«Разделяй и властвуй»

- 5 -

Сэра со свистом втянула в себя воздух.

— То есть… завтра, — сказала она.

Но Дак, оказывается, еще не закончил.

— Но некоторые историки, основываясь на летописях монахов, находившихся в осажденном городе, называют дату 24 ноября…

Рик посмотрел на Сэру, и она увидела на его лице отражение собственного смятения. Прежде чем кто-нибудь из них успел сказать хоть слово, из-за стены раздался оглушительный вой рогов, сопровождаемый ревом тридцати тысяч глоток. Земля содрогнулась под поступью множества ног, несметные полчища викингов ринулись к стенам города.

Но Дак, как всегда, остался безучастен.

— Хм, — он сосредоточенно нахмурил брови. — Полагаю, это все-таки произошло 24 ноября. Ах, скорее бы вернуться обратно, я непременно внесу коррективы…

— Дак! — теряя терпение, заорала Сэра. — Викинги осаждают Париж, а мы сидим внутри! Они осаждают нас!

2ДУРАЦКАЯ МАТЕМАТИКА

Дак отказывался понимать, почему Сэра так переполошилась. В конце концов, их отделяли от викингов стена и река! Если Париж образца 1792 года, который они совсем недавно покинули, простирался далеко в пригороды, то нынешний Париж представлял собой укрепленную крепость, расположенную на острове посреди Сены. Правда, каменным стенам, опоясывающим остров, было уже больше четырехсот лет, и они местами сильно осыпались, но все-таки какая-никакая защита!

Кроме того, если Дак хорошо помнил историю (вопрос риторический, разумеется, он помнил ее прекрасно!), вторжение должно начаться только после того, как представители обеих сторон обсудят условия сдачи Парижа. К несчастью для парижан, их полная капитуляция не помешает викингам разграбить город и предать его огню — что ж, викинги есть викинги, такой уж у них обычай. Ну и, самое главное, трем путешественникам во времени вовсе не обязательно надолго задерживаться в обреченном городе! Скорее всего, они успеют осмотреться и выяснить, в чем заключается очередной Перелом до того, как здесь станет по-настоящему жарко.

- 5 -