в 1922 году конфликт физика и лирика в душе Чижевского завершается победой физика. Он занял должность профессора Московского археологического института и научного консультанта Института биофизики Наркомздрава РСФСР.

Большую роль в формировании научного становления Чижевского сыграла его дружба с К. Э. Циолковским во время проживания в Калуге. Она продолжалась с 1913 года более 20 лет, до смерти К. Э. Циолковского (1935).

Константин Эдуардович Циолковской был чиновником в школе и руководителем школьного кружка астрономии. Однако при этом он был «возмутителем спокойствия», катализатором мысли тех людей, с которыми общался. Поняв космическую роль человечества, возможность выхода человека в космос, он сумел донести свои идеи до других.

Так он стимулировал молодого Чижевского к созданию новой науки, соединяющей земные и космические материи. Добавим, что мысли Циолковского повлияли на становление еще одного гения – создателя космонавтики С. П. Королева.

А. Л. Чижевский сделал большие открытия в трех областях знания: в гелиобиологии, аэроионофикации и теории кровообращения. Он впервые ввел в научный обиход термин «космическая биология». В своей судьбе он соединил фундаментальные исследования и решение прикладных задач. Основной прикладной деятельностью Чижевского было изучение роли заряженных ионов в жизни человека. Он сконструировал приборы-ионизаторы, улучшающие состояние людей. Эта идея привлекла большой интерес и получила серьезную поддержку. Даже начала формироваться концепция «ионизации всей страны» – массового внедрения приборов Чижевского в производство и быт. Предполагалось, что первым зданием, где микроклимат будет в полной мере определяться идеями Чижевского, станет Дворец Советов – небоскреб, который планировался на месте снесенного храма Христа Спасителя. Здание, как известно, построено не было, да и идея ионизации всей страны постепенно стала глохнуть. Но не до конца. Во всяком случае, в наши дни ионизаторы и люстры Чижевского прочно вошли в быт. Но главным в жизни Чижевского была теоретическая экология и гелиобиология.

В 1965 году через год после смерти Чижевского, журнал ЦК КПСС «Партийная жизнь» (1965, № 6) опубликовал заключение специальной комиссии, рассматривавшей научное наследие А. Л. Чижевского. В заключении члены комиссии, в которую входили видные ученые, академики, отметили: «А. Л. Чижевский являлся своеобразным ученым, одним из основоположников ряда научных, ныне широко известных и признанных во всем мире направлений, с непрерывным перерастанием их в русло практического исследования».

Возникает вопрос, почему члены высокой комиссии умолчали о том, что их фигурант много занимался социологическими проблемами и, в том числе, факторами, обусловившими исторический процесс? По-видимому, члены комиссии 1965 года не случайно умолчали о том, что Чижевский долгое время находился в местах «весьма отдаленных» как враг народа. Еще через 13 лет в официальном издании (Б.С.Э., т. 29, с. 188) была опубликована хвалебная статья Л. В. Голованова, посвященная памяти А. Л. Чижевского, в которой автор ни словом не упомянул о тяжелейших испытаниях, которые выпали на долю Чижевского. Но для широкой общественности подробности этого эпизода биографии Чижевского и состав обвинений, которые были ему предъявлены, остались неизвестны. Некоторые современники усматривают причину обвинения в следующем. Чижевского обвиняли в том, что он публично и письменно заявлял, что «Великая Октябрьская революция была результатом \'\'помрачнения\'\' мозгов миллионов людей, вызванного вспышкой на Солнце». Но возможно, четкого обвинения не было. Сталинский террор вообще был направлен против всех хоть чем-то выдающихся личностей. А непосредственно донос, судя по всему, написала его первая жена, которая хотела освободить комнату для подрастающего сына от другого брака. Но дело, разумеется, не в семейных неурядицах, а в общей обстановке того времени.

Учение Чижевского в наши дни

Только теперь, в новых исторических условиях, появилась возможность объективно оценить взгляды Чижевского на роль солнечной активности в исторических процессах.

В отношении биологической части учения, рассматривающей взаимоотношение Солнца с биосферой, в основном все правильно.

Массовые миграции животных, вспышки эпидемий, как правило, приходятся на годы и месяцы повышенной солнечной активности.

При максимуме солнечной активности возрастает число извергаемых светилом протонов. За этим следуют магнитные бури, полярные сияния. Протон, как известно, имеет положительный заряд. Как показали работы физиологов, положительные заряды активизируют нервы человека и животных. Людская раздражительность и нетерпимость растет. Это создает предпосылки для социальных катаклизмов. В годы после выхода работ Чижевского такая зависимость сохранялась. На пики солнечной активности пришлись бурные события в Венгрии 1956 года, Пражская весна 1968 года, революция в Иране и начало войны в Афганистане 1979 года, перестройка, которая началась за здравие, а кончилась за упокой…

И все же в отношении взаимодействия Солнца со сферой разума – ноосферой и с мировой историей все не так однозначно. Только недавно была переиздана основная работа Чижевского по этому вопросу – «Физические факторы исторического процесса», впервые вышедшая в Калуге в 1924 году. Внимательное изучение этой книги привело к выводу, что Чижевский, действительно, обусловливал исторические процессы влиянием вспышек (пятен) на Солнце. Чтобы не быть голословными, приведем цитаты из книги:

...

«Из вышесказанного легко было сделать заключение о том, как поразительно гибко исторические события, совершаемые массами, следуют за повелительными приказами нашего светила» (с. 63).

...

«Теперь в наших руках имеется простая, но действенная схема: бушует природа Солнца и Земли – волнуются и люди; успокоилась природа Солнца и Земли – успокоились и люди» (с. 65).

...

«На стр. 59 графически изображено полное совпадение вспышек революционной деятельности масс в России в период 1905–1906 гг. с эпизодическими скачками активности Солнца».

...

«Мы можем привести также два разительных, многими замеченных примера, подтверждающих вышесказанное самым наглядным образом. Вспомним, что февральскому и октябрьскому переворотам в России… предшествовали необычайные мощные подъемы пятнообразовательного процесса» (с. 59). И т. д.

Собрав огромный фактический материал, Чижевский пытался доказать влияние мощного космического фактора – периодической пятнообразовательной деятельности Солнца, на поведение организованных масс и на течение всемирно-исторического процесса, начиная с V века до нашей эры и вплоть до 1924 года.

В его книге приведены многочисленные таблицы совмещения по времени пятен на Солнце со вспышками социальной активности на Земле.

Просматривая эти таблицы, невольно задаешься вопросом – откуда Чижевский взял столь точные и подробные сведения о пятнообразовании на Солнце за две тысячи четыреста двадцать четыре года?

Ни в одной стране такие наблюдения систематически не велись, так как не было приборов, которые могли бы фиксировать появление пятен на Солнце. Но посмотрим на эти труды Чижевского с другой стороны. Следует учитывать, что рассматриваемые работы были написаны в бурную эпоху ломки всей системы философского мышления интеллигенции тех лет. Наш герой мыслил в господствующей тогда в официальной науке системе монистического взгляда на историю, сформулированного Г. В. Плехановым в известной работе «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», которая была высоко оценена В. И. Лениным. Чижевский хотел найти объективные факторы исторического процесса и тем самым сделать историю объективной наукой. Сегодня в социологии предпочтительнее считается не монистическая, а плюралистическая концепция, которая обусловливает исторический процесс влиянием комплекса факторов, в совокупности определяющих историю.

В настоящее время огромное внимание уделяется проблемам экологической безопасности, которая в чем-то перекликается с взглядами Чижевского. В эту проблему, естественно, входит влияние солнечной активности (пятен) на социальную обстановку в странах земного шара. Но как и в какой степени – это тема дальнейших исследований.

Признавая, в принципе, положительное конструктивное значение общей системы взглядов Чижевского, следует отметить ряд спорных положений, которые звучат в его работах.

1. Чижевский утверждал, что пятна на Солнце вызывают негативные последствия в психике людей и в их здоровье (войны, эпидемии, революции и т. д.). Но ведь одни классы или этносы считают войны захватническими, а другие – справедливыми и прогрессивными. Как объяснить такое противоречие? Одних деятелей кто-то считает прогрессивными, а других – крайне реакционными. Вспомним отношение к Чингисхану. В Средней Азии его до сих пор превозносят как великого полководца, а в регионах, где воевали его орды, называют злодеем, залившим мир потоками крови. Примеров таких различных оценок можно привести бесчисленное множество.

2. Не совсем ясно, почему воздействие пятен на Солнце, которые озаряют всю поверхность Земли, имеет локальный характер? Так, пятна 1917 года, породившие, по Чижевскому, революцию в России, не вызвали вспышки классовых битв во Франции, Англии и Америке. Вопрос принципиальный, но ответа на него в рассматриваемой монографии нет.

3. Крайне сложно установить результаты наложения больших и малых циклов солнечной деятельности. В книге на стр. 43 упомянуты циклы в 101 год, 100 лет, 59 лет, 11 лет, 10 лет и 9 лет. В большие циклы должны включаться более мелкие, что должно привести в итоге к различным результатам.

4. Человеческая история на протяжении 2500 лет включает бесчисленное множество войн, революций, эпидемий, рождения выдающихся личностей и другие события объективного и субъективного характера. Можно выбирать любые, какие понравятся тому или иному исследователю.

Рассмотрим исторический факт, который Чижевский приводит как пример воздействия 11-летнего цикла солнечной активности на судьбы миллионов людей. Имеем в виду великую трагедию русского народа в годы Батыева нашествия. На с. 43 читаем: «Главные волны нашествия татар на Россию 1224–1235 гг.» (разрыв – 11 лет). В этом случае Чижевский явно подгонял даты под свою концепцию.

Известно, что первые столкновения русских дружин с татаро-монголами на реке Калке (ныне Кальмиус в районе Мариуполя) произошли 31 мая 1223 года. Но это было еще не нашествие орд Батыя, а разведка боем со стороны татар, которую русские проиграли из-за предательства половцев и раздора князей. После боя орды татар, возглавляемые ханом Сабадеем, отошли в степи, и русские князья решили, что грозный враг более не опасен. Основные силы татаро-монгол обрушились на Русь в 1240 году, а вовсе не в 1235-м, как утверждал Чижевский. 1235 год прошел относительно спокойно. Стимул, толкнувший орду на поход, действительно был климатический. Но связь с Солнцем была не столь прямолинейна.

Или другой пример, более близкий к нашему времени. Чижевский отмечает, что 1905–1917 – годы максимальной активности, разделенные 11-летним циклом, породили первую и вторую революции в России. Первая буржуазная революция длилась не один 1905 год, а вяло текла еще два года. А Октябрьская революция породила тяжелейшую и кровавую Гражданскую войну, которая длилась еще несколько лет.

Надо предполагать, что в те годы солнечной активности остальные районы Западной Европы, Америки и Азии были прикрыты космическим зонтиком, и народы этих регионов Земного шара не подверглись солнечной активности, и поэтому там не вспыхивали революции и гражданские войны.

Подобных вопросов-возражений, которые возникают при чтении работ Чижевского по проблемам влияния физических факторов на исторические процессы, можно привести значительно больше. Сегодня, в годы повального увлечения проблемами экологии, вопросы влияния окружающей среды на судьбы человечества – основная идея Чижевского о значении физических факторов в исторических процессах – приобретает особое звучание. Поэтому она заслуживает пристального внимания и требует разработки на современном уровне. Как всякий первопроходец, он слишком увлекся новаторской для своего времени идеей и преувеличил ее значение в истории человечества. Сегодня следует осторожно отсечь то, что не выдержало критики, и сохранить то, что может быть полезно для политической истории наших дней. Главное, что Чижевский создал новую научную парадигму, без которой невозможно представить современную науку в целом, и, в частности, те разделы, которые мы будем обсуждать дальше, – метеорологию и экологию.

Идеи Чижевского как руководство к действию

Как мы убедились, Чижевский не был прав во всем. Но он заставил людей думать, и его идеи стимулировали ученых, хозяйственников, политиков. Плодотворные идеи Чижевского обсуждаются на периодически проводимых научных форумах, посвященных его наследию. Один из таких форумов прошел осенью 2007 года в Санкт-Петербурге под руководством известных ученых-метеорологов Л. Н. Карлина, М. А. Трубиной. В составе оргкомитета и в авторской комиссии по написанию резолюции принимал участие и автор этих строк. Посему главу о Чижевском мне хотелось бы завершить резолюцией этого форума.

...

Резолюция Юбилейных чтений

памяти Александра Леонидовича Чижевского,

27–29 ноября 2007 г., Санкт-Петербург

Мы, участники Международных чтений памяти Александра Леонидовича Чижевского, обращаем внимание научной общественности на необходимость всестороннего учета творческого наследия великого русского и советского ученого А. Л. Чижевского для решения большого комплекса задач из области как фундаментальной науки, так и практики. Научный и философский задел работ Чижевского – создателя гелиобиологии – должен активно применяться в таких науках, как астрономия, климатология, метеорология, медицина, биология. Прикладные аспекты работ Чижевского важны для биофизики, биометеорологии, экологии, рационального природопользования и др.

Научные исследования А. Л. Чижевского в ХХ веке обеспечили национальный приоритет России в области решения проблем создания оптимального микроклимата для человека путем ионизации жилых и производственных помещений. В 30-е годы прошлого столетия в СССР создавался план «аэроионизации всей страны», направленный на массовое внедрение приборов Чижевского в практику для создания благоприятного для здоровья микроклимата помещений. Осуществлению плана помешали Великая Отечественная война и необоснованные репрессии самого Чижевского. Возврат к выполнению этого плана на уровне современной науки и технологии может выдвинуть Россию в мировые лидеры в области практической микроклиматологии. Научный задел, обеспеченный трудами Чижевского и его последователей, для выполнения такой программы имеется.

Важнейшая сторона теоретических работ Чижевского – учение о ритмах солнечной активности и их влиянии на биологические и социальные процессы.

Это учение является одним из краеугольных камней современной климатологии и должно стать основой для прогнозирования динамики глобального климата и заставляет пересмотреть концепцию глобального потепления , пропагандируемую некоторыми политиками и средствами массовой информации.

В связи с этим участники Чтений призывают активнее использовать данные Чижевского и его последователей для понимания климатических процессов. Призываем властные структуры пересмотреть форму участия России в «Киотском протоколе», ограничивающем выброс парниковых газов, поскольку при разработке протокола не был в полной мере использован научный задел в области климатологии.

В связи с нарастающим негативным действием космогелиогеофизических факторов и негативных социальных процессов на здоровье населения, необходимо создание единой научно-практической программы по изучению влияния этих факторов, включая и природные факторы среды на организм человека. На основе такой программы станет возможной разработка методов профилактики заболеваний и формирования здоровья населения. На основе идей Чижевского необходимо создание Службы медицинского геофизического и метеопрогнозирования на основе современных информационных технологий.

Участники Чтений считают, что с учетом особой роли магнитосферы Земли в солнечно-земных связях, впервые предложенных к изучению А. Л. Чижевским, необходимо поддерживать научные исследования биотропных эффектов моделированного ослабленного геомагнитного поля и магнито-ионосферных откликов в периоды солнечных затмений. Особое внимание следует обратить на организацию и проведение экспериментов по изучению солнечного затмения в 2008 году.

Участниками конференции была поддержана идея разработки многопользовательской Интернет-системы для сбора, обработки и анализа космогелиогеофизических факторов и их связи с различными природными, социальными и техногенными факторами, включающей библиографические ресурсы по данной тематике. Организация такой информационной системы будет способствовать крайне важной на современном этапе развития науки координации работ по проведению совместных синхронных экспериментов в географических регионах. Участники Чтений поддерживают усилия Международной организации CIFA (президент Б. М. Владимирский, Крым, Украина) по интеграции международных междисциплинарных исследований в области гелиобиологии, биометеорологии, климатологии и космической медицины. Именно такой инновационный подход в развитии идей А. Л. Чижевского позволит организовать работу ученых различных областей знаний и выработать совместную программу научных исследований, унифицировать методики и выработать критерии оценки.

Наряду с популяризацией деятельности А. Л. Чижевского считаем целесообразным включение основных положений его научных достижений в учебные школьные и университетские программы, опираясь на передовой опыт МГУ, Калужского государственного педагогического университета им. К. Э. Циолковского и Калужского мемориального просветительского Центра им. А. Л. Чижевского. Привлечение широких кругов общественности, особенно молодого поколения, к изучению и развитию его идей, гипотез и теорий на основе современных научных достижений и технологий позволит заинтересовать и сориентировать в научных исследованиях по космическому естествознанию.

Проведение мероприятий в связи со 110-й годовщиной А. Л. Чижевского является актуальной и важной задачей в контексте изучения творчества и биографии ученого. Используя обширный информационный материал, полученный при издании трудов данных мероприятий, целесообразно подготовить общий сборник в электронном виде (на DVD-дисках и сети Интернет), который может включать научные статьи и материалы, связанные с научной деятельностью А. Л. Чижевского и развитием его идей.

На основании вышеизложенного участники Чтений обращаются ко всем заинтересованным государственным, коммерческим и некоммерческим организациям с просьбой об оказании организационной и финансовой поддержки работ по развитию творческого наследия А. Л. Чижевского. Участники Чтений надеются, что учение Чижевского и впредь будет выполнять роль не застывшей догмы, а активно развивающейся научной парадигмы, имеющей непосредственный выход в практику!

Глава 3. Ноосферная философия В. И. Вернадского

Ломоносов ХХ века

В октябре 1961 года небосклон над архипелагом Новая Земля вспыхнул ярче тысячи Солнц. Небо и земля полыхали в течение двух часов, после чего на оплавленную поверхность тундры медленно посыпался радиоактивный пепел.

Так прошло испытание самой мощной в истории бомбы, созданной советскими учеными. Испытание не было секретным. Наоборот, о подготовке к нему трубили как советские, так и мировые средства массовой информации, с гордостью сообщал Никита Сергеевич в своих речах. Противников испытания было много. В основном, конечно, в стане врагов Советского Союза.

Американские ученые заявили, что испытание бомбы тротилового эквивалента в 58 мегатонн (три тысячи Хиросим) приведет к таянию льдов и глобальному потеплению, к мировой экологической катастрофе. Не привело.

Оказывается, за несколько десятилетий до 1961 года эти события и их возможные экологические последствия уже прокручивал в своей голове один из самых выдающихся людей ХХ столетия, прикоснувшийся к тайным пружинам мировой истории, академик В. И. Вернадский.

Разговор об экологии невозможен без рассмотрения ее теоретических основ, заложенных Владимиром Ивановичем Вернадским – человеком необычной судьбы и необычного влияния на ход развития науки и мировой истории. Расскажем об этом великом ученом. Сначала – официальная биография.

Владимир Иванович Вернадский (28.02 (13.03) 1863–06.01.1945). Русский, советский ученый, основатель геохимии, биогеохимии, радиогеологии, создатель научной школы. Академик Петербургской академии наук с 1912 года. Первый президент АН УССР. Профессор Московского университета (1898–1911). Ушел в отставку в знак протеста против притеснений студенчества. Один из организаторов и председателей (1915–1930) Комиссии по изучению естественных производительных сил России. Для деятельности Вернадского характерна широта интересов, постановка кардинальных научных проблем, научное предвидение. Автор трудов по философии естествознания, науковедению, создатель учения о биосфере и её эволюции, о мощном воздействии на окружающую среду человека и о преобразовании современной биосферы в ноосферу – сферу разума. Организатор и директор Радиевого института (1922–1939), Биогеохимической лаборатории Академии наук (1928 г. Ныне – Институт геохимии и аналитической химии РАН имени В. И. Вернадского). Государственная премия СССР (1943).

Таковы лаконичные строки взятой из энциклопедического словаря биографии Владимира Ивановича Вернадского – ученого, которого в России считают основателем современной экологии. Нельзя сказать, чтобы это имя было в забвении. Ныне его упоминают даже слишком часто. Портреты ученого можно встретить в любом учебнике экологии и общей биологии. Как это нередко бывает, чрезмерно частое упоминание имени приводит к инфляции, к утере изначальной сущности заслуг ученого. Вслед за энциклопедией большинство учебников усматривает за академиком две заслуги.

1. Признание того, что человечество стало геологической силой, все больше влияющей на природу. А отсюда обычно следует далеко не бесспорный вывод, что Вернадский предсказал экологический кризис конца ХХ века.

2. Создание учения о ноосфере – сфере разума как современного этапа развития биосферы.

Оба эти положения, добросовестно повторяемые школьниками и студентами на экзаменах, стали общеизвестны. Как многие общеизвестные вещи, они оказываются неверны. Стоит бегло просмотреть труды Вернадского, чтобы убедиться, что ничего подобного в них не содержится. Красной нитью сквозь экологические работы Вернадского проходит мысль о том, что экологический кризис невозможен. Что касается приписываемого Вернадскому учения о ноосфере – такового не существует. Последние годы в связи с эпохой гласности на божий свет выплыли новые документы о Вернадском, рисующие совсем не хрестоматийный образ. При этом каждый новый документ открывает новую страницу жизни удивительного многогранного человека, которого подчас справедливо называют Ломоносовым ХХ века.

В биографии Вернадского многое удивляет.

● Почему его широко знают в России, но почти не знают на Западе, где он долго жил и издавал фундаментальные труды?

● Почему широко (хотя и не точно) освещены работы по биосфере, но практически нигде в открытой печати ничего не написано о его многогранной деятельности в Радиевом институте?

● Почему фамилия Вернадского значится среди посетителей ведущих политиков мира – Сталина, Молотова и др.?

Не вполне ясна биография сына ученого – Георгия Владимировича Вернадского, которого многие специалисты считают одним из ведущих историков ХХ века. Книги Вернадского-младшего до сих пор малодоступны. Особенно его «История масонства» и «Ленин – красный диктатор». Интересно, почему?

Недавно я с группой единомышленников издал несколько учебников по экологии, где привел образ Вернадского, несколько отличающийся от канонического (разумеется, не приводя рассекреченных документов о закрытых работах этого ученого). Меня озадачила волна протестов против учебника, с обвинениями авторов во всех смертных грехах, прокатившаяся по СМИ и методическим изданиям. Пришлось выслушать и прямые угрозы. Оказалось, далеко не всякую трактовку образа давно скончавшегося ученого можно безнаказанно публиковать.

По мере изучения документов о персоне Вернадского я убеждался в правомочности сравнения его с Ломоносовым. Оба были энциклопедисты, оба сочетали теоретические изыскания с решением прикладных задач. С обоими считались власть имущие.

Передо мной стали формироваться два образа Вернадского, дополняющие друг друга. Один – мыслитель, философ, обсуждающий глубинные законы развития биосферы. Порой в добавление к этому образу всплывал уже и несуразный Вернадский – мистик, провидец, экстрасенс. Второй – ученый-организатор – деловой, четкий, ставящий конкретную цель и умеющий её достигать. Когда говорил этот Вернадский, ведущие политики мира молчали и внимательно слушали.

Однозначен ли ход истории?

Один из мыслителей, признанный классиком марксизма, – Г. В. Плеханов (1856–1818), писал в 1895 году о монизме в истории. Развитие человечества, по мнению этого классика, имеет только одно направление. Одна формация, в соответствии с законами Маркса, сменяет другую, и смена эта однозначна и неизбежна. Одна технология закономерным способом заменяется другой. Из этой идеологии следовало представление о взаимозаменяемости ученых. Если один не совершит открытие, оное совершит другой. При этом суть обнаруженной закономерности остается неизменной и однозначной, независимо от того, кто сделал открытие.

Вернадский видел историю иной. Он утверждал, что путей развития науки – несметное множество. Ученые работают с запасом, делают намного больше открытий и изобретений, чем человечество использует. Что конкретно будет использовано и получит поддержку – решают не ученые, а политики. Очень часто решение оказывается неудачным, ибо политики глупее ученых.

В работах Вернадского меня поразил такой пример. Как известно, Античность кончилась с падением Рима в V веке нашей эры. Древний Рим вплотную подошел к книгопечатанию. Была бумага, типографская краска, печати. Был даже наборный шрифт. В лицеях Древнего Рима для обучения юных римлян грамоте использовали деревянные кассеты, в которые вставлялись медные литеры с буквами. Оставалось сделать последний шаг – заменить существовавшие литеры на зеркальные, помазать уже существовавшей типографской краской, прижать к уже существовавшей бумаге – и произошла бы информационная революция. Новые возможности в управлении государством могли продлить существование Рима на столетия, не дали бы ему рухнуть под натиском малограмотных германских племен. Но этого не произошло. Рим пал, а книгопечатание возникло 1000 лет спустя в Германии, в 1445 году благодаря таланту и энергии И. Гутенберга. В Россию книгопечатание пришло еще на несколько десятилетий позже благодаря деятельности Ивана Федорова.

Дедушка атомной бомбы

В 1895 году немецкий физик В. Рентген (1845–1923) открыл лучи, названные его именем (Нобелевская премия 1901 г.). В 1898 году Пьер Кюри (1859–1906) вместе с женой Марией Склодовской (параллельно с ними – А. Беккерель) открыли радиоактивные элементы полоний и радий (все ученые получили Нобелевскую премию в 1903 г.). Так началась атомная эра. До практического применения энергии атома в военных и мирных целях оставались еще десятилетия, хотя технические возможности использования радиоактивных элементов существовали еще в начале ХХ века.

Считается, что использованию силы атома предшествовали открытия спонтанного деления тяжелых ядер (Г. Н. Флеров и К. А. Петржак, 1940 г.) и создание теории цепных реакций (Н. Н. Семенов, 1934 г., Нобелевская премия 1956 г.). Заслуги этих ученых бесспорны.

Одним из первых, кто в полной мере осознал силу, скрытую в атомном ядре, был не физик, а геолог В. И. Вернадский. К 1909 году, когда после открытия радиоактивности миновало более десятилетия, он сумел понять, каким способом можно извлечь из ядра скрытую там энергию. С большой вероятностью можно сказать, что на столе Вернадского лежали черновые чертежи атомного реактора и атомной бомбы. За границей в то время открытие супругов Кюри оценивали иначе. Был распространен слух о том, что радиация излечивает раковые заболевания, что не вполне соответствовало истине (она также может служить их причиной).

В ограниченном масштабе добыча урана и радия была начата для прикладных и научных целей в Чехии на руднике Иоахимсталь. 100 миллиграммов чистого радия на мировом рынке тогда оценивали в 60 000 полновесных конвертируемых русских рублей. Добавлю, что и в дальнейшем Чехословакия оставалась ведущим в мире поставщиком радиоактивных руд. В конце ХХ века мне доводилось ездить по южной Чехии близ городов Тршебон, Рожметал, где пейзаж изобилует шахтами, а под землей – огромные полости, из коих вынута урановая руда. Но это – сейчас. В начале же века работы только-только разворачивались.

Перед Октябрьской революцией ведущими спонсорами прикладной науки в России были миллионеры Рябушинские. Они поддерживали тесные контакты с императорской Академией наук, умели улавливать самые перспективные направления и их поддерживать. Дойдя до идеи цепной реакции и ядерного синтеза, Вернадский не смог получить серьезной государственной поддержки. Двор Николая II в условиях приближающейся войны почти не принимал мер для спасения России. Тогда Вернадский вышел на Рябушинских, которые радели о судьбе России, не забывая, впрочем, и собственных коммерческих интересов. Эти люди сочетали в себе качества предпринимателей, государственных деятелей, банкиров и ученых. Личный кабинет П. П. Рябушинского в Москве, на Пречистенском бульваре, с огромным рельефным глобусом – символом природных богатств России – был местом проведения научных собраний. В 1913 году здесь прозвучал доклад В. И. Вернадского «О радии и его возможных месторождениях в России», где ученый сформулировал мысль о том, что радиоактивные элементы содержат в себе огромную энергию, которую в обозримом будущем можно будет извлечь. Была предложена программа работ на ближайшие годы. Таких слов, как «атомная бомба», «атомный реактор», не произносилось, но дело шло к этому.

В кабинете Рябушинского запахло чем-то грандиозным. Вернадский разработал программу первого этапа работ и составил калькуляцию с точной суммой затрат – 770 000 рублей (напомню, что рубль тогда имел высокий курс, был конвертируемой валютой, второй в мире по значению после фунта стерлингов. Средняя зарплата в России была около 30–40 рублей в месяц). 14 тысяч он имел от Академии наук. Рябушинский – сугубый прагматик – поверил перспективам, которые развернул перед ним Вернадский, и выплатил требуемые 756 тысяч рублей. Атомная программа начала выполняться под руководством Вернадского и его заместителя – молодого физика-ядерщика М. И. Соболева, незадолго до этого прошедшего стажировку в Париже в лаборатории Кюри. Первые экспедиции (Сибирь, Памир) на поиски урана проходили открыто. Последующие, (район Печоры), наконец, привлекли высочайшее внимание. Они организовывались с участием военного министерства и были засекречены.

В результате уран был найден, и Вернадский активно занялся радиохимией – наукой, занимающейся получением необходимой для цепной реакции степени чистоты элементов и изотопов. Трудно сказать, насколько четко понимал Главный штаб и военный министр В. А. Сухомлинов перспективы создания атомной бомбы. Бесспорно, идеи Вернадского обсуждались. В то время лидером самолетостроения был выдающийся молодой конструктор Игорь Сикорский, работавший на Руссо-Балте. В своих воспоминаниях он отмечал, что Главный штаб все время требовал создания аэроплана огромных размеров для «несения новой особо тяжелой и мощной бомбы». Сведения о бомбе просачивались и в открытую печать. В начале Первой мировой войны, в 1914 году, английский писатель Герберт Уэллс, всегда интересовавшийся Россией, в своих произведениях «Освобожденный мир» и других дал достаточно подробное описание атомной бомбы и несущего её бомбардировщика – весьма смахивающего на «Святогор». В последующие годы появились и другие литературные произведения, повествующие о бомбе фантастической мощности. Еще одно талантливое произведение с подобным сюжетом – «Кракатит» Карела Чапека.

Итогом деятельности Сикорского был серийный гигант «Илья Муромец» и опытный «Святогор». Последний особенно опережал свое время. Он впервые садился на переднюю стойку шасси (в серию эта конструкция пошла только ко времени Второй мировой войны) и имел ряд других нововведений. Справедливости ради нужно заметить, что самолеты Сикорского если и могли поднять атомную бомбу, то по своим скоростным характеристикам были не в состоянии уйти от взрывной волны. Впрочем, при решении важных государственных задач жизнью пилотов можно было и пренебречь.

Большинство технических решений Сикорского остались невостребованными. После Октябрьской революции он был вынужден эмигрировать. В молодости мне посчастливилось познакомиться с инженером А. С. Стрелковским, который провожал Сикорского в порту и говорил:

– Игорь, зачем уезжаешь?

– Я ведь буржуй, меня большевики расстреляют.

– Какой ты буржуй, когда теперь ты нищий.

