«Маяк мертвых»

- 4 -

Пока разделяла упрямые сочленения, пока уговаривала быков вести себя прилично, добежала до номера: по лестнице вниз, коридор, направо, еще раз направо, снова вниз, пригнуть голову, чтобы не врезаться в арку свода, по гулкому подвалу до конца. Карточку в паз. Раз, другой…

Номер узкий. Две кровати, между ними тумбочка. Высокое окно в глубокой нише забрано решеткой. За ним глухой колодец двора соседнего дома, трава лезет на стекло…

Вот же она, косметичка! Лежит себе на месте, занимает всю нижнюю полку тумбочки, распахнула жадный зев.

И тут же вспомнила, как доставала браслет, как распутывала цветочки. Как подумала — странное сочетание: быки и ромашки. Хотя…

Мама!

Коснулась своего сокровища, только чтобы убедиться, что все на месте, что ничего не показалось. А то мало ли как бывает… И помчалась обратно. По длинному подвалу, пригнуть голову, по лестнице, поворот, узкий коридор, мимо дверного проема, загороженного шторой.

Мама сидела в углу столовой за длинным столом и лениво помешивала ложечкой в чашке с кофе. Алена проползла вдоль лавки к окну.

— Ну, что домовые? — В глазах у мамы тридцать три чертика, на губах двадцать два блика от солнца.

— За ложками пошли, — буркнула Алена, завершая свое бесконечное движение и утомленно падая на место. — Обещали, что скоро все принесут.

— Уже принесли. — Мама покачала перед своим лицом ложечкой. — Извинялись, что задержали. Теперь, сказали, пошли твои сокровища пересчитывать.

— Мама! — простонала Алена, картинно опуская лоб на сложенные руки.

— Ты-то им счет не знаешь, — доверительно склонилась к Алене мама.

За лето на лице у нее появились веснушки, загар сделал лицо тоньше и худее, волосы выгорели и закурчавились. Серые глаза как будто тоже набрали солнца и заискрились пятнышками, словно старую ириску раскрошили на множество осколков. Смотришь в эти глаза и ловишь себя на мысли, что не узнаешь. Может, это не мама?

— А домовые до чужих сокровищ падки, — шептала мама. — Они несут их гномам и вместе прячут под корягами и камнями. Там колечко, здесь браслетик — так и набирается клад. А потом они зовут дракона, чтобы он охранял. И с тех пор каждый, кто к сокровищам прикоснется, сам станет драконом.

— Мама! — подпрыгнула Алена и поползла по лавке обратно к выходу из-за стола. — Эти вечные твои сказки…

— Возьми мне круассанчик, — бросила ей вслед мама.

- 4 -