«Большая книга ужасов — 5»

- 1 -
Вадим СелинБольшая книга ужасов — 5 сборник Такси для оборотня

Никто не знает, когда появился первый из них и когда исчезнет последний (и исчезнет ли вообще). О появлении первого на свет нет никаких сведений. Как они появились — загадка. Но лучше бы не появлялись: уж слишком много бед и несчастий они с собой несут… К сожалению, еще никто не придумал способ, чтобы уничтожить их всех до единого. Они были и будут всегда.

Некоторые люди являются ими, но сами этого не знают — их никто не посвящал в эту страшную тайну.

Они всегда воевали с людьми, запугивали их до полусмерти, а затем обгладывали их кости. Казалось бы, странно — всего одно существо на целый город, а все боятся, трепещут перед ним… Потом находят в лесу останки своих родственников или знакомых и в глубине души благодарят бога, что это случилось не с ними самими, а с кем-то другим. Однако от жестокой и на первый взгляд беспричинной расправы никто не застрахован. Нет еще такого человека, который понял бы логику этих убийств и нашел рецепт избавления от жутких существ. Тем не менее известно: они не трогают всех подряд, а загрызают только тех, кто напросился, что называется, сам.

«Не тронь меня, и я тебя не трону» — таков их страшный, но справедливый лозунг.

Но всегда родится кто-то, кто избавит людей от городского проклятия, вдохнет надежду и смелость в их душу. Этот кто-то, этот великий человек скрывается, живет так, как живут все, никто не может выделить его из толпы. Что абсолютно правильно, просто необходимо. Потому что они везде, и до поры до времени силы на их стороне. Но это не всегда… Недолго им пировать людскими косточками.

Готовьтесь к смерти, полулюди!

Охотник вышел на охоту.

Не успел я сообразить, что к чему, как она сделала сальто, ловко прыгнула за мою спину и сзади схватила меня за горло, приставив к нему наконечник серебряной стрелы.

— Что, страшно? — прошипела она мне в ухо.

Не дожидаясь моего ответа, перевертыш завыл жутко и протяжно. Женщина даже вздрогнула и едва не проткнула мне горло своей стрелой. Впрочем, это, кажется, вопрос времени. Через несколько секунд все равно я почувствую, как стрела пронзает мою плоть.

— Вас посадят в тюрьму! — пропищал я.

— Молчать! — Она сильнее сжала мое горло. — Здесь всем командую я! Я и только я!

Напряжение возрастало. Казалось, что разведенный еще в начале разговора костер разгорелся сильнее, и теперь от его света было больно глазам.

- 1 -