«Разделяй и властвуй»

- 3 -

Тем временем стрелы и камни продолжали безостановочно сыпаться на землю и врезаться в ближайшие здания. Интересно, когда-нибудь это закончится?

Так получилось, что когда они дали свое согласие пуститься в странствия по эпохам, устраняя каверзные Переломы истории, Сэра серьезно недооценила опасность этого предприятия. На деле путешествия во времени оказались не чем иным, как скачками из одной смертельной опасности в другую. Взять хотя бы самое первое приключение, когда Дак и Сэра по чистой случайности увязались за родителями Дака, отправившимися испытывать только что созданное Кольцо бесконечности. И чем, вы думаете, это обернулось? Они очутились прямиком на поле битвы эпохи Американской революции, причем солдаты в мундирах немедленно набросились на них со своими ружьями и грозными багинетами. Тогда им только чудом удалось спастись бегством — правда, потеряв по дороге родителей Дака.

Так что Сэра ничуть не стыдилась признать очевидное — да, она боялась. Им с Даком было всего по одиннадцать лет, да и Рику, между прочим, немногим больше — как ни крути, несколько рановато для того, чтобы взваливать на себя ответственность за судьбы мира!

Когда камни перестали падать и Рик откатился в сторону, Сэра заметила, что ему тоже слегка не по себе. Что ж, по крайней мере, она не одна такая трусиха!

Зато Дак — кто бы сомневался? — как ни в чем не бывало, завопил со своего насеста:

— Ой, до чего же здорово, а?

— Как ты догадался заставить его пригнуться? — спросила Сэра у Рика. Было очевидно, что окрик Рика спас ее лучшему другу жизнь — хотя сам Дак, разумеется, никогда этого не признает.

Рик кивнул на стену.

— Видишь, на камнях нацарапан значок — стрелка, направленная вниз? Вряд ли она случайно возникла на этом самом месте, прямо у нас под носом… Вот я и подумал: если кто-то специально оставил нам предостережение, то было бы глупо пренебречь им.

Сэра подошла поближе и внимательно осмотрела криво процарапанную стрелу. В следующую секунду она увидела рядом нечто такое, от чего у нее перехватило дыхание.

— Это в самом деле послание, оставленное для нас, — шепотом сказала она, проводя пальцем по нацарапанным рядом числам: 34 и 88. — Это закодированное написание моего имени. Тридцать четыре — это порядковый номер селения в периодической таблице. А восемьдесят восемь — номер радия. Селений и радий — «се» плюс «ра» — «сера» или Сэра. — Она сконфуженно поежилась. — Да, я понимаю, звучит ужасно глупо.

- 3 -