– Сначала расстреляют, а потом будут разбираться. Если еще будут.

Сикорский уезжал не совсем нищим. Он вез чемоданчик чертежей. Эти материалы помогли создать в Америке принципиально новые образцы военной техники. Сикорский основал вертолетную индустрию США. Но это было потом.

Можно ли было в начале века создать на основе идей Вернадского атомную бомбу и атомный реактор? Без внедрения новых технологий – нельзя. Однако разработка этих технологий в короткое время была реальной. Россия находилась в состоянии стремительного прогресса. Вот некоторые цифры и факты из известной сводки историка Б. Л. Бразоля (Царствование императора Николая II (1894–1917) в цифрах и фактах. Нью-Йорк, 1958). Начиная с 1894 года бюджет страны был бездефицитным, основывался на непрерывном накоплении золотого запаса. Русская промышленность увеличила объем производства в 4 раза. Вклады в акционерные коммерческие банки выросли в 13 раз. Стремительно росло благосостояние населения. На 43 % увеличилась добыча золота, на 357 % – меди, на 224 % – железа. На 60 % вырос торговый флот. Кредиты на народное образование возросли с 70 миллионов до 300 миллионов рублей в год. Число студентов вузов выросло в 2,5 раза. При таких темпах роста и увеличения числа образованных специалистов разработка новых технологий в кратчайшие сроки была возможной. Общепризнанно, что при сохранении темпов развития начала века Россия могла в 20-е годы стать первой державой мира, заняв то место, которое впоследствии заняла Америка. Добавим, что Россия могла стать ядерной державой.

Наступившая вскоре Октябрьская революция перевернула всю страну и надолго затормозила работы по ядерной физике. В этом состояли и требования зарубежных спонсоров большевиков. Большинство научно-исследовательских институтов закрыли. Рижский авиационный завод, который должен был изготавливать гигантские бомбардировщики, оказавшийся за границей, перепрофилировали в базар. В. И. Вернадский с семьей уехал в Париж, где устроился на должность профессора Сорбонны. Он читал лекции по экологии и занимался экспериментальными исследованиями в радиевом отделе, возглавляемом М. Склодовской-Кюри, с которой у него сложились дружеские отношения. Не имея возможности решать прикладные задачи в области радиогеологии и ядерной физики, он отдался теоретическим разработкам в области изучения биосферы. В Париже семья Вернадских привлекла внимание определенных политических кругов. Работать на них Вернадский не стал. Итогом нескольких мало афишируемых встреч стала серия блестящих исследований по истории мирового масонства, написанных младшим Вернадским – Георгием Владимировичем. Впоследствии труды этого историка активно уничтожались, и они до сих пор являются библиографической редкостью.

В России молодая коммунистическая власть активно занималась «интеллектоцидом», понимая, что умные и образованные люди несут для неё опасность. Одним из условий германской поддержки большевиков было закрытие в России большинства научных направлений. Основная масса ученых в 1918–1919 годах оказалась либо физически уничтоженной, либо выкинутой за границу. Однако погибло не все. Попытки спасти науку предпринимались президентом Академии наук А. П. Карпинским (1846–1936) и некоторыми руководителями государства. В голодном и разрушенном Петрограде, как ни странно, выполнялись блестящие научные работы, которые в дальнейшем определили ход развития не только русской, но и мировой науки. Н. И. Вавилов создавал свое учение о гомологических рядах наследственной изменчивости. Л. С. Берг разрабатывал новую теорию эволюции, по достоинству оцененную лишь полвека спустя. Ф. Г. Добржанский и Н. В. Тимофеев-Ресовский (в 1927 году эмигрировали) закладывали основу новой науки – эволюционной генетики, из которой через 10 лет отпочковалась радиационная генетика. В 1919 году наметилось оживление и в области ядерной физики. Решением Петроградского управления Академии наук возникло самостоятельное подразделение – Радиевая лаборатория, возглавить которую предложили еще находившемуся в эмиграции Вернадскому-старшему.

Тщательно все обдумав, получив гарантии возможности работать и личной безопасности, он принял решение вернуться в Россию.

Младший Вернадский поехал в другую сторону – в Америку. Там он прожил долгую жизнь в относительной безвестности, не соответствующей масштабу его личности. Старший Вернадский в России смог добиться большего. На одной из первых публичных лекций он сказал пророческие слова: «Мы подходим к великому перевороту в жизни человечества, с которым не может сравниться все им пережитое. Недалеко то время, когда человек получит в свои руки атомную энергию… Дорос ли он до умения использовать ту силу, которую неизбежно даст ему наука? Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия научной работы, научного прогресса. Они должны себя чувствовать ответственными за последствия их открытий. Они должны связать свою работу с лучшей организацией человечества». Трудно поверить, что это было сказано еще в 1922 году.

Возглавленная им лаборатория стала мощным центром кристаллизации недобитых ученых и недоуничтоженной науки. Фактически она стала зародышем будущей советской системы ВПК, которая заменила дореволюционный военно-промышленный комплекс. Группа физиков-теоретиков во главе с А. Ф. Иоффе выделилась в Физико-технический институт. Сама лаборатория трансформировалась в Радиевый институт, возглавляемый Вернадским. Впоследствии, желая больше сосредоточиться на научных проблемах, он передал руководство отцу радиобиологии и выдающемуся радиохимику Г. В. Хлопину, сыну В. Г. Хлопина – основателя российской профилактической медицины. Сам же Вернадский занял посты, которые по-теперешнему можно назвать «главный научный сотрудник» и «почетный директор».

Коммунистическая власть не очень жаловала науку, и лишь отдельные её представители, типа Вернадского, могли заставить даже большевиков с собой считаться. Ничего исключительного в неприязни власти к ученым в этот период не было. Власть имущие всегда боялись и ненавидели по-настоящему ученых людей. В первые годы после октябрьского переворота был учинен разгром истинной интеллигенции, и её стали заменять псевдоучеными и псевдотворческими работниками – придворными подхалимами – официальными «классиками» литературы, искусства, философии и естествознания. Беда была лишь в том, что заниматься по-настоящему творческой работой они не могли. Бездарные, но угодные власти поэты и музыканты присваивали себе произведения забытых или репрессированных авторов. Инженеры-проходимцы выдавали за собственные изобретения то, что выполнялось талантливыми зэками. В целом же государственная политика ориентировалась на неквалифицированный труд.

Началась бурная индустриализация, что само по себе было неплохо. Комсомольцы, среди которых имел место подлинный трудовой героизм, а больше заключенные – строили корпуса заводов. Заполняли их импортной техникой, приобретенной за сырье, добытое теми же заключенными. Однако наука не умерла, и истинные ученые оставались как редкий, скрытый биологический вид, ждущий момента, когда экологическая ниша для него расширится. Одним из центров сохранения истинной науки был Радиевый институт.

Вернадский был вхож в высшие эшелоны власти. Как он относился к руководству страны и лично к Сталину – известно. Вернадский ненавидел большевиков, объективно оценивал их преступления и не скрывал своих оценок. Общаясь лично со Сталиным, он хорошо понял сущность этого человека, что явствует из записей Вернадского, которые он не считал нужным прятать.

До сих пор миллионы людей ломают голову над «загадкой Сталина». Кто он – «величайший гений всех времен и народов»? Величайший злодей? Или «величайшая посредственность» (Л. Д. Троцкий. К истории русской революции. М., Политиздат, 1990, с. 395). По мнению Вернадского, Сталин был таким, как было необходимо для удержания власти. Если для этого нужно было разрушить страну и уничтожить миллионы людей – Сталин делал так. Если нужно было созидать и укреплять страну – Сталин действовал соответственно. Мудрость Сталина, заменявшая ему ум и отсутствие образования, заставляла в критические моменты встречаться с по-настоящему умными людьми и внимательно их слушать (добавлю, что это достоинство унаследовал Хрущев, но последующие вожди России его утеряли).

Гражданская позиция Вернадского – русского человека и, отчасти, монархиста, состояла в умении разделить идею власти, идею вождя и тех недостойных людей, которые подчас захватывали реальную власть. Идее Вернадский служил верой и правдой. Сталин несколько раз подолгу слушал Вернадского, причем тот во время общения с вождем вел себя достаточно спокойно и независимо. Так, изложив свои соображения о необходимости увеличения вложений в науку и озадаченный молчанием вождя, академик спросил:

– Иосиф Виссарионович, что же вы молчите?

Сталин процедил сквозь зубы кавказскую поговорку:

– Когда говорят аксакалы – джигиты молчат.

В 1930 году Вернадский имел очередную встречу с коммунистом В. М. Молотовым. Ученый сказал:

– Необходимо развернуть в стране широкомасштабную добычу урана.

– Зачем? Насколько мне известно, единственное его применение – изготовление люминофоров для командирских часов.

– В уране, – объяснил академик, – скрыта огромная сила. На нашем веку её удастся извлечь.

Вернадский нашел аргументы, которые убедили не шибко образованного, хитрого и жестокого прагматика, изворотливого царедворца, каковым был Молотов. На вопрос, кто может возглавить поиски урана, Вернадский, не задумываясь, назвал фамилию своего ученика и коллеги А. Е. Ферсмана. Блестящий организатор и талантливый геолог, готовый на все ради достижения цели, он оказался на высоте поставленной задачи. Работы, прерванные Октябрьской революцией, продолжились. Когда сбылось пророчество Вернадского, и уран понадобился – он уже был.

В 30-е годы Н. Н. Семенов (1996–1986) активно создавал теорию цепных реакций (Нобелевская премия 1956 г.). Г. Н. Флеров и К. А. Петржак открыли спонтанное деление тяжелых ядер. Фактически эти открытия были предсказаны Вернадским в 1913 году и могли быть сделаны раньше.

В Радиевом институте, в основном, занимались не ядерной физикой, а вопросами более важными для текущего момента. Усилия были сосредоточены на радиохимии – способах получения чистых радиоактивных изотопов.

Режим наибольшего благоприятствования (как теперь говорят – «крышу») Вернадскому обеспечивал лично Молотов. Вот несколько документов, свидетельствующих о характере взаимоотношений великого ученого и знаменитого политика (из фондов Библиотеки Академии наук):

В. И. Вернадский – В. М. Молотову,Вячеслав Михайлович!

Обращаюсь по делу… о пределах свободной мысли в ученой работе… Одним из основных элементов научной работы является широкая и быстрая осведомленность ученого о происходящем научном движении, ходе научной мысли… Цензура не может его ограничивать. С 1935 года… систематически вырезаются статьи из лондонского журнала «Nature». Целый ряд статей и изданий становится недоступными нашим ученым… Надо это прекратить! Я страдаю от цензуры непрерывно. Сейчас задержаны две книги – книга моего сына Г. В. Вернадского, профессора Нельского университета в Нью-Хейвене, очерк истории Евразии и книга философа и ученого Радье… Академик должен был бы иметь право получать подобные книги!..

В. М. Молотов – В. И. Вернадскому,Владимир Иванович!

В связи с Вашими… сообщениями о неправильных действиях Отдела иностранной цензуры, Совнаркомом даны соответствующие указания…

И вот еще выдержки из двух интересных писем. С. Б. Ингулов (уполномоченный СНК СССР по охране военных тайн и начальник Главлита СССР) – В. М. Молотову,Вячеслав Михайлович!

Считаю необходимым поставить Вас в известность, что отдельные ученые, в частности акад. Вернадский, начинают злоупотреблять предоставленными им Вашим письмом правами. Например, академик Вернадский в очень настойчивой форме требует пропуска ему религиозных и иных реакционных изданий…

И ответ. В. М. Молотов – С. Б. Ингулову

...

Вам НЕ поручалось контролировать научную работу, и вам это НЕ под силу (выделено Молотовым).

В эти годы Вернадский-младший – Георгий Владимирович – активно собирал в открытой американской печати все материалы по ядерной физике и ракетной технике и посылал отцу. Постоянно на протяжении многих лет в случае проблем с научной работой, возникавших перед Вернадским, сразу следовала незамедлительная реакция и поддержка со стороны фактически второго человека в стране.

В начале Второй мировой войны первому человеку в стране доложили, что американцы и немцы готовят атомную бомбу. Дать научный комментарий этому сообщению чекисты не смогли. По приказу Сталина в Кремль были приглашены Иоффе и Хлопин, и вождь напрямую спросил у них, возможно ли создание бомбы. Разумеется, ученые знали о работах Вернадского, начатых в 1913 году. Исходя из своих знаний, они ответили, что это потребует создания многих новых технологий, решения большого комплекса сложнейших задач. Создание такой бомбы реально в начале XXI века.

Некоторое время спустя наступил черед Вернадского учить Учителя и Вождя народов. Многое из того, что говорил Вернадский, было повторением доклада, который он прочитал в 1913 году в кабинете у Рябушинского.

– Бомбу можно создать в течение 5–7 лет, – сказал Владимир Иванович и дал подробный план действий. На первом месте по значению стояла даже не ядерная физика, а радиохимия.

Возглавить работы Вернадский уже не мог в силу преклонного возраста (правительство отблагодарило его за последние советы Ленинской премией).

Сталин верил Вернадскому и во время разговора принял решение действовать по его программе. Для уточнения деталей был приглашен П. Л. Капица. Тот подтвердил реальность плана Вернадского, но на предложение возглавить работы ответил отказом, чем вызвал гнев Сталина. Впрочем, Капица его смягчил, найдя превосходную кандидатуру – молодого малоизвестного профессора И. В. Курчатова. Этот человек блестящего ума и блестящих деловых качеств одинаково хорошо умел говорить как с учеными, так и с политиками – даже такими специфическими, как Сталин и Берия. О дальнейших событиях так много известно, что не будем повторяться. Вернадский не дожил шести месяцев до первого боевого применения атомной бомбы в Хиросиме. Однако есть детали, которые до последнего времени были покрыты мраком или искажались сознательно. Один из мифов последнего времени состоит в том, что заслуги Курчатова и его соратников невелики, поскольку все чертежи бомбы были украдены у американцев. Некая доля истины здесь есть, поскольку на столе у Курчатова, действительно, лежали американские эскизы конструкции атомной бомбы. Возможно, это ускорило первый взрыв на 6 месяцев (откуда взялся этот срок – поясню позже). Однако умалять заслуги наших ученых, говорить о несамостоятельности в разработках, абсурдно по трем причинам.

1. Задолго до американских и германских работ все основные идеи были намечены Вернадским и его учениками.

2. Серийные советские атомные бомбы были основаны на других физических принципах, чем американские.

3. Теоретический задел советских ученых был настолько велик, что позволил им первыми создать водородную бомбу.

Так, в ходе испытаний атомной бомбы академик И. Е. Тамм (1895–1971, Нобелевская премия 1958 г.) продумал возможность создания водородной бомбы. Дальнейшая её теория создавалась совместно с Ю. Б. Харитоном. Часть технических расчетов выполнил аспирант Тамма А. Д. Сахаров, впоследствии ставший одним из руководителей ядерной программы. После первого взрыва этой бомбы (1953) Америка оказалась в положении догоняющей. В дело были брошены шпионы из ЦРУ и талант таких физиков, как Э. Теллер. Но перегнать Россию не удалось. Завершающим этапом водородной гонки стал взрыв на Новой Земле в 1961 году бомбы мощностью в 58 мегатонн. От него содрогнулась вся Земля в прямом и переносном смысле. Тогдашний лидер России Никита Хрущев, чувствуя за собой такую мощь, повел рискованную игру в Карибском заливе – и выиграл, отбросив далеко от нашей страны границу войск НАТО (а отнюдь не проиграл, как это пытаются представить теперешние СМИ).

Ю. Б. Харитон и сотрудники начали проектировать бомбу с эквивалентом несколько миллиардов тонн тротила, назвав её «возмездие». Одной такой бомбы хватило бы для уничтожения цивилизации. Н. С. Хрущев, высоко оценив инициативу, все же прекратил эти работы.

Так постепенно установился паритет в вооруженных силах между СССР и США, хотя нам в силу более низкой производительности труда он обходился дороже. Высокопоставленные ученые из ВПК часто замечали: некие силы, стоящие выше правительств СССР и США, специально этот паритет поддерживают. Эти силы передали нам американские чертежи атомной бомбы, они продолжали действовать потом. В обеих странах ВПК работало эффективно. Однако, если появлялась научная идея, дающая крупное преимущество одной из сторон, немедленно вмешивалась сила, которая эти работы останавливала. Лучше всего об этом мог бы рассказать Вернадский-младший, но его никто не спрашивал. Речь, понятно, шла о централизованном руководстве мировым банковским капиталом . Впрочем, эту тему, выходящую за рамки тематики книги, пока закроем.

Несмотря на зло, существующее в мире, человечество идет вперед по пути прогресса. Путь этот преодолевается медленнее, чем хотелось. Чем более мощным оружием овладевает человечество, тем больше защитных механизмов срабатывает у биосферы. Атомная бомба употреблялась лишь два раза, и жертв от неё было меньше, чем от обычных вооружений. Водородная бомба никогда не применялась на практике, и есть надежда, что не будет применена впредь. В этом – одно из проявлений законов ноосферы, о которых размышлял Вернадский.

Возможен ли глобальный экологический кризис в эпоху ноосферы?

Наука развивается, и сегодня мы не можем однозначно принять каждое слово в трудах Вернадского.

Например, он пишет о практически полной неизменности биосферы в течение полутора миллиардов лет . Это, безусловно, не так.

Полтора миллиарда лет назад биосфера была лишь в воде, где господствуют несколько иные экологические законы, чем на суше. Да и масса водной биосферы намного меньше, чем наземной. Но дело не в частных положениях учения, а в его общем смысле. И этот общий смысл, безусловно, справедлив.

Вернадский говорил, что ученый должен сочетать решение прикладных задач с интересом к фундаментальным проблемам науки. Эффективность подобного сочетания он доказал собственной биографией. Вернадский сделал все, что мог, чтобы спасти страну от краха 1917 года. Усилия были тщетными. Позже философ Н. А. Бердяев издал во Франции книгу, в которой пытался свались всю вину за Октябрьскую революцию на русскую интеллигенцию. Вопрос, конечно, в том, кого называть интеллигенцией. Была интеллигенция и Интеллигенция. С одной стороны были недоучки, прикрывающие свою недееспособность высокими словами. В этом социальном слое нашло опору большевистское правительство – одно из наименее культурных в истории, где почти никто не имел образования. Даже диплом о высшем образовании Ленина, якобы полученный экстерном в Петербургском университете, до сих пор не найден. С другой стороны была истинная Интеллигенция, представленная Вернадскими, Сикорским, Менделеевым, Павловым и иными истинными учеными и патриотами России.

После краха страны В. И. Вернадский с семьей перебрался в Париж, где устроился работать профессором в Сорбонне. В Париже он занялся фундаментальными проблемами естествознания. На некоторые мысли его натолкнули французские ученые – Евгений ле Руа и Тейяр де Шарден. Ле Руа впервые ввел понятие «ноосфера» – сфера разума. Тейяр де Шарден был человеком неординарным. Сначала он нес службу католическим священником. Когда его выгнали с работы, он устроился автогонщиком. Когда выгнали оттуда – он принялся на заработанные автогонками деньги издавать труды по антропологии, самый известный из которых – «Феномен человека».

Теорию ноосферы не создали ни Руа, ни Шарден, ни Вернадский. Однако русскому ученому удалось продвинуться дальше французских друзей и сформулировать основные законы существования биосферы до того момента, когда деятельность человека не станет для неё определяющей. В ХХ веке этот момент не наступил даже после такого торжества идей Вернадского, как овладение атомной энергией, и в ближайшие годы не наступит.

Вернадский писал, что человечество в ХХ веке стало геологической силой . Однако он нигде не указывал, что эта сила значительна и сопоставима с силами абиотическими. Центральная мысль ученого состоит в том, что биосфера предельно устойчива, её структура и размеры не могут быть изменены практически никакими воздействиями. Впоследствии, зацепившись за высказывание Вернадского о человечестве как геологической силе, ему пытались приписать авторство абсурдной гипотезы 70-х годов о глобальном экологическом кризисе.

Свои соображения о законах развития биосферы Вернадский изложил в книге, вышедшей в Париже на французском языке, которая так и называлась – «Биосфера». Книга эта практически не повлияла на развитие западной мысли, игнорировалась. Ныне это – библиографическая редкость.

Тем временем правительство молодой Советской республики пригласило Вернадского обратно. Сын остался на Западе, впоследствии перебрался из Франции в Америку. А для Владимира Ивановича наступил период сочетания организационной работы по воссозданию советского военно-промышленного комплекса, включая атомный проект и работы над философскими вопросами законов развития биосферы.

5 февраля 1928 года уже немолодой, но еще полный сил Вернадский выступил с докладом, посвященным несекретной стороне своей работы, на заседании Ленинградского общества естествоиспытателей. С этого момента фундаментальные идеи ученого стали активно входить в отечественную биологическую науку, и с этого же момента ведет начало современная глобальная экология.

Вот основные тезисы этого доклада, который можно назвать историческим.

Первое положение состоит в том, что биологический вид должен иметь не только биологическое, но и геохимическое определение. Биогеохимия в основном опирается на чисто количественные показатели – средний вес отдельных организмов и их совокупностей, средний элементарный химический состав и отвечающая ему средняя геохимическая энергия, то есть способность жизни к перемещению, иначе – миграция химических элементов в среде обитания. Количество атомов и объем организма – видовой признак. Такое определение вида не отрицает, а дополняет традиционное биологическое. Понятие геохимика «живое однородное вещество» и биолога «вид» – тождественны, но выражены по-разному.

Второе принципиальное положение Вернадского – об относительной стабильности биосферы. Биосфера в основных чертах неизменна в течение всего геологического времени, по крайней мере, полтора миллиарда лет. Такое её состояние выражается во множестве отвечающих ей явлений, в том числе и биогеохимических. Это не отрицает эволюции и замены одних видов другими. Но биогеохимические проявления жизни остаются неизменными. Стабильны количество видов, распределения их по размерам, по экологическим нишам, по глобальным биогеохимическим функциям.

Отсюда следует третье принципиальное положение теории. Геохимическая неизменность биосферы сочетается с непрерывным эволюционным изменением форм жизни. Изменяемость и предельная устойчивость – две стороны существования биосферы.

Четвертое положение заключается в том, что эффект жизни имеет интегральную характеристику – биогенную миграцию химических элементов биосферы. Законы формулируются так.

1. Биогенная миграция химических элементов в биосфере стремится к максимальному своему проявлению.

2. Эволюция видов, приводящая к созданию форм жизни, устойчивых в биосфере, должна идти в направлении, увеличивающем проявление биогенной миграции атомов в биосфере.

И, наконец, очень простая формулировка, объединяющая эти законы, или третий закон:

3. Сумма жизни стремится к максимуму.

Мечтают ли молодожены о потомстве, политик – о неограниченной власти, коммерсант – о богатстве, артист – о всемирной славе – во всем этом проявляются фундаментальные законы биосферы, согласно которым биогенная миграция стремится к своему максимальному проявлению.

Центральная мысль Вернадского – неизменность, стабильность и предельная надежность биосферы, делающая невозможными какие бы то ни было экологические кризисы.

В работах 30-х годов Вернадский уже делал осторожные предположения, что масса биосферы может немного возрастать за счет освоения организмами в ходе эволюции новых экологических ниш.

Положение Вернадского о неизменности основных характеристик биосферы часто подвергается критике. Действительно, абсолютно точно оно доказано быть не может. Однако, скорее всего, оно справедливо. Подтверждений за последние годы найдено несколько. Одно из них – состав воздуха, сохранившегося от былых биосфер. Такой воздух изучался из линз, замерзших в вековых льдах, в полостях, образованных магмами былых извержений вулканов, в янтаре. Соотношение между кислородом и углекислым газом отражает интенсивность самого важного экологического процесса – фотосинтеза. Он отражает массу растений, на которые приходится 99,2 % вещества биосферы. Согласно современным данным, соотношение между кислородом и углекислым газом в атмосфере на протяжении миллионов лет не менялось, что подтверждает положения Вернадского.

Говоря о глобальных проблемах экологии, нельзя не упомянуть существенные дополнения к учению Вернадского, которые сделал в 30-х годах другой гений русской науки – Георгий Францевич Гаузе (1910–1983). В 1934 году в возрасте 24 лет он издал книгу, которая наряду с учением Вернадского заложила основу современной экологии. Творение Гаузе называлось «Борьба за существование». Эта работа была издана в Америке на английском языке (The struggle for existance, New York, Academy Press, 1934). В России она не издана до сих пор. В дальнейшем Гаузе занимался изучением антибиотиков. Он разработал методы получения первых антибиотиков в СССР. В самом упрощенном виде экологические идеи Гаузе можно изложить следующим образом.

В одной экологической нише может обитать только один вид (хотя сам Георгий Францевич отнюдь не настаивал ни на своем авторстве этого положения, ни на его абсолютности).

Вид заполняет сколь угодно большую экологическую нишу со скоростью геометрической прогрессии до исчерпания ресурсов.

Ни один вид, ни одна популяция не может размножаться длительное время по одному и тому же закону.

Рано или поздно любой вид и любая популяция стабилизирует свою численность.

В определенный момент времени любой вид начинает сокращать численность.

Положения эти можно считать не только экологическими, но и общефилософскими. С книгой Гаузе связан еще один эпизод, имевший историческое значение. Была написана глава о приложении найденных законов к динамике народонаселения. Советскому ученому впервые удалось показать лженаучную сущность идей Мальтуса о неизбежном перенаселении и демографическом кризисе.

Гаузе предсказал сокращение прироста населения Земли в 50-х годах ХХ века и стабилизацию на уровне 9–10 миллиардов в 20-х годах будущего века. Первое – уже свершившийся факт, второе подтверждается работами большинства демографов конца века. Беда в том, что Гаузе, как и Вернадский, творил в условиях сталинской России. Общественные дисциплины, игнорируя естественные науки, давали жесткую схему прошлой и будущей истории, отступать от которой было опасно. Опасаясь репрессий, Гаузе в последний момент перед публикацией попросил снять из книги главу о демографических процессах.

Работа Гаузе за границей оказалась более известна, чем труды Вернадского (хотя работы обоих великих ученых во многом перекликались). Увы, библия экологов всего мира, созданная Гаузе, не содержала обоснованной критики мальтузианства. Этот факт плюс игнорирование работ Вернадского позволили Римскому клубу (социально-демографическому центру мирового финансового капитала, основанному на средства фонда Рокфеллера) с 70-х годов начать разрабатывать и внедрять в общественное сознание доктрины об экологическом кризисе, перенаселении, истощении ресурсов и т. д. В эту же линию попало и представление о глобальном потеплении, вызванном деятельностью человека. Отсюда следовала допустимость программ по сокращению деторождения в России и других странах, сознательно организованное обнищание государств, бандитские войны наподобие той, что США учинили в Югославии и в Ираке.

Давно умершего Вернадского и его последователей, которые могли бы дать отпор антигуманным учениям, старались и стараются не допускать до рычагов влияния на общественное мнение.

Биосфера адаптируетсяк изменению климата

Итак, в биографии и учении Вернадского переплелись три важнейших предмета – биосфера, ноосфера и оружие массового уничтожения. Это триединство дает нам взгляд, с помощью которого рассмотрение климатических проблем может оказаться плодотворным.

Теоретические положения Вернадского хорошо описывают реакцию биосферы на изменения климата. Приспособиться можно почти к любому климатическому катаклизму. В жаркие периоды расцветают теплолюбивые организмы. Холодостойкие уходят на экологическую периферию. Соответственно, имеет место и обратное. Организмы, любящие холод, цветут и размножаются со скоростью геометрической прогрессии в холодные периоды существования нашей планеты. Динозавры повсеместно плодились в жаркие периоды, млекопитающие – в более холодные. Амфибии становились хозяевами планеты, когда климат был влажным. Крокодилы и ящерицы прекрасно чувствовали себя в тропическом климате.

Важнейшее положение учения Вернадского – « всюдность », как он говорил, жизни. Количество возможностей приспособления и адаптаций неизмеримо велико. Поэтому и в самые жаркие, и в самые холодные периоды природа находит возможность приспособиться, сохранить необходимое биологическое разнообразие. Жизнь неплохо чувствует себя в самом жарком климате. Широко известно, насколько богата природа тропиков. Отсутствие влаги может быть лимитирующим фактором, но даже при самом минимальном количестве воды жизнь находит возможность существовать. Во всяком случае, даже в Сахаре есть пусть небогатые, но достаточно устойчивые экологические системы. В период оледенений жизнь, конечно, отступает, но до известных пределов. Возможности приспособления к холоду тоже достаточно велики.

Лёд, покрывающий в холодное время водоемы, – это не просто мертвая вода, ставшая твердым телом. Во льдах Арктики естествоиспытатели находят несчетное множество микроорганизмов – главным образом одноклеточных водорослей. Вот что пишет почетный полярник СССР И. А. Мельников:

«Первым обратил внимание на существование водорослей во льдах немецкий ученый К. Эренберг в середине ХIХ века. Затем диатомовые водоросли в арктических льдах неоднократно наблюдали: А. Нордшельд во время плаваний на \'\'Веге\'\' Северо-Восточным путем (1878–1880), Ф. Нансен в период знаменитого дрейфа на \'\'Фраме\'\' через Центральный Арктический бассейн (1893–1896), русский ботаник И. В. Палибин, принимавший участие в походе ледокола \'\'Ермак\'\' летом 1901 года по северной части Баренцевого моря. В последующих работах исследователи Арктики и Антарктиды также находили одноклеточных водорослей в толще льда».

Если арктическая ледовая флора была обнаружена еще в конце прошлого века, то в существование криофильной – холодолюбивой – фауны долгое время не верили даже исследователи, находившие в толще льда морских беспозвоночных. Вплоть до 60-х годов прошлого столетия не удавалось выяснить, откуда эта фауна берется, поскольку наблюдать за нижней поверхностью льда с помощью имеющейся техники было невозможно. Только с использованием акваланга удалось узнать о судьбе ледовой флоры. Во время водолазных погружений сначала в Антарктиде, потом в Арктике в 1967–1980 годах под различными типами льдов были обнаружены многочисленные беспозвоночные животные, обитающие на границе раздела вода-лед. Оказалось, что в рацион этих животных прямо или косвенно входят одноклеточные водоросли, развивающиеся у льда.

И только после этих исследований появились основания рассматривать обитателей ледовой толщи как сообщество организмов, для которых лед играет роль субстрата.

