«Сказание о великомучениках тихвиенских»

- 4 -

Солнце уже садилось, бесконечная северная ночь тянулась, как жевательная резинка, над лесами, болотами и поселками городского типа. Рыжий подобрал себе дружину сплошь из добровольцев, чтобы ждать на вокзале Эондила с Нобом (которые должны приехать более поздним поездом). Затем построил нас всех и, пройдясь неспешным шагом перед строем, сказал зажигательную речь, в которой вкратце описал все те великие и славные подвиги, которыми нам надлежит потрясти город Тихвин: "Мнэ-э... Сейчас вы пойдете за Вероникой в общежитие... мнэ-э... а мы тут Эондила с Нобушкой подождем. Мнэ-э... Ну а завтра... мнэ-э... Вероника вам расскажет по дороге. Ну и... мнэ-э... В общем, мнэ, так вот. Потом еще, мнэ... Ну, это завтра. Мнэ. В общем, Вероника покажет. А мы тут останемся. И... Аннатар, ты останешься? И еще Торин. Мнэ. А вы идите в общежитие. Мнэ-э... С Богом!"

В таком роде он говорил еще довольно долго, но все имеющее начало имеет и конец, и потому случилось так, что мы отправились за Вероникой в общежитие.

ДОБАВЛЕНИЕ ВАЛАРА: КАК МЫ ШЛИ В ОБЩЕЖИТИЕ. Покуда ждали добровольцы Эондила с Нобушкой (что заняло довольно долгое время), крутили они раздолбанный аннатаров магнитофон, который изрыгал из себя валлийскую музыку во множестве. И слушал их некий господин Абдуллаев, сильно пьяный, и был растроган этой музыкой, ибо ее заунывные песнопения живо напомнили ему напевы далекой родины. И танцевал он с людьми и нелюдями, встав в круг, и, умилившись, пригласил их к себе домой на три дня и сулил множество денег, три комнаты, много кускуса с барашками, плова и рахат-лукума, если подарят они ему эту дивную кассету с валлийскими песнями. И дал великую клятву господин Абдуллаев, что придет на праздник, дабы снова узреть столь изысканное общество. Но тверды были люди и нелюди и за кассету свою горой стояли. И сберегли достояние наше и под громкое пение в час ночи с торжеством прошествовали по улицам города Тихвина и достигли общежития. Вот так оно и случилось.

Естественное наше любопытство по части программы заставляло задавать все новые и новые вопросы Веронике. Особенно интересовало нас, какие великие менестрели прибыли на состязание и что за славные песни предстоит нам услышать. И вообще, какая программа намечается?

Вероника успокаивающе сказала, что все в порядке. "Завтра ваши рыцари - ха-ха - пойдут на тренировку, а все остальные - осматривать город и монастырь", высказалась она наконец.

- 4 -