Живой лед свойствен не только полярным, но и нашим широтам. В течение многих лет ледяную жизнь Волжского бассейна изучали сотрудники Института биологии внутренних вод Академии наук СССР (Борок Ярославской области). Вот что пишет доктор биологических наук И. К. Ривьер:

«Пока не образовались толстые снежные наносы, препятствующие проникновению света, под самой кромкой льда вегетируют планктонные водоросли, размножаются бесцветные простейшие – жгутиконосцы. Здесь же начинают размножаться, достигая к концу зимы большой численности, коловратки. Подледные скопления этих животных мы обнаруживали, как правило, по всему зимнему водоему, а к февралю-марту они занимали уже и толщу воды, распространяясь до 3–4-метровой глубины. Зимние коловратки – это особые холодолюбивые виды, не встречающиеся летом в активном состоянии. Особо много их в Байкале, Ладожском, Онежском озерах». Итак, жизнь при температуре замороженного льда реально существует, и она может быть активной даже при отрицательных температурах. Когда она снижается до –10…–20 °C жизнь переходит в пассивную форму – анабиоз. Под анабиозом понимают временное состояние организма, при котором жизненные процессы настолько замедленны, что почти полностью отсутствуют видимые проявления жизни. При наступлении благоприятных условий организмы в полной мере возвращаются к жизни.

Можно рискнуть смоделировать самую страшную экологическую катастрофу, которая только может случиться. Вдруг погаснет Солнце – источник жизни на Земле. Ясно, что в этой ситуации поверхность планеты скуют льды, и жизнь как бы исчезнет. Но не до конца.

Прекратится основной процесс, обеспечивающий существование биосферы, – фотосинтез, то есть образование растениями за счет солнечной энергии органических веществ из неорганических. Но природа и здесь сохранила предохранитель.

Великий русский микробиолог С. Н. Виноградский (1856–1953) открыл еще один важнейший природный процесс – хемосинтез, то есть образование микроорганизмами органических веществ без солнца, за счет энергии химического распада. Такие организмы существуют в недрах Земли, в глубоких шахтах, на дне океана. Если погаснет Солнце, в недрах еще сохранится глубинное тепло, и организмы-хемосинтетики создадут свою биосферу. Можно предположить, что даже подобная «суперкатастрофа» не уничтожит биосферу.

Человечество в ХХ веке, как учил Вернадский, стало геологической силой. Впрочем, пока меньшей, чем силы природные.

Но по мере увеличения сил человеческих в соответствии с законами ноосферы будут активизироваться механизмы, контролирующие эти силы и стоящие выше воли отдельных, даже самых влиятельных людей.

Так, в соответствии с учением В. Вернадского, благодаря множественным адаптациям и возможности решения экологических задач сохраняется стабильная биосфера во все периоды существования Земли.

Часть 2. От мифов – к истине Глава 1. Экологические мифы

Что такое экология?

Мы уже рассмотрели экологию в понимании ученых XIX века.

Теперь, основываясь на философии Чижевского и Вернадского, поговорим о современном видении этой науки.

Экология – наука о взаимоотношении организмов с окружающей средой. Поэтому экологию можно рассматривать не как частную дисциплину, а как мировоззренческую науку, основанную на философском подходе, тесно связанную с комплексом гуманитарных и естественных наук.

Слово «экология» происходит от греческих корней. «Ойкос» – дом, «логос» – наука. Все вместе – наука о доме. Более строго экологию можно определить как область знаний, изучающую взаимоотношение организмов с окружающей средой. При этом в понятие «окружающая среда» входят элементы неживой, живой и искусственной, созданной человеческим трудом природы.

Еще одно определение экологии – наука о биологических системах надвидового уровня. Традиционно экология рассматривалась как часть биологии. Однако в последние годы экология настолько обогатилась методами других наук – физики, химии, математики, экономики и, разумеется, философии, что ее уже нельзя рассматривать только как часть биологии. Одна из функций экологии в современном познании состоит в том, что она играет роль связующего звена между естественными и общественными науками. Экология – теоретическая основа охраны природы и рационального природопользования.

Экология включает много областей знаний, существующих как самостоятельные науки. Назовем важнейшие из них. Общая экология изучает наиболее фундаментальные закономерности взаимоотношений организмов со средой обитания.

● Глобальная экология изучает органический мир в целом.

● Аутэкология изучает экологию отдельных особей и видов.

● Факториальная экология изучает факторы внешней среды.

● Синэкология – экология биологических сообществ.

● Биогеоценология – экология крупных экологических систем.

● Историческая экология изучает развитие экологических систем в большие промежутки времени.

● К ней примыкает палеоэкология, объединяющая методы палеонтологии и общей экологии. Палеоэкология позволяет восстановить не только облик былых биосфер, но и климат прошлого.

Существуют специальные разделы экологии, изучающие взаимоотношения с окружающей средой конкретных групп живых организмов. Это – экология растений, животных. Возможна и более дробная классификация экологических наук по классам животных и растений (экология насекомых и т. д.), по отдельным родам и видам (экология полевки, слона, бегемота и т. д.). Взаимоотношения человека с окружающей средой изучает экология человека. В свою очередь она делится на биоэкологию и социоэкологию человека. Под ноосферной экологией мы будем понимать науку, изучающую взаимодействие социально-биологических систем с окружающей средой. В частности, в ведение этого раздела науки попадает животрепещущий вопрос – как климат влияет на человечество и его историю и как человечество влияет на климат?

Истоки глобальных проблем современности

Проблемы, поднятые в нашей книге, о потеплении, похолодании, месте человечества в мире с изменяющейся температурой – суть проблемы глобальные. Разберем тот контекст, в котором эти проблемы возникли.

В XVIII веке закончились великие географические открытия. Размеры Земли и очертания континентов оказались описанными с высокой точностью. Человечество стало задумываться о глобальных проблемах, то есть проблемах, существующих в масштабах всего земного шара. Важнейшие из них четко и последовательно изложил английский ученый конца XVIII века Томас Мальтус. В своей книге «Эссе о принципах народонаселения» он предостерег современников, что поскольку число людей, живущих на Земле, постоянно растет, то способность планеты обеспечивать их рано или поздно будет исчерпана. На первый взгляд, Мальтус рассуждал логично. Человечество в то время росло со скоростью геометрической прогрессии. При таком росте население должно было рано или поздно превысить любое сколь угодно большое число. Поскольку ресурсы Земли, хотя и велики, но конечны, то рано или поздно они неминуемо будут исчерпаны. Аргументацию Мальтуса при поверхностном рассмотрении можно считать научной. Вместе с тем она оказалась ущербна с точки зрения философии. Ученый не учел того положения, что ни один процесс не может бесконечно развиваться по одному и тому же закону. В этом крылась ошибка учения.

Идеология катастрофизма, проповедником которой он выступал, возникла задолго до него в рамках религиозного мышления. Большинство религий мира предсказывали глобальные потрясения и гибель человечества. В основной книге христианской религии – Библии (Новый Завет) есть раздел «Апокалипсис», предсказывающий страшные катаклизмы и картину гибели Земли.

Приведем, например, такую цитату из Святого Писания, приписываемую Иоанну Богослову, пронзившему своим взглядом тьму грядущего:

«Семь ангелов, которые держали трубы, приготовились трубить. Первый ангел затрубил, и пошел град и огонь, смешанные с кровью, и третья часть земли, третья часть деревьев и вся трава сгорели. Затрубил второй ангел, и в море упала огромная горящая гора, и третья часть моря превратилась в кровь. Третья часть всего живущего в море вымерла, и третья часть всех судов погибла. Затрубил третий ангел, и с неба на третью часть рек и источников упала горящая, как факел, звезда. Звезда называлась Полынь (по-украински – чернобыль. – В. С. ). Третья часть воды стала горькая, и от этой горькой воды погибла третья часть человечества. Затрубил четвертый ангел, и была поражена третья часть солнца, третья часть Луны и третья часть звезд. Они вдруг потемнели, и третья часть дня и ночи была лишена света. Я стоял и смотрел и вдруг увидел орла, летящего среди неба. Он громко кричал:

– Горе! Горе! Горе жителям земли!»

Такие пророчества широко использовались в политике и идеологии, причем особо широко их применяли носители реакционных политических доктрин.

Несмотря на мрачные пророчества Мальтуса, подкрепленные логичными рассуждениями, ни один из ресурсов на планете к началу XXI века не оказался исчерпанным. В чем же дело? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к научным теориям, разработанным в ХХ веке. Учение о глобальных законах развития биосферы создано экологией, социологией и другими науками.

Геолог и философ Владимир Иванович Вернадский, как мы знаем из предыдущих глав, писал, что в ХХ веке человечество стало геологической силой планетарного масштаба, определяющей многие стороны существования как сферы жизни – биосферы, так и сферы разума – ноосферы. Возросшее влияние человечества на живую оболочку Земли имело как негативные, так и позитивные последствия.

Увеличивается численность людей на планете, растет их средняя продолжительность жизни. Это свидетельствует о том, что в целом состояние человека разумного как биологического вида удовлетворительно. Такое следствие можно вывести на основе классического эволюционного учения, созданного английским биологом Чарльзом Дарвином (1809–1882). Согласно ему, есть только один объективный и абсолютный критерий процветания вида – увеличение его численности. Однако благоприятное состояние человечества может смениться неблагоприятным. Численный рост людей и научно-технический прогресс оказывают все возрастающее влияние на природу, которое может иметь трагические последствия. Катастрофы, способные резко уменьшить население Земли, становятся все более вероятными. Необходимо прогнозировать итоги любой нашей победы над природой, которая может обернуться поражением с самыми трагическими последствиями для человечества. Абстрактная охрана природы должна сменяться конкретно разработанной стратегией рационального природопользования. Любая деятельность человека так или иначе влияет на природу. Запретить всю хозяйственную деятельность невозможно и не нужно. Необходимо вести её рационально с привлечением данных экологии и других наук.

Некоторые из форм воздействия человека на природу – например связанные с добычей нефти, использованием ядерной энергии – порой приобретают катастрофический характер. Однако отдаленные и окончательные последствия экологических катастроф подчас оказываются неожиданными, по крайней мере, для тех, кто опирается на упрощенные представления о законах экологии.

Приведем несколько примеров. Выбросы нефти в океан из скважин, в результате аварий танкеров могут приобретать характер катастроф. Однако последствия их неоднозначны. Незначительные выбросы увеличивают биологическую продуктивность и биологическое разнообразие в океане. Значительные выбросы – уменьшают. Участки суши, загрязненные нефтепродуктами, подчас становятся непригодными для многих форм природопользования. Однако биологическое разнообразие в местах загрязнения нефтью оказывается приблизительно таким же, как и в чистых местах. Дело в том, что нефть – органическое соединение, которое усваивается многими живыми организмами. При избытке нефти увеличивается количество организмов, усваивающих её, и уменьшается количество организмов, не способных усваивать нефть. Так что избыток нефти в природной среде может быть и полезным, и вредным.

Приведем ещё один известный пример.

26 апреля 1986 года произошла крупная экологическая катастрофа – взрыв Чернобыльской атомной станции. В природу попало от нескольких тонн до нескольких десятков тонн радиоактивной руды, содержащей несколько десятков килограммов чистых радиоактивных элементов. Основу этих веществ составили долгоживущие изотопы, включая плутоний-239 с периодом полураспада 24 065 лет. Трудно было ожидать, что в обозримом будущем ситуация в районе катастрофы улучшится. Тем не менее оказалось, что природные возможности естественной самоочистки очень велики. К 1988 году экологическая обстановка стабилизировалась. Биологическое разнообразие и биологическая масса в зоне Чернобыля оказались даже выше, чем до катастрофы. По данным как российских, так и зарубежных экспертов, продолжительность жизни чернобыльцев превысила среднюю продолжительность жизни других слоев населения (за счет лучшего материального обеспечения и большего внимания врачей к их здоровью).

Эти факты свидетельствуют, что последствия экологических катастроф могут оказаться обратными ожидаемым, и для прогнозов необходимо привлекать весь арсенал современной науки.

Синдром Энгельса

Не всякая научная идея, даже самая глубокая может оказать серьезное влияние на общественное сознание и на политику. Кроме глубины, идея должна иметь определенную финансовую подпитку и возможности работать в нашем непростом мире.

Как блестяще показал В. И. Вернадский, живой природе свойственна неограниченная экспансия. Социально-биологической природе человека тоже свойственна социальная экспансия. Человек всегда мечтает иметь больше социальных достижений и благ, чем имеет. Остановить человека могут только внешние силы. Творческий (или псевдотворческий) человек должен непрерывно творить (или заниматься псевдотворчеством – это у кого как получается). Но работает только то творчество, которое имеет социальную поддержку, в основном сводящуюся к финансам. Зато при наличии таковых начинают работать подчас далеко не самые конструктивные идеи. Как известно, Карл Маркс и Фридрих Энгельс вошли в историю. Решающую роль здесь сыграли денежные средства Энгельса. Удачливый предприниматель хорошо знал законы буржуазного бизнеса и пользовался своими знаниями, чтобы облагодетельствовать человечество и себя. Успех дался нелегко. Многим пришлось пожертвовать. Например, семьей и некоторыми мечтами молодости. Дожив до зрелого возраста, он вспомнил о своем желании не только разбогатеть, но и потрясти мир величием своего гения. Поскольку бизнес занимал слишком много сил и времени, он задействовал своего бедного друга Карла Маркса, чтобы тот помогал доводить до ума и дописывать философские наброски, оставшиеся у Энгельса как память о юношеских мечтах. Маркс же был великим и бедным мыслителем, не обременявшим себя регулярным хождением на работу, мечтавшим жить на гонорары от статей и книг. Но жить на гонорары затруднительно даже для самых великих авторов – за очень малым исключением. Соответственно, помощь богатого друга Энгельса оказалась кстати. Фридрих был не из тех, кто механически подписывал чужие тексты. Он вносил в философские труды совместного приготовления свои идеи и видение мира, подчас отличные от проповедуемого Марксом. Кстати, работы, под которыми стоит подпись одного Энгельса, подчас более сдержанны и взвешенны, чем те, что шли под двумя фамилиями. Энгельс был ближе к реальной жизни, чем Маркс.

Говорят, что выдающийся политик, канцлер О. Бисмарк, ознакомившись с «Манифестом коммунистической партии», сказал: «Идеи интересные. Хорошо бы проверить. Но для начала надо найти страну, которую не жалко». Бисмарк даже пытался пригласить Маркса на службу в идеологический сектор рейхстага. Но Маркс в силу склада личности и плохого состояния здоровья (у него была болезнь, очень напоминающая СПИД, – см. книгу автора «Эссе о социобиологии», СПб., 2008) не стал обременять себя государственной работой.

В конечном итоге финансовый толчок средств Энгельса позволил двум мыслителям стать классиками нового учения и прослыть величайшими гениями в истории человечества. Гениями они, пожалуй, не были, но в определенных талантах им не откажешь. Беда в том, что насильственное проведение в жизнь их идей, в том числе и неверных, с помощью пресловутого ресурса власти и «золота партии» имело самые печальные последствия.

Еще один пример связан с известным и извечным вопросом – есть ли жизнь на Марсе? В 1877 году итальянский астроном Джованни Скиапарелли обнаружил на Марсе, как ему показалось, сеть правильных линий. Только что закончилось строительство Суэцкого канала. Начали рыть Панамский. Слово «канал» у всех на устах. В шутку итальянский ученый обозвал линии на Марсе каналами. Каналы – значит, искусственные? Как истинный ученый, Скиапарелли придерживался фактов и был осторожен в предположениях. К тому же, как и большинство ученых, он был беден и не имел серьезных возможностей пропагандировать свои научные открытия. Зато американский бизнесмен Персиваль Ловелл был богат и имел синдром Энгельса. Денег ему было мало, хотелось славы. Он зацепился за брошенное Скиапарелли предположение, решил возглавить поиски разумной жизни на Марсе. На свои деньги создал прекрасно оснащенную обсерваторию в штате Аризона, раздул грандиозную PR-кампанию по пропаганде идеи марсианских каналов. Идея понравилась многим, вошла в общественное сознание, многократно обыгрывалась писателями-фантастами. В несуществующие каналы уверовали даже профессионалы-астрономы. Разобрались в их отсутствии только в 70-е годы прошлого века, когда появились самые мощные телескопы и возможность изучать Марс с космических станций. Воистину, мифотворчество – единственная область, где разрушать подчас труднее, чем создавать. Не будем осуждать Скиапарелли и Ловелла. Они, возможно, заблуждались искренне. Их заблуждения стимулировали общественную мысль и принесли меньше вреда, чем оголтелая пропаганда заблуждений Маркса и Энгельса.

Теперь – пример из области археологии. Много столетий историков Античности волнует так называемый гомеровский вопрос, точнее, комплекс вопросов. Существовал ли на свете сказитель Гомер или это коллективный псевдоним? Когда он жил? Соответствует ли истине описанная им Троянская война?

Разрешить вопрос взялся бизнесмен Г. Шлиман (1822–1890), который также имел синдром Энгельса. Не имея специального образования, он вложил огромные деньги в раскопки, призванные обессмертить его имя. Увидел в Греции почти что первый попавшийся холм и принялся самыми варварскими методами его раскапывать. Нашел головешки и несколько примитивных изделий из золота. В результате было объявлено о нахождении Трои. Впоследствии оказалось, что слой относится к более древнему периоду. Затем появились и сомнения относительно места. Высказывалось и предположение, что знаменитый «клад Приама» – подделка греческих ювелиров XIX века.

Разумеется, совсем на пустом месте легенды и эпосы не возникают. Хотя бы в силу того, что людская фантазия ограниченна. Но искажения реальных фактов подчас достигают невероятных масштабов, уводя тексты в область абсолютно нелепых сказок. Чего стоит, например, описанный Гомером сюжет о Троянском коне? Как можно было в условиях боевых действий сделать такую громадную конструкцию, похожую на коня и легко передвигающуюся на колесах? Единственным реальным плотницким инструментом у эллинов были бронзовые мечи. Даже пил в то время еще не изобрели. Как можно было сделать скрытный объем для размещения целого отряда воинов? Как могли троянцы не заметить огромной полости в деревянном коне? Как воины могли сидеть сутки не шевелясь, не кашляя, не справляя малой нужды, коя могла потечь сквозь доски? Да и обстоятельства, связанные со жрецом Лаокооном и морскими змеями, уж совсем сказочные! Короче, речь идет о совершенно нереальном сюжете. Но с подачи мифического Гомера с «подтверждением» Шлимана сюжет вошел в мировое сознание.

Таким образом, мы еще раз видим, что мировая история представляется нам в виде набора нелепостей. Были бы деньги – раскрутить можно любую глупость.

А теперь вернемся к нашим проблемам. В частности, к Нобелевской премии 2007 года «за привлечение внимания мировой общественности к проблемам глобального потепления». Не напоминают ли действия и мечты Альберта Гора «синдром Энгельса»?

Успешный политик и богатейший человек, он имел основания стать президентом США. В силу определенных причин, кои обсуждать на страницах данной книги неуместно, не стал. Неуемную энергию, подкрепленную финансами, он направил на пропаганду далеко не самой лучшей научной идеи. Как говорится, Бог ему судья.

Сокращение биомассы и биоразнообразия

Теперь, уяснив некоторые механизмы внедрения в общественное сознание некорректных научных положений, перейдем к проблемам экологии.

В печально известных «Протоколах Сионских мудрецов» мы встречаем такой пункт (протокол № 6). «Мы поднимем цены на продукты питания, объяснив это падением земледелия и скотоводства». Понятно, что любой торговец мечтает о подъеме цен на свой товар, и теоретик, «научно» объясняющий необходимость такого поднятия, может оказаться востребован и оплачен. Так оказалась востребована идея глобального экологического кризиса, давно витавшая в воздухе и организационно оформленная Римским клубом в 70-е годы прошлого века.

Разберем биологическую составляющую идеи глобального кризиса . Прежде всего, заметим, что биосфера – система высочайшей устойчивости. Высокую стабильность биосферы обеспечивают следующие генетико-физиологические механизмы.

• Большие адаптивные возможности особей, входящих в состав любой популяции, реализуемые в течение онтогенеза.

• Высокая потенциальная изменчивость любого вида, возможность подключения дополнительных источников повышения изменчивости при попадании популяции в неблагоприятную среду.

• Мощь геометрической прогрессии размножения, впервые оцененная Мальтусом и в ее биологических последствиях описанная Дарвином.

• Многообразие видов в биоценозах, среди которых могут оказаться в достаточном количестве «преадаптированные» почти к любым условиям.

Существенно добавить, что защитные силы действуют по иерархическому принципу. Биосфера отстаивает себя, отбрасывая неприспособленные экосистемы и размножая приспособленные. Экосистемы отстаивают себя избавляясь от недостаточно приспособленных видов. Виды выживают, сохраняя приспособленных особей и лишаясь неприспособленных. Организм в случае необходимости может жертвовать отдельными своими клетками – и т. д. Отсюда – практический вывод. Программы, связанные с повышением глобальной устойчивости биосферы и обеспечением поддержания биологического разнообразия в масштабах всей планеты путем определенной международной демографической политики, следует считать малообоснованными. Эти процессы управляются силами, неподконтрольными человеку. Можно говорить о региональном экологическом контроле, ибо в отдельных регионах ситуация может меняться в неблагоприятную для человека сторону, и этими процессами в каких-то пределах можно управлять.

Критериев, характеризующих общее состояние биосферы, два – биомасса и биоразнообразие. Разберем вопрос об общей массе биосферы. В основном – на 99 % – она сосредоточена в высших растениях. В связи с этим возникает вопрос – увеличивается или уменьшается масса лесов на планете.

В 1988 году были обнародованы данные о сокращение важнейшего легкого планеты – бразильской сельвы. Через несколько лет группа американских экспертов, вооруженных данными спутникового мониторинга, показала, что катастрофический результат основан на неверной трактовке данных дистанционного мониторинга. Мощь тропических лесов настолько велика, что уничтожить их нельзя при большом желании.

Можно привести и такой любопытный факт. Во время бандитской войны, которую вела Америка во Вьетнаме в 60—70-х годах с целью борьбы с вьетнамскими партизанами, Пентагон дал задание экологам разработать технологию уничтожения джунглей. Хотя бы вокруг американских баз. Были испробованы все возможные средства – напалм, гербициды, самые ядовитые токсины. Все оказалось напрасно. Джунгли все равно наступали, давая прибежище вьетнамским народным мстителям. Природа оказалась сильнее всей мощи Пентагона.

В течение нескольких столетий человечество увеличивало использование древесины в народном хозяйстве. В настоящее время масса используемой в хозяйстве древесины сокращается, и площадь лесов на Земле медленно возрастает. По данным ФАО, подытоженным Ломборгом, пик массовых вырубок пришелся на 1947 год. В этой время суммарная площадь всех лесов составляли 3,5 миллиарда гектар. К концу ХХ века лесные массивы уже составляли 4,2–4,3 миллиарда гектар. Так что общая масса биосферы не уменьшается. В отношении биоразнообразия ситуация не до конца ясная. Известны расчеты американской исследовательницы Бетси Карпентер. Согласно им скорость вымирания видов составляет 10 000 в год, чуть больше одного в час. Ломборг – ведущий специалист антимальтузинского направления – исходит из максимальной опубликованной западными источниками цифры о вымирании 40 000 видов в год. Этот ученый сопоставляет значение с общим описанным разнообразием (3–5 миллионов), темпами эволюции и делает вывод, что исчезновение этого количества неопасно для планеты. Не со всеми выкладками Ломборга можно согласиться, тем более что он по специальности математик, а не биолог. В российских источниках (в частности, в официальных отчетах Госкомэкологии) приводится другое значение – 1 вид вымирает в год. Это совсем незаметно для биосферы. Уже такие расхождения в оценках специалистами темпов вымирания говорят о том, что точных данных об интенсивности этого процесса нет. В действительности и эта цифра не до конца аргументирована.

Существует теория так называемых скрытых видов, согласно которой большинство видов не вымирает, а переходит в малочисленное состояние, малодоступное для наблюдений методами полевой экологии. Общая численность видов на Земле науке не известна. Описано, как отмечалось выше, от 3 до 5 миллионов. Оценки же общего числа, включая неописанные, варьируются в гигантских пределах – от 8 миллионов до миллиарда. Предположительно, в ХVIII веке исчезла Стеллерова корова. В XIX – американский странствующий голубь. В ХХ – тасманийский сумчатый волк. Хотя и эти исчезновения еще требуется подтвердить. В вымирании этих видов человек повинен косвенно. Здесь сработал механизм конкуренции и правило Гаузе, говорящее о несовместимости двух видов в одной нише. Стеллерова корова была вытеснена дюгонем. Американский голубь – завезенным европейским. Тасманийский волк – более приспособленной собакой динго. Биосфера в результате замены одного вида на другой не обеднела. В список исчезнувших животных обычно включают европейского тура. Его прямой потомок – домашняя корова. Коров сейчас в Европе больше, чем в старину диких туров. Так что в результате действия человека биосфера порой не беднеет, а наоборот. Зарегистрированные случаи исчезновения видов единичны. Зато есть другие данные.

На территории урбанизированных биоценозов количество животных, растений, микроорганизмов непрерывно возрастает. Городские конгломераты и агроценозы – территории, переделанные человеком, – это раны на теле планеты. Биосфера Земли быстро их залечивает, возвращая биоразнообразие к оптимальному, отработанному эволюцией значению. Хорошо или плохо это для людей – вопрос другой. Биосфера отстаивает себя как единое целое, не считаясь с интересами отдельных видов, в том числе вида человек разумный.

Таким образом, разрушения биосферы достоверно не фиксируются. Не разрушалась она ни в периоды похолоданий, ни в периоды потеплений.

Озоновые дыры

Еще один аспект идеи глобального экологического и климатического кризиса – разрушение озонового слоя планеты якобы из-за действий человечества. Сначала перечислим факты, известные самой широкой общественности из популярных изданий. Утоньшение озонового слоя стали фиксировать в 70-х годах. Особенно значительно он уменьшился над Антарктидой, что и привело к появлению расхожего выражения «озоновая дыра». Малые дыры фиксируются также в Северном полушарии – над Арктикой, в районе космодромов Плесецк и Байконур.

В 1974 году двое ученых из Калифорнийского университета – Марио Молина и Шервурд Роуленд – выдвинули гипотезу, что основным фактором разрушения озона выступают газы фреоны, используемые в холодильной и парфюмерной промышленности. Менее значительные озоноразрушающие факторы – полеты ракет и сверхзвуковых самолетов.

Мировое сообщество отреагировало на работы ученых. В марте 1985 года в Вене было подписано международное соглашение о сокращении производства фреонов. Тем не менее озоновые дыры, особенно над Антарктидой, вроде бы продолжают расти. Рано или поздно эта тенденция приведет к тому, что солнечный ультрафиолет вызовет массовые мутации, раковые заболевания и, в конечном итоге, сожжет все живое. Теперь переведем разговор в научную плоскость. Озон – химическая модификация кислорода, состоящая из трех атомов, которая образуется из обычного, двухатомного кислорода под влиянием солнечных лучей на больших высотах и при грозовых разрядах. Озон задерживает ультрафиолет, губительный для живого. Наличие озонового экрана – необходимое условие существования жизни.

Химические свойства озона были изучены еще в ХIХ веке, и последние 100 лет его присутствие в атмосфере количественно измеряется. Систематические наблюдения за его слоем начались в 1957 году, когда ученые десятков стран объединились с целью изучения тайн Земли в рамках Международного геофизического года. Этот год был знаменателен еще и тем, что с него началась космическая эра. В дальнейшем наблюдения за озоновым слоем стали вестись со спутников, а вскоре – с пилотируемых космических кораблей и станций. Оказалось, что с 1957 до 1962 года озоновый слой утоньшался. С 1962 года количество стратосферного озона вновь стало расти.

Чем обусловлен спад 1960 года – до сих пор неизвестно. Одна из гипотез связывает этот процесс с интенсивно проводимыми в те годы атомными испытаниями. Действительно, при мощном стратосферном взрыве образуется множество свободных ионов, которые в ходе химических реакций могут превращать озон в двухатомный кислород. Однако все эти рассуждения носят лишь гипотетический характер. С фреонами события 1960 года точно не связаны, потому что тогда их производилось немного. После 1962 года озоновый слой был относительно стабилен. В 70-х годах стало формироваться то, что получило название озоновых дыр. Однако в целом процессы, происходящие в верхних слоях атмосферы, оставались неясными. Спорят даже по такому вопросу: действительно ли уменьшилось количество озона, или он просто перераспределился из района «дыр» в другие области Земли?

Когда в 1974 году химики Молина и Роуленд выдвинули гипотезу о связи озоновых дыр с фреонами, обоснование ее было довольно слабым. Совершенно очевидно, что озон участвует во многих химических реакциях, и не связанных с фреонами. Непонятно, почему самая главная дыра оказалась в Южном полушарии, если почти все фреоны синтезируются и выпускаются на волю в Северном. И, тем не менее, на пропаганду сомнительной гипотезы вдруг заработали огромные силы, весьма далекие от науки.

Химический концерн Дюпон вложил огромные средства в эту нечистую с научной и этической точки зрения пиар-акцию. Дюпону удалось неплохо заработать на озоновой страшилке и задавить конкурентов, быстро выбросив на рынок парфюмерии бесфреоновые аэрозоли. В действительности наблюдаемые вариации озона в атмосфере не описываются моделью Роуленда и Молина, и их расчеты расходятся с фактическими данными. Изучение озоновых дыр показало, что их расположение не совпадает с местами техногенных выбросов. Выяснилось, что значительно больше фреонов поступает в атмосферу в результате вулканической деятельности. Озоновая дыра в Антарктиде показала четкую корреляцию с активностью мощнейшего вулкана Земли Эребус, находящегося на ледяном континенте. Удалось получить данные и о многолетней динамике озонового слоя. Так, выяснилось, что были периодические спады его значения. Например, минимум наблюдался в 1908 году – задолго до промышленной революции ХХ века. Каким-то образом этот минимум оказался исправленным после падения Тунгусского метеорита. Но об этом неординарном событии в истории Земли разговор будет позже.

Несмотря на отсутствие серьезных подтверждений своей гипотезы, Ш. Роуленд и М. Молина получили в 1997 году высшую награду – Нобелевскую премию фактически за лженаучные измышления. Ажиотаж вокруг их работ лежал в общем русле идей катастрофизма.

Демографический кризис и возможная нехватка сырья

Сначала – общетеоретические соображения. Рост биомассы и численности любого вида ограниченны. Это – частный случай общефилософского положения о том, что ни один процесс не может бесконечно развиваться по одному и тому же закону. Изменение численности любой биологической популяции проходит через несколько стадий.

● На первой стадии численность неизменна. Эта стадия была известна ещё античным и средневековым философам, большинство из которых были сторонниками идеи неизменности живого мира.

● На второй стадии наблюдается рост числа организмов со скоростью геометрической прогрессии. Именно на эту стадию обратил внимание Мальтус.

● На третьей стадии вновь наблюдается стабилизация численности на достигнутом уровне. Эту стадию описал в 1838 году датский естествоиспытатель П. Ферхюльст.

Теперь поговорим о предсказываемом некоторыми учеными демографическом кризисе. Его возможные последствия – сырьевой, энергетический, аграрный кризисы. Представления о них восходят к работам Мальтуса. На первый взгляд, он рассуждал логично. Природные ресурсы ограниченны, а население Земли растет. Однако, вопреки прогнозу, ни один из природных ресурсов, как возобновляемых (сельскохозяйственная и другая биологическая продукция, энергия Солнца), так и не возобновляемых (минеральное сырье), не исчерпаны. В течение последних столетий цены практически на все виды сырья устойчиво снижались, рост же цен оказывался кратковременным. Средний работающий гражданин, независимо от того, при каком режиме в какой стране живет, за деньги, получаемые в единицу времени, может купить намного больше угля, нефти, зерна и т. д., чем в прошлом веке. Это происходит за счет научно-технического прогресса.

Кажущаяся нехватка одного источника сырья всегда приводит к поиску и созданию более эффективной технологии. Великий переход от бронзового к железному веку произошел в античной Греции под влиянием кажущегося истощения запасов цветных металлов в районе Средиземноморья. В действительности запасы меди и олова не истощились до сих пор, и цены на них устойчиво падают. Нехватка в Европе лесов и, соответственно, древесины – опять же, кажущаяся – привела к наступлению в конце Средневековья эры угля. В ХIХ веке всеобщее беспокойство относительно сокращения запасов каменного угля стимулировало развитие нефтедобывающей промышленности. Энергетический кризис 70-х годов ХХ столетия обеспечил развитие множества технологий, связанных с альтернативными источниками энергии – Солнца, ветра, радиоактивного распада и т. д.

В конечном итоге сохранились и нефть, и уголь, и лес, и пищевое сырье. На сегодняшний день человечество использует ничтожную часть минеральных ресурсов. Полезные ископаемые добываются с глубин 200–300 метров. В то же время уже разработана технология бурения на глубину 10 километров. Добыча полезных ископаемых с больших глубин экономически нерентабельна. При повышении стоимости этих ископаемых и при изменении технологии они станут доступны.

Возможен ли неограниченный рост численности человечества? Невозможен, исходя из принципа ограниченности любого биологического роста. Численность населения многих стран мира, включая современную Россию, уже практически не возрастает. Есть тенденция к снижению темпов прироста населения в развивающихся странах. По прогнозам демографов, численность человечества должна стабилизироваться в 20-х годах XXI века на уровне 9–10 миллиардов. Так что демографический кризис невозможен.

Грозит ли человечеству опасность вымирания от неизлечимых болезней, например СПИДа? Нет, не грозит. Человечество переживало более опасные эпидемии. Эпидемии чумы в конце Средневековья за считаные месяцы уничтожали в Западной Европе до 75 % населения стран. Однако оставшиеся в живых люди, имеющие иммунитет к чуме, за несколько лет интенсивного размножения восстанавливали численность стран. Происходило это в соответствии с законами глобальной экологии, которые утверждают, что любая экологическая ниша должна заполниться. На сегодня наиболее распространен вирус СПИДа в Африке. Процент его носителей на этом континенте давно стабилизировался, и угрозы вымирания целых стран нет. Рост числа вирусов осуществляется в соответствии с законами глобальной экологии, постулирующими стабилизацию численности любого вида.

Конфликты между человеком и природой имеют место. Корни их глубоки. Когда человек пошел по пути создания материальной культуры, он вышел из природы и стал противостоять ей. Но конфликты человека с природой не антагонистичны. Биосферные кризисы, которые человек регулярно порождает, локальны и, в конце концов, преодолеваются защитными силами природы и целенаправленной деятельностью человека. Разрушить же биосферу в целом человек не в состоянии – на сегодня природные силы мощнее тех, которыми располагает человек.

Концепции глобальных кризисов отражают некоторую часть реальности и полезны в том отношении, что привлекают внимание человечества к необходимости бережного отношения к планете и природным ресурсам. Но группа теорий рога изобилия более адекватно отражает реальность нашего времени.

В наши дни рост населения планеты происходит, главным образом, за счет развивающихся стран. В результате возникает глобальный и все усиливающийся дисбаланс между численностью стран и их благополучием. Такая ситуация будет сохраняться на протяжении по крайней мере 20 лет – то есть до того момента, когда численность населения Земли, по прогнозам демографов, должна стабилизироваться. Каждый человек, живущий в развитой стране, потребляет в 20–30 раз больше ресурсов планеты, чем житель развивающихся стран. Этот дисбаланс может привести к глобальным социальным потрясениям. Эта возможность делает необходимой международную координацию действий, направленных на рациональное использование ресурсов.

Новый этап координации международных усилий начался в 1992 году. Тогда в Рио-де-Жанейро собралась конференция ООН по окружающей среде и развитию. Она выработала так называемую концепцию «устойчивого развития». В концепции говорится следующее.

1. Все люди имеют основное право на окружающую среду, благоприятную для их здоровья и благополучия.

2. Государства сохраняют и используют окружающую среду и природные ресурсы в интересах нынешнего и будущих поколений.

Признание концепции устойчивого развития означает возвращение к целостному восприятию мира и человека, признанию того, что человек – суть часть природы. При таком подходе экологические требования должны стать органически связанными с требованиями экономического развития. Развитие общества по новому пути заключается в переходе от стихийного развития к политике коллективного социального управления в международном масштабе на основе разумного согласия. Безопасность окружающей среды, соответствие её состояния условиям воспроизводства человека становится общечеловеческой ценностью. Значение концепции устойчивого развития нельзя недооценивать, но нельзя и переоценивать. Она является скорее политической, чем научной программой. Реальные пути стабилизации экологической обстановки на планете в ней не указаны. Выбор путей стабилизации часто зависит от политического и экономического давления.

Глава 2. Миф о глобальном потеплении

Истоки мифа

Глобальное потепление как составная часть глобального экологического кризиса благодаря усилиям массмедиа, политиков и небольшого числа ученых стало одним из краеугольных камней, определяющих общественное сознание людей XXI века. Если потепление действительно имеет место, для нашей страны, значительная часть которой находится в зоне вечной мерзлоты, оно проявится особенно остро. Возможный сценарий глобального потепления для Севера будет иметь как положительные, так и отрицательные последствия. С одной стороны, климат может стать мягче, более комфортным для проживающего тут населения. Для России с ее холодным климатом оно могло бы стать благом. С другой стороны, подъем воды в океане за счет таяния льдов Антарктиды и Гренландии сократит площадь используемых земель, заставит переносить некоторые населенные пункты.

На чем лежит представление о глобальном потеплении – на твердом грунте или зыбком песке?

Парниковый эффект, в соответствии с принятым определением, – разогрев приземного слоя атмосферы вследствие поглощения атмосферой теплового излучения, отражающегося от земной поверхности. Он усиливается с повышением концентрации в атмосфере парниковых газов – углекислого, метана, водяных паров и некоторых других. Парниковый эффект может наблюдать любой из нас. В теплицах, даже не имеющих специального обогрева, температура выше, чем наружи. Грунт в теплицах поглощает больше тепла, чем выходит из нее наружу. Нагретый теплый воздух не может улетучиться через стекло или полиэтилен. Так же хорошо известно, что в солнечный день в закрытом автомобиле воздух намного теплее, чем наружи. Несколько сходный эффект (хотя, как увидим дальше, не совсем идентичный) наблюдается и в масштабах земного шара. Не вся энергия, которую поверхность Земли получает от Солнца, уходит обратно в космическое пространство. Без парникового эффекта при существующем удалении от Солнца средняя температура поверхности Земли должна быть –18 °C. В действительности же она равна +14 °C.

Какая доля тепла остается на планете – зависит от состава воздуха. Сильно задерживает излучение от поверхности планеты углекислый газ. Известно, что именно он преобладает в атмосфере Венеры, которую некоторые считают моделью ранней стадии развития Земли. Поэтому температура на поверхности нашей космической соседки намного выше, чем могла бы быть при атмосфере земного типа. Нормальная венерианская температура +300 градусов делает существование жизни на ней невозможным. В земной атмосфере доля СО2 – углекислого газа – составляет 0,033 %, причем эта величина остается стабильной на протяжении миллионов лет (есть оценки, что состав воздуха был относительно стабилен полмиллиарда лет). Вкупе с другими парниковыми газами СО2 задерживает сравнительно небольшую часть излучения, идущего в космос. Перегрева планеты не происходит.

В 1862 году английский геофизик Дж. Тинделл (1820–1893) рассчитал, что изменение концентрации углекислого и других парниковых газов может изменить тепловой баланс Земли. На рубеже ХIХ и XX веков эту идею развил и описал математически знаменитый шведский химик, нобелевский лауреат С. Аррениус. Ему принадлежит сам термин «парниковый эффект», и авторитет ученого способствовал тому, что термин прижился.

Между тем название с самого начала было некорректно и аналогия между парником и Землей натянута. На это указал еще в 1909 году известный физик Р. Вуд. Он провел серию экспериментов, показавших, что в теплицах и в масштабах атмосферы идут совершенно разные процессы. В парниках основной механизм нагрева – задержка стеклом или пластиком процесса конвекции – подъема вверх теплого воздуха. Атмосферные же газы – пары воды, углекислота и метан – ограничивают не конвекцию, а излучение в космос.

Тогда эти знания носили теоретический характер. Вновь к вопросу о возможности изменения теплового баланса Земли вернулись спустя 100 с лишним лет. В ХХ веке человечество, по образному выражению академика В. И. Вернадского, «стало геологической силой». Кислород стал активнее сжигаться, перерабатываясь в СО2 в ходе стремительного развития промышленности и транспорта. В 1985 году сессия Всемирной метеорологической организации (ВМО) в городе Филлах (Австрия) подняла вопрос о возможности усиления так называемого парникового эффекта в ходе научно-технического прогресса, что в конечном итоге может привести к глобальному потеплению. Это вызовет массовое таяние ледников Антарктиды и Арктики. Повысится уровень Мирового океана. Значительная часть суши окажется затопленной. Усилится выпадение осадков. Дожди смоют те города, которые останутся выше уровня затопления. Короче, грядет глобальная катастрофа типа той, которая образно описана в Библии: «Бог со скорбью в сердце решил истребить род человеческий всемирным потопом… сорок дней и сорок ночей шел непрерывный дождь. Вода выступила из рек и морей и покрыла всю землю с самыми высокими горами. Все люди, животные и птицы, кроме находившихся с Ноем в ковчеге, потонули (Библия, кн. Бытия, гл. 6). Приведя эту цитату, сразу заметим, что большинство ученых считают такой библейский сюжет реальным, но касающимся только ограниченного района Междуречья. Локальные катастрофы в истории Земли, безусловно, были и будут. Озабоченное необходимостью предотвратить глобальную катастрофу мировое сообщество подготовило в декабре 1997 года в городе Киото (Япония) соглашение, регламентирующее выбросы парниковых газов – прежде всего СО2. И это притом, что, по мнению специалистов, основными парниковыми газами являются пары воды и метан. В чем суть протокола? Сначала рассмотрим его официальную трактовку.

Киотский протокол – пилотный этап глобального экологического соглашения по предотвращению катастрофических изменений климата. Это – международный документ, принятый в Киото (Япония) в декабре 1997 года в дополнение к Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК). Период подписания протокола открылся 16 марта 1998 года и завершился 15 марта 1999 года. Федеральный закон «О ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата» был принят Госдумой РФ 22 октября 2004 года и одобрен Советом Федерации 27 октября 2004 года. Президент РФ Владимир Путин подписал его 4 ноября 2004 года (под № 128-ФЗ). Протокол вступил в силу 16 февраля 2005 года, через 90 дней после официальной передачи документа о его ратификации Россией в Секретариат РКИК 18 ноября 2004 года (для вступления Протокола в силу была необходима ратификация государствами, на долю которых приходилось бы не менее 55 % выбросов парниковых газов). По состоянию на 14 февраля 2010 года Протокол был ратифицирован 165 странами мира (совокупно ответственными за более чем 61 % общемировых выбросов). Заметным исключением из этого списка являются США и Австралия. Страны Протокола определили для себя количественные обязательства по ограничению либо сокращению выбросов на период с 1 января 2008 до 31 декабря 2012 года. Важно подчеркнуть, что сейчас речь идет только об этих годах, с 2013 года будут новые обязательства, новая ратификация и т. п. У России разрешенный уровень выбросов парниковых газов на 2008–2012 годы – 100 % от уровня 1990 года (у стран ЕС в целом – 92 %, у Японии – 94 %, у США предполагалось 93 %).

Это – первый международный документ, использующий рыночный механизм для решения глобальных экологических проблем. Это так называемая торговля квотами – разрешениями на выбросы. Если страна не расходует свою квоту полностью, то она может переуступить или продать «свободную» часть другой стране. Другая возможность Киотского протокола – это то, что развитые страны и страны с переходной экономикой могут совместно осуществлять проекты по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу на территории одной из стран и затем «делить» полученный в 2008–2012 годах эффект, «передавая» друг другу полученные «единицы снижения выбросов». Такие проекты получили название проектов «совместного осуществления». Такова, по крайней мере, была официальная позиция.

Что же мы имеем на самом деле?

Прежде всего, многочисленные данные о том, что материалы о стремительном повышении глобальной температуры, попросту говоря, фальсифицировались.

Углекислый газ, в основном, образуется в ходе сжигания топлива промышленностью и транспортом. Поэтому фактически протокол регламентирует допустимую степень индустриализации. Деятельность России, промышленность которой была разрушена негативными социальными событиями 90-х годов, была одобрена. Страна, где большая часть заводов стоит без работы, а ощутимое количество автомобилей наблюдается лишь в столицах, производит парниковых газов немного. Возрождение промышленности и транспорта для России оказалось не рекомендованным. Известный в охране природы принцип «загрязнитель платит» протоколом Киото был поднят до глобального масштаба и оформлен в виде так называемой Рамочной конвенции. Лимитировался общий выброс углекислого газа, и была введена квота для каждой страны с учетом ее размеров и промышленного потенциала. 36 % квот получили США, 17 % – Россия, 9 % – Япония, 7 % – Германия и т. д.

Малоиндустриальные страны также получили квоты на выброс газов и могли их продавать высокоиндустриальным странам. Последние должны платить за свой вклад в мировое потепление. Часть средств будет передана слаборазвитым государствам, остальное – мировому финансовому капиталу. Россия оказалась в таком положении, что восстанавливать хозяйство, разрушенное в 90-х годах, стало невыгодно. Правительство США быстро поняло подвох. Б. Клинтон, при котором оформлялась Конвенция, высказался о ней положительно, назвав проблему глобального антропогенного потепления «одной из главных угроз человечеству». Его преемник отнесся к этому иначе. Одно из первых решений администрации президента Буша-младшего был выход из киотских соглашений. Президент назвал всю Конвенцию «принципиально ошибочной». Похоже, при этом ему помогали советники более толковые, чем те, с которыми он обсуждал иракский вопрос.

29 сентября 2003 года на всемирной конференции по изменениям климата, проходившей в Москве, русский Президент высказался обтекаемо: «Правительство Российской Федерации тщательно рассматривает и изучает этот вопрос и весь комплекс связанных с ним проблем. Решение будет принято в соответствии с национальными интересами России». И вот решение принято: Россия – самая большая и самая экологически чистая страна в мире взяла на себя все обязательства по Киотскому протоколу. Впрочем, Россия оказалась далеко не в единственном числе. На рисунке 1 приведена мировая ситуация с принятием сомнительного Киотского документа.

Рисунок 1. Динамика принятия Киотского протокола

Серьезны ли опасения?

Серьезны ли опасения насчет глобального потепления?

Что такое Киотский протокол? Проявление глобального мышления политиков, забота о будущем планеты, основанные на серьезных данных? Или это очередная псевдонаучная страшилка, нацеленная на нагнетание истерии, делание денег из воздуха и устраняющая Россию как потенциального конкурента на мировом рынке промышленных изделий и технологий?

Исходная атмосфера Земли, как современная на Венере, очевидно, состояла, в основном, из углекислого газа. Когда появились первые растительные организмы, они нашли в этом газе неограниченные ресурсы для фотосинтеза. Напомню, что фотосинтез – самый важный экологический процесс на Земле. В ходе его из углекислого газа и воды возникают органические соединения и свободный кислород, необходимые для поддержания жизни всей биосферы в целом. Благодаря деятельности живых организмов сформировалась определенная пропорция газов в атмосфере – 78 % азота, 21 % кислорода, 1 % аргона и 0,033 % углекислого газа. Судя по всему, это соотношение не менялось многие миллионы лет. Создатель учения о биосфере – академик В. И. Вернадский – подчеркивал ее предельную устойчивость, способность противодействовать любым возмущающим воздействиям – как естественного, так и антропогенного происхождения. Основные источники углекислого газа в атмосфере – вулканическая деятельность, пожары, дыхание животных и растений. Источник кислорода – фотосинтез. Поступление и разложение углекислого газа сбалансированы. Лишний углекислый газ активизирует фотосинтез. Снижение активности фотосинтеза в одном месте компенсируется ростом в другом.

Общий выход углекислого газа в атмосферу составляет 750 миллиардов тонн в год. Из них дыхание животных дает 3 миллиарда. Примерно столько дает деятельность человека. То есть деятельность животных и социальная активность человека в общем балансе углекислого газа незначительны. Нет оснований считать, что они выросли в последние годы. Печное отопление в старину производило не меньше углекислого газа, чем современные автомобильные полчища. Огромное количество кислорода уничтожалось средневековыми технологиями земледелия – выжиганием лесов и степей. Неизвестно, когда сжигалось больше кислорода – сейчас или в прошлом. Точно рассчитать объем сжигаемого топлива и выделяемой углекислоты раньше и теперь невозможно. Но некоторые прикидки можно сделать. Начнем с того, что и жидкое, и твердое топливо в основном состоит из углерода и выделяет после сгорания в основном углекислый газ. В старину не было автомобилей, сейчас нет подсечного земледелия. В наши дни по Земле бегает порядка 2,5 миллиардов авто, каждое в год сжигает несколько сотен килограммов топлива. Общий объем сжигаемого бензина (и его заменителей) может составлять порядка миллиарда тонн. Можно оценить климатический эффект подсечного земледелия. На одном квадратном километре лесов средней полосы может содержаться 80 000–100 000 тонн биомассы (данные измерений по европейской тайге, выполненные в экспедициях с участием автора). Одна старая русская деревня могла обеспечить себя пашней спалив 12–20 квадратных километров леса. То есть счет идет на миллионы тонн топлива. Несколько тысяч деревень уже могли обеднить биосферу на миллиарды тонн древесины. Не будем продолжать эти весьма приблизительные расчеты, но ясно, что и в старину выбросы парниковых газов деятельностью человека могли быть не меньше, а может, и больше современных. Хотя, разумеется, они всегда уступали активности природных процессов.

Вырубка лесов может негативно повлиять на выработку кислорода. Но локальное сокращение массы в одном месте компенсируется ростом растительной массы и активизации процесса фотосинтеза в другом. Иногда вырубки бывают и полезны. Молодой лес, выросший на месте вырубленного, живет и фотосинтезирует более активно, чем старый.

Кислород производит и океан. Хотя в нем менее процента всей биологической массы, но синтез в воде идет во много раз активнее, чем на суше. Четверть органических соединений и кислорода производит океан. В отношении динамики лесных массивов можно сказать следующее. Серьезно она не менялась за последние столетия, хотя локальные вырубки имели место. Общая доля суши, покрытой лесом, составляла и составляет 30–40 %, не выходя за эти пределы.

Локальные сокращения лесов имели место неоднократно. В Европе в конце Средневековья – к началу Нового времени лесные массивы были сокращены во много раз. Итог известен – человечество перешло от дров к новым источникам энергии – каменному углю, бурому, торфу. Леса начали восстанавливаться. Однако основная древесная масса все-таки была не в Европе, а в Сибири, Северной Америке, в долинах рек Амазонки и Конго. Там общая лесная масса практически не меняется столетиями.

За последние 50 лет, по данным спутниковой съемки, территории, покрытые лесом, увеличились на 1–2 %. Это результат изменения промышленных и строительных технологий, которые требуют все меньше древесины. Как отмечалось, в ХХ веке человек стал геологической силой. Но сила эта пока незначительна.

Несколько примеров. Общая энергия, выделяемая человечеством, составляет 0,006 % от той, что привносится на планету Солнцем. Атомная бомба имеет эквивалент от 7 до 40 килотонн. Водородная бомба – около мегатонны. Единственная в своем роде «царь-бомба», взорванная на Новой Земле в 1961 году, имела мощность 58 мегатонн. В то же время средний тропический тайфун выделяет несколько тысяч, а сильный – несколько десятков тысяч мегатонн, что превышает мощность всего ядерного арсенала Земли. Природная энергетика несопоставимо больше человеческой.

«Геологическая сила», именуемая человечеством, действительно, стала переделывать лито-, гидро-, атмо– и биосферу. Ведущая капиталистическая страна – США – выбрасывает в окружающую среду 270 миллионов тонн отходов в год. Европа – 40–45 миллионов тонн. Остальное человечество – 18–20 миллионов. А вот другие цифры. В мире насчитывается около 12 000 вулканов. 2000 из них на суше, 10 000 – на океанском дне. Действующих – около 1000. Во время извержения вулкана Безымянного (Камчатка) в 1956 году было выброшено вещества около 10 миллиардов тонн.

Сравнительно небольшая часть пришлась на вулканические бомбы – камни, которые тут же упали. Но основу выброса составляли пепел и пылевые частицы раздробленных пород, надолго зависшие в атмосфере.

Вулкан Кракатау (Индонезия) в 1883 году выбросил за несколько минут 80–100 миллиардов тонн.

Вулкан Тамбора (Индонезия) за одно извержение в 1815 году выбросил до триллиона тонн вещества и выделил энергию 200 000 атомных бомб. Это превышает мировой ядерный арсенал.

Иначе говоря, для природы человечество – такая ничтожная сила, с которой, в принципе, можно и не считаться.

Климат, действительно, менялся. Методологический подход к изучению этих изменений, как мы уже выяснили, в 20-х годах ХХ века предложил А. Л. Чижевский. Он изучил основные ритмы солнечной активности. Их набралось несколько десятков – от самых кратких до длинных, с тысячелетней периодичностью. Взаимодействуя, они определяют повторяющуюся динамику геофизической обстановки на Земле. Климат меняется с определенной периодичностью. Через климат, а также непосредственно под влиянием солнечного излучения осуществляются периодические процессы в живой природе и обществе. До конца не изученным образом активизация солнечной активности усиливает и вулканическую деятельность.

Совсем непонятное проявление космической циклики установил в 60-х годах советский астроном Н. А. Козырев. Он показал, что вулканы на Земле и сейсмические процессы на Луне активизируются примерно в одно и то же время. То есть Чижевский вывел не только законы изменения яркости Солнца, но и фундаментальнейшие вселенские циклы.

В связи с повторяющимися процессами в природе и обществе необходимо упомянуть фамилию еще одного русского ученого – Н. Д. Кондратьева. Он не занимался климатом. Его специальностью были общественные науки, в первую очередь экономика. Однако, анализируя повторяющиеся процессы в обществе, он смог создать философско-методический аппарат для рассмотрения процессов в живой и неживой природе, в которых содержится повторяющаяся компонента. Н. Д. Кондратьева расстреляли в 1938 году. Однако дело его не пропало. Философский и общенаучный задел его трудов оказался настолько значим, что позволил в 90-х годах создать несколько научных школ, посвященных изучению повторяющихся процессов в природе и обществе. Возникла и активно заработала ассоциация «Прогнозы и циклы», объединившая ученых самых разных направлений.

Мнение академика К. Я. Кондратьева

Непосредственно идею циклики к анализу климата наиболее эффективно приложил другой ученый по фамилии Кондратьев – Кирилл Яковлевич, выполнивший фундаментальные исследования по этому вопросу в конце ХХ – начале XXI века.

Еще в начале обсуждения проблемы глобального потепления этот ученый в своем интервью газете «Известия» (19.07.2002) заявил: « Глобальное потепление – это миф, проблему придумала научная мафия. Это постепенно развивалось, люди получали все больше и больше денег, миллиарды долларов, в этом участвуют тысячи людей. Поэтому одним из аргументов стал такой: \'\'Смотрите, тысячи людей считают вот так, как же можно считать иначе?\'\'

Говорят, что существует консенсус по этому поводу. Но позвольте, какая же может быть наука с консенсусом? Наука развивается только на основе противоречий. А если консенсус – это уже могила, а не наука.

Я скажу так: эти тысячи людей куплены, чтобы писать в поддержку определенных концепций. Я написал письмо Президенту Путину, но ответа не получил. Тогда написал второе письмо, и тут закрутилась административная машина, меня стали одолевать сотрудники Администрации Президента. В конце концов мои рекомендации направили в Росгидромет, к этим безответственным людям, которые ничего не понимают, которые говорят глупости. В общем-то, история с глобальным потеплением – лишь одна из иллюстраций гигантской бюрократической активности, ежегодно поглощающей сотни миллионов долларов вместо инвестирования их в развитие науки . А, подводя итоги, замечу следующее: сокращать выбросы углекислого газа в атмосферу нереально, даже если было бы нужно».

Заметим, что вскоре после смелых выступлений академика К. Кондратьева на него начались гонения. Резко были ограничены возможности посещения международных конференций, субсидирование его лаборатории фактически упало до нуля.

В НИЦЭБ РАН – Научно-исследовательском центре экологической безопасности Российской академии наук (Санкт-Петербург), где он работал в последние годы, места академику вдруг не нашлось, и ему пришлось перевезти свой архив и оборудование на дачу, где он и трудился последние годы жизни. Впрочем, не будем очень строго осуждать дирекцию Центра экологической безопасности – уж очень хотелось ей получить средства на развитие идеи «глобального потепления». А на развитие объективных истин, проповедуемых академиком Кондратьевым, денег не предвиделось.

Идеи ученого сводятся к следующему. Климат на Земле меняется периодически в зависимости от повторяющихся процессов, происходящих в системе Земля – Солнце – окружающий космос. По классификации К. Я. Кондратьева (основанной на данных Чижевского, но дополняющей их) условно выделяют четыре группы циклов. Сверхдлинные по 150–300 миллионов лет связаны с самыми значительными изменениями экологической обстановки на Земле. Их связывают с ритмами тектоники и вулканизма.

Длинные циклы, также связанные с ритмами вулканической деятельности, тянутся десятки миллионов лет.

Короткие – сотни и тысячи лет – обусловлены изменениями параметров земной орбиты. Последняя категория условно называется ультракороткие . Они связаны с ритмами Солнца. Среди них есть цикл 2400 лет, 200, 90, 11 лет.

Человек пока что не в состоянии как-то модифицировать эти процессы. Совсем недавно в трудах ученого М. Б. Бардина установлены 20-летние циклы. Хорошо изучен цикл 55–60 лет. Впервые его установил Николай Дмитриевич Кондратьев для социальных процессов. Однако этот же цикл затрагивает уровень вод в основных водоемах Европы, соленость воды в Балтийском море, динамику численности крупных млекопитающих. Последние годы появилось предположение, что сей цикл связан с колебаниями гравитационной постоянной. Иначе говоря, речь идет о фундаментальных процессах мироздания, глубинная суть которых недоступна современной науке.

Все эти циклы проявляются в климате. Во второй половине ХХ века, действительно, имело место некоторое потепление и увеличение средней температуры на 0,5 градуса (данные К. Я. Кондратьева). Концентрация углекислого газа, действительно, выросла примерно на 21 %. Это сопровождалось снижением стабильности погоды. Однако сказалось это не везде. Так, по данным сотрудников Института географии РАН, на Европейском Севере средние температуры даже немного упали. В Санкт-Петербурге в конце ХХ века прошла серия относительно теплых зим. Из них выпал январь 1987 года – самый холодный за период наблюдений. Снизились за последние годы летние температуры. Что касается районов Европейского Севера, там достоверной тенденции к потеплению не прослеживается. В целом средние температуры в масштабах всей Земли почти не менялись. Выпадающим, кстати, оказался июль 2010 года – самый теплый за период наблюдения. Но и это временное потепление не повлияло на общую картину развития климатических процессов.

Таяния ледников и подъема уровня океана не наблюдалось. В принципе, его и не могло быть.

Рассчитано, что если вся энергетика Земли (представленная, в основном, вулканами) будет направлена в Антарктиду и работать с КПД 100 %, то потребуется 100 лет, чтобы растопить льды Антарктиды.

Земля имеет несколько оболочек. Газообразная – атмосфера. Жидкая – гидросфера. Твердая – литосфера. Живая – биосфера. В пределах последней возникла пятая – сфера разума, или ноосфера. Все эти оболочки находятся в состоянии динамического взаимодействия и, по сути, являют собой единую предельно устойчивую к любым воздействиям систему. Предположение о том, что человеческая деятельность эту систему может разрушить, на сегодня не имеет серьезных подтверждений. Даже если вообразить самое страшное – мировую ядерную войну и взрыв всего ядерного арсенала (60 000 боеголовок) – для Земли это будет не страшнее, чем несколько тайфунов или пара извержений вулканов. Цивилизация, может, и погибнет, а планета останется вполне жизнеспособной и по-прежнему прекрасной.

Зачем пугать человечество псевдонаучными страшилками о парниковом эффекте и готовить необоснованные международные правовые акты? Если что-то делается, значит, это кому-то нужно. И тот, кому это нужно, имеет достаточно власти, чтобы его нужды стали законом. Кому-то нужно делить мировые рынки. Кому-то – делать деньги из воздуха (а точнее, брать их из карманов налогоплательщиков). Кому-то – держать человечество в страхе перед несуществующей угрозой. Рядовой гражданин планеты не может этому противодействовать. Но разобраться, где истина, посмотреть ей в глаза он в состоянии.

Глава 3. Жизнь в потоке времени

Циклические процессы в природе

Итак, для понимания происходящего с нашей природой необходимо признать идею циклики и разобраться в законах взаимодействия природы с потоком времени.

Научную истину обычно удается добыть на стыке разных наук, когда в поход за ней направляются ученые, вооруженные арсеналом не одной, а сразу нескольких областей научного понимания мира.

В этой главе мы поговорим о том, как синтез природоведения, физики и философии ведет нас к пониманию природы времени и в результате – к пониманию законов изменения климата.

Важнейший абиотический фактор, физическая природа которого до сих пор неясна, – время. Биосфера постоянно находится в его потоке. Иногда время называют четвертым измерением (после длины, ширины и высоты). Существует ряд разделов современной науки, изучающих взаимодействие живой природы с потоком времени.

Биоритмология (от греч. «ритмос» – размерность) – раздел биологической физики и экологии, изучающий циклические, повторяющиеся процессы в биологических системах различного уровня организации, от биосферного до молекулярного. Хронобиология (от греч. «хронос» – время) – часто рассматривается как синоним термина «биоритмология». Однако некоторые авторы все же разделяют эти науки. Хронобиологию можно рассматривать как науку о развитии биологических процессов во времени с учетом как повторяющихся, так и неповторяющихся процессов.

Природе свойственны колебательные, или циклические процессы. Их изучает раздел экологии, называемый биоритмологией. Бывают ритмы суточные, или циркадные, годовые, многолетние. Подчас циклические процессы, вызванные космическими и глобальными факторами, больше влияют на природу, чем человек. Принципы научной методологии утверждают: их понимание требует охвата периода большего, чем один цикл повторяющегося процесса. Нигде единство природы и универсальность ее законов не проявляются так ярко, как в колебательных, или волновых, процессах. Они затрагивают самые разные стороны жизнедеятельности живых систем всех уровней организации и подчас имеют сходное математическое описание.

Суточные ритмы, в основном, определяются скоростью вращения Земли, что зрительно воспринимается как движение Солнца по небосводу. Годовые ритмы определяются фотопериодом, то есть регулярно, из года в год повторяющимся изменением длины светового дня. Как показал Александр Леонидович Чижевский – основатель гелиобиологии, – солнечная активность из года в год меняется, и это серьезно влияет на все живые организмы на Земле. Вспышки размножения многих насекомых, микроорганизмов, растений точно совпадают со вспышками солнечной активности. В известной степени, оговоренной выше, влияют эти вспышки и на социальные процессы. Войны и революции обычно приходятся на периоды повышенной солнечной активности. Как показал другой, уже упоминавшийся русский ученый – Николай Дмитриевич Кондратьев, циклические процессы в равной степени свойственны неживой, живой и социальной природе.

Циклические процессы могут вызываться системными взаимоотношениями между хищниками и их жертвами, паразитами и их хозяевами и т. д. Графически динамика размножения организмов в таких колебательных системах описывается синусоидой, хотя в ряде случаев она бывает не совсем правильной.

Фенология

Теоретические воззрения, описывающие динамику климата, имеют самый непосредственный выход в практику.

Современное народное хозяйство не может функционировать без постоянного экологического мониторинга и регулярного составления обоснованных экологических прогнозов для нужд рационального природопользования и профилактической медицины. Традиционные методы мониторинга предусматривают измерения многих показателей состояния окружающей среды, использование авиационной, космической и другой сложной техники.

Вместе с тем уровень современных научных разработок в области экологии таков, что позволяет получать значимые данные о состоянии окружающей среды относительно несложными и дешевыми методами. Среди них важное место занимают фенологические наблюдения.

Термин фенология произошёл от греческих слов «файно» – явление и «логос» – наука. Во-первых, фенология, это совокупность знаний о сезонных явлениях природы, сроках их наступления и причинах, определяющих эти сроки. Во-вторых, фенология – раздел популяционной экологии, рассматривающий сезонные аспекты жизни вида (различают, например, фенологии берёзы, волка, двуточечной божьей коровки т. д.). В третьих, это раздел фенетики, изучающий периодичность появления фенов – то есть дискретных единиц фенотипа.

● Фенология имеет два корня. Первый – это народные приметы и наблюдения, вобравшие в себя многовековый опыт общения с природой. Второй – современная экологическая наука. Фиксация времени наступления тех или иных явлений в живой и неживой природе позволяет оценивать состояние природной среды и делать научно обоснованные прогнозы. Фенологические наблюдения могут осуществляться людьми, не имеющими специального научного образования, в том числе школьниками.

Совокупность данных фенологических наблюдений дает возможность:

1) предсказать основные климатические показатели (температура, осадки) на ближайшие месяцы;

2) предсказать непериодические явления в природе, такие как наводнения, землетрясения т. д.;

3) составить прогноз в отношении динамики численности популяций диких животных и растений;

4) оценить уровень антропогенной нагрузки на природные экологические системы.

При этом точность прогнозов и оценок может быть не ниже, чем в случае использования традиционных методов мониторинга. Так, через фенологию, идеи В. Вернадского, А. Чижевского и других великих ученых дают конкретный прикладной результат.

Понятие хроноизменчивости

А. Чижевский, занимаясь солнечными ритмами, ввёл понятие хроноизменчивости. Но лишь наука самого последнего времени начала использовать это понятие в системе наших знаний об окружающем мире.

Хронобиология, добившись больших успехов в деле изучения организации биологических процессов во времени, сохранила ряд белых пятен. Одно из них – анализ хроноизменчивости, то есть изменчивости временных параметров развития биосистем. Иначе говоря, хроноизменчивость – это изменение длительности протекания биологических процессов. Речь идет о процессах физиологических, онтогенетических и филогенетических. Изменчивости подвержены все временные характеристики организмов. Физиологические параметры (например, время, необходимое для переваривания определенного количества пищи, для формирования яйца и т. д.), онтогенетические (скорость взросления, полового созревания, старения), филогенетические (скорость адаптации популяции к новым пестицидам) проходят в течение определенного времени, но это время подвержено вариации, или изменчивости. Хорошо известно, что в людской популяции существует большое разнообразие по скорости взросления, созревания, старения.

Введение и использование понятия «хроноизменчивость» требует указания подходов к созданию системы классификации форм хроноизменчивости. Всякую биологическую изменчивость как категорию принято делить на наследственную, ненаследственную, количественную и качественную. Взяв за основу такую классификационную систему, выделим четыре основные формы хроноизменчивости.

1. Наследственная количественная. Отражает естественные колебания сроков развития в популяции, находящейся в стабильной, благоприятной среде. Пример – распределение группы людей по скорости полового созревания, взросления, старения.

2. Наследственная качественная. Находит выражение в наличии у популяции (и в виде в целом) нескольких морф, качественно различающихся по срокам протекания того или иного биологического процесса. Пример – распределение диких популяций раков на две морфы – быстро растущих и медленно (так называемые «тугорослики»). 3. Ненаследственная количественная. Отражает повышение степени хроноизменчивости в неблагоприятных условиях, когда среднее значение в популяции остается неизменным, а показатели вариации возрастают. Например, в экстремальных условиях – скажем на передовой при боевых действиях – сразу выявляется прежде скрытая изменчивость по умению адаптироваться к таким условиям, и, соответственно, появляется исключительное разнообразие по срокам дальнейшей жизни для солдата.

4. Ненаследственная качественная. Отражает появление под действием внешних воздействий в популяции, без ее генетической перестройки, принципиально новых хрономорф. Например, распределение популяции при перенесении ее в новые условия на особей быстро достигающих зрелости и медленно.

Хроноизменчивость свойственна не только живой, но и неживой природе. Чижевский понимал, что солнечные ритмы повторяются неоднозначно, однако количественно эту неоднозначность не описывал. Наука более позднего времени подошла к такому описанию. Выше говорилось, что самый известный солнечный ритм составляет 11 лет. На самом деле он варьирует от 7 до 17 лет. Сравнительно недавно – в начале XXI века – произошло удлинение этого ритма за счет растяжения периода минимума. Предполагалось, что минимум будет достигнут в 2004 году, после чего пойдет постепенный рост солнечной активность, увеличение числа солнечных пятен. Однако в действительности минимум затянулся аж до 2007 года. В момент, когда создавалась эта книга, солнечная активность быстро возрастала.

Наложение изменчивости природы, в том числе активности Солнца на изменчивость живых организмов, приводит к тому, что всякие прогнозы относительно изменений климата и изменений в биосфере носят лишь вероятностный характер. Впрочем, это касается почти любых предсказаний. Мир, в котором все предсказывается с абсолютной точностью, существовать не может.

Нерешенные вопросы взаимодействия живых организмов со временем

Во взаимоотношениях людей, животных с потоком времени есть и совершенно загадочные обстоятельства. Назовем некоторые из них.

Известно, что в экстремальных ситуациях время окружающего мира кажется человеку замедленным. Описаны случаи, когда в момент смертельной опасности люди видели летящие в них пули и снаряды, наблюдали последовательные фазы происходящего рядом взрыва. До последнего времени такого рода сведения систематизировались лишь в популярной, а не в научной литературе. Несколько лет назад был предложен методический подход к изучению редких биологических явлений.

Автор данной книги предложил создать самостоятельный раздел науки – криптобиологию , изучающую редкие биологические объекты и явления. Однако специфика обстоятельств, связанных с опасными для жизни ситуациями, затрудняет их научное исследование. Еще одно достоверное и малоизученное обстоятельство – способность живых организмов, включая человека, предсказывать катастрофические ситуации, связанные с выделением большого количества энергии. Животные могут предчувствовать природные катаклизмы и заранее покидать опасные места. Один из самых известных следов вулканической катастрофы – итальянский город Помпеи, уничтоженный в I веке н. э. извержением вулкана Везувий. В ходе раскопок на территории мертвого города найдены и изучены тысячи мумифицированных трупов людей. Однако трупов лошадей, количество которых в древних городах было сопоставимо с населением, практически не обнаружено. Почему так получилось? Лошадей кто-то предупредил, а людей нет. Не могут ли животные подключаться к неведомым нам источникам информации?

Теперь перейдем к настоящему времени. 24 декабря мощное землетрясение в Индийском океане породило волну-цунами, которая обрушилась на Индонезию и некоторые другие страны. Погибли сотни тысяч людей. Но животные почти все заранее покинули опасные районы. Потом они вернулись к своим местам жительства. Сотрудники российского Министерства по чрезвычайным ситуациям, которые помогали жителям пострадавших районов, видели страшные картины – разрушенные водной стихией города без людей, населенные лишь домашними животными…

Считается, что животные могут ощущать физических предшественников природных катастроф – инфразвуковые волны, выход радона из литосферных плит. Однако животные могут предсказывать и экстремальные ситуации антропогенного происхождения, не имеющие физических предшественников. Недавно рассекреченные данные свидетельствуют – животные предчувствуют ядерный взрыв и стараются заблаговременно покинуть территорию полигона. Механизм подобной проскопии, то есть предчувствия будущего, пока неизвестен.

Можно предполагать, что малопонятные факты и обстоятельства, изложенные в настоящем разделе, могут быть осмыслены при помощи теории физических свойств времени Н. А. Козырева. И здесь намечается новый стык между работами Козырева и Чижевского. А. Л. Чижевский, описывая влияние Солнца на Землю, понял, что только изменением светимости объяснить множественные эффекты в биосфере и ноосфере нельзя. Количество лучистой энергии, попадающей на Землю в годы активного и умеренного Солнца, различается в пределах одного процента. Но энергетика Солнца не ограничивается электромагнитными излучениями. Так возникло представление еще об одном физическом поле, дополняющем такие известные поля, как гравитационное и электромагнитное. Чижевский назвал его Z-полем. По многим своим характеристикам оно близко к хронополю Н. Козырева, через которое возможно видение будущего.

Как восстанавливают климат прошлых эпох?

Для того чтобы делать хоть какие-то прогнозы, необходимо принять понятие «хроноизменчивость» и охватить научными наблюдениями период, включающий более одного повторяющегося цикла. В отношении солнечной активности и климата есть очень большие циклы, включающие тысячи и миллионы лет. Их длительность превышает время жизни не только отдельных ученых, не только науки в целом, но и время существования человечества. Но и здесь современная наука не бессильна.

Серьезные централизованные исследования глобального климата начались с конца XIX века. До этого имелись отдельные, несистематизированные наблюдения, которые, однако, могут быть предметом глубоких научных исследований и обобщений. Глубже в прошлое заглядывают летописи, литература, фольклор.

Великие книги человечества: Махабхарата, Талмуд, Библия, Коран – содержат обильные сведения о природе и климате, которые могут изучаться научными методами. Разумеется, большинство современных ученых – атеисты и не могут дословно верить религиозным книгам. Но безусловно и то, что великие книги человечества содержат не только идеалистическое религиозное учение, но и описание объективной реальности и прозрения лучших умов прошлого. К тому же мы должны помнить, что человек может что-то преувеличить, может собрать реальные элементы в нереальном сочетании. Но придумать нечто такое, чего он вообще не знает и чего вообще нет в природе, он не может. Ниже нам предстоит серьезный разговор о природных реалиях Пятикнижия Моисея из Ветхого Завета. Здесь же для иллюстрации упомяну еще одно обстоятельство. Известный сюжет Нового Завета – хождение Христа и его учеников по воде Галилейского моря (Геннисаретского озера) «аки по суху». Самое простое объяснение нередко (хотя и не всегда) бывает самым правильным. Древняя Иудея и современный Израиль – жаркие страны. Но очень редко там случаются отрицательные температуры. Некоторые историки предполагают, что имело место элементарное кратковременное похолодание, в результате которого вода у берега Галилейского моря замерзла. Событие было непривычным. Большинство иудеев страдали от холода и не очень понимали, что происходит. Лед им был неизвестен. Христос, как человек умный и образованный, все понял, оценил прочность льда и даже ступил на него. Пораженные этим зрители тут же создали легенду, попавшую в Евангелие. Современные специалисты по истории климата могут сделать из этого сюжета свои выводы.

От доисторических времен сохранились наскальные изображения, фрески, изображающие животных и другие природные объекты. Эти источники информации тоже нельзя сбрасывать со счетов. А как быть в отношении тех времен, относительно которых нет информации, оставленной нашими предками? Наука и здесь не бессильна. Палеоклиматология располагает многими методами. Перечислим их.

Палеоботаника – исследование экологической обстановки и климата прошлого на основе остатков ископаемых растений. Окаменевшие стволы древних деревьев дают много сведений специалистам. Каждый вид растений существует в определенных климатических условиях. Биоразнообразие – количество видов и распределение их по численности – существенный показатель, отражающий температуру, влажность и другие экологические параметры.

Палеозоология – совокупность методов, основанных на изучении останков ископаемых животных. Зоологи и экологи знают, в каких климатических зонах, при каких температурах жили те или иные животные геологического прошлого. Например, известно, что ископаемые крокодилы, как и современные, не могли пережить морозов и обитали лишь в тропиках. А вот динозавры, судя по всему, были теплокровными и могли обитать в достаточно широких климатических пределах.

Следующая группа методов – палеопедологические. Это – изучение ископаемых почв. Основу метода заложил великий русский ученый В. В. Докучаев, установивший закон почвенной зональности. Закон определяет связь между характером почв и климатом. Ископаемые окаменелые почвы дают прекрасный материал для изучения древнего климата.

Близкие методы – литологические, изучение геологических пород небиологического происхождения. На их формирование огромное влияние оказывает климат.

Специально выделяют палеокриогенные данные. В их основе лежит изучение вечной мерзлоты. Данные о многолетней мерзлоте прошлого и связанных с ней криогенных процессах и явлениях служат значимым источником информации о палеоклиматах. Особенно относительно холодных эпох в истории Земли.

Далее следует назвать палеогляциологические данные. В основе их лежит изучение ледников и следов их перемещения. Понятно, что в холодные эпохи площадь ледников увеличивается. В свою очередь ледники усиливают процесс похолодания, снижая температуру окружающей среды. Так, в наши дни Антарктида охлаждает Южное полушарие, делая его холоднее Северного.

В совокупности все эти методы позволяют построить достаточно точную картину динамики климата за много лет.

Как же менялись температуры в прошлом?

Чтобы дальнейшее было более понятным, проведем геохронологическую таблицу, основанную на научных данных начала XXI века.

В большинстве прошлых эпох температура была выше, чем сейчас. Хотя в целом периоды похолодания длились дольше, чем потепления. Сейчас, как будет ясно из дальнейшего, тоже период похолодания. На заре существования наша планета, очевидно, напоминала современную Венеру. Атмосфера, в основном, состояла из углекислого газа и воды, обеспечивавших сильнейший парниковый эффект. Температура достигала сотен градусов по Цельсию. Как появилась на Земле жизнь – точно мы не знаем.

Одни ученые считали, что была привнесена из космоса. Другие полагают, что возникла сама по себе. В глубоких расселинах, в подземных водоемах появились примитивные микроорганизмы. Активизировались процессы фотосинтеза и хемосинтеза, то есть образование органических веществ из неорганических и выделение свободного кислорода. Температура стала снижаться до значений, приемлемых для существования определенного биоразнообразия. Сформировалась биосфера как таковая. Сначала в воде, потом и на суше.

К сожалению, общие тенденции развития климата того времени определяются с трудом. В основном климат, очевидно, был жарким. Наверняка была зональность – у экватора климат был жарче, у полюсов – холоднее. Зональность была сильнее, чем сейчас, так как атмосфера была разреженной, и ее циркуляция не выравнивала широтных контрастов. По-видимому, имели место большие перепады температуры в течение суток. Появление первых океанов снизило температурные колебания. К концу палеозоя на Земле существовали все известные нам типы животных и растений, и условия стали приближаться к современным. Начались периодические оледенения (увеличения площади льдов) и межледниковые периоды, когда льды интенсивно таяли. Самые древние оледенения имели место 2,5 миллиарда лет назад.

Для первых трех периодов палеозоя: кембрия, ордовика и силура – еще нет достоверных данных о палеотемпературах. Относительно достоверные сведения получили американские ученые на раскопках в районе Великих озер. Предполагается, что в девоне температура была выше, чем сейчас. В карбоне она снизилась. Одновременно выросла влажность. Это способствовало расцвету амфибий и огромных споровых растений.

В начале перми климат оставался холодным и стал более засушливым. К концу пермского периода температура стала расти. Это создало предпосылки для расцвета голосемянных растений и динозавров, которые не нуждались в повышенном количестве влаги. К мезозойской эре температуры продолжали расти. Нормальные температуры в Европе были летом около 30 °C, летом и зимой 10 °C, то есть несколько выше, чем сейчас.

Юрский период – время динозавров – характеризовался теплым климатом по всей Земле. Зональность и сезонные колебания температур, разумеется, имели место. В меловой период температура стала снижаться. Устойчивая тенденция снижения температур сохранилась в кайнозое. Участились периодические оледенения. Возможно, переход к кайнозою стимулировался падением на Землю огромного астероида (об этой версии поговорим чуть ниже). За время кайнозоя Антарктида и Гренландия несколько раз покрывались ледяными щитами и оттаивали. В зависимости от этого происходили колебания уровня Мирового океана в пределах нескольких десятков метров. При этом Земля несколько раз меняла ориентацию – полюса перемещались с места на место. Соответственно, менялось распределение климатов по Земле. Сейчас палеонтологи фиксируют следы неоднократного наступления ледников даже в Африке .

Степень достоверности реконструкции климата кайнозойской эры относительно высока. На рубеже между мезозоем и кайнозоем климат был теплым, Антарктида и Гренландия были свободны ото льда. 38 миллионов лет назад на фоне похолодания стал формироваться антарктический ледяной щит . Максимума, превосходящего современный уровень, он достиг 11 миллионов лет назад. 5 миллионов лет назад он уменьшился примерно до современных размеров. Ледяной щит Гренландии был более динамичен, появлялся и исчезал много раз.

Часть 3. Что же влияет на климат? Глава 1. Причины космические

В астрологии есть рациональное зерно

В наши дни прогнозы астрологов печатают многие издания. Но как-то так получается, что прогнозы эти сбываются ничуть не точнее, чем случайное угадывание. Так что серьезно к ним относиться не следует. В современной популярности астрологии – одно из проявлений антинаучной революции, о которой мы говорили в первой части книги.

Астрология возникла не на пустом месте. Из всех процессов окружающего нас мира наиболее четко и однозначно повторяются процессы космические – движение небесных светил.

Еще в Древнем Египте жрецы, наблюдая за движением Луны и Солнца, научились предсказывать солнечные и лунные затмения с точностью до секунд. К концу Средневековья по мере перехода от геоцентрической схемы мира (по которой в центре мироздания стоит Земля) к гелиоцентрической (в центре – Солнце) ученые научились рассчитывать и предсказывать движения других планет. Возник соблазн привязать предсказуемые небесные процессы к земным. Так родилась астрология, которая создала технику наблюдения за небом, способствовала формированию сугубо научной астрономии.

Новая эпоха в осмыслении наследия астрологов началась в текущем веке. На некоторые земные процессы движение светил все же влияет. Недавно экологи и астрономы обратили внимание на то, что движение крупных планет – Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна – меняет центр масс Солнечной системы. Если Земля оказывается между Солнцем и крупными планетами, земной климат теплеет за счет потоков солнечной энергии, вырываемых из недр светила планетами-гигантами. Распределение масс в Солнечной системе может влиять на положение и конфигурацию земного ядра. Это положение существенно дополняет теорию Чижевского. Ведь он не мог объяснить причины солнечных циклов. Распределение масс также влияет на вулканическую активность. Сильные извержения могут выбрасывать в атмосферу пыль, что приводит к похолоданию. Более слабые извержения преимущественно выбрасывают парниковые газы, что приводит к потеплению. Иначе говоря, речь идет о фундаментальных процессах мироздания.

Установлены и другие достоверные, но не до конца осмысленные факты. Оказывается, уровень воды в Каспийском море коррелирует с динамикой центра масс Солнечной системы. Российские ученые Н. В. Ловелиус и А. Ю. Ретеюм, работавшие в Африке, на озере Виктория, обнаружили и обсчитали удивительную закономерность. Уровень воды в озере прямо связан с расстоянием между Землей и Юпитером.

Циклы движения планет проявляются в климате. Справедливо, однако, что нестабильность погоды и климата в целом в последнее время выросла. Количество ураганов и наводнений достоверно увеличивается. Наиболее убедительное объяснение связывает эти процессы с вариациями скорости вращения Земли и радиуса орбиты Луны. Эти процессы определяют приливные взаимодействия и, в конечном итоге, погоду. Ясно одно – в управлении климатом задействованы силы, неподконтрольные человеку.

Концепция М. Миланковича

В 20–40-х годах прошлого столетия сербский астроном Милетин Миланкович развил смелую для того времени концепцию, объясняющую природу климатических циклов.

В основе гипотезы, или теперь уже теории, лежал синтез методов астрономии и климатологии. Основные климатические события ученый объяснял закономерностями вращения Земли, колебанием наклона оси относительно орбиты, неравномерностями вращения.

Ученый смог объяснить асимметрию Земли – преобладание суши в Северном полушарии по сравнению с Южным. На суше во время похолодания образуются обширные ледники, увеличивающие альбедо планеты, то есть долю отраженного солнечного света. Освещенность же северных широт существенно меняется вследствие вариаций астрономических параметров.

Направление оси вращения планеты по отношению к перигелию земной орбиты изменяется с периодом 41–42 тысячи лет. Когда планета медленно проходит афелий орбиты зимой Северного полушария, его средняя освещенность мала, и ледники существенно нарастают. За короткое лето вблизи перигелия они не успевают растаять из-за увеличившегося альбедо.

Через 20 тысяч лет, когда на афелий приходится лето Северного полушария, в Южном ледники существенно не растут – кроме Антарктиды, там для них мало суши. Известно также, что с периодичностью 100 000 лет меняется форма земной орбиты – от более круглой к эллиптической.

С циклом 260 000 лет идут колебания плоскости орбиты.

Не все климатические процессы объясняются теорией Миланковича, поскольку на климат влияет много факторов, помимо колебаний земной оси. Не удается преодолеть основной недостаток теории Миланковича: в ней нет механизма выхода из ледниковых периодов. Но, как одна из сторон объяснения динамики климата, она, несомненно, работает.

Итак, по Чижевскому, в основе всего лежат периодические процессы на Солнце , по Миланковичу – способность Земли воспринимать солнечную энергию . В число астрономических факторов, регулирующих климат, следует отнести и переполюсовку земного магнитного поля.

В среднем раз в четверть миллиона лет магнитное поле Земли меняет полярность. В момент смены полярности атмосфера в меньшей степени защищена от действия солнечного ветра и космических лучей. Начинается нагрев поверхности. Увеличивается количество мутаций у живых организмов. Существенно, что есть еще одно дополнение, мало учтенное работами и Чижевского и Миланковича, – свойства земной атмосферы. Анализ взаимодействия климата со свойствами атмосферы иногда наталкивает на парадоксальные соображения.

Парадоксы климата

Итак, климат в значительной мере определяется Солнцем и взаимодействием в системе Земля – Солнце.

В год наша планета получает от светила 5x1012 килокалорий лучистой энергии. Половина ее идет на испарение океанов. Самый важный экологический процесс – фотосинтез, образование растениями первичных органических веществ, забирает около процента этой энергии. Таково соотношение небиологических и биологических процессов. Силы неживой природы значительнее, чем силы биосферы.

Климат, как вообще на планете, так и в конкретном месте, зависит не только от полученной солнечной энергии, но и от того, как она осваивается, какой процент поглощается, какой отражается обратно в космос. В конце прошлого века стало модно зимой отдыхать в Египте. Зимой в Египте Солнце стоит ниже, чем в Петербурге летом. Однако температура воздуха выше, чем в Северной столице, и туристы загорают намного сильнее. Дело в том, что над Сахарой сформировался исключительно чистый воздух с минимальным содержанием водяных паров, прекрасно проницаемый для лучей дневного светила. В то же время в Сингапуре, который находится в одном градусе от экватора, загореть практически невозможно из-за экстремальной влажности, плохо пропускающей солнечный ультрафиолет.

Один из климатических парадоксов установлен в ходе Международного геофизического года 1957–1958 гг. Оказалось, что самое солнечное место на Земле не Сахара и не Аравийская пустыня, а Антарктида. В центре полярного плато на высоте 4 км на каждый квадратный сантиметр поверхности поступает больше солнечной радиации, чем в тропиках. Воздух на ледяном континенте предельно чист, и слой атмосферы тоньше, чем в других местах планеты. Полярники под лучами самого южного солнца загорают сильнее, чем на пляжах Черного и Красного морей. Почему же в Антарктиде экстремально холодно? На советской антарктической станции «Восток» в 1960 году был зафиксирован мировой рекорд холода – минус 88,3° по Цельсию.

Дело в том, что большая часть поступающего от Солнца тепла отражается поверхностью снега и льда. Исследования советских ученых показали, что шестой континент – самая большая область, обладающая отрицательным годовым запасом тепла. Здесь отражается больше тепла, чем принимается от Солнца. Антарктида выбрасывает в космос не только ту энергию, которую сама получает от Солнца, но и ту, которая принимается другими частями планеты и потоками воздуха приходит в Антарктиду. Это одна из причин, почему Южное полушарие холоднее Северного. Нечто аналогичное происходит и в Арктике, но менее интенсивно, так как объем плавающего льда там намного меньше, чем величина антарктического ледяного панциря.

Теоретически Антарктиду можно было бы основательно нагреть, если распылить надо льдами красящий темный порошок. В какой-то момент в результате этого может произойти потепление, начнут таять льды. Но это таяние приведет к резкому повышению влажности атмосферы, а значит, снижению ее прозрачности для Солнца. И тогда холод вновь заявит свои права. В таком умозрительном эксперименте проявится важнейшая особенность системы неживое – живое – социальное, о которой писал в своих трудах по ноосфере В. И. Вернадский. Свойство это называется гомеостатичность, то есть способность системы сохранять свои основные характеристики и противодействовать любым внешним возмущениям.

И еще один парадокс глобального масштаба. Самое простое объяснение периодов оледенения – связь их с пониженной активностью Солнца. В действительности связь между оледенением и Солнцем оказывается далеко не однозначной. Согласно расчетам американских астрономов Г. Симпсона и Д. Мензеля, при увеличении солнечной активности температура должна снижаться. Дело в том, что большая часть лучистой энергии идет на испарение океанов. Чем больше в воздухе пара – тем меньше лучей доходит до Земли. Соответственно, при снижении солнечной активности повышается прозрачность атмосферы и растет температура Земли. При увеличении солнечной активности возрастает количество осадков. Осадки стимулируют развитие ледников. Когда увеличение солнечной активности продолжается, начинается их таяние.

Таким образом, климат, безусловно, зависит от Солнца и изменения его активности, но зависимость имеет очень сложный характер. Модифицирующее действие на климат оказывают угол наклона земной оси, широта, степень прозрачности атмосферы, отражательная способность поверхности, степень парникового эффекта.

Падение космических тел

Планеты, лишенные атмосферы, покрыты, как оспинами, следами от падения метеоритов, астероидов и комет. Именно такими выбоинами испещрены Луна, Меркурий, спутники Марса – Фобос и Деймос. Да и сам Марс с его разреженной атмосферой в этом отношении похож на Луну.

На Земле такие следы долго не сохраняются. Их разрушают атмосферные и биологические процессы. Хотя некоторые кратеры от падения небесных гостей известны. Например, Аризонский (США) или тот, что на эстонском острове Сааремаа. Ясно, что такие падения оказывают существенное влияние на климат и на биосферу Земли.

Большинство специалистов убеждено, что 65 миллионов лет назад на Землю упал астероид или комета. Место падения – современный Мексиканский залив. Если посмотреть на карту, видно, что он имеет подозрительно круглую форму. Именно тогда вымерли динозавры, аммониты, белемниты. Особенно сильно пострадал морской фитопланктон. Биологическая продуктивность океана снизилась на порядок. Небесный гость почти целиком сгорел или испарился. Сохранилось менее 0,003 % его массы. Энергии при падении выделилось 1030 эрг. Столько же современное человечество произвело бы за 100 000 000 лет! По-видимому, это была самая большая катастрофа в истории Земли. После падения астероида цунами снесло миллионы квадратных километров, грандиозные пожары охватили весь Американский континент. Выделившийся углекислый газ привел к экологической катастрофе, которая уничтожила значительную часть видового разнообразия планеты. Удар стимулировал вулканическую активность. Наступило похолодание. Лишь через несколько тысячелетий биосфера адаптировалась к экологическим изменениям. Леса голосемянных хвойных заменились лесами цветковых растений. Место динозавров заняли млекопитающие. Сформировалось новое экологическое равновесие.

Это событие было грандиозным, редким, но не уникальным.

Древние источники и археологические данные свидетельствуют еще о нескольких катаклизмах, возможно, связанных с падением небесных тел. Самый древний город на Земле (возраст – порядка 6000 лет) был раскопан на территории Индии. Археологи свидетельствуют, что город был разрушен страшным катаклизмом 3500 лет назад. На некоторых камнях сохранились следы мощного термического воздействия. Исходное название города не установлено. Более поздние источники называют место разрушенного города Мохенджо-Даро, что означает на санскрите «холм мертвых».

Какова была истинная причина уничтожения города? Высказывались самые фантастические гипотезы, вплоть до наличия в те времена ядерного оружия.

Еще одна аналогичная ситуация – гибель в библейские времена городов Содом и Гоморра. Во всех этих случаях вулканическую версию следует отбросить. Следов вулканов в этих местах геологи не фиксируют. Самое вероятное объяснение этих трагических событий древней истории – падение небесных тел.

Безусловно, каждое такое падение кардинально меняло климат. Известно, что некоторые из падений особо крупных тел меняют угол наклона земной оси.

Интересную гипотезу относительно механизмов падения крупных метеоритов недавно предложил русский геофизик А. П. Невский. Согласно ей, когда в земную атмосферу вторгается крупный метеорит, то образуется мощнейший потенциал между ним и поверхностью Земли. В конце концов происходит пробой и взрыв. Выделившаяся энергия взрывает метеорит снизу, осколки получают мощный импульс, направленный вверх. Некоторые из них могут даже приобрести космические скорости и вернуться в космос. Чем больше диаметр и масса метеорита, тем на большей высоте происходит взрыв. При этом формируется гигантский огненный столб, расширяющийся книзу и состоящий из многих плазменных разрядов. Воздействуют они на Землю как множество мощных авиационных бомб. Именно такие события, по мнению Невского, могли погубить города Мохенджо-Даро, Содом и Гоморру.

Теперь обратимся к еще одной встрече Земли с космическим гостем, произошедшей относительно недавно, хорошо изученной, но до конца не понятой. В 2008 году отмечался своеобразный юбилей – 100-летие падения Тунгусского метеорита. Точнее Тунгусского феномена, ибо неизвестно, был ли то метеорит или что-то иное, а также было ли падение как таковое. Данные об этом событии остаются противоречивыми. Окончательно вопрос о его сущности не решен до сих пор. Напомним историю феномена.

30 июня (17 по старому стилю) 1908 года в 7 часов 17 минут по местному времени над территорией Восточной Сибири в междуречье Лены и Подкаменной Тунгуски с юго-востока на северо-запад пролетело большое светящееся тело, оставляя за собой след. Полёт сопровождался мощными звуковыми явлениями и закончился грандиозным взрывом над тайгой на высоте 7–10 км. Взрывной волной в радиусе около 40 км был повален лес. Под действием светового излучения вспыхнула тайга. Сплошной вывал 80 миллионов деревьев произошел на площади в 2150 км2. Космический ураган превратил некогда богатую растительностью и дичью тайгу в кладбище мертвого леса. Эпицентр почти совпал с центром кратера вулкана, функционировавшего в триасовом периоде. Энергия взрыва составила 10–40 мегатонн тротилового эквивалента, что сравнимо с двумя тысячами атомных бомб средней мощности и близко к самой мощной водородной бомбе, испытанной на Новой Земле в 1961 году.

Взрывная волна обогнула земной шар дважды. На месте катастрофы ускорился рост деревьев, изменился химический состав почв. Взрыв вызвал изменение магнитного поля Земли. Магнитная буря, отмеченная вблизи Иркутска, продолжалась около 3,5 часа. В ночь с 30 июня на 1 июля, то есть через 15–20 часов после катастрофы, от западных берегов Атлантики до Центральной Сибири и от Ташкента до Санкт-Петербурга, на территории площадью более 12 млн км2, началось свечение атмосферы и ночных облаков. Образовавшиеся на высоте около 80 км, они отражали солнечные лучи, создавая эффект светлых ночей.

Первая экспедиция на место феномена была организована в 1911 году омским управлением шоссейных и водных дорог. Она обнаружила в районе Нижней Тунгуски огромный вывал леса.

Энтузиаст исследований метеоритов профессор Л. А. Кулик, при поддержке академика В. И. Вернадского в 1921 году начал изучение места падения. В результате первой поездки в Сибирь осенью 1921 года установили место, где произошла катастрофа. Лишь шесть лет спустя 13 апреля 1927 года ученые добрались до эпицентра, где вместо кратера обнаружили заболоченное озеро и множество углублений, заполненных водой. Кулик предположил, что метеорит развалился на части, не долетев до поверхности Земли. Обнаруженное озеро, по мнению ученого, – след падения самого большого фрагмента.

Это предположение стало метеоритной гипотезой, которая была не в состоянии объяснить целый ряд явлений, наблюдавшихся как в момент катастрофы, так и после нее. О том, что это, возможно, вовсе и не метеорит, заговорили в конце 40-х годов, когда были проведены испытания атомных бомб, и оказалось, что картина разрушений при атомном взрыве напоминает последствия феномена.

Писатель-фантаст и популяризатор А. П. Казанцев предположил, что 30 июня 1908 года в верхних слоях атмосферы над тунгусской тайгой произошел атомный взрыв инопланетного корабля. Это предположение стало называться ядерной гипотезой. В течение долгих лет велись споры между сторонниками ядерной и метеоритной гипотезы. Взрыв произошел в наименее населенном районе России (в ее геометрическом центре). Ни один человек серьезно не пострадал. Возникло фантастическое предположение, что некие силы стремились минимизировать опасность от падения загадочного тела. С 2007 года в средствах массовой информации стала муссироваться еще одна невероятная «гипотеза», согласно которой Тунгусский феномен был не чем иным, как секретным испытанием оружия массового уничтожения, якобы созданным в начале века коллективом специалистов под руководством Никола Теслы.

Итак, что же известно доподлинно и какое это имеет отношение к проблеме климата?

Первые, кто почувствовал приближение катастрофы, – это животные. За 10–15 дней до события началось их великое переселение из зоны будущей катастрофы. Даже рыба стремительно уходила из Тунгуски в Енисей и другие водотоки.

Известно, что предчувствие животными надвигающейся беды и их подготовка бегством часто фиксируется как при катастрофах естественного происхождения – цунами, землетрясения, так и антропогенных. Рассекречены протоколы ядерных испытаний, из которых явствует, что животные уходят с полигона перед взрывом, хотя момент взрыва – военная тайна.

В данном случае речь идет о проскопии – способности животных предсказывать будущие события. Разумеется, это свойство не носит абсолютного характера. Предсказать можно лишь события высокой энергетики. Очевидно, за этим свойством лежат особые законы взаимодействия живых систем с потоком времени.

Самым очевидным и заметным следствием феномена является вывал леса с радиальным расположением поваленных деревьев. Падение сопровождалось сильным взрывом. От мощной вспышки воспламенилась лесная подстилка. Возник пожар на площади около 2000 км2. Пламя тут же было сбито ударной волной. Затем вновь возникли очаги пожара, которые слились, при этом горел не стоячий лес, а поваленный. Ударная волна разрушила лесной массив на площади 2150 км2. Предшествовавшая катастрофе сухая погода должна была способствовать равномерному возгоранию леса и распространению огня. Для пожара 1908 года характерно наличие двух зон: с преобладанием сплошного горения и зоны локального воспламенения, в пределах которой возгорание имело место в отдельных очагах. Пламя было во многих местах сбито. Продолжали гореть отдельные богатые сухостоем очаги. Дальнейшее распространение огня было затруднено огромным количеством вывернутых с корнем деревьев, создавших преграды огню.

Одним из последствий тунгусского взрыва является аномально бурный рост деревьев после 1908 года в районе тунгусской катастрофы.

Вред для людей от этих событий был минимален. Механическое воздействие было размазано в пространстве и времени. Космическое тело прошло над поселком Ванавара на высоте 30 км, а основное выделение энергии произошло за 50 км от поселка по горизонтали. Лица, находившиеся на расстоянии нескольких десятков километров от места падения метеорита, подверглись воздействию ударной волны, некоторые из них получили ушибы и контузии. Летальных случаев не зафиксировано.

В 80-х годах научный интерес к тунгусскому событию 1908 года приобретает новую грань. Его начинают рассматривать как модель ядерной катастрофы. Коллектив американских ученых из исследовательского центра НАСА проанализировал оптико-атмосферные аномалии 1908 года, обратил внимание, что после тунгусского падения температура Северного полушария стала постепенно понижаться относительно Южного. Этот процесс был усилен вулканическими извержениями.

В результате в течение десяти лет среднегодовая температура Северного полушария была ниже на величину от 0,1 до 0,3 градуса. Тунгусский феномен, по мнению этих ученых, – модель более мощных катастроф, вызванных столкновением Земли с космическими телами, которые могли вызывать необратимые изменения климата и биосферы планеты в прошлом. Подобные результаты может дать и ядерная война.

В 80-х годах советские и американские ученые промоделировали на вычислительных машинах ее возможные последствия. Возник новый термин: « ядерная зима ». Результаты, полученные при моделировании такой катастрофы, были опубликованы академиком К. Я. Кондратьевым с соавторами. При анализе «ядерной зимы» они воспользовались и данными послевоенного этапа исследования тунгусской катастрофы.

Советские специалисты не соглашались с некоторыми выводами американцев. Противоречия касались, например, расчетов количества окислов азота, которые могли бы возникнуть при катастрофе. По мнению американских исследователей, при пролете небесного тела 1908 года возникло 30 миллионов тонн окислов азота. Столько же, считали американцы, возникнет в атмосфере при взрыве 6000 мегатонных водородных бомб. Но внедрение такого количества ядовитых газов в 1908 году (если оно действительно имело место) не вызвало катастрофических последствий в масштабе планеты. Не следует ли из этого, что ядерная война не приведет к опасному отравлению атмосферы окислами азота? Неточная трактовка этого процесса, по мнению Кондратьева и его соавторов, имеет не только физико-химический, но и политический аспект.

Важный аспект феномена – влияние на озоновый слой. Перед летом 1908 года количество озона резко сократилось. После феномена количество атмосферного озона стало возрастать. Это не проясняется природу тунгусского тела, но свидетельствует о том, что динамика озона подчинена силам, неподконтрольным человечеству. Таким образом, к началу XXI века наука о Тунгусском феномене оказалась в ситуации, когда выбор той или иной физической модели явления может иметь далеко идущие последствия – не только практические, но даже социально-политические!

Некоторые фантасты, прельщенные идеей искусственного происхождения Тунгусского тела, развили идеи Казанцева на современном уровне. Они предположили, что в силу естественных причин на Земле стал падать уровень озона. И тогда, чтобы спасти биосферу от сжигания космическими лучами, послали скорую помощь в виде Тунгусского феномена. Разумеется, это даже не фантастическое, а просто сказочное предположение. Но, как говорится – сказка ложь, да в ней намек!

Еще один аспект проблемы – связь с осадками. В конце 50-х годов XX века в литературе появились сведения о так называемом « эффекте Боуэна » – увеличении атмосферных осадков, наблюдаемом через месяц после крупных метеорных потоков. Явление это связано с попаданием в атмосферу метеорной пыли, увеличивающей число ядер конденсации. С целью проверки «эффекта Боуэна» были проанализированы данные, полученные за период с 11 июля по 11 августа 1907 года, за 1908 и 1909 годы почти 1500 метеостанциями Северного полушария. Результаты свидетельствуют, что динамика выпадений осадков летом 1908 года резко отличалась от смежных с ним 1907 и 1909 годами значительным увеличением дождливости и среднего количества выпавших осадков, приходящихся на 15–21 июля. Является ли это следствием тунгусской катастрофы, однозначно сказать трудно. Но если этот эффект и связан с катастрофой, все же он существенно отличается от «классического», поскольку последний характеризуется усилением осадков через 30, а не 15–20 дней.

Мы не знаем до сих пор, что такое тунгусское тело и тунгусский феномен. Но мы твердо знаем, что среди факторов, влияющих на климат, есть космические, непознанные и более мощные, чем деятельность человека.

И еще один аспект проблемы. Солнечная система периодически входит в галактические рукава, насыщенные космической пылью. Согласно расчетам, выполненным московским ученым С. И. Сухоносом, за 4,5 миллиарда лет на Землю выпало до 1018 тонн космической пыли. Сейчас на Землю, согласно корректным расчетам, ежегодно выпадает 300 тысяч тонн космического вещества. По мнению Сухоноса, в годы вхождения Солнечной системы в космические туманности это значение вырастает до миллиарда тонн за год. Геологические данные подтверждают, что в разных слоях преобладают разные химические элементы, и это обстоятельство, действительно, связывается с выпадением вещества из космоса. Безусловно, экстремальное выпадение космической пыли должно было перестраивать биосферу и менять климат.

Петербургский геолог профессор С. Г. Неручев установил цикл вхождения Солнечной системы в участки Галактики с повышенной плотностью материи. Он оказался равным 30–32 миллионам лет. Такая периодичность перестройки биоты проглядывает на основе палеонтологических данных. К сожалению, этот аспект влияния космоса на оболочки Земли изучен пока недостаточно.

Некоторые ученые считают, что на климат могли влиять и падения крупных небесных тел на наш спутник – Луну. 17 миллионов лет назад началось очередное похолодание. Согласно гипотезе доктора химических наук А. Г. Сутугина, причиной могло быть появление облака космической пыли из-за столкновения астероида с Луной. Часть облака попала в поле притяжения Земли и на некоторое время ослабила доходящий до поверхности солнечный поток.

Галактический год

Солнечная система находится на краю Галактики Млечный Путь. Галактика вращается. Время обращения Солнца вокруг ее центра по разным оценкам находится в пределах 220 миллионов лет. Этот период называется галактический год.

Как показал в своих работах петербургский ученый С. Г. Неручев, этот немыслимо длинный цикл тоже влияет на климат.

Разные участки Вселенной имеют разные физические свойства. По мере продвижения по галактической орбите происходят, в силу не до конца выясненных причин, периодические изменения размеров тел Солнечной системы, изменение яркости Солнца. В моменты наибольшего удаления от центра Галактики (апогалактий) активность Солнца в четыре раза выше, чем когда расстояние от Солнца до цента минимально (перигалактий). Объясняется это разной насыщенностью участков космоса энергией вакуума, суть которой наука не установила.

По-видимому, речь идет о чем-то напоминающем поле времени Н. А. Козырева, о котором мы писали в предыдущих главах. Соответственно, галактический год, как и земной, делится на времена года. Продолжительность галактического «лета» составляет 98 миллионов лет. «Зима» – 68 миллионов. «Весна» и «осень» – по 25 миллионов лет. Можно восхищаться возможностями современной науки, которая манипулирует такими отрезками времени, которые с трудом усваиваются обыденным сознанием. Геологические данные подтверждают астрономические выкладки. В период галактического «лета» биопродуктивность наземной растительности возрастала. 84,9 % мировых запасов угля произошли в теплые периоды галактического года. На более холодные времена приходится 15,1 % угля. Аналогичное соотношение по нефти – 84,7 % ее запасов возникли в «летние» периоды. Впрочем, и в холодные месяцы шло образование других полезных ископаемых, которых продуцировали холодолюбивые представители былых биосфер.

По отложениям скелетов животных прослеживается та же динамика. Животные теплолюбивые активно плодились «летом». Холодостойкие, соответственно, зимой. Такие хорошо изученные и богатые животным миром периоды истории Земли, как кембрий, карбон и мел, приходились на начало галактического «лета». Их середины пришлись на пик жаркого «лета», окончание – на галактические «осени». На фоне долговременной периодичности, как подчеркивал в своих работах С. Г. Неручев, проявлялась и более кратковременная периодичность (30–32 миллиона лет и меньше), так же обусловленная влиянием на Землю и ее биосферу изменявшихся космических условий. Несколько утрируя, можно говорить о подобии галактических месяцев и недель.

Идея галактического года имеет и противников. Среди них – известный астроном А. А. Баренбаум. Он совершенно справедливо обращает внимание на то, что циклические изменения массы Солнца и планет не вписываются в существующие физические парадигмы. Сама длительность галактического года разными авторами оценивается по-разному, и разброс составляет десятки миллионов земных лет. Связь геологических процессов на Земле именно с циклом вращения вокруг центра Галактики несколько натянута. Но сам факт влияния галактических процессов на земные справедлив. Баренбаум обращает внимание на периодические колебания положения Солнца относительно плотности Галактики и на возможности взаимодействия Солнечной системы с «темной материей» (к каковой относят 95 % вселенского вещества) и «темной энергией» (70 % космической энергии).

Значительное похолодание, сопровождавшееся оледенением, имело место сравнительно недавно по геологическим масштабам – 25 тысяч лет назад. 12 тысяч лет назад оно сменилось потеплением. Интересную гипотезу относительно этого процесса выдвинул А. А. Баренбаум. По его расчетам получается, что несколько тысяч лет назад Солнечная система сблизилась с Сириусом. На небе сияло два солнца. Сириус, находясь за пределами орбиты Плутона, светил слабее основного светила, но намного ярче Луны и нес достаточно много энергии. А. Баренбаум в подтверждение своей версии нашел несколько мифов шумеров и дагонов, где указано, что в древности на небе сияло два солнца. Если это так, энергетика Сириуса могла подтолкнуть процесс глобального потепления. (В скобках заметим, что есть и совершенные другие, но тоже интересные гипотезы причин потепления 12 000 лет назад, и о них – разговор ниже.)

Верна эта гипотеза или нет – ясно одно. На климат в первую очередь влияют космические причины, во вторую – земные.

При этом земные причины могут смягчать колебания температуры, демонстрируя предельную устойчивость всех оболочек Земли, о которой свидетельствовал В. И. Вернадский.

С ростом температуры увеличивается скорость ветра. Ветер активизирует испарение влаги с почвы и поверхности океана. Возрастает облачность. Снижается поток солнечных лучей, достигающий поверхности. Соответственно, температура снижается. Поэтому потепления обычно проходят в сглаженном виде, не разрушительном для природы.

Итак, вопросы, связанные с влиянием галактического года на биосферу Земли, находятся на ранней стадии своего изучения. Пока мы можем подивиться грандиозности тех исполинских космических сил, которые определяют земной климат, и посмеяться над манией величия людей, которые возомнили, что могут оказывать на климат более существенное влияние, чем силы природы.

Самые экстраординарные геофизические гипотезы

Перенесемся мысленно на 300 миллионов лет назад.

Горячее Солнце с трудом пробивалось сквозь густой туман, покрывавший тогда большую часть нашей планеты. Золотистые лучи освещали причудливые контуры гигантских древовидных хвощей и папоротников. Они создавали непроходимые заболоченные леса, среди которых раздольно чувствовали себя свирепые скорпионы и гигантские амфибии, отдаленно напоминающие современных тритонов.

Птицы в то время еще не появились, но воздушная среда не пустовала. Многочисленные насекомые занимали те экологические ниши, которые впоследствии займут летающие динозавры, а еще позже – привычные нам пернатые. Размеры древних насекомых были впечатляющие. Так, стрекоза меганевра имела размах крыльев до 75 см и весила больше килограмма. Возникает серьезный вопрос. У насекомых пассивное, так называемое трахейное дыхание. Легких у них нет, органы ведут пассивный газообмен с окружающей средой через трубочки-трахеи. При таком способе дыхания нельзя достигнуть больших размеров и большой мощности. Поэтому сейчас самый большой летающий представитель насекомых – жук-голиаф, весящий несколько десятков граммов. Как такие крупные насекомые, как меганевра, летали в период карбона? Единственно возможное объяснение состоит в том, что сила тяготения была меньше, чем сейчас. Могло ли это иметь место на самом деле?

В 1912 году германский геофизик Альфред Вегенер выступил с гипотезой дрейфа материков. Согласно этой концепции, когда-то Земля была покрыта Пангеей – одним огромным материком. Затем в силу неизвестных причин суперматерик раскололся на современные части света, которые постепенно стали отходить одна от другой. Пространство, разделяющее материки, заполнилось соленой водой и стало океанами.

В наши дни гипотеза Вегенера преобразовалась в теорию – очень много фактов ее подтверждают. Однако причина расхождения материков по сей день неизвестна. Были попытки объяснить это увеличением объема Земли. По одной группе гипотез, сила тяжести постепенно снижается, ослабевают силы, сдерживающие планету в единое целое, и она увеличивается в размерах, сохраняя неизменной свою массу. В последние годы появилась более экстравагантная гипотеза. Согласно ей, масса и размеры Земли непрерывно увеличиваются. Если это так, то тогда расхождение материков становится понятным. Разъясняются и некоторые биологические загадки. Несмотря на множество работ, посвященных динозаврам, причины их гигантизма до сих пор не выяснены. Некоторые палеонтологи полагают, что гигантские рептилии мезозоя – брахиозавры, диплодоки, бронтозавры, в основном, плескались в воде. Масса брахиозавров составляла до 50 тонн. Найдены остатки еще более крупного ящера, названного, естественно, гигантозавром. Он мог весить 80 тонн! Современные киты могут достигать таких размеров. Но их тела поддерживает вода. Что касается гигантских динозавров, никаких приспособлений к водному образу жизни у них не обнаружено. Специалисты-аэродинамики установили, что машущий полет с помощью мышц может поднять летуна, имеющего легкие и воздушные мешки, массой не более 22–25 кг. Именно в этих пределах заключен вес самых больших современных птиц – пеликанов, альбатросов, грифов. А вот летающие ящеры имели массу до 75 кг. Что, тогда законы аэродинамики были другие? Скорее, было меньше тяготение. Уменьшение размеров свойственно также растениям. Самые большие деревья нашего времени – австралийские эвкалипты (до 90 м), американская ель-дугласия (до 110 м) и канадская секвойя (до 126 м). В ископаемом состоянии находят деревья мезозойской эры – ту же секвойю, обезьянью колючку, имевшие высоту до 160 м. Теперь такие колоссы долго не устояли бы.

За счет чего могла увеличиваться Земля? Разумеется, на нее падают метеоры, метеориты, космическая пыль, но эта прибавка к массе планеты ничтожна. Самая экстравагантная гипотеза полагает, что в земном ядре идет преобразование космической энергии в массу. В принципе, полного ниспровержения современной физики такая гипотеза не требует. Согласно теории относительности, энергия и масса могут переходить друг в друга в соответствии с известной формулой Е = mc2 . При горении звезд, при ядерных взрывах масса преобразуется в энергию. Обратный процесс физикой не запрещен. Почему бы ему не идти в земном ядре?

Глава 2. Причины земные

Вулканы и климат

В ночь с 13 на 14 апреля 2010 года природа вновь напомнила о своей мощи. Произошло извержение исландского вулкана Эйяфьяелоокудль.

Оно привело ко многим неблагоприятным последствиям. Из-за пылевого загрязнения атмосферы закрыли многие авиационные маршруты. Температура в Северном полушарии снизилась. Пришлось вспомнить, что вулканы влияют на климат больше, чем человек. Средние извержения выбрасывают парниковые газы, вызывающие повышение температуры. Мощные извержения выбрасывают огромное количество пылевых частиц. Зависнув в верхних слоях атмосферы, они задерживают солнечные лучи и вызывают локальные, а при сильных извержениях – глобальные похолодания.

Несколько цифр. Промышленность, транспорт, испытания оружия массового поражения и иные формы деятельности человека создают за год до 1 30 миллионов тонн пылевых частиц . Сюда можно добавить ту пыль, которая косвенно связана с деятельностью человека. Распашка земель активизирует эрозию почв и пылевые бури – процессы, которые, в принципе, идут и без человека. По существующим оценкам все прямые и косвенные действия человека приводят к образованию 350 миллионов тонн пыли в год. В то же время упомянутый вулкан Эйяфьяелоокудль выбрасывал в первые дни своей активности по 600–800 тонн пыли в секунду , 60 миллионов в день. За первые трое суток в атмосферу попало более 140 миллионов тонн пыли , не говоря уже о газах. Это больше, чем человечество создает за год.

Природная энергетика несопоставимо больше человеческой. «Геологическая сила», именуемая человечеством, действительно, стала переделывать лито-, гидро-, атмо– и биосферу. Оледенения, в основном, определяются космическими причинами. Но вулканы тоже корректируют этот процесс. 73 тысячи лет назад взорвался вулкан Тобу на Суматре. Это произошло на фоне снижения солнечной активности. В результате температура в Северном полушарии сразу снизилась на 3,5 градуса. Наступил очередной ледниковый период.

В 536 году нашей эры взорвался индонезийский вулкан Рабаул. Произошло резкое похолодание на полтора года. Его зафиксировали даже византийские хроники.

Итак, климат на Земле менялся всегда, и нередко определяющими были геологические причины.

Вулканы, Библия и Атлантида

Загадка Атлантиды – одна из самых старых тайн мировой науки. Мир узнал о ней от древнегреческого философа Платона (427–347 гг. до н. э.).

Согласно его информации, 12 тысяч лет назад (от нашей эпохи, и, соответственно, 9,5 тысяч от его) в Атлантике, непосредственно за Гибралтаром, находился огромный остров. На нем располагалась высокоразвитая цивилизация. В результате геологического катаклизма весь остров с великолепным городом опустился на дно моря.

Имело место такое или нет? Загадке Атлантиды посвящено огромное количество работ, одно перечисление которых заняло бы сотни страниц. На пустом месте легенды не возникают, хотя искажение реалий по мере формирования легенды возможно. Законы формирования искажений хорошо известны фольклористам и специалистам по теории свидетельских показаний (есть такой раздел прикладной математики). Бесспорная доля истины, содержащаяся в легенде об Атлантиде, состоит в следующем. В истории Земли были катаклизмы, которые меняли лик планеты и порой уничтожали целые цивилизации.

Платон писал, что Атлантида находится в Атлантике. Но есть и другие гипотезы относительно ее местоположения. Откроем один из самых известных в истории документов – Пятикнижие пророка Моисея, входящее в такие великие книги, как Талмуд, Библия и, отчасти, в Коран. Перед исходом евреев из Египта на страну обрушилось 10 казней. Перечислим их.

1. Вода в реках и озерах превратилась в кровь, рыба вымерла, вода стала издавать зловоние.

2. Из Нила вышло множество жаб, которые проникали в дома египтян.

3. Появилось множество мошек, которые нападали на людей и скот.

4. Налетело множество песьих мух, жаливших египтян.

5. Моровая язва истребила домашний скот.

6. Болезненные струпья и нарывы появились на людях и животных.

7. Градом и молнией побило зелень, деревья, скот.

8. Саранча уничтожила все, что оставалось на полях.

9. Густая тьма три дня покрывала землю египетскую.

10. Ангел Господень в одну ночь поразил всех первенцев египетских от человека до скота.

На пустом месте исторический сюжет не возникает. Достоверных данных о существовании Моисея наука не имеет. Ясно и то, что исход 600 000 евреев из Египта был невозможен – такого количества еврейской диаспоры быть не могло в принципе. Но, взяв за основу реальные факты, что-то преувеличить создатели мифа вполне могли. Датировка событий, описанных в Торе, варьируется от VII до XV века до нашей эры. Безусловно, какие-то реальные катаклизмы эти тексты описывают.

Возможный источник сюжета – грандиозное извержение вулкана Санторин, имевшее место в 1400 году до н. э. Вулкан находился на юге современной Греции. Последствия извержения должны были затронуть и Египет. До сих пор осталась затопленная кальдера размером 7 на 12 км. По оценкам геологов и сейсмологов, объем выброшенного материала составил 70 км3. Площадь покрытия пеплом составила около миллиона км2, безусловно задевая Египет. Наличие вулканического пепла в слоях того времени египетские геологи подтверждают. Энергия извержения составила 1027 эрг. Это на пять порядков превышает выработку энергии современным человечеством. Примерно столько же энергии выделится при взрыве 200 000 средних атомных бомб. В результате погибла протоантичная санторинская цивилизация, находившаяся на юге современной Греции. Некоторые из казней египетских прямо указывают на последствия извержения. Тьма, закрывшая на несколько дней Египет, обильные осадки, появление в водах дохлых рыб. Массовый уход из опасной зоны некоторых животных тоже иногда предшествует природным катаклизмам. Климат после этого должен был измениться в сторону похолодания (хотя в жарком Египте это могло ощущаться и не очень катастрофично) и усиления осадков. Осадки для Египта – это вообще редкое явление. Вулканический пепел мог стимулировать образование дождевых капель и градин.

Одно из предположений относительно Атлантиды состоит в том, что Платон в искаженном виде передал информацию о гибели Санторинской – Критской цивилизации. Искажения вполне возможны, потому что для Платона эти события уже были глубокой древностью.

Подобные катаклизмы происходили и в более близкие к нам времена.

В ХХ веке столь сильных извержений уже не было. Самые сильные – вулкан Безымянный (1956) и Шевелуч с выбросами соответственно в 3 и 1,5 км3. Погибших не было – советские вулканологи заблаговременно предупредили местных жителей. Но влияние извержений на климат было существенным.

Причины усиления вулканической деятельности в определенные годы неизвестны. Одна из гипотез связывает это с динамикой движения земного ядра. Она в свою очередь зависит от конфигурации масс в Солнечной системе, взаимного положения Солнца, Земли и крупных планет. Человек влиять на эти процессы никак не может.

Атлантида и оледенение

В последнем геологическим периоде – антропогене – было несколько оледенений. Насколько велики их масштабы – спорят до сих пор.

По некоторым оценкам ледник доходил до территории Швейцарии, по некоторым – лишь до середины современной Финляндии.

Межледниковые периоды приводили к таянию ледников. Периодически полностью обнажались такие ледяные массивы, как Антарктида и Гренландия. Сравнительно недавно по геологическим меркам были и эпохи более теплые, и более холодные, чем нынешняя. Причин колебаний климата приводят много. Важнейшие:

1) изменение активности Солнца;

2) изменение наклона земной оси;

3) изменение вытянутости земной орбиты;

4) изменение времени наступления равноденствия.

Поскольку изменение трех последних параметров может происходить одновременно, климатические изменения выражаются некой суммарной результирующей кривой климатических изменений.

Теперь еще об одном гипотетическом факторе, контролирующем оледенения.

Выше мы рассматривали возможность существования Атлантиды в Средиземном море. Более распространенная версия помещает ее намного западнее. Существование Атлантиды, если она действительно существовала и простиралась вдоль Атлантического океана на несколько сотен километров, не могло не оказывать влияния на климатические условия прилегающих к Атлантике материков, и особенно Европы. Горные хребты должны были задерживать часть теплых и влажных атлантических ветров. Гольфстрим – самое энергоемкое течение на Земле, доходил из-за Атлантиды до Северной Европы в сильно ослабленном виде. Не исключено, что именно поднятие Атлантиды из пучин морских в период палеолита привело к охлаждению Северной Европы и наступлению последнего ледникового периода. Опускание Атлантиды – независимо от того, было ли это медленно или катастрофически быстро, открыло путь теплым водам Центральной Атлантики на север. Возникло то, что сейчас называется Северо-Атлантическим течением. Ледники начали таять. Земля перешла к постледниковому периоду. Именно такую версию событий предложил геолог Е. Хагермейстер в середине прошлого века. С ней согласились знаменитый геолог В. А. Обручев и ведущий советский специалист по Атлантиде Н. Ф. Жиров.

Термиты и мировой климат

Совсем пренебрегать ролью человечества в контроле глобального климата было бы неправильно. В ряде случаев человек выступает как триггер, запускающий значимые процессы. Об одном из таких триггерных эффектов следует рассказать подробнее.

Среди многочисленного и бесконечно разнообразного мира насекомых термиты (отряд равнокрылые – Isoptera) занимают особое место. Кстати, само название приобрело некий философский смысл. Термес по-гречески – тепло. Исходно их так назвали за теплолюбие. Но, оказывается, они имеют еще некоторое отношение к проблеме глобального потепления. Уникальность их связана с влиянием на глобальный круговорот углерода, на концентрацию в атмосфере парниковых газов (углекислого и метана), существенную для регуляции мирового климата. Численность термитов на Земле может достигать 107–108 миллиардов. Это крупные насекомые. Суммарная масса термитов, приходящаяся на одного человека, может составлять 3 тонны. В то же время «автомобильная масса» в расчете на одного человека составляет 100–200 кг. Обмен у термитов идет интенсивнее, чем у человека и чем у транспортных средств. Питаются термиты в основном древесиной. В их кишечнике живут симбионты – представители жгутиковых, которые помогают переваривать древесину. В результате переваривания образуются необходимые термитам органические вещества и выделяются газы – углекислый, метан и аммиак, вносящие свой вклад в динамику атмосферных процессов. Основной продукт питания термитов – сухая древесина. В течение нескольких столетий человечество увеличивало использование древесины в народном хозяйстве. Это расширяло экологическую нишу для термитов. В настоящее время масса используемой в хозяйстве древесины сокращается. Площадь лесов на Земле медленно возрастает. По данным ФАО, пик вырубок пришелся на 1947 год После Второй мировой войны использование древесины как наиболее доступного источника энергии и строительных ресурсов было максимальным. В это время суммарная площадь всех лесов составляла 3,5 миллиарда гектаров. К концу ХХ века лесные массивы уже составляли 4,2–4,3 миллиарда гектар. Однако ввиду запаздывания популяционных процессов на 60–75 лет число термитов продолжает расти. Термиты расширяют ареал своего обитания за счет увеличения объема использования сухой древесины и из-за глобального потепления, шедшего с XVII по XX век. Площадь, где фиксируются эти насекомые, составляет более 10 миллионов квадратных километров. Рост сопровождается адаптацией к более холодным условиям существования. Они достигли юга Европы, Молдавии, Украины, Средней Азии.

Сделаем лишь два качественных вывода. Первое – влияние человека и его деятельности на обмен углерода, входящего в состав углекислого газа, незначительно. Второе – влияние термитов на эти процессы значительно. При анализе вопросов глобального климата им следует уделять больше внимания, чем антропогенным факторам. Метан еще более важен для парникового эффекта. Глобальная эмиссия этого газа в атмосферу составляет около 535 миллионов тонн. Термиты образуют 150 миллионов тонн.

Ниже приведены две диаграммы (рисунки 2 и 3), отражающие долю разных источников парниковых газов в атмосфере. Из диаграмм ясно, что роль человека не является существенной.

Рисунок 2. Доля разных источников метана в атмосфере

Рисунок 3 . Доля разных источников углекислого газа в атмосфере:

1 – термиты; 2 – действие человека; 3 – другие биотические факторы; 4 – абиотические факторы, связанные с неживой природой

Часть 4. Ноосфера и глобальный климат Глава 1. Динамика температур и мировая история

Что такое экология культуры

Начнем разговор о месте человеческого рода в изменяющейся биосфере с уточнения важнейших понятий.

Термин «экология культуры» как охрана культурного наследия введен известным историком и филологом Д. С. Лихачевым. Он писал: «Наука, которая занимается охраной и восстановлением окружающей среды, называется экология». Определение экологии было дано неправильное. Экология – наука о взаимоотношениях организмов с окружающей средой. Экология – теоретическая основа охраны природы, но отождествлять экологию и охрану природы некорректно. Охрана окружающей среды – прикладной раздел экологии. Несмотря на высокий гуманный пафос работ Лихачева, термин «экология культуры», основанный на неправильном понимании экологической науки, сыграл негативную роль. Он содействовал инфляции понятия «экология», отрыву его от научных корней.

Другую попытку связать гуманитарные науки с экологией предпринял еще один классик советской науки Л. Н. Гумилев. В своей основополагающей работе «Этногенез и биосфера Земли» (Л., Гидрометеоиздат, 1990) он глубоко проанализировал роль ландшафта в возникновении культуры и этноса. Развивая теорию В. И. Вернадского о биогенной миграции и ее роли в эволюции биосферы, Гумилев ввел понятие « пассионарность ». Под ним ученый понимал массовые мутации в популяции человека разумного, приводящие к повышенной миграционной активности этноса. Именно пассионарным взрывом он объяснял нашествие татаро-монголов на Русь и Западную Европу в XIII веке.

Современная биологическая наука не подтверждает возможность массовых направленных мутаций, увеличивающих тенденцию к миграции. Этнические процессы, связанные с захватом территорий, имеют чисто эколого-климатическое объяснение. В XII–XIII веках в районе современной Монголии произошел локальный экологический кризис. Основной способ получения ресурсов питания – животноводство, исчерпал себя при достижении критической плотности населения. Существенно и то, что биопродуктивность степи упала за счет похолодания. Решений проблем добывания ресурсов было два. Первый путь – интенсивный, переход на другую технологию, в частности земледелие. За счет того, что прирост растительной биомассы в единицу времени больше, чем животной, на два порядка, переход к земледелию мог обеспечить прокорм в 10–100 раз большего числа людей, чем при животноводстве на той же территории. Второй путь – экстенсивный, связанный с расширением пастбищ и захватом новых земель. Социальные условия содействовали реализации второго варианта. В конечном итоге это привело к массовому перемещению скотоводов на запад. Перемещение сопровождалось захватническими войнами.

На сегодняшний день на повестке стоит новый синтез экологии и истории. Классики исторической науки – Д. С. Лихачев и Л. Н. Гумилев – лишь поставили вопрос о нем. Современный синтез должен быть основан на понимании двойственной сущности человека как единства социальной и биологической составляющей.

Всякая культура формируется в определенной природной среде. По мере развития технологии общество оказывает все возрастающее влияние на окружающую среду. По мере усиления эксплуатации природных объектов экологические связи становятся все более приоритетными. Экология культуры – это взаимодействие социума, социальной составляющей человеческого общества с окружающей средой. При этом социум сам становится составной частью природы. Современная экология – комплексная наука, использующая методы разных дисциплин, в основном естественных наук. Вместе с тем обширные возможности гуманитарных наук, таких как история, археология, этнография, еще используются экологией не в полной мере. В дальнейшем эти науки могут существенно обогатить экологию. Анализ исторических и археологических сведений о природе древних времен позволяет изучить циклы многих природных явлений, что исключительно важно для объективных экологических прогнозов.

Режим природопользования и экологические последствия влияния человека на природу в значительной степени определяются национальными традициями. Большинство из этих традиций уходят корнями в глубокое прошлое, в языческий период формирования культуры народа. Знание этих традиций, которые экология может почерпнуть из истории, позволит предсказать последствия акций, так или иначе связанных с природопользованием.

Взаимоотношение культуры с климатом

Итак, экология – взаимоотношение организмов с окружающей средой. Экология культуры – взаимоотношение культуры с окружающей средой. Отдельно можно выделить такой раздел гуманитарных и естественных наук, как метеоэкологию культуры. Под таковой будем понимать взаимоотношение культуры с климатом. То есть как климат влияет на культуру и как культура влияет на климат. Самые древние и активные культуры возникали и формировались в субтропических зонах с благоприятным, теплым, но не экстремальным климатом. В основном это происходило в районе Средиземного моря.

Смена времен года инициировала способности людей адаптироваться к изменению погоды, стимулировала творческую мысль. В условиях непрерывно экстремальных национальные культуры развивались гораздо медленнее. Это свойственно и народам Центральной Африки и Крайнего Севера. Как у бушменов Африки, так у эскимосов Северной Америки одни и те же изделия, одни и те же технические решения бытовали столетиями.

Своеобразный русский характер тоже в значительной мере обязан нашему климату. Относительно короткое, хотя порой жаркое лето было резким контрастом с долгой и суровой зимой. Русский мужик-хлебопашец в теплый период работал весь световой день с максимальной отдачей. Зато зимой других забот, кроме как протопить избу да сходить на прорубь за водой, почти что не было. Отсюда – причудливое сочетание в русском характере невероятного трудолюбия и лени.

Человек разумный как биологический вид, очевидно, формировался в тропическом климате. Во всяком случае, оптимальной температурой для нас является 21° по Цельсию. Но человек, как известно, обитает и в более низких и более высоких температурах. За счет фактора ноосферного – научно-технического прогресса человек создает себе с помощью одежды, домов, обогревателей и кондиционеров оптимальную температуру. На Крайнем Севере города строятся с обогреваемыми переходами между домами, что позволяет не выходить на открытое пространство. Аналогично поступают в таком богатом городе с тяжелейшим тропическим климатом, как Сингапур. Принципиальное направление развития этого города-государства – соединение всех городских объектов подземными и надземными переходами, в которые закачивается кондиционированный воздух.

Рисунок 4. Динамика изменения температуры в Северном полушарии за 2500 лет. За 0 принято среднее значение за ХХ век

Теперь обратимся к истории. На графике (рисунок 4), приведенном выше, показана динамика изменения температуры, по крайней мере в Северном полушарии, за 2500 лет. Основные исторические события в течение последних двух тысячелетий показывают четкую связь не только с солнечной активностью, описанную Чижевским, но и со средними температурами на Земле, которые, как отмечалось выше, зависят не только от Солнца, но и от ряда других причин.

Историки коммунистического периода предпочитали, следуя за Марксом, выводить всю историю из классовой борьбы. Определенная доля истины в таком подходе была. Еще один подход к пониманию сущности исторического процесса предложил выдающийся ученый и популяризатор Л. Н. Гумилев, введя понятие «пассионарность» (см. предыдущий раздел). Относясь с огромным уважением к личности Гумилева, все же позволю заметить, что великие переселения народов обусловлены экологическими и климатическими причинами. И в этом – еще одна сторона понимания мирового исторического процесса.

Самые важные и значимые исторические процессы приходились на моменты изменения тренда развития температур.

В соответствии с теорией, которую развивают современные российские ученые В. В. Клименко и Л. Н. Карлин, исторические катаклизмы чаще случались в эпохи климатических экстремумов, когда в том или ином районе достигались либо максимумы, либо минимумы температур, либо максимумы увлажненности.

Маятник исторических событий колебался в соответствии с климатическими ритмами. Разумеется, это соответствие корректировалось частными социальными моментами. Возникала потребность искать принципиально новые технические и социальные решения для эффективного выживания. При устойчивом потеплении, когда жизнь хороша, урожаи обильны, энергетических ресурсов хватает всем, росло материальное благосостояние, но одновременно происходила интеллектуальная и духовная деградация. Резкое снижение температуры в IV–V веках нашей эры снизило продуктивность сельскохозяйственного производства на севере Европы. Это принудило многие народы искать пути переселения на юг. Началось великое перемещение в зону Средиземноморья. Именно оно привело к падению Рима в 476 году. Субъективный фактор – разложение римской знати, отрыв ее от трудового народа, тоже сыграл в этом роль.

Таким образом, история управлялась взаимодействием экологических и социальных факторов. Далее наступил период относительно стабильного климата и неизменных температур. В VI–VIII веках значимых событий происходило относительно немного.

Подъем температур в IX–X веках активизировал социальный прогресс на севере Европы. В это время произошло такое грандиозное событие, как появления Руси с первым административным центром в Старой Ладоге. Государство оказалось настолько прочным, что последующие климатические катаклизмы уже не могли его серьезно пошатнуть. Однако влияние на Русь они оказывали. К началу цикла похолодания в XI–XII веках центр начал перемещаться в более теплые места, столицей стал Киев. Последующее снижение температуры способствовало новому массовому перемещению народов. Кочевые народы Азии основой своего сельского хозяйства имели животноводство, которое требует больше территорий, чем хлебопашество. Ввиду падения продуктивности пастбищ и роста населения, татаро-монгольские орды начали продвижение на юг, запад, частично – на восток. Как известно, это нашествие привело к тяжелым, даже катастрофическим последствиям для России. Однако, будучи мощной в экономическом, политическом и культурном отношениях страной, она выстояла и в конечном итоге освободилась от татаро-монгольского ига.

Теперь несколько слов о временах совсем недавних. Необыкновенно активным было Солнце в 1989 году. Событий тогда было хоть отбавляй. В нашей стране начала свертываться перестройка и угасать связанные с ней надежды. Начала перекраиваться карта Европы. Дальше активность Солнца стала спадать, а вот климат продолжал теплеть. Самым теплым оказался год 1997, когда Солнце тоже было на максимуме, но меньшем, чем в 1989 году. Негативные процессы для нашей страны продолжались, хотя частично разруху начала 90-х годов удалось преодолеть.

Началось глобальное похолодание…

Два открытия Америки

Великие переселения народов, открытие и освоение новых земель, как правило, приходятся на периоды локального ухудшения климата .

В период с 3100 по 500 год до н. э. случилось, по данным профессора Л. Н. Карлина, 15 больших переселений народов. Все они были связаны с резкими изменениями климата .

Резкое похолодание около 400 года до н. э. заставило кельтов двинуться в поисках благоприятных климатических условий. Примерно с середины III века до н. э. готы начали великое переселение народов. Конец I – начало II тысячелетия нашей эры некоторые историки называют эпохой викингов. Выходцы из Скандинавии, которых именовали викингами, норманнами или варягами, активизировались в отношении дальних плаваний, завоевывали и грабили чужие страны. С русскими, однако же, у них были вполне дружественные отношения. Не случайно первый вождь возникающей Руси Рюрик был викингом. По-видимому, он представлял не прибывшего чужака, а родился в семье обрусевших варягов и сделал блестящую карьеру. Теплый климат XI–XII веков сдвинул на север границу льдов. Гренландия (напомним, в переводе – зеленая страна) стала достаточно плодородной территорией. К IX веку викинги освоили Исландию – северную, но относительно теплую землю. Тепло определялось и глобальным потеплением, и активными вулканическими процессами на этом острове. К 930 году Исландия стала частью освоенной Европы и насчитывала более 25 000 жителей. В 875 году викинг Гунбьерн Ульфсон дошел до Гренландии – части Американского континента. Подлинное открытие Гренландии и ее колонизация связана с именем викинга Эрика Рыжего, переоткрывшего этот остров 100 лет спустя. Именно он назвал эту землю «Зеленой страной» в силу достаточной плодородности ее южной части. Он не просто открыл эту землю, а организовал массовое переселение своего народа, основал несколько поселков. Климат там был настолько теплый, что произрастал даже виноград. Одна из территорий Гренландии даже получила название Винланд. Впрочем, некоторые считают, что это название относилось к Ньюфаундленду.

Сын Эрика Рыжего – Лайф Эриксон – дошел до территории современной Канады и основал там несколько поселений. Пошло активное освоение Лабрадора, Баффиновой земли. Созданные там поселения существовали официально, велся учет населения и другая официальная документация. Поселения освящала католическая церковь, и они платили папскому престолу в Риме небольшую дань. По-видимому, викинги продвигались и дальше. Есть неоднозначные данные, что их ладьи могли доходить до территории современного города Нью-Йорка, хотя там постоянных поселений они не имели. Затем пришло похолодание, экспансия в эти места прекратилась. К началу XIV века поселения стали пустеть в силу снижения температур, уменьшения плодородия почв. Последние сведения об одиночных поселенцах в Гренландии относятся к 1500 году.

Это время ознаменовалось историческими путешествиями Христофора Колумба. Биография этого великого человека достаточно типична. Во-первых, большую часть времени и энергии он потратил не на великое плавание, а на поиски финансирования и на подготовку. Во-вторых, он нашел не то, что искал. В-третьих, лично он не приобрел на этом ни капитала, ни положения в обществе, ни прижизненной славы. Даже отсидел срок в тюрьме. И, в-четвертых, после его смерти нашлись неопровержимые доказательства, что он был не первым.

Доподлинно известно, что Колумб плыл не наугад, имея ориентировочные карты древних мореходов. Возможно, эти карты начали создавать викинги. Разумеется, север они знали лучше, а южные трассы указывали ориентировочно. Но к XV веку северные районы Американского континента и примыкающей к ним Гренландии мало кого интересовали. Приближался малый ледниковый период. Усилия европейских мореходов направлялись на освоение тропических областей планеты. Благодаря энергии Колумба вторично была открыта Америка. Начались великие географические открытия районов Центральной Америки, Африки. В условиях глобального похолодания именно там можно было найти ресурсы, необходимые для дальнейшего развития человечества. Параллельно с освоением нового континента начался расцвет культурной и политический жизни в Европе. Поднималась Россия как единое централизованное государство, освобожденное от набегов татаро-монгольских орд. В Италии начался период Возрождения.

Малый ледниковый период

После относительно теплой «эпохи викингов» началось снижение температур. Минимум температур совпал с переходом от Средневековья к Новому времени.

Иногда этот период называют малым ледниковым . Датируют его по-разному. Иногда этот термин относят ко всему периоду от окончания раннего теплого Средневековья до второй половины XIX века. Иногда так обозначают более короткий интервал XVII–XIX веков. Термин не совсем правомочен. Значительного роста площади ледников не было, а имело место лишь общее похолодание после климатического оптимума. Название отражает тот факт, что эта часть исторического периода была изучена весьма детально по сравнению с другими похолоданиями.

История сохранила сведения начала XVII века о том, что в Москве даже летом ездили на санях.

Летописец писал: «Великий мраз и позябе всякое жито и всякий овощ, и бысть глад велик 3 лета». Началась великая гуманитарная катастрофа периода правления Бориса Годунова. Снижение температур в начале века усилилось благодаря такому апериодическому явлению, как активизация вулкана Уайнапутина в Перу. В атмосферу попали миллионы тонн пыли, которые на несколько лет снизили солнечный поток.

Сравнительно недавно – в конце ХХ века – на севере Канады, на о. Баффинова земля, были обнаружены обширные области, лишенные покрова лишайников, в то время как условия для их существования имеются. Этот покров лишайников имелся в прошлом, но исчез под снегами, которые в течение длительного времени покрывали эти территории. Анализ распределения живых лишайников и радиоуглеродные датировки показали, что снежные поля и ледники развивались в период XV–XVII веков. Начали же они таять только в ХХ века.

На протяжении малого ледникового периода площадь оледенения выросла и в середине XVII века составляла около 140 000 км2, что почти в 4 раза больше современной (36 000 км2). Разумеется, в России того времени мало кто догадывался об изменении климатических условий, во всех бедах обвиняли царя и бояр. Смерть царя Бориса ознаменовалась началом Смутного времени. Конец Смуты привел к социальной стабилизации общества. Однако тенденция к похолоданию продолжалась.

Декада 90-х годов XVII века была самой холодной за тысячу лет. В результате от постоянных холодов и неурожаев в Европе голодной смертью умерли десятки тысяч человек. Однако именно этот век создал современную науку. Совершались великие открытия в физике, астрономии, химии, биологии. Активно работали такие гиганты, как Р. Декарт, И. Ньютон, Г. Лейбниц, К. Линней, К. Клаузиус и многие другие. Именно холода в Европе заставили перейти к более продуктивным способам ведения хозяйства, от феодальных к капиталистическим отношениям. Прошла серия буржуазных революций – в Англии, в Голландии и т. д. На период похолодания приходятся смена умеренного правления Алексея Михайловича на новаторство и попытки Петра I «поднять Россию на дыбы». Кстати, ни к чему хорошему эти попытки не привели. Вопреки распространенному мнению, Петр Великий был скорее реакционным политиком, чем прогрессивным. Но это вечная беда России – в узловые моменты истории приходит худший царь, и страна идет по худшему пути из всех возможных.

Дальше тренд потепления сохранился до конца ХХ века, и лишь к 1997 году вновь начался сдвиг в сторону похолодания. Таким образом, утверждение Маркса и Энгельса: «История – это борьба классов» мы можем развить следующим образом: «История – это борьба классов, осуществляемая на фоне глобальных эколого-климатических процессов».

Локальное потепление в Арктике и Земля Санникова

Основные глобальные тренды мировой температуры и их социальные последствия мы проследили. Но есть события и региональные, который подчас идут в другом направлении, чем глобальные.

Как известно, мореходы, начиная с конца Средневековья, искали возможность пройти вдоль северных границ России от Атлантического до Тихого океана. Но долгое время из-за сковывающих Арктику льдов это было невозможно. Впервые с одной зимовкой пройти по этой трассе, названной исходно Северо-Восточный проход, удалось в 1878–1879 годах шведской экспедиции под руководством известного полярника Н. Норденшельда. В ХХ столетии этот же путь за одну навигацию прошел на корабле «Сибиряков» со своей командой другой великий полярник – О. Ю. Шмидт. С тех пор трасса получила более солидное название – Северный морской путь.

В 1932 году было создано специальное управление – Главсевморпуть, призванное организовать регулярное сообщение вдоль северных берегов Советского Союза. Новая экстремальная трасса заработала. Конечно, это стало возможно, в первую очередь, благодаря мужеству русских людей – ученых, полярников, моряков. Но им на помощь пришла сама природа.

До конца XIX века трасса была непроходимой для любой техники. Однако глобальное потепление, шедшее с XVII века, привело к сокращению площади льдов и возможности удлинения навигации.

Как мы установили, с конца ХХ столетия тренд потепления сменился похолоданием.

Но льды Арктики продолжают таять, и очень интенсивно. Глобальной катастрофы от этого не будет, и уровень Мирового океана не повысится. В отличие от Антарктиды, льды Арктики находятся в плавающем состоянии. В соответствии с законом Архимеда, плавающий лед вытесняет ровно столько же воды, сколько в нем содержится. Так что таяние льдов Арктики – это благо для нашего хозяйства и транспорта.

Причина таяния не до конца понятна. Известно следующее. На севере Сибири и на дне Ледовитого океана сосредоточены самые крупные в мире запасы газа, в основном метана. В силу не до конца изученных причин он последние десятилетия стал просачиваться в воду и выходить из гидросферы в атмосферу. Моряки рассказывают, что в некоторых местах Северного Ледовитого океана вода просто бурлит. В результате северная часть нашей планеты оказалась покрытой метановой шапкой.

Напомним, что метан – один из парниковых газов. За счет этого на фоне глобальных тенденций к потеплению возникла локальная северная тенденция к похолоданию. Одна из точек активного выброса метана находится на севере от Новосибирских островов. Этот район в 1800–1811 годах обследовал полярник Я. Санников. Именно тогда он высказал предположение о нахождении севернее этих островов обширной земли, впоследствии названной его именем. В дальнейшем ее долго искали разные экспедиции, но не нашли. Эпопея поисков загадочной земли навсегда вошла в нашу культуру. Не в последнюю очередь благодаря блестящей фантастической повести ученого и писателя В. А. Обручева и прекрасному фильму, снятому в 1973 году по этому сюжету.

Сейчас тайну Земли Санникова можно считать почти раскрытой. Именно в том месте, где русский полярник наблюдал неизвестную землю, уже давно находится мощный регулярный выброс метана. В соединении с водой он образует подобную льду структуру – метангидрат. Горы изо льда и метангидрата по мере роста могли поднимать на поверхность ил со дна относительно неглубокого Северного Ледовитого океана. На этих горах могла возникать временная простая экологическая система. Санников вполне мог принять их за постоянную землю. В дальнейшем шторма ее разрушали, и последующие экспедиции ничего не находили.

Добавим, что потепление и таяние льдов в Арктике – процесс локальный. Если на севере ледники и тают, то на главном аккумуляторе холода – в Антарктиде – они растут.

С 1979 года до начала нового тысячелетия площадь ледяного щита здесь выросла с 14,6 миллиона до 15,9 миллиона квадратных километров. Поскольку северные ледники плавают, а южные лежат на континенте, то при дальнейшем направлении таких процессов уровень воды в океане может упасть, а не вырасти, как утверждают апологеты глобального потепления.

Солнечная активность и деятельность тиранов

Чижевский связывал мировую историю с непосредственным влиянием Солнца на людскую психику. Мы убедились, что в некотором роде это – упрощение. История более зависит от климата, а климат определяется не только солнечной активностью. И все-таки у гениальных ученых, к каковым, безусловно, следует отнести Чижевского, разумного всегда больше, чем ошибочного. Еще один аспект влияния Солнца на мировую историю в 1989 году рассмотрел последователь Чижевского, советский ученый, доктор исторических наук Р. А. Симонов. Вот что он пишет, рассматривая недавние этапы нашей истории.

Между смертью В. И. Ленина (1924) и И. В. Сталина (1953) было 3 максимума солнечной активности – в 1928, 1937 и 1947 годах. Каждый совпал с активизацией репрессий, инициированных лично Сталиным. 1928 год – установление неограниченной личной власти и начало массового раскулачивания, то есть уничтожения класса крестьянства. 1937 год – развертывание небывалых для мировой истории репрессий против собственного народа, в ходе которых было физически уничтожено более 10 миллионов человек. В лагерях оказался каждый десятый житель страны. 1947–1949 годы – последняя волна сталинских репрессий.

По мнению Р. А. Симонова, это могло быть связано с обострением психического заболевания самого вождя. Люди с ослабленной и нарушенной психикой обычно сильнее реагируют на солнечные возмущения, чем здоровые.

В конце 20-х годов Сталина осматривал знаменитый психиатр В. М. Бехтерев и поставил диагноз – паранойя. Вскоре после этого Бехтерев умирает от неизвестной причины. После этого Сталина осматривал другой, тоже талантливый психиатр, лучше умевший держать язык за зубами, и якобы болезни не нашел. Судьба и дальнейшая деятельность второго психиатра тоже интересна и поучительна. Получив определенные полномочия от вождя, он активно занялся профилактикой психических нарушений и добился отстранения ряда садистов-шизофреников от работы в управлении ГУЛАГа. Но это уже другая история, освещенная в моей другой книге (Эссе о социобиологии, СПб., 2008 год). Болезнь у вождя, конечно, была. И эта болезнь, на фоне наличия неограниченной власти, в период усиления солнечной активности имела трагические последствия для страны. Подобная ситуация в политике оказалась не уникальной. Профессора А. Е. Личко и Р. А. Симонов провели сопоставления поведения Сталина и Ивана Грозного (заметим, что в период сталинизма деяния Грозного преподносились официальной историей как прогрессивные и гуманные вопреки исторической правде). У Грозного были те же формы паранойи, что и у Сталина. Безусловно, что если у обычного параноика бред может привести к жестокостям и убийствам, то у параноика, стоящего у власти, этот бред влечет за собой массовые репрессии.

Из всех этих трагических и не до конца понятных обстоятельств можно сделать простой вывод. Механизмы взаимодействия Солнца с человечеством необходимо изучать в условиях полнейшей гласности, в том числе и для того, чтобы снизить вероятность повторения трагических страниц истории.

Глава 2. 10 золотых миллиардов

Грядет глобальное похолодание

Когда меняется тренд температуры, происходят самые значимые события мировой истории – как позитивные, так и негативные. В конце ХХ века повышение температуры сменилось ее снижением . Событий в этот период было более чем достаточно, причем, в основном, не самых радостных. Один только развал Советского Союза навсегда войдет в память русских и многих других наций как величайшая катастрофа.

Что же ждет нас в обозримом будущем?

Одну из наиболее аргументированных моделей предложили специалисты Главной астрономической обсерватории Российской академии наук.

Они считают, что период низких температур сменится потеплением лишь в начале XXII века .

Исходя из циклики малых оледенений, это вполне возможно. Количество излучаемой Солнцем энергии с 90-х годов прошлого века медленно идет на спад и достигнет минимума, ориентировочно, в 2041 году . Климат связан с Солнцем с некоторым запаздыванием. Поэтому после этого, даже с учетом действия человечества и продолжающейся индустриализации, температура будет еще некоторое время понижаться. Термическая инерция Мирового океана несколько затормозит этот процесс, но похолодание продлится еще несколько десятилетий.

Человеческая деятельность мало влияет на климат. Основное влияние осуществляют Солнечно-Земные связи, которые определяют целый ряд циклов изменения климата. Уровень современных знаний позволяет выделить несколько основных групп циклов. Это – большие циклы, длящиеся десятки миллионов лет. Минимум температуры по этому циклу был в палеозое. К мезозою – эре динозавров – температура этого цикла достигла максимума. Сейчас мы опять идем к минимуму, но еще его не достигли .

Колебания этого цикла настолько длительные, что вряд ли человечество их сможет ощутить в ближайшее время.

Далее идут средние циклы оледенений. Здесь счет на десятки тысяч лет. Последний минимум покрыл Северную Европу льдом и привел к вымиранию мамонтов. Этот цикл направлен на потепление. Далее следует цикл малых оледенений длительностью в столетия. Здесь минимум был в XVII веке, максимум достигнут в 1997 году, далее процесс пошел на снижение температуры. Проявилось это, в частности, в быстром росте главного аккумулятора холода планеты – Антарктиды. Ее ледяной панцирь вырос за последние годы с 14,6 до 15,9 миллиона квадратных километров.

Именно этот цикл будет определять ситуацию на ближайшие беспокойные десятилетия. Минимум будет достигнут, очевидно, лет через 300. Но, в силу наложения среднего цикла, этот минимум будет выше, чем минимум XVII века. И на весь тренд понижения температуры будет накладываться процесс повышения нестабильности погоды.

Но в любом случае, глобальных катастроф не произойдет. И человечество, и биосфера уцелеют.

Повлияет ли похолодание на сельское хозяйство?

Мы убедились в том, что в истории человечества похолодания снижали сельскохозяйственную продукцию и заставляли народы искать новые пастбища и житницы, стимулировали массовые переселения.

Не повторятся ли продовольственные проблемы и связанные с ними социальные потрясения в XXI веке, который, по прогнозам, будет прохладным и с нестабильной погодой?

Попробуем разобраться в этом и попутно ответить на вопрос, который мне задавали мужики в глухой деревне. При коммунистах были колхозы и совхозы. Периодически гоняли на сельхозработы горожан. При этом продуктов хронически не хватало. Пустые магазинные полки прочно ассоциировались с последними годами коммунизма. Сейчас колхозов и совхозов нет. Прекращено насильственное участие городского населения в полевых работах. Фермерство как социальное явление практически не возникло. Однако теперь продуктов в магазинах полно. Где источник этого изобилия? Заграница? Не совсем – большинство товаров, попадающих на прилавки и в наши холодильники, имеет отечественное происхождение.

В конце периода застоя Госкомстат рассекретил неприятные для коммунистического режима цифры. После многих десятилетий сомнительных успехов колхозно-совхозного строительства оказалось, что треть сельхозпродукции в стране дает частник. Доля посевной земли, принадлежавшей ему, составляла 0,5 %. Иначе говоря, производительность труда в частном секторе на два порядка превышала таковую в колхозно-кооперативном и государственном секторах. Возникал закономерный вопрос: почему бы не увеличить долю земли, выделенную частнику, с 0,5 до 1,5 %? Тогда колхозы и совхозы можно будет закрыть, а продуктов в стране меньше не станет. Напрашивался вывод, что все потери, которые страна понесла на кровавом пути коллективизации, были бессмысленны. Колхозы и совхозы – не предприятия по обеспечению страны продовольствием. Это – структуры, обеспечивающие власть коммунистической партии. Их потеря почти ничего не отняла у страны в плане обеспечения сельхозпродукцией. Приусадебные участки и садоводства, некоторые сохранившиеся колхозы и совхозы, немногочисленные фермерские хозяйства дали фундамент общественного питания. А, имея основу, уже можно было завозить в страну бананы, ананасы и иные не растущие у нас деликатесы.

В Египте говорят: все на свете боится времени – время боится пирамид. Разумеется, эта арабская пословица относится к пирамидам египетским. На самом деле они, хотя и медленно, но разрушаются. Однако на Земле есть действительно вечная пирамида. Это – пирамида экологическая. Ее нельзя потрогать, посмотреть, понюхать. Это – образ, условное изображение масс организмов разных трофических уровней.

В основе пирамиды лежат зеленые растения, составляющие 99 % всей биосферы. Это – первый этаж экологической пирамиды. На нем стоит второй этаж, в 100 раз меньший по размеру. Это – травоядные животные. Далее каждый последующий этаж меньше предыдущего в 10 раз. Выше травоядных животных стоят менее многочисленные хищники. Над ними – сверххищники, которые питаются хищниками. Еще выше – паразиты. Человек находится наверху пирамиды.

Один из законов экологии говорит – верхний этаж может существовать, если масса нижележащего превышает последующий хотя бы в 10 раз. Если размеры верхнего этажа превысили 10 % от нижележащего – начинается локальное разрушение. Иначе говоря, должен быть 10-кратный запас пищевого субстрата. Находясь наверху пирамиды, человек как всеядное существо может питаться почти любой органикой. Масса человечества менее 1 % от массы всех животных. Масса животных – менее 1 % от массы растений. По законам экологии человечество может погибнуть, если его масса превысит 10 % от предыдущих этажей. Это произойдет, если численность людей возрастет на три порядка, то есть достигнет 7 триллионов человек. Понятно, такого никогда не произойдет. Заключить из этого можно одно – ближайшее время говорить о нехватке органических ресурсов для человечества несерьезно. Ресурсы неограниченны. Голод, если и возникает, всегда бывает искусственно организованным.

Как и египетская пирамида, экологическая состоит из блоков. Имя им – экологические ниши. Каждую нишу занимает один вид. Не более одного и не менее одного. Свободных экологических ниш не бывает. Теорию существования этой структуры разработал В. И. Вернадский. Одно из важных положений теории гласит, что вся экологическая пирамида на протяжении миллионов лет остается практически неизменной. Если изымается один блок – он сразу же заменяется другим такого же размера. Взамен утраченного вида возникает новый. Взамен разрушенной экологической системы возникает аналогичная. Если человек локально разрушит природу – она непременно восстановится. Но набор видов в восстановленном участке может быть новый. И эти изменения в биосфере могут оказаться неблагоприятными для человека.

Сельскохозяйственная деятельность связана с разрушением биосферы. Выжигание и корчевание лесов, распашка лугов – удары по биосфере. За каждую победу над природой она нам мстит, и месть может оказаться жестокой.

Китайцы говорят: «Нет несъедобных продуктов. Есть плохие повара». Возможно, это высказывание и чересчур категорично, но доля истины в нем есть. Почти все живые организмы, населяющие нашу планету, в том или ином виде годятся в пищу. Если и не целиком, то хотя бы некоторые их части съедобны. Даже хорошо известные и освоенные источники питания мы используем отнюдь не полно. Скажем, у редиски, репы, свеклы мы съедаем лишь корешки, не задумываясь о том, что вершки тоже съедобны, полезны и вкусны. Многие удобоваримые продукты люди отторгают в силу предубеждений или давно устаревших традиций. Мусульмане не едят свинину, индуисты – говядину. Мало кто из европейцев решится отведать любимое китайское блюдо – жареную собачку, хотя это, как говорят, очень вкусно. Традиции такого рода складываются достаточно случайно. В начале VII века (предположительно в 615 году) в бедуинском войске, возглавляемом пророком Мухаммедом, вспыхнуло массовое заболевание, вызванное свининой, зараженной трихинеллезом. О трихинеллах тогда не знали, но было известно, что мясо свиней, неразборчивых в пище, особенно в условиях тогдашней антисанитарии и отсутствия должного контроля над питанием домашних животных, часто вызывает заболевание. Мухаммед просто запретил есть свинину и предложил налегать на мясо других животных, менее зараженных опасными глистами. Когда речи пророка канонизировали и издали в виде Корана, запрет, посвященный конкретному случаю, стал для многих мусульман абсолютным.

Согласно учению великого русского ученого Н. И. Вавилова, любое культурное растение возникает единожды в одном центре. Затем, по мере развития цивилизации, оно распространяется по земному шару. Картофель зародился и усовершенствован путем селекции в Мексике. После Колумба он попал в Европу, где приживался на протяжении сотен лет. Внедрить его пытался Петр Первый. Однако попытки царя-реформатора заставить крестьян вместо привычной репы возделывать картофель кончились «картофельными бунтами». Ситуация изменилась только во второй половине XIX века. Реформа 1861 года сократила сельское население и увеличила городское. Потребовалась интенсификация сельскохозяйственного производства. Одним из перспективных путей оказалось расширение посевов под картофелем. Именно с этого времени картофель стал любимым блюдом на Руси и приобрел статус «второго хлеба». Так прошла «картофельная революция».

Еще одну сельхозреволюцию затеял в ХХ веке другой великий реформатор – Никита Хрущев. Он опирался на следующие соображения. Из всех злаковых наибольшей урожайностью отличается кукуруза, также пришедшая в Европу из Мексики. В советском нерациональном сельскохозяйственном производстве пшеницы в среднем получали тонну с гектара. На лучших землях – 3–3,5 тонны. Кукуруза же с небольшими затратами дает 4–5 тонн с гектара. Если бы удалось часть посевных площадей перепрофилировать с пшеницы на кукурузу, это дало бы ощутимый эффект при минимальных вложениях. Итоги хрущевской инициативы известны. Начавшая деградировать система государственного управления довела разумную мысль до абсурда. Затем всю абсурдность свалили на Хрущева, который, будучи человеком здравомыслящим, отнюдь не рекомендовал сеять кукурузу за полярным кругом.

Любое дальнее переселение сельскохозяйственных культур в той или иной степени является насилием над природой. Когда природу насилуют, она дает сдачу.

В начале ХХ века насекомые и иные вредители поедали 10 % мирового урожая. В конце ХХ века – уже 13 (данные академика Ю. А. Израэля). Таким образом, вся борьба с вредителями, стоившая огромных денег, оказалась проигранной. Природа наступает. Она предпочитает жить по своим законам, а не по тем, которые мы пытаемся ей навязать.

Хрестоматийная ситуация – полное поражение человека на фронте борьбы с колорадским жуком. А сколько еще было подобных поражений! Баланс между животными и растениями, между травоядными, хищниками, паразитами описывается правилом экологической пирамиды. Любая попытка нарушить это правило приводит к эффективному противодействию. Люди привезли из Америки в Европу картофель. Первое время он прекрасно прижился и рос, почти не имея естественных врагов. Однако по закону пирамиды на тонну массы любого растения должно приходиться 10 кг поедающих это растение животных. Возникла свободная экологическая ниша, которую вскоре заполнил бог весть как пробравшийся из Америки колорадский жук. И какие бы карантинные барьеры люди ни ставили, природа не потерпит пустоты. Какой-то пожиратель картошки неминуемо появился бы. Насекомые выше организованы, чем растения, быстрее эволюционируют, лучше приспосабливаются к окружающей среде. Европейский картофель, несмотря на усилия селекционеров, хуже американского. Зато колорадский жук европейского образца ничем не уступает американскому родственнику.

Парадокс состоит в том, что, сколько бы урожая ни уничтожали вредители, остается все равно намного больше, чем человечество может съесть.

На Руси народ обычно страдал не от недостатка, а от избытка продовольствия. Даже в советскую эпоху, породившую одну из самых нерациональных в истории систем сельхозпроизводства, голода, за исключением нескольких специально спровоцированных случаев, не было.

Приведем цитату из классики:

Поздняя осень. Грачи улетели,

Лес обнажился, поля опустели,

Только не сжата полоска одна…

Грустную думу наводит она.

Н. Некрасов. Несжатая полоса

Такие вещи происходили в XIX веке. Чтобы поэтически воспеть миллионы тонн урожая, которые оставались в полях в коммунистический период, потребовался бы легион Некрасовых.

В 80-х годах я работал на Ставрополье по программе борьбы с иноземными сорняками. Картины, которые я там наблюдал, навсегда остались в моей памяти, давая почву философским размышлениям. 70 % хозяйств Ставрополья были убыточны. И это притом, что тамошние почвы считаются лучшими в мире. Если даже на них невыгодно было пахать и сеять, значит, вся советская сельскохозяйственная система была гнилой. Большая часть урожая традиционно оставалась в полях, в колхозных садах. Тамошние фрукты – ароматные яблоки, сочные сливы и прочее, более чем наполовину запахивались в землю и использовались в качестве удобрения. Чтобы вырастить на сем удобрении урожай – и снова сгноить. Местные жители не ходили в колхозные сады даже затем, чтобы воровать. Полно фруктовых деревьев росло на лесополосах, городских улицах, самосевом в полях. Протяни руку – и бери, сколько хочешь.

Пресловутая кукуруза выращивалась на колхозных полях – и там она оставалась. Имели место такие безобразные инциденты. Периодически крайком партии устраивал проверки, как идет уборочная страда. Если председатель колхоза чувствовал, что не в состоянии до приезда начальства убрать кукурузу, применялся отработанный прием. Заводили трактор «Кировец», сзади к нему тросами прикрепляли поперек кусок рельса в несколько метров длиной. Трактор пускали по полю. В результате урожай загоняли в землю, смешивая с черноземом. С дороги такое поле казалось чисто убранным.

Следующая стадия уничтожения урожая – элеваторы и овощехранилища (в народе их называли овощехоронилища). Обслуживали их школьники, студенты, военнослужащие, научные работники, врачи, учителя. Все они поражались чудовищной нерациональности и абсурдности организации хранения сельскохозяйственной продукции. Потери составляли не менее 50 %. В советские времена некоторые экономисты высказывали мысль, на первый взгляд противоречащую здравому смыслу, но отчасти справедливую. Нам дешевле купить сельхозпродукцию за границей, чем выращивать у себя. Уборочная страда, которую в духе времени называли «битва за урожай», обычно кончалась обильными закупками за границей. При этом объем закупок был меньше, чем в нашей стране оставлялось на полях, рассыпалось на дорогах, сгнивало на складах и овощебазах. Но в конечном итоге продуктов хватало, и с голода никто не умирал.

Как же обстояло дело за границей? В общем, тоже нелепо, хотя нелепости были другие. В Америке в области сельского хозяйства занято 1–2 % населения. Больше при интенсивном земледелии не нужно. Стать фермером в США так же трудно и престижно, как, допустим, артистом. Немногочисленным фермерам американское государство доплачивало и продолжает платить, чтобы они поменьше пахали и сеяли. Западный рынок уже не в состоянии переварить имеющиеся запасы продуктов питания. Усугубление перепроизводства может привести к тяжелым социальным проблемам. Советские способы ликвидации избытков противоречат американскому менталитету. Возможности продавать излишки в Россию, где избытки собственного производства варварски уничтожались, тоже оказывались небеспредельны. Разумеется, американское правительство всегда было готово поддержать бесхозяйственный и выгодный Америке советский способ производства. Среди советских чиновников высокого ранга тоже было немало таких, которые радовались возможности вырваться из-за железного занавеса, упиваясь своей значимостью, поехать в США для выполнения государственной миссии по закупке зерна. Но нельзя вечно кормиться на социальных абсурдах. Общий же вывод из вышесказанного таков. В странах с разным социальным режимом на протяжении многих лет продуктов производилось намного больше, чем это требовалось для пропитания людей.

Мы уже цитировали монографию датского ученого Бьерна Ломборга «Скептический эколог», где доказано следующее. В наши дни человечество производит больше продуктов питания на душу населения, чем когда бы то ни было в прошлом. Об этом же свидетельствуют данные ФАО – комиссии по продовольствию при ООН, других сельскохозяйственных организаций. Прогнозы Т. Мальтуса XVIII века, а также определенные в 1972 году «Римским клубом» некие «пределы роста» оказались несостоятельны. И это при том, что количество посевных угодий на душу населения непрерывно сокращается. В начале нашей эры на человека приходилось в среднем 120 га сельскохозяйственных угодий. На рубеже второго и третьего тысячелетия – менее 3 гектаров (см. Пегов С. А. Устойчивое развитие в условиях глобальных изменений природной среды // Вестник РАН, 2004, т. 74, с. 1082–1089). В 2010 году – менее 2 гектаров.

На Руси в древности голодные периоды имели место (например, как отмечалось выше, при Борисе Годунове). Но во второй половине XIX века, когда страна переживала период бурного экономического развития, нехватка продовольствия ушла в прошлое. После Октябрьской революции ситуация изменилась. С помощью голода большевики укрепляли свою нелегитимную власть. Сначала в 1918 году продотряды ЧК оцепили Петроград и запретили въезд так называемым «мешочникам» – крестьянам, везущим продовольствие. В результате население города сократилась с 2,4 миллиона до 700 тысяч. Чтобы не умереть с голоду, люди готовы были бежать куда угодно, тем более что на остальной части страны голода не было – для его организации в масштабах такого государства не хватило бы никаких продотрядов. Главная цель была достигнута – в Петрограде установилась большевистская власть. Потом начался НЭП. Опустевшие квартиры заселили нужными для власти людьми. Голод больше не требовался. Во всех уголках страны можно было есть до отвала. Потом последовал год великого перелома – 1929-й. Была объявлена война с целью уничтожения непокорного класса крестьянства и превращения его в аморфную массу колхозников. Опять в дело пошел голод. Продотряды под предлогом борьбы с кулачеством изымали у крестьян все продовольствие. На Украине, в Центральной Черноземной области начался массовый голод, который унес жизни 9 миллионов людей. При этом огромное количество продовольствия экспортировалось за границу. Цель была достигнута – крестьян загнали под страхом голодной смерти в колхозы, где хозяйство было организовано заведомо неэффективно. Озлобление крестьянства аукнулось в 1941–1942 годах. Сельские парни шли в армию приговаривая: лучше фашисты, чем колхозы. Страна была на грани краха. И только с 1943 года, когда народ понял, что немецкое нашествие не несет избавления, началась подлинно народная война. А после победы пришлось вновь вернуться в колхозы. Но нужно отдать должное советской власти. После войны легко давали дачи и приусадебные участки, которые создали основу для прокорма всей страны. Голодом морили лишь отдельные группы населения.

Каковы же на самом деле имеющиеся продовольственные ресурсы?

Вот среднемировые данные по урожайности сельскохозяйственных культур, полученные известным экологом Ю. Одумом:

...

Сахарный тростник – 17,25 тонн на гектар в год

Сахарная свекла – 7,65 тонн на гектар в год

Рис – 4,97 тонн на гектар в год

Кукуруза – 4,12 тонн на гектар в год

Пшеница – 3,44 тонн на гектар в год

Речь, уточню, идет о полной урожайности, включая те части тела растения, которые традиционно в пищу не идут, но, в принципе, съедобны. Урожайность естественных биоценозов намного больше. Вот цифры:

...

Луга средней полосы – 225 тонн на гектар в год

Леса таежного типа – 400 тонн на гектар в год

Лиственные леса – 500 тонн на гектар в год

Тропические леса – 1700 тонн на гектар в год

Общая масса продуктов, потребляемых одним человеком в год, составляет 600 кг. В принципе, при правильном использовании растительной и животной массы, 1 гектар средней полосы может прокормить 400 человек.

При правильном использовании 1 га лугов средней полосы может прокормить 400 человек.

Леса средней полосы могут прокормить с 1 га 750 человек в год – при упоре на вегетарианскую пищу. При упоре на животную гектар может прокормить 8 человек в год, так как масса животных меньше, чем масса растений приблизительно в 100 раз.

Поскольку человек всеяден, истинное количество индивидуумов, которые могут питаться на гектаре, очевидно, составляет 100–200. 1 квадратный километр леса, в принципе, может прокормить не менее 10 000 человек. 15 000 квадратных километров леса при полном использовании всех ресурсов могут обеспечить всю Россию.

Наибольшая продуктивность у молодого леса. Так что вырубки в ряде случаев могут оказаться полезными, поскольку после них появляется много активно растущей, накапливающей органику и выделяющей кислород молодой поросли. Наиболее велик прирост биомассы, как известно, в тропической зоне, где он составляет 1700 тонн на гектар в год. При использовании съедобных частей населяющих бразильскую сельву животных и растений можно прокормить порядка 300 миллиардов человек. Эта цифра многократно превышает самую большую возможную численность населения Земли. И это касается только одного из тропических массивов.

Надо добавить, что 25 % мировой биомассы производится в океане. Используются морепродукты в минимальном объеме, измеряемом долями процента от возможного. Серьезный рыболовецкий флот имеют сравнительно немного стран. Вылавливается лишь несколько сотен видов рыб и морских беспозвоночных. Сотни тысяч других видов водных растений и животных не используются.

Очевидно, что даже без искусственного воспроизводства кормовых животных и растений, только за счет собирательства, поставленного на промышленную основу, можно с лихвой прокормить сколь угодно выросшее население Земли, не причиняя при этом значительного ущерба природной среде. Какие бы катаклизмы ни готовила нам природа, будет ли теплеть или холодать, никаких проблем с нехваткой продовольствия для растущего населения Земли не возникнет.

10 золотых миллиардов

...

«При 10 миллиардах на всем земном шаре на каждого жителя придется, средним числом, суши не более 1,3 гектара, что и теперь далеко превзойдено во множестве стран, т. е. когда общей тесноты может быть на Земле не более, чем ныне на Яве или в Бельгии, где народ свободно умножается, инстинктивно постигая ложность выводов Мальтуса о близкой необходимости ограничения умножения числа людей. Найдется не только мест для жилья, но даже для лесов, не говоря о пашнях… Не то что 10 миллиардов, но и во много раз больше народу пропитание на земном шаре найдут, прилагая к этому не только труд, но и настойчивую изобретательность, руководимую знаниями. Страшиться за пропитание само по себе просто нелепость».

Д. Менделеев Дополнение к познанию России. Изд. А. Суворина. СПб., 1907

Я начал этот раздел с цитаты из работ гениального мыслителя Дмитрия Ивановича Менделеева, чтобы напомнить, как полезно бывает советоваться с мудрецами прошлого. Сто с лишним лет назад он предсказал динамику роста населения и ее стабилизацию на уровне 10 миллиардов в XXI веке и наглядно показал и рассчитал, что никакие катаклизмы не могут породить для этого количества нехватку ресурсов. Разовьем эту мысль и постепенно перейдем к краткой систематизации всего рассмотренного выше.

Итак, нам грозит некоторое снижение температуры.

Может ли похолодание нанести существенный удар по возможности людей выжить, получать достаточное питание и удовлетворять свои непрерывно растущие потребности? Безусловно, нет.

Основные теории, описывающие дальнейшее развитие природы и общества в зависимости от антропогенного влияния и изменения, делятся на две группы.

1. Теории глобальных кризисов, которые являются развитием неомальтузианства, то есть современной редакцией теории Мальтуса. В числе лидеров этого направления можно указать американского эколога Пола Эрлиха, французского ученого и популяризатора Ж. И. Кусто. Эти теории проповедуют неизбежность наступления серии глобальных кризисов по мере роста населения и научно-технического прогресса.

2. Теории рога изобилия, утверждающие, что ресурсы Земли и используемые ресурсы ближнего космоса (например, солнечная энергия) превышают сколь угодно растущие потребности человечества. Лидерами этого направления можно считать американского экономиста Юлиана Саймона и русского ученого, бывшего президента Российского географического общества Ю. Н. Селиверстова.

Спор между сторонниками двух направлений часто приобретает политизированный характер, что усложняет возможность объективно оценить позиции ученых. Попробуем разобраться в этих теориях непредвзято. Для этого необходимо вспомнить принципы глобальной экологии, разработанные советскими учеными В. И. Вернадским, Г. Ф. Гаузе и другими.

1. В природе нет свободных экологических ниш. 2. Масса живого вещества на Земле относительно постоянна. Она составляет 2400 миллиардов тонн (в сухой массе, без связанной с живой материей воды). На протяжении сотен миллионов лет это значение остается относительно постоянным. Если в одном месте биомасса убывает, то в другом компенсаторно возрастает. Оговоримся, что с абсолютной точностью это утверждение В. И. Вернадского не доказано. Но вся совокупность экологических данных свидетельствует, что это положение скорее верно, чем неверно. Колебания массы биосферы если и существуют, то незначительны.

3. Рост биомассы и численности любого вида ограничен. Это – частный случай общефилософского положения о том, что ни один процесс не может бесконечно развиваться по одному и тому же закону. Изменение численности любой биологической популяции проходит через несколько стадий (рисунок 5). На первой стадии численность неизменна. Эта стадия была известна ещё античным и средневековым философам, большинство из которых были сторонниками идеи неизменности живого мира. На второй стадии наблюдается рост числа организмов со скоростью геометрической прогрессии. Именно на эту стадию обратил внимание Мальтус. На третьей стадии вновь наблюдается стабилизация численности на достигнутом уровне. Эту стадию описал в 1838 году бельгийский естествоиспытатель П. Ф. Ферхюльст. Наконец, может наступить 4-я стадия, которую описал на основе лабораторных опытов в 1934 году Г. Гаузе. Суть этой стадии в сокращении численности. Гаузе, работая с лабораторными культурами, наблюдал ситуацию полного исчезновения популяции. В естественных условиях обычно не бывает абсолютно жестких границ экологических ниш, и какие-то возможности существования небольшой популяции всегда остаются. Поэтому правильнее вести последнюю часть кривой не до пересечения с осью абсцисс, а с некоторым превышением нулевого значения. Популяция может превратиться в «скрытую», почти неподдающуюся учету методами полевой экологии, но сохраняющую свой генофонд. Это пятая стадия роста популяции, изображенная на рисунке, приведенном ниже. При изменении экологической обстановки скрытая популяция может вновь начать увеличивать численность. На общую динамику численности накладываются, в частности, циклические процессы, роль которых была разобрана в третьем разделе данной главы. Происходит переход к колебательному процессу, описываемому синусоидой с постепенно затухающей амплитудой.

Рисунок 5. Стадии изменения численности биологических видов с учетом колебательных процессов – один из возможных сценариев

Сторонники группы теорий «глобальных кризисов» говорят о необратимом разрушении биосферы Земли, вызванном хозяйственной деятельностью человека и научно-техническим прогрессом. Именно они пропагандируют концепцию глобального потепления, якобы вызванного действиями человека. Именно эта трактовка кризиса как необратимой деструкции биосферы часто фигурирует в сообщениях средств массовой информации.

Наше время породило много экологических проблем, связанных с ухудшением среды обитания для человека и других представителей живой природы.

Но эти проблемы не связаны с глобальным разрушением биосферы, так как её защитные силы велики.

Многие обсуждаемые сейчас глобальные проблемы, такие как изменение толщины озонового слоя, изменение средних температур, в первую очередь связаны с общепланетарными и космическими процессами, влиять на которые человек не в состоянии.

Конфликты между человеком и природой были всегда. Корни их глубоки. Когда человек пошел по пути создания материальной культуры, он вышел из природы и стал противостоять ей.

Но кризисы, которые человек регулярно порождает, локальны и в конце концов преодолеваются защитными силами природы и целенаправленной деятельностью человека. Разрушить же биосферу в целом человек не в состоянии – на сегодня природные силы мощнее тех, которыми располагает человек.

В 1968 году был создан так называемый Римский клуб – международная научная организация, занимающаяся составлением экологических и социологических прогнозов. Сотрудники клуба – ведущие ученые и политики мира – предлагают стабилизировать социальную обстановку на Земле путем постепенного сокращение производства и потребления. Группа ученых, включая Пола Эрлих и других, разработала так называемую доктрину «Золотого миллиарда». Согласно ей, ресурсы и запасы прочности Земли таковы, что могут обеспечить стабильное развитие и высокий уровень жизни только для одного миллиарда людей. Именно до такого предела надо, по мнению этих ученых, сократить население Земли.

Доктрина «Золотого миллиарда» представляет собой наиболее экстремистское проявление современного неомальтузианства и по своей сути антигуманна. Естественным путем население должно стабилизироваться по прогнозам Римского клуба и других научных организаций на уровне 9–10 миллиардов. Концепция «золотого миллиарда» фактически оправдывает войны и другие антигуманные методы сокращения населения. В действительности ресурсы Земли еще далеко не исчерпаны. Нехватка продуктов питания и промышленного сырья обычно бывает связана не с объективными причинами, а с социальными – целенаправленным лишением определенных групп людей материальных ценностей. Более аргументированной на сегодня выглядит другая доктрина, заложенная Д. И. Менделеевым и разрабатываемая современными российскими учеными, – «10 золотых миллиардов». Её основные положения таковы.

1. Население Земли даже в самом отдаленном будущем не превысит 10 миллиардов.

2. Имеющиеся ресурсы и уровень развития производительных сил достаточны для обеспечения этому количеству людей, вне зависимости от экологических и климатических изменений, того уровня жизни, который достигнут в развитых странах, при условии соблюдения принципов устойчивого развития и при отказе от потребностей, заведомо не оправданных ни экологически, ни социально.

Заключение

Что же ждет нас в обозримом будущем? Как мы убедились, человеческая деятельность мало влияет на климат. В основе – Солнечно-Земные и галактические связи, которые определяют целый ряд циклов изменения климата. Циклов этих великое множество, и до конца они не изучены. Но уровень современных знаний уже позволяет выделить несколько, по меньшей мере три основные группы циклов. Это – большие циклы, длящиеся десятки миллионов лет. Минимум температуры по этому циклу был в палеозое. К мезозою – эре динозавров – температура этого цикла достигла максимума. Сейчас мы опять идем к минимуму, но еще его не достигли. Колебания этого цикла настолько длительные, что вряд ли человечество их сможет ощутить в ближайшее время. Далее идут средние циклы оледенений. Здесь счет на десятки тысяч лет. Последний минимум покрыл Северную Европу льдом, привел к вымиранию мамонтов. Этот цикл явно идет на потепление. Далее следует цикл малых оледенений, длительностью в столетия. Здесь минимум был в XVII веке, максимум достигнут в 1997 году, далее процесс пошел на снижение температуры. Именно этот цикл будет определять ситуацию на ближайшие беспокойные десятилетия. Минимум будет достигнут, очевидно, лет через 300. Но, в силу наложения среднего цикла, этот минимум будет выше, чем минимум XVII века. И на весь тренд понижения температуры будет накладываться процесс повышения нестабильности погоды.

Но в любом случае, глобальных катастроф не произойдет. И человечество, и биосфера уцелеют. По всем имеющимся прогнозам, население Земли даже в самом отдаленном будущем не превысит 10 миллиардов. При этом производительные силы за счет научно-технического прогресса непрерывно растут.

Поэтому можно закончить так.

Имеющиеся ресурсы и уровень развития производительных сил достаточен для обеспечения 10 миллиардам людей того уровня жизни, который достигнут в наиболее развитых странах, при условии соблюдения принципов устойчивого развития.

Сведения об авторе

Сапунов Валентин Борисович. 1953 г. р. Русский. Закончил Ленинградский государственный университет по специальностям «генетика» и «прикладная математика». Несколько раз проходил повышение квалификации по диагностике и лечению наследственных заболеваний. Доктор биологических наук, профессор Российского государственного гидрометеорологического университета и Санкт-Петербургского государственного аграрного университета. Академик Петровской Академии наук и искусств, действительный член Нью-Йоркской Академии наук. Действительный член Европейского союза наук о Земле. Автор свыше 620 научных и популярных публикаций – статей, монографий, учебников. Организатор и участник многих экспедиций по России и зарубежью, связанных с экологической тематикой и поисками загадочных животных. Основатель криптобиологии – науки о редких биологических объектах и явлениях. Разрабатывает также вопросы общей экологии, охраны окружающей среды, эволюционной экологии человека.

E-mail – sapunov@rshu.ru.

Homepage – книги автора

Сапунов В. Б. Снежный человек – разгадка тайны близка. М.: Профиздат, 1991.

Сапунов В. Б . (ред.) Леший – физиология, экология, генетика. СПб.: Ривьера, 1996.

Сапунов В. Б. Раздумья о снежном человеке. СПб.: Макет, 1996.

Обухов В. Л., Сапунов В. Б. (ред.). Основы экологии. СПб.: Спецлит, 1998.

Сапунов В. Б., Легков В. В. Основы экологии. Пособие для учителей. СПб.: Спецлит, 1998.

Обухов В. Л., Сапунов В. Б. (ред.). Основы антропоэкологии. СПб.: Химиздат, 2000.

Сапунов В. Б . (ред.). Научно-практические проблемы экопсихологии. СПб.: Возрождение, 2001.

Сапунов В. Б. Между человеком и зверем. СПб.: Химиздат, 2005.

Сапунов В. Б. Очерки социобиологии. СПб.: Борей-Арт, 2006.

Сапунов В. Б. Краткий экологический словарь. СПб.: СПбГАУ, 2006.

Сапунов В. Б. Экология человека. СПб.: РГГМУ, 2007.

Сапунов В. Б. Тайны снежного человека. Между человеком и зверем. М.: АСТ-Ост, 2007, 2008.

Сапунов В. Б . Эссэ о социобиологии. СПб.: Копи-парк, 2008.

Walenty Sapunow. Miedzy czlowiekiem a zwierzeciem. KOS, Wroclaw, 2008.

Сапунов В. Б. Экология и рациональное природопользование (с элементами экологии культуры). Справочник для студентов гуманитарных специальностей. СПб.: СПбГАУ, 2009.

Сапунов В. Б. Основы экологии и рационального природопользования. СПБ.: СПбГАУ, 2010.

ОглавлениеВведение. О чем эта книгаЧасть 1. Путь к истине не прямолинеенГлава 1. Наука и властьГлава 2. Гелиобиология А. Л. ЧижевскогоГлава 3. Ноосферная философия В. И. ВернадскогоЧасть 2. От мифов – к истинеГлава 1. Экологические мифыГлава 2. Миф о глобальном потепленииГлава 3. Жизнь в потоке времениЧасть 3. Что же влияет на климат?Глава 1. Причины космическиеГлава 2. Причины земныеЧасть 4. Ноосфера и глобальный климатГлава 1. Динамика температур и мировая историяГлава 2. 10 золотых миллиардовЗаключениеСведения об авторе
- 1 -